Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ПРОШЛОЕ » Открой глаза для точки отсчёта [1937]


Открой глаза для точки отсчёта [1937]

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

ОТКРОЙ ГЛАЗА ДЛЯ ТОЧКИ ОТСЧЁТА

https://68.media.tumblr.com/160987647dc5a2b7e8893d14227dbdf4/tumblr_ohnyqoysPO1uvj8g9o1_250.gif
Marcus Nott & Tom Riddle

Место, время: Нотт-Кастл и ряд побочных локаций, немного до и во время Рождества 1937

Праздник - лучшее время, чтобы осознать, чего тебя лишили.

[AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

0

2

[indent] Том не привык отмечать праздники. Неправильно, конечно, будет сказать, что он совсем ничего не знал об атмосфере, к примеру, Рождества. Несмотря на все тяготы того времени и отсутствие богатства, в приюте готовились и встречали подобные праздники, а Рождество являлось чуть ли не главным из них. Он видел ёлку, он выходил на экскурсии с воспитателями и другими ребятами, чтобы посмотреть на Лондон. Иногда благотворительные фонды дарили им билеты на какие-то цирковые или театральные выступления в знак праздника, приглашали послушать хор, религиозные истории и представления; порой даже дарили подарки, за счёт всё той же благотворительности, что в том или ином виде всегда была в моде среди богатых особ и деятелей церкви. Всё это было, правда. И какое-то время даже нравилось Тому, как всё же ребёнку. Просто в неопределённый для себя момент он начал задаваться неправильными вопросами, которыми не стоило задаваться детям, которыми тем более не стоило задаваться детям в канун праздников. Том тоже был ребёнком, но всё же никогда не мог чувствовать себя им до конца. Так получилось. Таким его создала природа. То ли из-за странных отношений с другими, то ли из-за странного эмоционального мироощущения, то ли из-за логичного вопроса: «Почему в праздник все ведут себя хорошо и светло, а затем мир вновь становится жестоким? Зачем же тогда нужны праздники, если обещанное в них никогда не сбывается?». А может быть из-за всего вместе. Просто в какой-то момент мальчик вовсе перестал встречать Рождество (да и не только), отсиживаясь в комнате, уходя в какие-то укромное места или молча заседая в самом дальнем углу, как бы немного отдельно от остальных. И, если говорить о хорошем, то последние несколько лет и дети, и преподаватели принимали подобное поведение, исключительно радуясь про себя, что им не придется пересекаться с Реддлом. И что убийств, пропаж и странных событий, вроде взявшихся из неоткуда в конце декабря змей, в канун этого праздника больше не будет.
[indent] И вот теперь он, Том Реддл, снова лицом к лицу столкнулся с Рождеством. Уже не в приюте, уже не в том виде, в котором оно было прежде, однако ничего светлого, радикально отличного от обычного Том не чувствовал. Он радовался лишь одному: получилось договориться о том, чтобы на каникулах мальчик остался в Хогвартсе, а не возвращался в приют. Ему вообще как-то сразу полюбилась новая школа. Огромная, древняя, великолепная в своей мрачности, полная загадок и, что главное, магии. Реддл ещё не познал её всю, только-только начал знакомиться, однако ему уже казалось, что волшебство — это он сам, что это то, чего мальчику не доставало всю жизнь; то, что всегда было рядом, но что он не мог себе позволить, во что нельзя было поверить. Именно это понимание реальности и соприкосновения, быть может, и дарило крупицы некоторого ожидания и восторга, такого редкого явления в душе этого тёмного ребёнка. Мальчик уже предвкушал то, как проведёт Рождество в пустой спальне наедине с книгами. Может быть посидит у камина в гостиной, может быть съест праздничный ужин. Да, он будет один — ребята с других факультетов его не слишком любят и не слишком интересуют — но и все подземелья в его распоряжении; весь Хогвартс с его стенами, где никто не будет вести себя как те «маггловсие дети из приюта». Тома и самого так называли, однако он с самого начала реагировал как-то... как-то... как-то так правильно, что ли? Достойно, без шума, но с гордостью? Так, что повторно задираться словно бы не имелось смысла, дабы в дальнейшем лишь недовольно поглядывать и осуждать про себя, но отчего-то не решаясь сделать этого вслух. Школа, её устои, устройство, призраки, она сама по себе — всё это придавало мальчику спокойствия и словно бы грело душу, заставляя испытывать что-то новое. Он здесь совсем недавно, но уже любит это место. В самом деле любит. Почти, хоть и не совсем так, как это свойственно детям.
[indent] А теперь слизеринец нашёл себя за тем, что с небольшим собранным чемоданом сидел в гостиной факультета. Некоторые ребята, независящие от поезда, уже уехали, кто-то только собирался. Изначально Том не должен был быть среди них, лишь провожая отбывающих взглядом, однако теперь и ему предстояли совершенно другие каникулы. Не в стенах Хогвартса, но и не в приюте: Маркус Нотт пригласил его в гости, дабы провести эти праздники и каникулы в целом вместе.
[indent] Оно не до конца укладывалось в голове — само по себе нонсенс в случае Реддла. Мальчик даже испытывал некоторое подобие волнения — дважды нонсенс для сдержанного и спокойного ребёнка с, казалось бы, стальными нервами. Который день беспокоился о подарке, о том, насколько оно правильно, хорошо ли это, как будет. Вы просто поймите: Том совсем не тупой, не глупый и не изолированный, чтобы не понимать, кто такой Маркус Нотт. Кто такие Нотты. Совсем не тупой, не глупый и не изолированный, чтобы не понимать, что собственный статус отличается от Ноттов. Да, Том точно знал, что не магглорождённый, потому что... потому что узнал особенности факультета змей и мог и уверенностью утверждать, что является волшебником, как это принято называть, полукровным. Как и многие другие ученики. Он, однако, едва ли не единственный это понимал; он и Маркус. Разница, созданная обществом пропасть, странность самого того факта, что эти двое нашли общий язык. И не просто нашли общий язык: теперь некий Реддл приглашен к самому Нотту на каникулы. Вы понимаете? Нет, Мерлиновы дотинки, Тома не раздирала гордость, но он ощущал, как свершается некий новый опыт. Возможности, нечто странное, необычное. Кажется, действительно Рождественское; что-то, о чём он не имел ни малейшего понятия, а потому окажется «безоружным» совсем скоро. Но и любопытство. Но и детские желания, пускай и более приземлённые да осознанные, чем у нормальных сверстников. Понимаете, улавливаете, нет? Вот потому-то мальчик и испытывал волнительное предвкушение. Даже сейчас, сидя на диване с чемоданчиком и ожидая друга (приятеля, однокурсника, знакомого?), который из них единственный, кто знает, что и как делать дальше. [AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

+1

3

[indent] Маркус любил Рождество. Любил зиму, белый снег, красивый пейзаж, который был виден из окон родного Нотт-Кастла, и, конечно, любил эту предпраздничную атмосферу и предчувствие чего-то хорошего. Рождество у юного слизеринца ассоциировалось с семьей, домом и уютом. Максимум, куда выходили Нотты в этот светлый праздник, был дом Яксли, чью фамилию в девичестве носила мать Маркуса, но и то чаще это было на следующий день после торжества, а сам праздник они проводили тесном кругу друг друга и были этим вполне довольны. Во всяком случае, был доволен Маркус, который не представлял и не хотел представлять, что Рождество можно справлять иначе. Поэтому для него было неожиданно узнать, что в этом году отец уезжает в Европу на все каникулы Маркуса, и будет хорошо, если он успеет застать  сына с поезда. Конечно, юный Нотт не обрадовался такой перспективе и очень расстроился, ведь он так хотел поделиться с родителем, как прошел его первый семестр в  школе чародейства и волшебства, хотел похвастаться своими успехами, но, увы, «будет хорошо, если отец успеет застать его с поезда». Ни о какой предпраздничной атмосфере речи тоже уже идти не могло. Маркус ходил грустный и немного сердитый, вплоть до того момента, пока не узнал, что его однокурсник Том Реддл  вообще вынужден один остаться на Рождество в Хогвартсе. То есть совсем один. Все с их курса на змеином факультете отправлялись справлять праздники дома, которого у Реддла не было, и вместо приюта он, вполне логично, выбрал остаться в школе. Хогвартс в преддверие праздников тоже был сказочно красив, как и окружающий его лес и озеро, но не настолько, как Нотт-Кастл, тем более в Хогвартсе всегда устраивали Рождественский пир для студентов, да и многим нравилось оставаться в школе на все каникулы. Но оказаться совсем одному, тем более в такой светлый праздник… От этих мыслей Маркусу становилось как-то совсем не по себе. Сначала он ничего не ответил Тому, но поговорив с родителями и спросив у них разрешения, он предложил другу приехать на каникулы к нему. Папы все равно дома не будет, а матушка никогда не могла отказать любимому сыну в подобных мелочах. Тем более она была рада, что у Маркуса так скоро появился хороший друг, который, конечно, вызывал некоторые вопросы у родителей, но все же был слизеринцем. Реддл тоже согласился на предложение Маркуса, и настроение юного Нотта быстро поднималось в предвкушении интересных каникул со сверстником, с которым мальчику было очень комфортно и удобно общаться. Да, именно комфортно и удобно. Они с Томом почти сразу нашли общий язык, оба старательно учатся, оба тихие и не любят нарушать правила. Том не пытался задеть или расшевелить тихого Маркуса, а Нотт в свою очередь не расспрашивал Реддла о его прошлом, не называл грязнокровкой, да и вообще общался, хотя маггловского сироту приняли далеко не все с гордого серо-зеленого факультета.
[indent] Поэтому Маркус уже несколько дней был в приподнятом настроении. Ему очень хотелось показать другу, как он живет, как устроен магический мир, который Тому так интересен, но о котором он пока так мало знает. Маркус уже даже выбрал несколько мест, которые им обязательно следует посетить. А еще… Еще Реддл пока не знает, что из правила «колдовать вне стен Хогварста запрещено», есть одно исключение, и им мальчик собирался обрадовать друга чуть позже.
[indent] Когда Нотт спустился в общую гостиную Слизерина, Том уже ждал его. Маркус подошел к другу, весело ему улыбнулся и протянул билет на поезд.
[indent] - Вот. Вдруг сейчас нас разобьют, мы сначала на поезде поедем, а потом, - мальчик достал из кармана ромбообразный медальон на простой веревке, - а потом воспользуемся порталом. Кто-то наденет его на шею и тогда он сработает, а второй просто за руку будет держаться. Ты пользовался порталом? Это не сложно и не так противно, как трансгрессия и намного безопаснее. Матушка боится, что нам будет сложно трансгрессировать втроем, да еще и с вещами,- Нотт пожал плечами, еще раз улыбнулся другу и, убрав медальон обратно в карман, кивнул Тому, призывая друга двинуться в сторону платформы, от которой отходил Хогвартс-экспресс.
[indent] Шли они молча. Каждый был в своих мыслях. Маркус немного переживал, что чувствует Том, не думает ли он, что сильно помешает или что-то подобное. Маркус бы думал, но вот как поддержать друга, мальчик пока не представлял, поэтому решил не лезть к Реддлу с лишними разговорами. Он только легко улыбался, всячески стараясь показывать, как он рад, что у него будет гость, и, к слову, это было совершенно искренне.  В поезде Нотт уговорил Тома сыграть в  шахматы, потом они обсуждали итоги их первого семестра, и еще Маркус пытался узнать, что Реддл успел повидать в Косом переулке, когда покупал себе книги, корректируя про себя свой список развлечений на праздники. Хотя что-то подсказывало Маркуса, что стоит ему заикнуться, что Нотт-Кастле можно им колдовать не опасаясь закона, то Реддл никуда идти не захочет, да и каникулы получатся не менее интересными.
[indent] Когда ребята сошли на платформу,  Маркус начал недовольно хмурится, замечая, что всех встречают, а их нет. Но ведь это мелочи, правда? Несколько секунд, и они будут в прихожей Нотт-Кастла. Поэтому думать  долго об этом Маркус не хотел, он взял друга за руку, отвел его в сторону, и после одобряющей улыбки надел на шею медальон.
[indent] Нотт уже пользовался порталами, и был готов к неприятным ощущениям. Тома же он забыл предупредить, поэтому, как только под ногами оказался твердый пол Нотт-Кастла, Маркус обеспокоенно обернулся к другу и вновь улыбнулся, когда понял, что с Реддлом все в порядке.
[indent] - Прости, я забыл тебя предупредить. Все хорошо? О! Мервин… Это Том, он мой друг, помоги и ему с вещами,-  Маркус отвлекся на появившегося эльфа, который начал кланяется и говорить, что рад видеть молодого хозяина, а так же сообщил Маркусу, что его отец еще не отправился в командировку и хочет его видеть у себя в кабинете.
[indent] - Подождешь немного?- мальчик обратился к Тому.- Там вот гостиная, или попроси Мервин он проводит тебя ко мне в комнату или к тебе в комнату. Вообще всегда если что, ты можешь позвать эльфа – он поможет. А сейчас подождешь немного? Я быстро?- Маркусу было неловко бросать друга, который, наверняка, чувствует себя некомфортно в чужом доме, но он не мог скрыть радости от того, что родитель еще не уехал и они увидятся. Маркусу очень хотелось лично рассказать отцу, о его первом учебном семестре, который прошел намного лучше, чем родитель ожидал от своего сына.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2p7UY.png[/AVA]

Отредактировано Marcus Nott (22 февраля, 2017г. 21:30)

+1

4

[indent] Задавать лишних вопросов мальчик не стремился, приняв короткий план-инструктаж касательно того, как они будут действовать в дальнейшем. Ничего не уточнял не потому, что не любопытно, а потому, что слишком многого не знал. Казаться идиотом неприятно, у Тома оно являлось темой особенно болезненной, потому он предпочитал напоминать себе о том, что в скором времени увидит всё собственными глазами. Маркус наверняка пояснит необходимые детали, если оно окажется важным. Кроме того, у Реддла немного заиграло воображение. Мальчик пытался представить, как именно будет выглядеть жильё Ноттов, насколько много там может оказаться людей (родственников, прислуги, эльфов, гостей — да кого угодно). Он, конечно, помнил, что Маркус обмолвился о том, что ребята будут едва ли не единственными обитателями особняка, а всё же детская фантазия есть детская фантазия, даже у весьма ограниченного в некотором смысле Тома. Ехать в новое место, но при этом возвращаться в Лондон — опыт, которого Реддл ранее получал, потому лёгкий волнительный трепет и ожидание всё же имели место быть. В каком-то смысле.
[indent] Порталами слизеринец, естественно, до этого никогда не пользовался. Слышал от других учеников про нечто подобное, да и в книгах оно не раз упоминалось, однако лично не сталкивался. Снова — любознательное любопытство. Вот только по итогу всё произошло настолько быстро, что Том даже немного растерялся. Его не тошнило, у него не закружилась голова, но некоторая дезориентация от самого факта какое-то непродолжительное время присутствовала. Мальчик проморгался, не позволяя себе делать лишних движений (мало ли!), потому и осмотреться решился также не сразу.
[indent] — Да, я в порядке. Вот, значит, что такое портал, — задумчиво протянул Реддл, пока его глаза «поверхностно» пробежались по помещению. Хлопок, и вот перед ними уже домовой эльф, на которого мальчик тут же уставился, перестав рассматривать окружающую их роскошь. Без стеснения, стыда или совести. Однажды слизеринец на волне восторга и всё того же исследовательского любопытства уже забирался на кухню Хогварста, где трудились подобные существа, потому в общих чертах знал кто они такие и что из себя представляют. Но такого, чтобы прямо дома, чтобы вот такого, естественно, также увидел впервые. — Здравствуйте, — негромко и спокойно отозвался мальчик когда его представили. Он не знал, нужно ли проявлять вежливость к этим существам, однако базовые манеры пока ещё сами выходили наружу. Такой уж была репутация Тома: тихий, спокойный, мрачный, умный и воспитанный ребёнок. Хотя сам Мервин, как назвал эльфа Маркус, и показался ему странным.
[indent] — Конечно. Хорошо, — легкий кивок наследнику Ноттов. Реддлу странно оставаться одному в подобном месте, однако он не находит в этом ничего необычного для себя. Тому не впервой оставаться одному, не впервой до всего доходить самостоятельно. Единственное, что в самом деле смущало мальчика, так это то, что он не знает наверняка, как правильно себя вести или чего делать категорически нельзя. Потому держался ровно, выдержанно, без проявления излишнего любопытства или наглости.
[indent] Пока ещё маггловский сирота относился к тому типу детей, которых можно было оставить на каком-то месте и найди всё там же спустя много времени. Том подсознательно чувствовал, что здесь ему стоит вести себя прилично, не проявлять настойчивость или хамство, ничего не требовать. Маркус однако же не сказал ждать его прямо здесь и даже указал места, где можно разместиться. Потому Том обратил внимание на эльфа, которому дали вполне понятное задание — следить за гостем, дабы тот не сделал чего лишнего. Так они друг на друга и пялились какое-то время, пока Том наконец не выдал:
[indent] — Я хочу в ту комнату, где будут мои вещи, —  Реддл так и не решил, как правильно обращаться к существу. Признаться, он почему-то вообще не чувствовал необходимости как бы то ни было выделять его, хоть и не мог объяснить эти ощущения. Они просто были. Потому мальчик избежал всех личностных обращений, будь то «вы», «ты», «Мервин», высказавшись в простом прояснении того, что ранее сказал младший Нотт. Без обиды, претензий или дружелюбия.
[indent] Мешаться с гостиной не хотелось: Реддл по-прежнему не знал на кого может наткнуться здесь, и все ли из потенциальных собеседников будут ему рады. Изучать дом самостоятельно — тоже идея не из лучших. Потому Том выбрал лучшую из позиций: подождать там, где никому не будет мешать, а сам при этом сможет провести время с пользой. К примеру, оказавшись учтиво проеденным до выделенной гостевой комнаты, принялся выгружать из чемоданчика те несколько книг, что взял из Хогвартса. Откуда ему было знать, что тут предстоит столкнуться с библиотекой Ноттов, едва ли вообще уступающей школьной? Вот и Том не знал. Потому, взяв прихваченную книгу, присел на край кровати, принявшись её читать. Надо подождать — хорошо. Всего этого, т.е. нахождения Тома Реддла в Нотт-Кастле, вообще не должно было случиться изначально, потому подобные мелочи слизеринца явно никак не могли смутить. Он чувствовал себя весьма комфортно, хоть и не освоился в чужом доме, что, впрочем, исключительно логично и понятно. [AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

+1

5

[indent] Долгожданная встреча с отцом прошла более сдержанно, чем рассчитывал Маркус. Мальчику не дали рассказать родителю обо всем, что он узнал за первый семестр, не позволили поделиться всеми впечатлениями, обойдясь дежурными вопросами и крепкими объятиями с обещанием обязательно посвятить сыну все пасхальные каникулы. И Маркус конечно же поверил родителю, радостно ему улыбнулся и пожелал счастливого Рождества, потом мальчика попросили оставить родителей наедине и разрешили уйти к другу. Как только за младшим Ноттом захлопнулась массивная дверь личного кабинета отца, мальчик ощутил, что от этой встречи у него остался неприятный осадок, что он хотел чего-то большего, возможно, показать папе заклинания, которым он научился, или рассказать ему о новом школьном друге, но не в этот раз. Маркус глубоко вздохнул, сжал губы в плотную линию и вновь спустился на первый этаж, ожидая найти Тома в гостиной. Ему казалось, что другу будет интересно осмотреться на новом месте, но Реддла там не было. Нотт чуть сильнее нахмурился, позвал эльфа, который сообщил, что гость молодого хозяина пожелал отправиться в свою комнату. Домовика Маркус удостоил лишь кивком и без промедлений отправился на второй этаж, где находились гостевые и жилые комнаты. Угадать тут уже нужную дверь труда не составило, правда, прежде чем войти, Маркус постучался в дверь и предупредил друга, что это он, чтобы Реддл не волновался. Наверняка, ему пока тут неуютно и не привычно, возможно, он вообще обиделся на Маркуса за то, что он его так оставил у порога, но Нотту очень хотелось повидаться с отцом.
[indent] - Все в порядке, Том? Тебе тут нравится? – мальчик немного натянуто улыбнулся, находясь еще под впечатлением от встречи с отцом, и оглядел комнату. – Если что-то не так, ты можешь сказать, - Маркус перевел взгляд на друга и улыбнулся ему уже более уверенно. Он столько всего сможет показать и рассказать Реддлу о магическом мире, Том, наверняка, будет интересно и эти каникулы ему запомнятся. Да, и сам Маркус ожидал много положительных впечатлений от этих праздничных дней, и уже придумал множество занятий, которыми нужно обязательно развлечь Реддла, но, увы, у ребят не хватит времени и на половину списка. Но пока Маркус быстро приходил в себя, широко улыбался и предвкушал хороший отдых, который ему рисовала воображение яркими красками. – Прости, если я долго. Мне надо было прощаться с папой. К сожалению, он не успел поздороваться с тобой, но попросил меня передать тебе пожелания «счастливого Рождества». А матушка чуть позже к нам подойдет, она немного занята, - мальчик подошел ближе к другу, и в его взгляде отразилось удивление, смешенное с любопытством.
[indent] - А что ты читаешь? Ты ее с собой, что ли привез? Зачем? – протянул Маркус, заговрчески улыбнулся и кивнул в сторону двери. – Оставь ее и пойдем, что покажу, заодно не большую экскурсию проведу. Дом большой и можно потеряться, но тебе стоит только позвать Мервина и он тебя выведет, куда захочешь. Он не должен тебя обижать, но на него иногда находит, ты мне скажи, если он будет груб, хорошо? А то так нельзя. А теперь пошли! Тебе понравится, - Нотт был собой доволен и буквально светился от радости, предвкушая реакцию, когда он увидит библиотеку Нотт-Кастла, которую собирало не одно поколение волшебников и которую в значительной степени расширил отец. В ней можно было найти и издания, которые есть в каждом уважаемом волшебном доме и очень редкие и ценные экземпляры. Маркус вслед за отцом по праву гордился их коллекций, и вообще любил проводить время наедине с книгами. Но сначала стоит Реддлу показать еще несколько комнат.
[indent] - Вот эта моя комната. Видишь, совсем рядом, следующая дверь, тут пока все легко, а вот та лестница, по которой тебя Мервин проводил, надеюсь, что Вы не трансгрессировали. Отец говорит, что даже для парной трансгрессии нам еще рано,- мальчики спустились по той лестнице вниз, потом Маркус специально провел друга через гостиную, показал, где столовая и кухня, а потом они подошли к одной из башен, наверх которой вела волшебная лестница, поднимающаяся сама.
[indent] Сама библиотека представляла собой просторное и светлое помещение, в несколько этажей заставленное стеллажами с книгами, которые разбиты по тематике. На каждый новый этаж вела своя волшебная лестница и только на самом верху еле-еле можно разглядеть силуэт обычной лестницы, даже не винтовой, который вел в невзрачную темную дверь.
[indent] - Там еще один кабинет отца. Нам так просто туда нельзя. Зато вот это все,- Маркус прошел вглубь комнаты, поднял взгляд наверх, показывая, сколько тут только видимых этажей,  а ведь стеллажи идут еще вглубь, - в полном нашем распоряжении. Часть еще в другой башне, но там пока все так не обустроено – эльфы работают над этим. А тут, - Нотт еще раз огляделся кругом и потом все же остановил свой взгляд на друге. – Мне тут нравится. Светло, уютно. Я люблю садиться вон в то кресло, - мальчик показал на большое и мягкое кресло под больший искусственным окном, из которого сейчас падал солнечный свет. – И иногда Мервин приносит мне чай. Но я тебе не дам провести тут все каникулы! Мы обязательно сходим с тобой, если не в Косой переулок, то в Хогсмит, там здорово на Рождество! – Маркус весело улыбнулся, внимательно изучая реакцию друга на начало его первых зимних каникул в мире волшебников.[AVA]http://funkyimg.com/i/2p7UY.png[/AVA]

Отредактировано Marcus Nott (13 марта, 2017г. 21:43)

+1

6

[indent] Когда младший из Ноттов зашёл в комнату, Том неторопливо поднял на него взгляд и, пока тот рассказывал про дальнейшие планы, закрыл книгу. Конечно же Маркус пришёл один. Почему-то Реддл с самого начала не ожидал увидеть отца однокурсника. Ему вообще не слишком понятно понятие «отца», как оно должно быть и зачем,  в общем-то, старшим вообще приветствовать гостей. У Тома в приюте не было, само собой, отца. Не было, само собой, гостей, помимо врачей и Альбуса Дамблдора. Об институте семьи Реддл знал исключительно из рассказов некоторых из сирот, и то их истории не отличались радужностью. Увы. Честно говоря, по этому поводу мальчик перестал страдать рано, оно никогда не задевало его действительно сильно — бывает, так случается, оно и к лучшему. Тома больше беспокоили отношения с окружающими и те предательства, что успели встретиться ему раньше. Это — да. Неприятно, больно, мерзко, повторения Реддл бы не желал. А родители и всё, что с ними связано — ему напоминало какую-то формальность. Потому и понять некоторых проскальзывающих в глазах Маркуса печальных нот понять был не в состоянии, да и не по возрасту. Просто показалось, что нечто успело разочаровать однокурсника, хотя тот и пытался радоваться и всячески подбадривать и себя, и гостя. В любом случае, сирота на этом внимания акцентировать не стал. Ему могло показаться, это не его дело, может подобное — нормально в семье Нотта. Лучше переключиться. Тем более что Маркус удивился с наличия у Реддла книги при себе, а Том удивился с реакции младшего Нотта на наличие книги.
[indent] — Всё хорошо, Маркус, спасибо. Тут очень уютно, — Том кивнул и уставился сначала на книгу, а затем на Нотта, в лёгком недоумении отмечая его реакцию. — «История Великих деятелей Волшебной Британии и то, что необходимо знать о них». Как зачем? Чтобы читать, разумеется, — моргнул. Элементарно ведь, очевидно! Но литературу окончательно отложил. В сторону. Аккуратно. — Конечно.
[indent]  Реддл следовал за Маркусом, попутно всё разглядывая, раз уж теперь было можно и раз уж это и есть его главная задача на время экскурсии. Комната однокурсника, коридоры, комната, выделенная Тому — всё это походило больше на картинки из старых приютских книг. Графы, короли, аристократия. В приюте ничего похожего не было, да и маггловский мир являлся куда более задымлённым, грязным, отличался гораздо сильнее, чем могло бы показаться. Даже сравнить школу при приюте и Хогвартс. О, Хогвартс, он Тому очень нравился. Дворец (пока иначе мальчик это назвать не мог) Ноттов — тоже красив. Его в самом деле можно долго рассматривать, если вдруг сюда попадёт ценитель архитектуры, антиквариата и старины. Реддл вот к этому не слишком лежал душой, тем лучше: меньше поводов для зависти, но достаточно для дальнейшего обострения вопроса собственного происхождения и поиска ответа на него.
[indent] — Выходит, мы всегда будем совсем рядом. Да, это та лестница.
[indent] Маркус рассказывал и показывал весьма и более чем увлеченно, а Том просто следовал за ним, слушал и вникал. Во многом ему в самом деле было интересно — это как познавать то, с чем сталкивался разве что... нигде. И самое странное — это осознание того, что Том теперь тоже часть этого мира. Нет, не замка Ноттов, но волшебников, которые всё это возводили, обустраивали, установившие подобное в качестве традиций да ценности, живущие иным образом. И данная мысль находила внутри Реддла отклик, приятно согревая изнутри, даже несмотря на противоречивые дополнения, вы званные собственным прошлым и отсутствием «этого всего». Речь не совсем о материальном, но на то, чтобы сие понять, мальчику понадобится время.
[indent] А накрыло Тома в библиотеке. Здесь он не выдержал и даже почти приоткрыл рот от непроизвольного натурального удивления, ненадолго выпав из реальности. Огромное, большущее помещение, ничуть не меньше библиотеки Хогвартса. И везде — книги. Сотни книг! Толстых и тонких, больших и маленьких, старинных и более новых. Только в Хогвартсе библиотека одна для и на всех, а здесь — на одну семью. Реддл не знал, от какой из мыслей ему становилось более волнительно, однако помещение он изучал живо, то и дело осматривался, пялился в углы, задевал взглядом названия литературы. Ему здесь нравилось, потому ничего удивительно, что и Маркус проводил в своей библиотеке много времени. А сколько всего, должно быть, тут сокрыто! Сколько информации о магическим мире можно узнать! От представленного у Тома практически закружилась голова, даже излишне бледные, словно бы у аристократа в поколении эдак 15-м, щёки немного порозовели.
[indent] — Ничего себе, — только и выдал Том спустя какое-то время, обернувшись на Нотта с широко раскрытыми глазами. Тёмные, всегда загадочные, сейчас они словно бы отражали любопытство и свет всего мира, запустили на свою стеклянную поверхность солнечных зайчиков, поблескивая. — Это невероятно, Маркус! Это... ты можешь узнать обо всём на свете! — между восторгом и шёпотом. Реддл не теряет самообладания, он не трясётся на месте, не пищит, но даже его спокойный характер не отрицал факта того, что сирота по достоинству оценил сие место. Оно его, как любознательного и задетого прошлым, зацепило. В хорошем смысле. — Да, конечно, сходим. Только я не привык выходить куда-то на каникулах, потому тебе придётся меня терпеть, — он пожал плечами. — И в Хогсмиде я тоже не был. [AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

+1

7

[indent] Библиотека произвела точно такой эффект, на который Маркус и рассчитывал. Реддл был удивлен, поражен и явно не знал, куда смотреть и к какой книге прикоснуться первой, а довольный собой Нотт стоял рядом и с удовольствием наблюдал за другом. Печальные мысли об отце исчезли, они были вытеснены предвкушением отличных  каникул и веселого праздника в компании Тома. Самое главное, что слово «веселый» мальчики понимали одинаково, Маркус был уверен, что останься они на все каникулы в Нотт-Кастле, в этой самой комнате, Реддл бы не заскучал и не стал бы винить друга в испорченном отдыхе. Они бы нашли труд интересный им обоим, изучили бы его, возможно бы развязалась дискуссия, а ведь еще можно было бы практиковаться в заклинаниях! О последнем Том тоже вряд ли знал, и такую приятную новость Маркус откладывал для «лучшего» момента. Хотя, конечно, мальчику не терпелось обрадовать друга, который за полгода достиг внушительных успехов в магии, будто бы и правда был под стать им – слизеринцам из чистокровных семей, в чей крови течет магия. Конечно, младший Нотт не формулировал свои мысли так, только один раз за полгода в порыве злости ему хотелось бросить Реддлу обидное «грязнокровка», о чем мальчик в следующую секунду пожалел. Его ведь воспитывали не так. И не этому учили истории отца о свободе, равенстве и братстве. Гордость за свою фамилию не должна автоматически означать презрение к другим, особенно когда «другие» заслуживают своими стараниями уважения. Впрочем, была одна вещь, которая все же немного опровергала этот постулат отца, во всяком случае, в одиннадцать лет Маркусу казалась, что она опровергает.
[indent] - Да, здесь совершенно разная литература. От истории магии и справочников по рунам до книг по предсказаниям, артефактам. Есть и редкие издания по алхимии и Темной Магии. Их собирали поколениями. Некоторые писали мои предки. А некоторые, - Маркус хитро улыбнулся и подошел к одной из полок, по ходу бросив другу. – Ты устраивайся, как тебе удобно. Все равно сегодня никуда уже не успеем, а к ужину нас позовут. Пока можно Мервина попросить сделать чай, хочешь? – мальчик достал с полки небольшую книгу в твердой обложке, выполненной в традиционных цветах змеиного факультета, и вернулся к Тому, подавая ему книгу. – Вот, смотри. Это «Справочник чистокровных волшебников».  Здесь названы двадцать восемь семей Магической Британии и разобраны их семейные древа и истории. Почти все они продолжают свое существование, и их наследники учатся с нами. Но вот, например, о Гонтах я ничего не слышал и ни одного живого не видел. Автор неизвестен, но ходят слухи, что Справочник составил отец. Он, конечно, не подтверждает эти догадки даже нам, но мне тоже кажется, что это он.
[indent] Нотт был явно горд за своего родителя. И его целью не было сейчас обидеть Реддла, который не мог похвастаться своей фамилией в списке, а скорее показать всю ту же культуру их мира и той среды, в которой рос Маркус, где семья, традиции, корни занимали центральное место.
[indent] - А Хогсмит – это деревушка, где живут только волшебники. И никаких магглов там и близко нет, а, значит, они могу не бояться нарушить Статут секретности и колдовать. Думаю, тебе понравится. Там много волшебства, есть интересные магазинчики, кафе, и кругом одна магия. Он совсем не далеко от Хогвартса, старшие курсы туда отпускают на выходные с разрешения родителей. Но нам до этого еще года два, так что, почему бы тебе не показать это место раньше! В Косом же переулке ты, наверняка, был. Так? – Маркус рассказывал о своем мире и о своей жизни с искренним восторгом и радостью. Он хотел поделиться этим с Томом, хотел показать Тому, каким может быть его мир и как он прекрасен. – И почему ты думаешь, что я тебя «терплю»? Я очень рад, что ты у меня в гостях, и очень хочу, чтобы тебе все понравилось и запомнилось. Я же бы не стал приглашать того, с кем мне не нравилось общаться и кого бы пришлось терпеть. Ну, какого-нибудь невежду с гриффиндора, например. [AVA]http://funkyimg.com/i/2p7UY.png[/AVA]

Отредактировано Marcus Nott (23 марта, 2017г. 12:54)

+1

8

[indent] Маркус много говорил, рассказывал, представлял библиотеку, а Том между тем даже не совсем его слышал. Вернее, слышал, даже слушал, но мысленно и зрительно расплылся где-то между стеллажей. В приюте не было библиотеки как таковой. Не было книг, не было пригодных для обучения условий. Была лишь куча брошенных детей, послевоенные маггловские реалии и негатив, который никогда не вызывал у Тома отторжения, но и раскрытию (возможно где-то в глубине существующего) потенциала доброты не способствовал тоже. Реддл хотел знать многое, но доступа к этому не имел, поэтому довольствовался лишь компанией из собственных мыслей, мелкого членовредительства и поддержания абсолютного порядка в тех немногочисленных вещах, что у него имелись. Хогвартс же показал: может быть иначе; знания могут поощряться, а ко многим ранее недоступным вещам теперь имелись все ключи: бери, вникай, находи себя. То нужное, чего всегда не хватало способному сироте.
[indent] Теперь ещё и здесь, в доме Ноттов. Том не успел прочесть и пятой части того, что имелось в Хогвартсе, как ему открылась площадка не менее соблазнительная для изголодавшегося детского ума, полного энтузиазмом. Глаза жадно пожирают книги, оглядывают стеллажи, восторженно блестят. Его тёмные очи сейчас похожи на отполированные стеклянные шарики, в которых словно бы отражается (или накапливается?) весь свет окружающего пространства. Знаний, загадок, информации, запаха книг. Освещение от искусственного окна. Мальчик, обычно очень спокойный и воспитанный, сейчасв самом деле не может устоять на месте, ходит туда-сюда, вернее сказать, между стеллажей. Уши слушают Маркуса, а глаза блуждают по названиям. До некоторых книг заинтересованный мальчик даже осторожно дотрагивается — эти ощущения ему нравятся. Он уже хочет остаться здесь надолго.
[indent] — Невероятно, — негромко повторяется Том. Впрочем, звучит выразительно, не равнодушно и вполне себе искренне. — Чай? Да, можно, — просто добавлено вскользь, Реддл не концентрирует на этом и части своего внимания. Потом, перед сном, прокрутит всё и осознает, пока же о другом. Когда однокурсник обратил внимание на конкретный труд, Реддл обернулся к нему и с интересом уставился на то, что Нотт продемонстрировал. — У тебя, должно быть, очень умный отец. Иначе бы его не подозревали, — отмечает мальчик, разглядывая красивую книгу, перелистывая страницы и задерживаясь на некоторых из родовых деревьев. Пока без вчитывания: Тома впечатляет сама работа, само наличие подобных родословных, сама традиция, сам факт. Он чётко понимает, что хотел бы найти себя  одном из них, что тоже хотел бы иметь такое древо. Машинально выискивает и останавливается на родословной самих Ноттов. Впечатляюще.
[indent] На мальчика находит нечто не слишком приятное, он сам себе качает головой, закрывает книгу и аккуратно возвращает её Маркусу.
[indent] — Её я обязательно изучу, — то ли однокурснику, то ли себе. Чтобы проникнуться книгой по-настоящему, сироте нужно уединение и тишина, чтобы ему не мешали, чтобы у него была возможность изучить каждую букву, каждое имя. Может быть найти там себя или что-то знакомое. Но с Маркусом это не получится. Нотт сейчас разговорчив, вдохновлён и не сконцентрирован; признаться, нечто похожее Том ощущал и в себе. Даже не будучи слишком эмоциональным, Реддл улавливал внутри приятную волнительную расфокусированность. Это перед сном на него нахлынет осознание того, что книга, которую он держал в руках только что, ещё более ценная, чем слизеринец подумал изначально. Это тогда он поймёт, что тоже хочет знать, кто такой и откуда родом. Насколько сильно хочет. Сейчас же поверхностное ознакомление с миром в целом вызывало не менее поверхностные первые впечатления.
[indent] Том устроился в одном из кресел, периодически поглядывая на Маркуса, в основном же продолжая изучающе неторопливо блуждать взглядом по стеллажам.
[indent] — Я покупал всё для школы в Косом Переулке. Мне понравилось. Если Хогсмид похож на него, то и там мне тоже понравится. Жду нашего визита, — голос не выбивается из спокойствия. Живого и естественного. Просто Том, хоть и не бывал в указанном месте, не выражается излишне эмоционально. Мальчик не наделён богатой фантазией, которая сразу же нарисует ему полные магией улицы, совершенно отличные от маггловских. Он уже видел Хогвартс, видел Косой Переулок — и пока его память помнит, имеет увиденное за образец. В некоторой степени, оно позволяло Реддлу не терять над собой контроль (если предположить, что он вообще способен на действительно громкое и яркое выражение восторга). Свой лимит внешнего проявления, похоже, юный волшебник исчерпал на библиотеке Нотта. — Мне не нравится, когда те, с кем я говорю, ничего не знают. Это тяжело терпеть. Потому я рад, Маркус, что тебя это не смущает, — мальчик перестаёт блуждать глазами по стеллажам и задерживает взгляд на однокурснике. — На Гриффиндоре учатся только невежды? А разве они не такие же волшебники?
[AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

+1

9

[AVA]http://funkyimg.com/i/2p7UY.png[/AVA]
[indent] Нотт долго жил вне общения со сверстниками из-за слабого здоровья и «правил» семьи. Кантанкерус Нотт принимал приглашения на ужины и званые вечера крайне неохотно и далеко не от всех именитых семей магической Британии. Чем руководствовался отец, когда осуществлял свой выбор Маркус, конечно же, не знал, как и не понимал еще, что его отец «выбирал». Пройдет еще несколько лет, прежде чем юный Нотт осознает, какую репутацию для семьи в обществе заслужил родитель. Или, может быть, правильнее будет сказать, какую репутацию поддерживал? Нотты склоны к психическим расстройствам. Нотты странные. Нелюдимые. Да, Маркус станет таким же, но какова будет роль генов, а какова воспитания, так и останется нерешенной задачей. Поэтому в одиннадцать лет для мальчика, только начинающего узнавать жизнь вне стен Нотт-Кастл, найти друга стало важно и необходимо для дальнейшего социального развития. Маркусу было бы неплохо проводить все дни и в Хогвартсе, и дома одному наедине с мыслями и книгами, но когда есть кто-то, кто может понять тебя и некоторые твои увлечения и потребности, мир несколько преломляется и изменяет свои цвета. Поэтому для юного Нотта было так важно общение с Томом, который казался Маркусу похожим на него самого, поэтому мальчику так хотелось порадовать друга, поделиться с ним тем, что у самого Нотта вызывает восторг или любые другие яркие эмоции, поэтому так хотелось помочь Тому узнать их мир, мир волшебников. Реддл сможет оценить то, чем делится с ним однокурсник и сможет увидеть цвета, близкие тем, что видел Нотт.
[indent] И по взгляду Тома, по его тихому «невероятно» и несмелым движениям, Маркус понимал, что произвел на друга именно то впечатление, которое и хотел. Что Реддл смог правильно понять или почувствовать, что значит семейная библиотека для Маркуса, и что вовсе оно не «занудство». Это множество вопросов и ответов, которые меняют мир, его ощущение и ощущение себя в нем. Конечно, первокурсник еще не мог так формулировать свои мысли. Сейчас Нотт лишь радовался, что смог заинтересовать Тома, «оправдать ожидания», если хотите.
[indent] — Чай, хорошо, — Маркус улыбнулся Тому, позвал эльфа и через несколько коротких секунд журнальный столик в библиотеке был накрыт для небольшого чаепития. – Вот, Том, угощайся. Ужин будет скоро, но не то, чтобы очень. Тогда, наверное, с матушкой тебя и познакомлю, — задумчиво произнес мальчик, глядя на друга, который в этот момент с не менее заинтересованным лицом, чем ранее, листал Справочник. – Ты не обижайся. У нее, наверное, много дел после отъезда отца. Или она знает, что мы здесь и не хочет отвлекать. У нас ценят личное пространство и поощряют знания, поэтому здесь можно найти и книги, которые в Хогвартсе хранились бы запретной секции, – Маркус пожимает плечами, забирает у друга книгу и возвращает ее на полку. Пока вручную, не используя магию, все еще оттягивая момент, когда сможет показать Реддлу, что их каникулы могут стать еще более занимательнее, чем сидение в библиотеке и прогулки по «классическим» магическим местам. – Мой папа, да, наверное. Во всяком случае, я так считаю. Но так, наверное, думает любой сын о своем отце.
[indent] А вот про Хогсмит Маркус мог говорить долго. Нотту нравилась та деревушка и нравились воспоминания, связанные с ней. Семейные прогулки. Или выход «по магазинам» только с матерью. Или покупка перьев для школы с отцом. Хогсмит был для Маркуса местом «семейным», как-то по особенному волшебным. Мальчик довольно улыбнулся сам себе, но в ответ другу только кивнул. – Обязательно понравится, — лучше будет один раз показать, чем долго рассказывать о месте, полном магии.
[indent] Дальнейшие слова Реддла немного поставили Маркуса в тупик. Он имел не то или не совсем то. По мнению Нотта, многие ученики Хогвартса и, правда, были слишком шумными. Слишком впечатлительными и совершенно не умели держать себя в рамках, что для Маркуса было естественным, потому что такого поведения требовали дома. Были вещи, которые Нотт не мог понять и поэтому они казались ему странными и раздражали. Как, например, крики за столом во время обедов. Неприлично и совершенно не нужно, но стол гриффиндорцов жужжит почти постоянно, да при том так, что некоторые слова легко распознать даже им, слизеринцам. Маркус не мог представить, что смог бы найти общий язык с кем-то из них. Разница в воспитании. Да, конечно, никак не в факультетах или чистоте крови, о которой сейчас слишком много говорят в связи с волнениями в Европе.
[indent] — Про тебя сложно сказать, что ты ничего не знаешь, — Маркус улыбнулся и сел в соседнее кресло. – Конечно, может быть, на Гриффиндоре учатся и не только невежды, но, что они шумные — это факт. И какими бы они не были волшебниками, в рейтинге успеваемости все равно наши имена первые. Да и, признаться, мне они кажутся какими-то слишком активными. Шумными. Мне кажется, у меня не получилось бы с ними общаться, — Нотт взял одну из чашек с чаем, сделал глоток и вновь обратился в Реддлу. – Сыграем в шахматы или тебе провести чуть более подробную экскурсию по библиотеке перед ужином? А могу и дальше дом показать с участком, но не знаю, что там тебе  может быть интересно.

Отредактировано Marcus Nott (3 апреля, 2017г. 12:37)

+1

10

[indent] — Ничего страшного, я понимаю, — коротко отвечает Реддл на всё, что сказал ему Маркус. Если бы мальчик знал, что такое семья, если бы мог любить и ощущать ценность родственных связей, семейного очага и вот этого всего, то наверняка принялся бы завидовать Нотту. Однако он этого не знал, не имел и не ощущал, потому желание иметь подобную Маркусу библиотеку было ему куда ближе. Может быть за эти каникулы однокурсник сможем изменить мнение юного Тома, а если даже нет, то хотя бы покажет пример, который отложится в голове у маггловского сироты. Пример, который от части поспособствует формированию мнения и видения того, как должно выглядеть волшебное сообщество, в будущем.
  [indent] Оставалось разве что обратить внимание на чай, приготовленный... эльфом ведь? Эту деталь быта волшебник тоже запомнил, отложив в памяти. Теперь только он, Маркус, чай и библиотека в их полном распоряжении. Пока подобное положение вещей нравилось Реддлу куда больше, чем рассказы о Хогсмиде или о чём-то ещё, что выходило за пределы данного помещения, бесконечно ценного и бесконечно интересного. Потому снова остаётся лишь кивнуть в подтверждение слов юного Нотта.
[indent] — Это же не значит, что один факультет может считаться хуже другого? — не в противоречие, а в уточнение сложившегося мнения пояснил Том, делая глоток из чашки. Не горячая, как здорово. — Я читал, что каждый из Основателей Хогвартса был великим волшебником, потому вероятность того, что на том или ином факультете будет учиться сильный маг приблизительна одинакова. Разве это не хорошо? То, что можно найти и свои плюсы в том, что кто-то более шумный и активный? Если бы они такими не были, то, — в размышлениях мальчик замялся, уставившись чернющими глазами в чашку, — может быть у Слизерина на имелось бы столько мотивации стать первыми. У нас есть повод выделиться на фоне остальных и понять, как нам повезло с сокурсниками, и может быть хотя бы поэтому хорошо, что они такие есть, — вроде бы как Том ничего не навязывает, и просто рассуждает, исходя из слов Маркуса и того, что увидел сам. Однако нет в его словах ни интонации смущения, ни интонации неуверенности, ни страха ошибиться в своих предположениях. Слизеринец словно бы пробует всё это на вкус, пытаясь найти золотую середину, которую можно будет взять за основу. И в этом своём спокойном, практически бесстрастном рассуждении и периодическим блужданием тёмных глаз то по чашке, то по Маркусу, то по стеллажам, находилось что-то привлекательное, чарующее. Такое, чего не наблюдалось в остальных. — Давай лучше здесь посидим? Мне тут нравится, — и беседа шла прекрасно, познавательно для Реддла. Для Маркуса, вполне возможно, тоже, но с другой стороны.  — Можно с шахматами, — после недолгой паузы добавил, раз уж Нотту необходимо дополнить их разговор какими-то формальными действиями. Сам Том шахматы никогда не любил, они не вызывали у него ни малейшего интереса. Пока что.
[indent] Время между тем шло быстро. Мальчик практически не заметил, как оно пролетело, а домовик уже прибыл сообщить, что ужин готов и ждёт молодого господина с его уважаемым гостем за стол.
[indent] «Эти эльфы вообще живые?» — отметил про себя Реддл, обращая внимание на странные повадки, манеры и речи домашних существ. — «Они похожи на зачарованных болванчиков.»[AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

+1

11

[AVA]http://funkyimg.com/i/2p7UY.png[/AVA]
[indent] Маркус понимал, что Том от чего-то не очень любит играть в шахматы, но отказать себе в удовольствии провести еще одну партию с сильным, пусть и не опытным, противником Нотт не мог. Волшебные шахматы, как и книги, были хорошим способом скрасить вечера, когда Маркус болел и не мог спуститься в гостиную к родителям или посетить в матушкой Малфой-менор, наверное, подобная "скучная" для многих его сверстников забава наоборот расслабляла Нотта и даже казалась мальчику полезной, ведь еще не будучи студентом он хотел следовать примеру своего отца, который постоянно был чем-то занят. Маркус был еще слишком мал, чтобы понять, что вечные "дела" его родителя это не трудолюбие и тяга к истинным знаниям, а бегство от себя, реальности и своей семьи, а когда младший Нотт сможет это понять, перестав видеть в отце недостижимый идеал, будет уже поздно. В этом плане как-то по детски глупо и наивно Маркус даже завидовал Реддлу, который был свободен от обязанности постоянно оправдывать чьи-то ожидания. Конечно, и в своем случае Нотт сильно преувеличил требования семьи к нему предъявляемые, но как отделаться от собственных иллюзий, когда никто из "авторитетов" даже не пытается их рушить? Скорее даже наоборот, отец только подкреплял веру сына в то, что он должен стараться лучше и быть первым, подкреплял негласно, своим молчанием и строгим взглядом. Пройдет еще семь лет в этой иллюзии прежде, чем Маркус узнает, как ошибался он на счёт родителя и как отцу на самом деле безразличен его сын, или как глуп сам Маркус, который не смог "догадаться", "понять" истинных убеждений своего родителя, умело подстраивая реальность под свои (?) иллюзии.
[indent] Эльф появился в библиотеке и сообщил, что мальчиков ждут к ужину, как раз когда Нотт показывал другу одну из самых старинных книг, хранившихся у них (занимательно, что это был сборник сказок, написанный рунами). Ребятам пришлось отложить книги и разговоры и спуститься в столовую. Признаться, Маркус немного переживал за Тома. Нотт не понимал, насколько комфортно его другу, все ли ему нравится, но при этом очень ясно ощущал, как порой странно и неуютно Реддлу. А вот теперь им придется сидеть за одним столом с хозяйкой дома, и если для Маркуса это мать, да и сам Нотт привык к подобным формальным ужинам, которые были традицией в Нотт-Кастле, то для Тома это миссис Нотт, совершенно незнакомый и чужой человек, которая однако будет судить своего маленького гостя, не делая скидку на возраст или на незнакомую для Реддла обстановку. Ведь она урожденная Малфой, а этот одиннадцатилетний мальчик друг ее сына, который к тому же не отличается своим происхождением.
[indent] - Матушка,- Маркус улыбнулся и чуть наклонил голову в знак приветствия. - Это мой друг и однокурсник Том Реддл. Том,- Нотт вполоборота обернулся к другу,- Том, это моя мама - Лиона Нотт. Я очень рад, что могу вас представить.- Маркус еще раз всем улыбнулся и подошел к столу, показывая Реддлу его место, где уже стояли столовые приборы. Стоит отметить, что Нотт вел себя совершенно естественно, кажется, не испытывая никакого неудобства от соблюдения подобного протокола. Мальчик был совершенно доволен, даже как-то расслаблен, только иногда поглядывая на друга, чтобы удостовериться, что у Реддла тоже все хорошо.
[indent] Сели ребята за стол только после миссис Нотт, тогда же на их столе появились блюда, приготовленные домовиком. Ужин проходил без излишней вычурности, даже несколько просто, зато все было очень вкусным. Беседа, по мнению, Нотта тоже шла не плохо. Во всяком случае она шла, и матушка даже обращалась к другу своего сына.
[indent] - Том, если тебе не очень тяжело вспоминать об этом, может быть ты расскажешь нам о своей жизни в мире магглов. Думаю, что это было бы полезно и познавательно и для меня, и для Маркуса, - вежливо поинтересовалась миссис Нотт, когда уже подали чай. Наверное, это был самый личный вопрос за весь ужин, и Маркус не был уверен, что Том захочет на него отвечать, поэтому он перевел внимательный взгляд на друга, но в любой момент был готов вмешаться в разговор и выручить Реддла.

Отредактировано Marcus Nott (28 апреля, 2017г. 11:06)

+1

12

[indent] Том не отличался любовью к шахматам, даже малейшим интересом. Пока он не ассоциировал их с фигурами в своём собственном окружении, они оставляли его равнодушным. Единственный плюс данной игры — в ней не нужно торопиться и лучше всего просто молчать, не нарушая процесса размышления у соперников. Если, конечно, они оба не решат, что речь им не помешает, начав диалог.
[indent] Мальчик не любил быть хуже других, подобное ощущение его ущемляло и задевало осадок, полученный в приюте. Впрочем, хуже других он никогда и не был: учился даже в приюте хорошо. Просто являлся не таким как все, а подобное не любят. Потому довольно быстро остался наедине с собой, имея багаж неприятных детских воспоминаний о том, как другие дети пытались наказать его за особенность. Как им потом отомстил. Как его начали обходить стороной. Как намекали, что Реддл болен. И это вызывало тогда особенное недоразумение и раздражение: мальчик знал, что он нормальный, был умен и успокоен, но люди кругом пытались заставить его поверить в обратное. Наверно всё это и заложило страсть к победам и бытию лучшим, а может просто подчеркнуло заложенное природой. Как и ещё кое-что: Том умел великолепно подстраиваться, словно бы сливаясь с окружающим пространством подобно хамелеону. Пока ещё сам не понимал своей натуры до конца, но даже сейчас делал это. В том, что не испытывал интереса к шахматам. В том, что не стремился победить Нотта, пока не найдя для себя мотивации. Он скорее подсознательно изучал то, как думает его сокурсник, как ходит, как рассуждает. Чтобы победить в будущем, пока дав Маркусу ощущение того, то его небольшая победа — это демонстрация того, что ему есть, чему научить Тома. Пройдёт время и всё изменится, а пока и их общение, и Реддл в волшебном мире лишь начинали свой путь.
[indent] После игры ребята проследовали в столовую, куда их позвал домовик. Уже там сокурсник представил Тома своей матери и наоборот.
[indent] «Красивая,» — отметил про себя мальчик. Красота была не той, что обычно приписывают женщинам в книгах, но той, что проявлялась в том, как она сидела. Как держала спину, как аккуратно выглядела, как смотрела. В этом всём была та подача, которая подсознательно нравилась юному Реддлу. Он бы наверное хотел, чтобы все женщины так держались. Хотя и странное напряжение от неё исходило тоже, и вот оно Тому не совсем понравилось. Мальчик ощущал подобное в приюте, а потом, особенно остро — когда шляпа, едва коснувшись головы, завопила: «Не может быть! Это Слизерин, однозначно Слизерин!». То, что исходило от ребят за его будущим столом. «Маггловский сирота» хорошо знал это чувство, но сейчас делал вид, что вовсе его не замечает. Прятал глубоко внутри, лишь делая выводы про себя и определяя тем самым дальнейшее поведение.
[indent] — Конечно, миссис Нотт. Я не люблю вспоминать об этом, но жизнь среди магглов — не то, чего бы я пожелал любому из волшебников. Она... неправильная, — свое мнение и полноценный взгляд на мир Том ещё сформировать не успел, но прекрасно помнил и те обиды, что наполняли его, и вполне успел разглядеть разницу между двумя мирами, которая, вне сомнения, имелась. Да и пускай среди волшебников Реддл тоже был во многом особенным, его хотя бы не считали большим, а волшебство находилось не только в нём, но и во всём, что мальчика окружало. Уклад жизни магов в школе ему нравился, а первое знакомство и с ребятами, и с домом Маркуса показывало, что в их семьях принято жить не так, как рассказывали в приюте и за его пределами про магглов. Не так, как там обходились. И даже люди на улицах выглядели куда более счастливыми среди магов, чем понурых и загнанных лондонцев, на которых Тому удавалось поглядеть в моменты нахождения за стенами приюта. — Мне повезло, потому что я смог увидеть это лично и теперь могу рассказывать другим, — а дальше в ход пошла некоторая «детская несмышлёность» и «он же не чистокровный», а когда-то пойдут ананасы в сахаре, но всё потом. — Если бы магглы увидели то, сколько уважения и традиций заложено в семьях волшебников, то им стало бы, за что стыдиться, — он немного покачал головой, но при этом не ударялся в эмоциональность, спину держал всё также прямо, и говорил всё также спокойно. — У Вашей семьи так много того, чем стоит гордиться. Я рад, что Маркус познакомил меня с тем, что ему близко. Ему подали хороший пример, я буду учиться у Маркуса, если он позволит. Как когда-то он научился у Вас, миссис Нотт. Родительское воспитание — об этом у магглов почти нет никакого понимания, я не видел, кого там научили бы хорошему.
[AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

+1

13

[indent] Нотту казалось, что он привык удивляться Реддлу. Его способностям, умению найти общий язык с преподавателями - такие способности одноклассника были очевидны и одиннадцатилетнему мальчику, главное внимательное смотреть,  что всегда было сильной стороной уже самого Маркуса. Но Нотт не ожидал, что у его друга получится так легко и правильно общаться с его матушкой, которая начала расспрашивать первокурсника в своей привычной оценивающей манере с налетом легкой заинтересованности. Тем более, что Реддл сможет так грамотно ответить на ее вопрос, который явно задумывался как вопрос с подвохом. Отношение к магглам в семье Ноттов было неоднозначным. Маркус усвоил для себя, что магглы слабее их, что грязнокровки не ровня ему, чистокровному волшебнику, но и не воспринимал их как животных. Маркус по настоянию отца учил маггловскую историю и по собственному разумению держался в школе в ровном нейтралитете со всеми, кто не мог бы похвастаться происхождением и уровнем социального положения в магическом мире с Ноттом или Малфоем, или кто не мог бы заинтересовать мальчика как личность. Из "не превилигерованных" другом Маркус считал только Реддла, причем очень рад был общению с ним и даже горд. Особенно сейчас, когда Том так ловко разговаривал с миссис Нотт, которая тоже осталась более чем удовлетворена ответом нового друга своего сына.
[indent] - Магглы всё же мало чем отличаются от животных, - на латыни проговорила миссис Нотт, обращаясь к сыну, а после перешла на английский. - Маркус, думаю, подобные слова твоего друга тебе стоит запомнить, - а после, взяв паузу на глоток чая, она повернулась к Реддлу. - Том, тебе многое пришлось пережить. Но я рада, что ты так верно оцениваешь свое прошлое. Маркус писал о тебе. Писал, как быстро тебе удалось почувствовать магический мир. И еще больше мне приятно слышать то, что ты уже понимаешь, как важны для нас традиции прошлого. Хорошо, что Вы стали общаться. Ты можешь открыть Маркусу глаза на истинное положение дел в маггловском мире, а он покажет тебе, что важно для магического мира, частью которого ты недавно стал, - еще один глоток чая, миссис Нотт оглядела мальчиков, а после строгим голосом, не терпящим возражений произнесла. - А терпеть, я думаю, вы можете идти. Вам надо отдохнуть с дороги. Маркус, расскажи своему другу, какой распорядок дня принят у нас дома.
[indent] - Да, мама. Спокойной ночи, - тут же ответил младший Нотт, вставая из за стола и оборачиваясь к Тому. Да, в Нотт-Кастле жизнь всегда была подчинена правилам и расписанию, и Реддлу тоже придется ему следовать, пока он у них гостит. Но что-то подсказывало Маркусу, что его друг не будет против и это не доставит ему сильных неудобств. Том вообще как-то быстро приспосабливаться, вот только по нему не было понятно, действительно, ли ему пока нравятся эти каникулы у школьного товарища.
[indent] - Мервин разбудит завтра нас утром так, чтобы в девять мы успели к завтраку, - объяснил Нотт другу уже в комнате, которую выделили Тому. - Ничего, что даже на каникулах не получится выспаться? Я надеюсь, что тебе пока все нравится, - Маркус неловко улыбнулся, а потом как-то немного растерявшись, тихо проговорил. - Спокойной ночи, хорошо? Сегодня, действительно, лучше выспаться.
[indent] Сам Нотт, правда, заснул после этой фразы не скоро. Уже в своей комнате Маркус еще не раз разобрал весь сегодняшний, вспомнил реакцию Тома на библиотеку, вспомнил их ужин с матерью и ее слова. Вспомнил встречу с отцом. Первый день каникул, а уже столько событий. Завтра будет больше. Будет лучше, и Реддлу, если что-то не нравится, то завтра точно он перестанет расстраиваться, что поехал к Маркусу на каникулы. Да, завтра Нотт решил, наконец, рассказать о возможности колдовать в Нотт-Кастле. Так, представляя реакцию друга, Маркус уснул.
Утро и завтрак тоже прошли хорошо. Во всяком случае, Нотт не заметил, что Реддл выглядит недовольным или сонным, самого же Маркуса распирало от желания и попрактиковаться в заклинаниях и рассказать другу о маленькой хитрости для обхода закона. Уже, когда мальчики остались одни в комнате Нотта, а точнее одни во всем особняке, потому что миссис Нотт ушла навестить Розье, Маркус достал небольшую книгу явно нового издания.
[indent] - Том, ты же знаешь, что такое магическая дуэль? - улыбнувшись спросил мальчик, открывая книгу, где на страничках были расписаны и изображены в картинках правила и стойки магов на дуэли. - И ты ведь знаешь заклинания интереснее уже надоевшей левитации? Я, признаюсь сразу, не силен в "чем-то интереснее левитации", но ведь это не помешает нам изучить хотя бы приемы, стойки и модели поведения на дуэле? Заодно может отработать какой-нибудь простенький щит, который нам по силам. Я найду заклинание. Что думаешь? [AVA]http://funkyimg.com/i/2p7UY.png[/AVA]

Отредактировано Marcus Nott (26 июня, 2017г. 13:15)

+1

14

[indent] Этот вечер стал для Тома очень ценным, во многом даже значимым. Скорее всего, стоило обидеться на то, что постоянно приходилось обращать внимание на своё происхождение со всем из этого вытекающим. Как минимум подумать, что все эти волшебники живут неправильно, слишком самоуверенные и судят других несправедливо. Ведь во много так и было, разве нет? Однако Том так не подумал, не обиделся. Природа заложила в нём другую склонность и отличное от подобного понимание. Потому что помимо отличий, читающихся между строк, Реддл увидел и то, что ему понравилось: уважение друг к другу, воспитание, порядок, дисциплину и богатство. Всё что, что он не наблюдал в приюте, но к чему подсознательно стремился сам. Миссис Нотт мальчику понравилась. Хорошая женщина, наверное хорошая жена и мать, если бы только сирота мог судить о подобном. Он не мог, пока уж точно. Ему хотелось, чтобы подобным образом вели себя все женщины, дети, чтобы так были устроены дома. Без криков, подстав, обид. Как здесь.
[indent] Попрощавшись с матерью  Маркуса, она покинули стол, а Том послушно и уверенно проследовал за приятелем. Он не шугался, не гнул горбил спину в стеснении. Нет. Он вёл себя как тот, кто такой же, как и другие волшебники, однако живший в иных условиях, а потому с умом и интересом в глазах наблюдающий и перенимающий мир вокруг.
[indent] -  У тебя замечательная мама, Маркус. И очень красивая, - может быть Реддл и завидовал, желая, чтобы и его мать была такой, не без этого. Однако на деле тяга по родителям мальчика не мучила; единственный повод завидовать - юный Нотт знал своих предков, свою историю, откуда он пошёл, знал, насколько полноценную часть волшебного мира из себя представляет. Том же не имел не малейших понятий об аналогичных вещах касательно себя, что в скором времени, наверняка даже после этих каникул, начнёт угнетать и интересовать его куда больше. - Мне понравился этот день. Спокойной ночи, Маркус, - мальчик не спорил, ничего не переиначил и просто последовал предоставленному приятелем расписанию. Сегодня он увидел достаточно, чтобы крепко заснуть.

[indent] На следующий день Реддл не испытывал никаких эмоций касательно того, что они остались одни на весь особняк. Ему так привычно и, наверное, даже хорошо. Маркус в любом случае многое хотел показать, и вряд ли эти занятия были привязаны к кому-то, кроме Тома. Он выспался, на жизнь не жаловался, а нового дня ждал с интересом. Потому поводов для плохого настроения у него также не имелось.
  [indent] — Да, я знаю. Точнее, читал и слышал, как обсуждают старшие. Но не умею. Пока не умею, - вопрос Нотта оказался весьма неожиданным. О законодательстве Магической Британии мальчик ничего не знал, потому анализ слов приятеля заставили его шире раскрыть глаза и ожить, даже немного удивиться. - У тебя можно колдовать? - голос тоже не мраморный, не глухой. Звонкий, заинтересованный, а в тёмных глазах забегали огоньки. - Конечно, Маркус! Конечно! Это было бы просто замечательно! - наверное, столь отрытого энтузиазма Том давно не испытывал. Даже когда вчера увидел библиотеку. [AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

0

15

[indent] Том выглядел вполне довольным и счастливым и на второй день их первых зимних каникул, что немало подкупало Нотта и придавало мальчику больше уверенности в себе. Маркусу хотелось, чтобы Реддл запомнил эти несколько недель, чтобы именно по ним во многом судил о магическом обществе, потому что юный Нотт не без оснований считал свой образ жизни, свой дом и свою семью образцовыми для классического бытия волшебников, которое приветствовалось в Англии, не смотря на неоднозначные события в Европе. Немножко тщеславное желание, но понятное и простительное для одиннадцатилетнего мальчика привыкшего и любящего быть в центре внимания. Быть чем-то большим, чем просто ребенок или первокурсник. Наследник фамилии. Талантливый ученик. Почему не добавить и в их дружбу с Томом немного символизма? И пусть Маркус еще не формулировал у себя в мыслях так четко и ясно подобные идеи, но они были где-то на задворках сознания, пока мальчик в ответ улыбался восторженному другу, которого явно обрадовала новость, что в Нотт-Кастле некоторые законы не действую. Или действуют, но с пометкой на то, что вряд ли в родовом поместье Ноттов можно встретить случайно забредшего маггла.
[indent] - Ну, как можно, - протянул Маркус, откладывая книгу в сторону и доставая волшебную палочку, - Это смотря с какой стороны посмотреть. По идеи нам всем нельзя колдовать вне Хогвартса до совершеннолетия, но это ведь не только и не сколько ради нашей безопасности или безопасности окружающих. У меня день рождение в ноябре, и неужели я должен был терпеть и не пользоваться палочкой до сентября?! – младший Нотт чуть нахмурился, вспоминая, как разгорячено спорили на этот счет его родители. Благо разум победил и тогда наследнику Ноттов позволили упражняться в заклинаниях еще до первого курса. - Так вот. Закон этот скорее защищает магглов от нас… Или нас от магглов. Он создан к Статуту о Секретности, поэтому имеет свои изъяны. Так заклинание, которое наложено, действует не конкретно в отношении тебя или меня, или наших палочек, а места, где мы используем волшебство. Заклинание не может различить, кто именно колдует в том или ином месте, просто сам факт выброса магии. Особенно в Нотт-Кастле. Тут одни эльфы могут использовать магию, пока хозяев нет дома. Чтобы наказать нас, аврорам надо будет изымать палочки, проводить исследования. Это сложно и не нужно. Находясь здесь, мы ведь не выдаем тайну о своем существовании магглам, а если что-то испортим, то пусть с нами разбираются родители,- Нотт чуть усмехнулся, и перевернул к Тому книжку, так чтобы друг лучше рассмотрел изображение дуэлянта. -  Нотт-Кастл хорошо защищен от постороннего вмешательства, случайно нам эти щиты не разбить, как и при желании. Ну, или разве что мне надо будет очень постараться. Но зачем? Давай лучше  разберемся с дуэлью? Это ведь не только заклинания, это еще и этикет. Это не бой, а тоже традиция. Весьма красивая, как по мне.
[indent] Маркус отошел на несколько шагов от Тома, не убирая свою волшебную палочку, и внимательным, но в тоже время и очень довольным взглядом посмотрел на друга. Приятно видеть восторженное лицо Реддла и блеск в его глазах. Приятно осознавать себя гостеприимным другом, а не только занудой, который и может, что читать книги и играть в шахматы. А потом ведь ребятам предстоит еще поход в Хогсмит. О, Тому должно понравится. Место, где живут только волшебники. Оно пропитано магией. В нем есть что-то большее, чем развлечения и сладости. Впрочем, и последнее тоже должно привлечь двух первокурсников.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2p7UY.png[/AVA]

Отредактировано Marcus Nott (4 июня, 2017г. 16:40)

+1

16

[indent] Внимает, запоминает, анализирует. Уши слушают, глаза видят, руки трогают - палочку, книгу, словно бы сам воздух вокруг них пытаются пощупать. Том так далёк от всех этих правил, что сколько бы не пытался понять этого по книгам, то всё равно не понимал, зачем оно нужно, для чего. Наверное, и в будущем тоже не поймёт, ведь все эти Статуты и запреты - сплошная глупость, да? Вот и из слов Маркуса тоже выходит что-то подобное, не слишком понятное Реддлу. Не потому, что он вдруг не волшебник и ничего не знает, а потому, что чуждо его природе: магглы и рады сокрытию волшебников, судя по всему, а последние и сами ничего не делают. Тому нравилась магия, она красивая, особенная, сильная. Почему те, кто могут колдовать, должны скрывать это, наказываться? Волшебникам же не страшны магглы. Прожив одиннадцать лет в приюте, мальчик наконец-то понял, почему он был таким странным, почему его боялись и избегали; наглядно увидел, что один маггл слабее одного волшебника, и лишь коллективно, лишь коллективным насилием они могут создавать имитацию силы. Но и волшебники же могут, разве нет? Том решает озвучить это. Нотт конечно же не даст ответа, он ведь тоже ребёнок, который, как и Реддл, рос в отличной от его и столь же ограниченной среде. Потом, спустя несколько лет, Том сам даст Маркусу ответ на данный вопрос, сформировав своё (заразное) мнение и почерпнув его (аргументами) истоки от великих предков. А пока оба ребёнка закинули в себя семя в виде вопроса; любое семя, как известно, со временем прорастает, если находится в благоприятных для этого условиях.
[indent]  - Я слышал, что у Министерства есть списки, куда вносят каждого волшебника, который живёт среди магглов. Чтобы он не мог колдовать, особенно дети. Это всё так странно, так сложно, - проговаривает мальчик, тем не менее не без интереса рассматривая изображение дуэлянта. Такой статный, величественный, явно способный внушить страх и уважение у противника, Реддлу так кажется. Ему нравится. Он отводит взгляд от книги на приятеля, попутно отслеживая его действия. Тоже достал палочку. Она и у дуэлянта была. Значит, нужно быть как этот человек: таким же уверенным и статным. И ему, и Нотту. Мальчик отходит в зеркальной сокурснику манере. - Скажи, Маркус, а почему волшебники вообще скрываются? Они же никому не мешают своей магией, зачем за этим следить и наказывать? - отойдя на пару шагов всё же заканчивает свою мысль, стоя ровно и прямо. Реддл всегда так выглядел, но сейчас ему казалось, что нужно стараться ещё больше. Ему нравится слово "традиция", её понимание в этом обществе, потому что те традиции, что он видит у волшебников, привлекательны для его разума и характера. Не просто драться, как бывало в приюте, а придерживаться этики, ритуалов, определённого поведения,показывая таким образом взаимоуважение и разумность - очень правильная мысль, её мальчик впитал буквально мгновенно.  [AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

+1

17

[AVA]http://funkyimg.com/i/2p7UY.png[/AVA]
[indent] У Маркуса никогда не возникало вопросов похожих на те, что сейчас задает ему Том. Статут Секретности – необходимая для защиты мера. Для защиты кого? И от кого? Сомнений в том, что волшебники сильнее магглов, у Нотта, естественно не возникало, впрочем, сомнений не было и в том, что магглы просто не способны понять их мир. Магия для них это сказки и предрассудки прошлого, а не реальность, не наука, которую можно и нужно постигать и изучать. Магия могла бы стать для них просто ресурсом, который бы они принялись уничтожать, потому что так любили рушить свои творения и создания чужих народов. Нет, не подумайте, это не очень сложный вывод для одиннадцатилетнего мальчика, с которым с малых лет отец занимался историей как магического, так и маггловского мира. Не очень сложный вывод для наследника Ноттов, в котором просто необходимо было развивать критическое мышление, заставляя маленького Маркуса обосновывать и подтверждать каждое его слово. Вывод, который сложился без ведома отца, но не без поддержки материи. Урожденная Малфой, она просто не могла принять некоторые слишком либеральные настроения своего супруга, поэтому, так или иначе, находила средства, чтобы обратить внимание единственного сына на несовершенство мира магглов.
[indent] - Никому нельзя колдовать при магглах, поэтому Министерство жестко контролирует магию, которая может быть использована в непосредственной близости скопления магглов. Волшебники так же обязаны соблюдать конспирацию и носить маггловскую одежду. Она отличается, насколько я видел магглорожденных студентов в Косом переулке, в Хогсмите или в школе в выходные дни. Теперь сходимся и делаем поклон, как изображено было на картинке, - Маркус описывает порядок дуэли, которую ему посчастливилось видеть в жизни, поэтому он помнит основные позиции палочки и приветствия противника и мысли о разграничении двух миров не очень мешают выбранной им «игре». К тому же настоящий бой они устроить еще не в состоянии, только попускать друг в друга зеленые искры и повторять стойки за изображениями на картинках.  Но по Тому нельзя было сказать, что друг расстраивался от этого. Маркусу казалось, Реддл был полностью вовлечен в процесс. Впрочем, и самого Нотта занимало общение с Томом. Иначе был друг таковым не назывался и не получился бы приглашение в Нотт-Кстл.
[indent] - Магглы не понимают магию.  Боятся, наверное. Ведь были времена, когда они устраивали охоты на ведьм. Магглы, знающие о нашем мире, вряд ли хорошо. Думаю, тебе самому будет проще ответить на свой вопрос. Ты ведь рос среди них, а я не разу не был в не магических частях Англии, - когда до Реддла оставалось всего несколько шагов, Маркус остановился, поднял перед собой палочку, потом отвел руку и поклонился. – У тебя же случались выбросы стихийной магии до одиннадцати лет? Магглы видели их? Как они на это реагировали? – мальчик старался говорить спокойно и вежливо, но любопытство все равно слышалось в его голосе. Маркус о магглах только читал, а вот Реддл общался с ними, но, судя по тому, как он не рвался к ним на Рождество, вряд ли ему нравилось. – Расходимся на шагов… - мальчик огляделся по сторонам, - шесть, наверное. Потом разворачиваемся и дальше, кто первый произнесет заклинание. Любое, то же Verdimillious, например.  Оно боевым считается. Можно поставить простой щит, если ты находил это заклинание.

Отредактировано Marcus Nott (7 июня, 2017г. 18:37)

+1

18

[indent] - Да, отличается. Я тоже заметил. Вот значит как, - мальчик наблюдает за тем, что делает сокурсник, и отзеркаливает. И вспоминает попутно, что, в самом деле, различия между маггловским и волшебным миром деталями не раз бросались ему в глаза. Причём если магглов и около того он среди волшебников видел, то наоборот - нет. И даже если учесть, что сам он являлся магом, жившим среди обычных людей, то опыт подобный обретал смысл: магглы ни о чём не знали и принимали особенность за ненормальность. Зато волшебники так не делали. Пока ещё Реддл не окунулся с головой в теории о магглах-животных и вот это всё, но вопросы сформулировались у него уже сейчас. Уже сейчас есть несовпадения и дыры, заметные даже стороннему для волшебного мира ребенком. - Рос, поэтому пока не понимаю. Наверное, мне просто нужно время, - сирота неизменно повторяет и воспроизводит то, что показывал Нотт. Без колебаний, пауз или непонимания. Процесс в некотором смысле завораживающий, затягивающий. Приятный простой ритуал, который, тем не менее, и предупреждает, и говорит о воспитании, и подчёркивает принадлежность дуэлянта к чему-то значимому. Вековому, эталонному, выработанному коллективно, а не одинокой заблудшей душой. Лишённый подобной масштабности в самого детства, сейчас Том улавливал подобное на ходу, понимал и сразу же испытывал, не выпуская обратно. Здесь мелочь, там мелочь, и вот формируется эталонный картинный Том Реддл, совершенно пустой и тёмный внутри, но наполненный до краёв снаружи.  - Да, случались. Уже знаю, что такое нормально, что так происходит у всех волшебников. Они, магглы... начали избегать меня, заметив странности. Когда мне было девять лет, никто из них со мной больше и вовсе не общался. Их пугало то, на что я был способен. И я рад этому, так лучше. Они всё равно думали, что я чем-то болен. Представляешь, Маркус? Магия - болезнь, в итоге сам бы в это рано или поздно поверил. Я и профессора Дамблдора сначала за доктора принял, потому что их уже вызывали. Но он всё мне рассказал и показал, что я такой не один, - Реддлу не нравится вспоминать это, однако, позволив себе окунуться в прошлое, он пока ещё не мог в секунду остановить накат в голове. Немного помрачнел, погрустнел, однако не сказать, чтобы это все глубинно на Реддле сказалось. Он давно привык, воспринимал как нечто естественное, и теперь его разве что давила разница между тем, как было, и тем, как могло бы быть, родись он в семье полноценных волшебников. Что тогда бы всё сложилось иначе, и никакая девчонка его бы не предала, посчитав по итогу «нездоровым», как все те маггловские дети. Том покачал головой сам себе, не переставая наблюдать за Маркусом и повторять приветствие. И-таки переключился от неприятный воспоминаний на то, что ему заведомо нравилось. - Я находил эти заклинания, чтобы меня приняли в Дуэльный клуб на втором году. Нужно быть убедительным, чтобы в него попасть. Ты, наверное, мои мысли прочитал, - мальчик едва приподнял уголки губ. - Я понял, Маркус. Хорошо, давай попробуем с первого раза, - а потом Реддл обязательно захочет, чтобы они повторили. Раз, другой, третий. Отточить приветствие до совершенства, чтобы потом не останавливаться на нём, изучая больше, и больше, и ещё больше магии. Мальчик уже заражается одержимостью волшебством, и вряд ли теперь его отпустит, доколе Том жив. Просто пока не понимает этого в полной мере, принимая нездоровый интерес за уместную адаптацию в новом прекрасном мире. - Вердимилиус! - любопытно же попробовать, как оно всё в комплексе выглядит, правда? Чтобы не топтаться на месте, а сразу усвоить ход, в дальнейшем лишь оттачивая и совершенствуя. Реддл находил смысл в подобном подходе. По крайней мере, ему всё давалось очень просто, чтобы он не задумывался о том, что можно и должно быть как-то иначе. Практически идеальный и большой зелёный искрящийся шар вылетел, быстрый и яркий, рассыпающийся по ходу в поток из частиц. Это заклинание Том не находил сложным. А что бы считалось окончанием дуэли? [AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

+1

19

[indent] - Они очень сильно отличаются от нас. И в быту. Почему-то многие магглорожденные студенты не любят пользоваться перьями. Это даже странно, что мы можем сосуществовать параллельно так, чтобы магглы не воспринимали магию в серьез. Насколько же слепыми надо быть? Но я не знаю, имею ли я право рассуждать о магглах, я о них только читал. Книги по истории, которые мне давал отец. Они, магглы, очень разные, как и волшебники, но все они не верят в настоящую магию, только если в ее пародию, - Маркуса заинтересовала тема поднятая другом, и он по привычке, выработанной в семье, принялся рассуждать, не замечая насколько его слова интересны или не интересны Тому. Младшего Нотта всегда учили думать и говорить, учили обосновывать свое мнение и рассуждать, выражать в понятных и логично выстроенных предложениях свои мысли, поэтому развернутый ответ достойному собеседнику на любопытную тему казался ему скорее выражением своего интереса, чем занудства или желания показаться умнее. Нотт разговаривал и делился мыслями с тем, кто, по его мнению, мог оценить рассуждения Маркуса и мог ответить не менее занимательными мыслями. Ведь именно Реддл поднял тему необходимости волшебников скрываться. Именно Реддл так или иначе, случайно или намеренно, направлял рассуждения младшего Нотта, хотя бы потому что Том был первым знакомым Маркуса, который близко соприкасался с миром магглов. Миром странным, непонятным, не правильным. Тома было интересно слушать. Особенно его речи про его прошлую жизнь в приюте. Маркус улавливал оттенки то ли боли, то ли злости в словах друга, когда тот заговорил о своем опыте общения с магглами. В любом случае, Нотт чувствовал горький привкус воспоминаний Реддла, которые на удивление не рождали в слушателе жалости к новому другу. Нет, Маркус только больше начинал желать рассказать Реддлу о волшебном мире. О совсем другом мире. Намного более лучшем, чем тот, в котором Тому приходилось жить до одиннадцати лет.
[indent]  - Нет, Том, прости, но я вряд ли могу себе представить подобное отношение к магии. "Ненормальный". Хм... У нас скорее "ненормальным" назовут сквиба, вот только мы знаем, что это не болезнь, а скорее злая шутка природы. Магия - болезнь, отвратительно, - младший Нотт не смог скрыть своего негодования, которое отобразилось на его мальчишеском лице. Для него, чистокровного волшебника, магия - это что-то необходимое, но всегда рядом существующее. Это часть его самого, и мира, который его окружает. - Профессор Дамболдор - великий волшебник. Отец хорошо с ним знаком. Думаю, что тебе повезло, что именно он приходил объяснять тебе про волшебный мир, и что тебя отпустили в школу. Я слышал, что некоторых магглорожденных студентов не отпускали в Хогвартс.  А теперь ты здесь и с нами. Как и должно быть, - в конце фразы Маркус улыбнулся другу. Воспитанный от части и либеральным отцом, а не только строгой и консервативной матерью, младший Нотт умел понимать других, или пытаться понимать других. В случае с Реддлом все оказалось очень просто - вопрос о происхождении Тома перекрыли его способности и стремления, понятное и близкое Маркусу желание учиться, любовь к правилам. Том отвечал всем тем ценностям, которые поддерживались в доме Ноттов, поэтому для Маркуса, не забывающего о "свободе, равенстве и братстве" совсем было не важно, как маггловский сирота попал на Слизерин. К тому же, если все-таки Слизерин, Том точно хотя бы полукровка.
[indent] - Эх, если бы. Ментальная магия слишком сложна и опасна для моего уровня. Но я надеюсь, что в будущем ее освою. Ее можно назвать частью наследия Ноттов. Ей хорошо владели многие мои предки, - Маркус еще раз весело усмехнулся, и развернулся спиной к другу, чтобы отсчитать установленные шесть шагов. Младший Нотт не был в себе уверен, когда дело касалось боевых заклинаний и дуэлей. Ему нравился процесс, нравилась церемония, но он боялся проиграть. От этого не мог собраться. От этого его мысли разбегались. Ему еще не достает практики и опыта. Многое приходит со временем. Поэтому он уговаривает себя не стремиться побеждать. Просто игра. Просто показать Тому модель поведения. Тому же нравится. Ему же интересно. Маркус видел.
[indent] - Протего!- всё же успевает развернуться и произнести Нотт, прежде искры ослепили его. Щит удался, но под действием заклинания рассыпался. В принципе не плохо. Маркус боялся, что будет хуже. - Вердимилус!- ответное заклинание не заставило себя долго ждать и столп зеленых искр теперь направился в Тома. Реддл скорее всего отобьет, а там можно будет повторить всю процедуру, или же поикать какое-нибудь новое, более серьезное заклинание в книгах отца.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2p7UY.png[/AVA]

Отредактировано Marcus Nott (29 июня, 2017г. 12:41)

0

20

[indent] - Слепые, - интуитивно выхватил слово, отчего-то особенно зацепившее и понравившееся мальчику. Это бы многое объяснило; то, что магглы слепые, верно? Нет, Том не маггл, он тоже волшебник, он не был слепым, никогда. Но видел, жил среди странностей. Тех, что всю его жизнь давались тяжелее, чем всё то, с чем мальчик познакомился за эти полгода в магическом мире. Реддл видел отличия, как бы то ни было, и понимал, о чём говорил Маркус. Ощущал, чувствовал. Только тот говорил о том, что видел издалека или знал из уст своих родителей. У маггловского сироты же родителей не было, и всё, о чём брюнет говорил, было пережито им в самом деле, пропущено через опыт не одного года.
[indent] - Вот как, ясно, - Том с пониманием дела кивнул. Что мальчик мог добавить к сказанному? Да ничего. Просто запомнить и со временем дополнить собственными ситуациями, которые бы дали сказанному Ноттом смысла в настоящем времени. Однако затем Реддл в миг помрачнел и насупился. - Я не магглрождённый, - резко отозвался Том. Это слово, особенно в контексте всего, о чём они говорили, резануло по слуху, неприятно задев что-то внутри. Вынудило пропустить всё остальное, даже почти забыв, что Маркус говорил и профессоре Дамблдоре, и о других мелочах, на которые бы неплохо ответить. Наверное. Потом, правда, сирота стал мягче, вероятно поняв, что выпустил не ту эмоцию, которую от него ожидал Нотт. - Они были бы рады сдать меня куда угодно, лишь бы избавиться от ненормально мальчика. Это факт, как и то, что я благодарен профессору Дамблдору. Он всё расставил на свои места. И теперь я здесь, Маркус, ты прав, - переиначил  в пояснениях он ранее озвученное и подведя итоги сказанного сокурсником. И как бы у его небольшого выпада даже имелось обоснование, ну, вы же понимаете, да? Когда от тебя хотят избавиться, то как не злиться за сравнение с ними! Ай-яй-яй!
[indent] - Ментальная магия сложная? Ого, я буду знать. Надеюсь, у тебя получится, - а заодно получится у Тома, который всё услышанное наматывал на ус. «Это сложно», - прямой призыв, вызов для маггловского сироты освоить. Для того, чтобы смочь и показать им (да даже себе), насколько все ошибаются и насколько на самом деле мог Том. Чтобы никто и никогда не сомневался, что он волшебник. Даже если пока и о ментальной магии так таковой слышал всего несколько раз, не зная подробностей и её возможностей.
[indent] - Протего! - Реддл также опробовал свой щит. Удивительно или нет, но у него он вышел более внушительным. И о, мальчик словил себя на том, что даже подобие дуэли, ненастоящего, его почти куражило. Потому, что сирота знал, что сможет показать себя? Потому, что тут дело силы и смекалки, а не статуса и окружения? Вполне возможно.Однако, отвечать Нотту искрами снова не стал. Вернее, собирался, причём довольно быстро, однако вдруг остановился. Том похлопал глазами, приподняв брови. - Я хочу что-то более серьёзное, Маркус. Давай выучим? - неожиданно предложил мальчик, глядя прямо на Нотта очень любознательно и самую малость тяжело. Его глаза всегда такими были. - Выучим, а потом повторим. Много раз. У нас же есть время, чтобы довести до совершенства, - с аргументированием и не поспоришь. [AVA]http://sh.uploads.ru/RVjZa.png[/AVA]

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ПРОШЛОЕ » Открой глаза для точки отсчёта [1937]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC