Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Найти тех, кого не ищут [10.06.1952]


Найти тех, кого не ищут [10.06.1952]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

НАЙТИ ТЕХ, КОГО НЕ ИЩУТhttps://78.media.tumblr.com/f7fb145d4456ea5800e5c8a0bf478513/tumblr_ohv0o9vECo1tliyzbo1_500.jpg
Tudor Chebotaru & Tom Riddle

Место, время: не одна точка Восточной Европы, 10.06.52

[indent] Наши научные подходы весьма специфичны, как, стало быть, и интересы. Так ознакомить же вас с ними? Никаких красных комнат. Нас предупреждали, а мы всё равно нашли. И не факт, что Патронус включён в программу. Мы любим рисковать.

[AVA]http://sg.uploads.ru/G75r1.jpg[/AVA]

0

2

Очередное лето раскрыло свои душные объятия, полные желтого солнца и удушливой жары, зеленых листьев и висящей в воздухе дорожной пыли. Мир был ярок, светел и пуст, и ещё не успел нагреться под жизнерадостно палящим зноем - воздух только начинал прогреваться, и влажная роса оседала на цветах и листьях, витала в розоватом воздухе, пропитанном почти осязаемыми запахами зелени, дерева и чего-то ещё. Особенного, присущего исключительно магическому Тимишоару.
Узкие улочки были почти пусты - городок спал, а большие часы с тяжелыми ажурными золотыми стрелками, стоящие на витрине лавки местного часовщика, показывали половину шестого утра. Рядом с кабаком валялось сомнительно живое тело в грязной рубахе и в драной мантии, на вывеске примостилась сонная ворона; большой черный пёс перебежал улицу и скрылся где-то между домами, а из широкой печной трубы одного из трактиров начал валить дым - хозяева пекли хлеб и начинали за ранее готовить еду для постояльцев. Новый день наступал неспешно - как просыпающийся не обремененный заботами школьник в первый день каникул.
По выманенной булыжником мостовой, меж камней которой то там то здесь пробивались трава и одуванчики, шел человек. Он был бодр и полон сил, в отличие от сонно потягивающегося утра. Большие черные глаза на широком смуглом лице смотрели на мир с заинтересованной задумчивостью человека, уверенно движущегося к своей цели, но думающего о чём-то своём. Одет человек был в тёмную мантию поверх расшитой цветочным орнаментом рубашки, вылинявшие брюки и походные ботинки, а на плече его болталась под завязку набитая кожаная сумка-почтальонка, бившая хозяина по бедру при каждом шаге.
Человека звали Тудор Чеботару, и он и правда был немного не здесь - и не только сейчас. Это было его нормальным состоянием на протяжении всей его осознанной жизни - Тудора никогда не занимал реальный мир в целом, так как отдельно подмеченные его фрагменты были куда занимательнее общей картины. Чеботару в принципе воспринимал жизнь фрагментарно и не видел в этом никакой проблемы. Чужие же проблемы при наличии у него такого миропонимания, его мало интересовали, и ещё меньше беспокоили.
Тудор не спал второй день и чудесно себя чувствовал - просто потому что жизнь была прекрасна, била ключом, и ему безудрежно хотелось что-то делать. Благо, дел и занятий у него хватало - найти и поймать трёх наиболее подходящих по комплекции людей для того, чтобы доделать второго Игоря; провести все измерения их физических параметров, невзирая на постоянные попытки подопытных рыдать, кричать и вырываться, и признать пригодным только одного из трёх пойманных магглов, после чего усыпить оставшихся и запереть в хранилище. После была морока с полной разделкой прошедшего отбор и грустное осознание того, что его печень непригодна к использованию из-за цирроза, равно как и большая часть органов выделительной системы, а потому в ход пошли только кости да мягкие ткани, и глаза. Обидно, конечно, что такое количество важных составляющих оказались бракованными, но зато у него есть запас из целых двух живых людей, и целый очищенный скелет со здоровыми крепкими костями! Такими темпами скоро он соберет идеального Игоря 2.0 ещё до того, как авроры начнут что-то подозревать - в конце концов, в этот раз он не допустил той нелепой ошибки, и не таскал местных волшебников - только магглов или незарегестриованных приезжих. 
Так прошел первый день Тудоровской жажды жизни, работы и творчества. На второй же он решил, что нужно прекратить страдать ерундой, и заняться чем-то серьезным и полезным, так как ощутил, что Агата, даже не пребывая в полной мере в этом мире, сквозь закрытые веки неодобрительно на него смотрит. Потому, Чеботару решил, что его невеста права даже будучи в глубоком летаргическом сне, пребывая на грани жизни и смерти, и нужно заняться делами, а не развлекаться. Тудор снял показатели жизнедеятельности и мозговой активности Агаты, обновил чары на её хрустальном гробу, а за одно и протер его до такой степени прозрачности, что стекло стало почти невидимым. Самочувствие его спящей красавицы оставалось без перемен, и это его расстроило, но не слишком - результаты показывали, что Агата видит сны, а мертвым и бездушным ничего сниться не может. А такая стабильность обнадеживала - в конце концов, теперь Агате что-то снилось постоянно, и её магический анабиоз был похож на обыкновенный сон.
И в тот же день - скорее всего, вечером(когда Тудор бодрствовал слишком долго и не выходил на улицу больше суток он терял чувство времени), в замок прилетела почтовая сова, которую чудом не заклевал филин Чеботару, Йоль. Забрав у несчастной птицы послание и велев питомице не пытаться убивать почтовых  сов, Тудор, попивая чай с черникой, прочел радостную весть. Его английский добрый друг, со странной фамилией и плохим румынским, но в остальном вполне себе хороший человек с тягой к новому и неизведанному, вернулся в Румынию! И имел неосторожность упомянуть место, где он остановился.
Поделившись хорошими новостями с Агатой и получив дополнительный заряд энергии от распирающих Чеботару положительных эмоций, Тудор, условно позавтракав и допив чай, собрал стандартный походный набор. И не долго думаю, двинулся в город, прямиком в  "Олеакэ де гуной", брать Тома Реддла за ворот его унылой минималистичной мантии, и отправляться вперед, на встречу ново-старым горизонтам. А точнее - ловить дементоров, так как Чеботару опять нечаянно угробил своего домашнего пожирателя душ, нечаянно спалив его адским пламенем. Тудор быстро привязывался к разным тварям, людям и животным, а этот дементор прожил с ним почти год, и даже получил имя - Анка(Чеботару почем-то был уверен, что это дементор-девочка). И пускай дементор не демонстрировал никакой симпатии к своему вынужденному хозяину, Тудор воспринимал его как домашнего питомца и почти члена семьи, а не только полезный инструмент по извлечению душ для эксперементов.
Дойдя до нужного гостевого дома, Чеботару постучал. Через несколько минут ему открыла хозяйка "Олеакэ де гуной", и впустив Тудора внутрь после небольшой дружелюбной ругани на тему раннего утра и уродов, которым не спится, сообщила ему номер комнаты заехавшего днём ранее англичанина - Тома Реддла. Правда, судя по её словам, въехал он не один, но эта мелочь Тудора уже не очень волновала - он пришел сюда за компанией для охоты...отлова дементора во имя благих целей.
Быстро поднявшись на второй этаж, Чеботару от души ударил увесистым кулаком в дверь номера Реддла. А через секунду - решив, что ему слишком долго не открывают, со всего размаху пнул дверь, от чего замок жалобно скрипнул, прощаясь с профпригодностью.
Остановившись на пороге, Тудор, совершенно игнорируя факт того, что он только что выломал дверь, а на часах нет и шести утра, а так же то, что они не виделись с Реддлом почти год, радостно провозгласил: - Том! Бери сумку, флягу и еду - мы идем ловить дементора!

0

3

[indent] Том справедливо считал, что полезными, ценными и просто талантливыми людьми нельзя было разбрасываться. Как и людьми в принципе, будь они живыми, условно живыми, не живыми вовсе и кусками людей. Нехорошо это. Потому связи свои разрывал редко, так или иначе поддерживал, расчёсывал и периодически встряхивал. Самые нужные из них, самые ценные, само собой. Бомонд  те, кто ждали от него чудес да помощи, и сами никогда не забудут, а вот остальные - остальных порой стоит держать в умеренность, скупом, но всё-таки курсе. Наследник достаточно мёртв внутри и мотивирован одним лишь разумом, чтобы никак не относиться к этой простой истине, которой как бы место быть. Слизерин до последней капли, да? Именно потому по прибытию в то или иное место он посредством почтовых сервисных сов, сов других людей и иными, более странными способами, информировал необходимый круг лиц о своём визите. А дальше эти лица делали всё сами, если только британцу не нужно было ничего конкретного, за чем он бы и сам хоть в могилу к мёртвому заглянул. Предсказуемо, что среди данных лиц в Румынии затерялся и Тудор. Даже при условии того странного факта, кто этот человек  принципе умел пользоваться почтой, в смысле понимал механизм прилёта иных птиц с посланиями. И нет, не потому, что глупый - напротив, - а потому, что подобные вещи не вписывались в образ румына как таковые. Слишком просто, слишком быт, слишком конкретно и несущественно. Подобное просто с ним не вязалось, как и ещё много вещей в мире, потому сам факт знания представлял собой нечто особенное. Если, конечно, ударяться в ненужные размышления и образы, в которые Том не ударялся. Он просто написал письма, как гордый Наследник Слзерина не теряя полезной и во многом интересной связи.
[indent] Возвращаясь к тему Величия. Румынский язык Реддл освоим достаточно хорошо, чтобы вникать в его нюансы и, с позволения назвать это так, чувство юмора. С одной стороны, "Немного мусора" - очень близкое к истине утверждение. Что про Тимишоара в целом, что про его жителей, что про гостиный дом в частности. С другой стороны, эта самоирония не слишком далека от того британского, что можно было найти в Лютом или косом. Столь же прямое, а того считавшееся смешным. Магазин палочек так и назывался, лавка Бёрков так и называлась, что угодно - так и называлось. Вот и здесь мусор звался своим именем. А оно, величие, в лице единственного и неповторимого Наследника Салазара Слизерина с Туманного Альбиона, спал в нём. Гордо, непринуждённо и достаточно мёртвым внутри, чтобы на кровать отправить Кристофа, а себе трансфигурировать кровать, брезгуя лишними соприкосновениями. В этих местах бывали многие, делали тоже многое, и не всё вымывалось даже магией. Оставаться же  в иных местах, поднимать местный бомонд или сплетников (а была разница?) своим присутствием откровенно в планы не входило. Ему бы просто переждать, переспать и после решить, на что внутренняя пустота имела запал. Если вообще имела.
[indent] Вчера он традиционно выпил настойку, выкурил трубку и минут десять смотрел  потолок, ловя его покачивания даже в абсолютной темноте, чтобы в абсолютную тьму в последствии и провалиться. Без снов, без мыслей, в ничто, в самого себя. Выключиться усталым и раздражённым с дороги, проснуться добрым и менее раздражённым при свете дня. И если с первой частью у до очарования мрачного британца всё сложилось хорошо, то со вторым пошло что-то не так.
[indent] Включиться он успел почти едва после того, как выключился. Резко. Просто в какой-то момент сработала механика, откинув все детали в сторону. Никакой сонливости, никакого раздражения или радости пробуждения. Лишь спине поднять корпус, палочку (она всегда где-то почти как шестой палец) наверх, кинутое Адское Пламя или коло того прямо к источнику потенциальной (или уже?) опасности. В итоге чёрное пламя на стенах у двери, на полу, где-то ещё, отсутствовавшая по сути там, где ей полагалось быть, дверь, и пожал за ней в коридорчике. И проснувшийся бледный, перепуганный растрёпанный Кристоф.
[indent] Секунда-две-три, включиться полностью. Уровень угрюмости восстанавливается, пустота внутри переходит из сна в реальность, ничего в Томе не меняется, кроме того, что теперь он неотрывно смотрел на Тудора, на чёрное пламя кругом, на едва ли наступивший день. Вообщем-то, не похоже на день. Солнце низко, кругом тихо, а Тудор слишком счастливый. Чеботару, конечно. Кто ещё будет счастливым, когда остальные не очень или совсем нет. Что же, почтовая сова как минимум до него долетела - это Наследник понял вот прямо сходу. Правда, конкретно в данный момент британец едва ли оценивал всю радостность этого мелкого факта.
[indent] - Поставь на место дверь, она без замка перекосилась. И закрой её, - что и прозвучало вместо доброго утра, ругательств и всего, чему наверное стоило быть. В том числе вместо радости от встречи после долгой разлуки. - Кристоф, приготовь чай, - потому что француз почти икал от такого культурного шока и последнее, что бы не сделал - это не поставил бы чай и не попытался бы снова заснуть. Да и в общем-то, Тому плевать. - Жгучей антенницы в подштанники Мерлину, - а вот и ругательства, весьма угрюмые и неплохо вписывавшиеся под некоторую логичную растрепанность только проснувшегося вдруг не по плану человека, - что, драккловы плевки, тобой руководило в момент, когда ты решил прийти сюда сейчас и так? - но подняться-то поднялся, полноценно усевшись на кровати и в неизменной манере глядя тёмными глазами, не наполненными воодушевлением, на фигуру румына. Полного жизни, радости и фрагментарного видения не только глаз да реальности, но и, временами, функционировании мозга.
[indent] А, огонь, да. Потушить его, чтобы не шокировал и не мешался. Между делом.[AVA]http://sg.uploads.ru/G75r1.jpg[/AVA]

0

4

Неожиданно быстро и ловко увернувшись от полетевшего в него огненного шара, Тудор пригнулся, отскочил в сторону и, вскинув палочку, выставил щит. Пролетевшие по касательной ошметки темного пламени лизнули прозрачную преграду,но не причинили магу никакого вреда. Сам же Чеботару, ничуть не обиженный таким приемом, готов был радостно рассмеяться, как пятилетний ребенок при виде ярмарочных каруселей. Он испытывал чистое и неподдельное веселье от такой встречи, отдающееся внутри комком шебутной теплой щекотки, заставляющей широкий рот некроманта растягиваться в почти идиотскую по уровню своей воодушевленности улыбку, и едва ли не подскакивать на месте от рвущейся наружу энергии. Пожалуй, если бы Тудор мог вырабатывать электричество, то сейчас он бы без проблем мог осветить Нью-Йорк - ни чем не только город, но и весь штат.
Где-то в коридоре послышались крики и оживление - кое-кто из других постояльцев, потревоженных шумом, начали аккуратно высовываться из своих номеров посмотреть, что же стряслось. Кто-то осторожно выглядывал из-за двери, смотря на опаленный коридор и тактично исчезая вновь, с твердым намерением срочно съехать, кто-то ругался на сербском и польском. День только начался, перевалив отметку в шесть утра, и ни один человек в "Олеакэ де гуной" не спал, и вряд ли смог бы заснуть обратно.
- Пора за работу - дела не ждут, англичанин! - едва не на распев прогорланил Тудор, широко взмахивая руками, как бы показывая, насколько эти важные дела не могут ждать ещё хотя бы часа три.
- Помнишь, у меня был дементор, про которого я тебе ещё говорил, что он нужен был мне для того, чтобы доставать души, чтобы их взвешивать - мы с тобой тогда ещё что-то болтали такое высокоматериальное и высокопафосное, и ты говорил по-румынски ещё хуже чем сейчас, - затараторил Чеботару, и слова его скакали и  наскакивали друг на друга, напоминая речь буйного шизофазийного больного. - Хотя ты до сих пр говоришь, как будто у тебя рот набит этим вашим несъедобным черным пудингом, хотя английский вообще звучит как будто вам во рту что-то мешает... так вот, дементор. Держал я его, значит, в уютной такой клетке по соседству с запчастями, что б она, бедняга, не голодала...а, да, сейчас починю.
Взмахнув палочкой, Чеботару без особого труда вернул дверь в прежнее положение, как будто бы и не вышибал её от больших и светлых чувств вовсе. Оглядевшись, Тудор так же заметил бледного рыжего молодого человека, чьи огромные глаза занимали половину лица, и дружелюбно махнул ему рукой.
- О,ты тут ещё и не один - вообще замечательно! Здравствуй, парень, как бы тебя ни звали... Кто он вообще? А, вот. Короче говоря, - после очередного сбоя вернулся к своему рассказу Чеботару, пройдя в комнату и с размаху плюхнулся на ближайший стул. - Вот  и жили мы в производственной гармонии - я и мой дементор, а потом что-то пошло не так, и я его сломал, и до сих пор грущу от этого - он мне был как любимый кот, только не линял, не гадил и умел души высасывать.
Тут он сделал небольшую выразительную паузу, во время которой его буйная радость жизни слегка поутихла, так как он вспомнил, что ему было действительно грустно после того, как он нечаянно сжег своего дементора. Вероятно, оно было и к лучшему, так как Чеботару заметно успокоился и перестал напоминать чертика из табакерки на сломанной, постоянно распрямляющейся пружине.
- Поэтому теперь мне нужен новый, а для этого его нужно поймать, а одному мне скучно и не интересно, а тут как раз ты приехал, и я подумал - почему бы не позвать своего доброго иноземного друга с собой?
- И что не так с "сейчас"? - чуть непонимающе нахмурился Тудор, смотря на мятое и бледное ото сна лицо Реддла. - Солнце встало, день начался, время не бесконечное - самое то, чтобы начать!

0

5

Быть мертвым внутри, конечно, занимательно. Оно решало очень многие вопросы в превентивном порядке. И вообще тема, прекрасная для упоминания и обсуждения в любое время года, суток и периодов жизни. Как и в любой непонятной ситуации. Однако, даже в случае смерти внутри оставалась ещё внешняя оболочка, довольно злобная к тому же, чтобы реагировать на раздражители и не терять естественных инстинктов. Нет, Тому по-прежнему требовался сон, как бы не жаль было тратить на него время - больше всего сон и требовался, временами даже больше, чем еда, к примеру. Особенно когда маг вызывал сон методами нетрадиционными, понимаете, да? Впрочем, неважно.
Тому пришлось проснуться, включить тебя, ничем не запустить в  Кристофа - просто потому что тот оказался рядом - дабы не возиться с ним после, себе же создав лишнюю головную боль, коей француз и без того от части являлся. Вместо этого волшебник ненадолго приложил руку к глазам, затем потёр виски, неизменно угрюмо и теперь молча поглядывая на румына исподлобья с одной чуть напряженной бровью.
Нет, компания Тудора, откровенно говоря, являлась приятной, потому что неизменно оставалась бесконечно продуктивной и познавательной. Однако к шуму рядом привыкгнуть непросто, особенно когда он направлен (или задевает) тебя, да. Реддла вот задевал. Это только позже он напомнит себе, что, вообще-то, ему сейчас как раз и нужны раздражители хотя бы для того, чтобы не уйти в себя, застряв где-то между мирами. До сих пор. Для того все эти люди кругом, дракллово подобие отношений с женщинами, прочие ненужные вещи и привычки.
И всё равно пришлось собрать мозги воедино, на что потребовалось не слишком много времени: румын говорил излишне много, громко и живо, чтобы не проснуться. Потому Том пытался слушать и вникать, у него даже выходило. В конце-то концов, "просто так" они с Чеботару никогда не виделись, и тем более просто так волшебник не пришел бы к Наследнику в такую рань, да ещё сюда, да ещё так, да ещё и в таком настроении. Оценка ситуации даже немного взбодрила.
- Это Кристоф, француз, а, не обращай внимания, - перевёл тяжёлый взгляд на объект недо-обсуждения. - Ты ничего не видел, спи, - после чего левитировал себе с тумбочки воду. Она вселила некоторое ощущение жизни. Волшебник поправил непослушную спавшую на лицо челку, закинув её назад. Про себя отметил, что едва ли Тудор изменился. Наверное, он уже и не мог измениться, не в случае этого странного человека.
- Сломал дементора... - британец покачал головой. Вообще, приходить с подобным предложением к человеку, который недавно побывал в Азкабане, построенном, кишащем и облюбованном сотнями дементоров - это то ли глупость, то ли сарказм, то ли гениальная идея. Исключительно в духе румына, даже с трудом назвать то, что подумалось Реддлу, удивлением. Скорее закономерность, новая грань городского сумасшедшего. Только если про этому Тудор может и знал, то про историю с проникновением британца в "разум" этой твари и того, что стало с Реддлом после - никак нет. Тем занимательнее и ироничнее для самого Тома. Он беззвучно усмехнулся. - Судя по всему, ты как раз знаешь, где можно найти ещё одного дикого, пока не сломанного твоим упорством дементора, - упёршись взглядом куда-то между изголовьем кровати и полом, прежде чем перевести взгляд снова на Чеботару. - Пережеванные пикси с этим "сейчас", тебе этого не постигнуть. Мне нужно две минуты, подожди внизу.

И через две минуты, как и обещался, Том был внизу. Как всегда красивый, мёртвый, мрачный, бледный и готовый двигаться... куда-то. Ему неплохо бы развеяться, наверное. Может быть Тудор даже вовремя. Главное не смотреть на время и не помнить о своём пробуждении, о чем британец как раз очень быстро позабыл, ибо лишняя ненужная деталь. [AVA]http://sg.uploads.ru/G75r1.jpg[/AVA]

0

6

- Ох уж эти французы - повсюду они, куда ни плюнь - развелось лягушатников, - не громко, но отчетливо, с ироничным несерьезным негодованием пробормотал Тудор, мельком разглядывая Кристоффа. - Да, мальчик, спи как национальная гордость твоей страны, хех.
Чеботару удобнее развалился на стуле, сложив ладони на груди и играюче вертя в пальцах палочку, начал рассеянно отбивать подбитым железом каблуком беспокойный ритм о деревянную ножку. Мелкий раздражающий звук для всех вокруг - кроме того, кто его производит. Реддл до безобразия медленно просыпался и приходил в себя - кажется, даже в их прошлые встречи он делал это быстрее. Сейчас же англичанин напоминал развалившийся вареник, который отчаянно пытается держать форму, но у него это получается как у Чеботару петь - плохо.
- Ну, ты знаешь, да - дело то житейское, всякое бывает, - Тудор взмахнул палочкой, и вслед за её кончиком протянулся светящийся хвост из блестящий золотых искорок.
- Слишком сильно надавил на бедолагу, и вместо того, чтобы просто оттолкнуть обратно в клетку, он возьми и загорись - моментом вспыхнул как старое тряпье, и всё, - он широко развел руками и многозначительно цокнул языком. - И нет дементора.
Собственные слова увлекали Тудора всегда больше, чем реакция на них окружающих - если Чеботару не прерывать то он, вероятно, мог бы говорить и говорить часами, даже если бы изначальная тема себя исчерпала. Он бы нашел другую, смежную с ней - или нет - и продолжил бы болтать дальше. В прочем, невероятная болтливость Тудора была первым, что о нем узнавали все новые знакомые, и с чем им следовало научиться жить, терпеть, принимать, и вовремя прерывать.
- Естественно знаю, где я взял этого по-твоему, в подвале из плесени вырастил или собрал из остатков на Игоря? Кстати об Игорях - ты из когда-нибудь делал? Очень увлекательное занятие, мы с Агатой пару раз собирали - полезная в быту вещь, я тебе скажу, но потом приходилось разбирать их обратно - её пугало, что они не моргают, и было подозрение, что кто-то из них сожрал нашу кошку, эх...
- Хорошо, друг мой, дождусь тебя внизу - не растекись по дороге по полу, - с усмешкой произнёс Тудор, после чего поднялся со стула и пинком отправил его приблизительно на то место, где он стоял до этого. Скрипнув ножками по полу и чудом не упав, стул с деревянным стуком врезался в стену. Тудор же, не обратив на это никакого внимания, бодрым шагом вышел из комнаты, напоследок обернувшись и махнув на прощание французу рукой - вряд ли это было необходимо, особенно самому Кристоффу, но иногда Чеботару вспоминал про базовые правила вежливости, согласно которым нужно было хотя бы здороватсься и прощаться.
Суета в коридоре улеглась - мини-пожар был потушен, но следы разрушений остались  - черной копотью на стеклах и подпалинами на стенах и линялом ковре. Из-за полуоткрытой двери ближайшего соседнего номера доносились негодующие приглушенные вопли на польском - языка Тудор не знал, но судя по интонации, человек явно говорил что-то оскорбительное и про Румынию, и про Чеботару в частности, за что тому очень захотелось зайти и поздороваться. Делать он этого не стал, справедливо заметив, что, кажется, для таких вещей как отстаивание личной и национальной гордости кулаками он уже немного взрослый, а убивать и тащить тело поляка домой сейчас было не то что бы удобно.
Спустившись вниз и даже извинившись перед смотрящей на него как на нежелательное лицо номер один хозяйкой, Тудор скромно встал у входной двери. Благо, ожидание оказалось недолгим - англичанин все-таки не растекся по дороге, и теперь даже был похож на нормального человека, а не вареный кусок теста.
- Идем же, на встречу чудесному новому дню и прекрасным созданиям, милый друг! - едва не на распев произнёс он, открывая дверь и выходя наружу. Придерживать он её не стал, от чего та сразу же полетела в лицо выходящему вслед за Чеботару Реддлу.
- Паскудный народец эти поляки, я тебе скажу, - не оборачиваясь к англичанину и выходя на дорогу, бросил Тудор. - Терпеть их не могу, если честно... так вот, дементоры. Ты бывал в Трансильвании? Естественно, бывал...а по лесу Хоя-Бачу доводилось гулять?

0


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Найти тех, кого не ищут [10.06.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC