Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ПРОШЛОЕ » Мёртвые молчат, но не живые [весна 1932 года]


Мёртвые молчат, но не живые [весна 1932 года]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

МЁРТВЫЕ МОЛЧАТ, НО НЕ ЖИВЫЕ

Агата & Тудор & Марика
Место, время:  вдурмстранг, весна 1932 года.

[indent] Что делать с покойником? Применять в науке. Как поступить, если его применяют в науке твои родственники? Сделать выводы. Всем.

[NIC]Agata Craiovescu[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/UZeqH.jpg[/AVA][STA]sleepy hollow[/STA]

0

2

Апрель - это такое время, когда всё вокруг тает и течёт, вместо снега с неба падает мешанина из льда и воды, а в лицо бьёт мощный мокрый ветер, кидающий эту пародию на снег прямо в лицо. Дни уже стали светлее и дольше, но солнце по прежнему скрывают низкие облака, а кругом - сырость и грязь, мокрая каша из земли и снега, под которой скрывается ледяная корка, образовавшаяся из-за не стабильности температуры: то она поднималась едва ли не до плюс пяти, и всё вокруг текло, журчало и чавкало, то наоборот, ударяли резкие заморозки, превращавшие подтаявший снег в ледяные глыбы, а начавшие было собираться лужи - замаскированный свежим снегом лёд. Весну в этих суровых приморских краях, где с моря тянуло солёным теплом, а в горах бушевали мощные потоки северо-западного ветра, по праву можно было считать самым тяжелым временем года - дышать было тяжело, атмосферное давление, против которого не защищали никакие чары, наваливалось на обитателей замка, пригвождая к земле, и заставляя вечно хотеть спать, особо чувствительных - страдать от постоянной головной боли, а особо сообразительных - не слезать с бодрящих зелий. Весна в прибрежных горах на севере, близ проходящих тёплых течений заставляла мечтать о зиме, с её непроглядной темнотой, низкими тучами, лютыми морозами и колючей вьюгой - это было и то лучше, чем это отвратительное межсезонье.
Тудор сидел за столом в библиотеке, и без особого старания переписывал из трёх лежащих перед ним книг факты о Харфанге Мантере - скачущие крупные буквы, сильно заваливающиеся влево, и почти лежащие друг на друге, ложились на бумагу неровными строчками. Параллельно с этим, уже карандашом, он делал пометки на лежащем под домашним заданием листе, то и дело отвлекаясь на очередную перепроверку цифр, которым был исписан весь лист. Уже четвертый день Чеботару старательно рассчитывал оптимальную плотность, которой должна обладать зачарованная колба, в которой можно было бы спокойно хранить кровь любого магического гуманоида, чтобы ты не теряла своих свойств и не сворачивалась, вне зависимости от внешних условий хранения. С чарами он более менее разобрался - два плотно исписанных хаотичными столбцами цифр, букв и символов, смотря на которые создавалось впечатление, что это не расчёты и выведение формулы заклятия, а концептуальный рисунок, были вложены в лежащую тут же, на столе, толстую тетрадь в кожаной обложке. Все листы в ней давно закончились, а от обилия вставленных в неё новых бумаг она раздалась вдвое, и закрывалась только благодаря ремешку, которым она была перетянута. Внешне же "тетрадка" выглядела больше как небольшая рукописная книга с разномастными страницами, нежели как тетрадь или записная книга.
Чеботару не любил историю, особенно когда она не затрагивала Румынию и её ближайших соседей, да и то обычно слушал в пол уха и не вникал. На уроках ему было скучно, и он видел в них лишь бесполезную трату времени, которое можно было бы потратить на что-то полезное, вместо того, чтобы два часа слушать о влиянии боярыни Морозовой на восприятие вопросов религии волшебниками Руси, и о лужских колдунах, времён курфюрста Саксонского. Тудору было патологически тяжело заставить себя делать что-то не интересное для себя - потому историю магии он упорно игнорировал. Ровно до того момента, как учитель, поняв, что мирным путём ничего от него не добьется, не устроил ему серьезную выволочку, а после не посадил отрабатывать все его, Тудора, долги, и переписывать все заваленые им работы, к категории которых относились почти все в этом семестре. Как итог - шло воскресенье, за окном мел мерзкий мокрый снег, голова раскалывалась от желания пойти спать и обилия неинтересной и нудной информации, и Чеботару, которому всё-таки было немного обидно вылететь с шестого курса из-за такой глупости как не сданная история, сидел и честно пытался написать эссе о втором директоре Дурмстранга, с оценкой его деятельности как волшебника и о ещё какой-то ерунде, которую Тудо решил просто не упоминать. В очередной раз отвлекшись, Чеботару, распластавшись на столе и подпирая тяжелую кудрявую голову руками, тоскливо взглянул в окно, вспоминая весну в Румынии - в это время снега уже давно не было, и было настолько тепло, что можно было носиться по улице в одной рубашке, буйные кроны деревьев шелестели яркой листвой, а в лесу зацветали дикие цветы и травы.
Ощущая страдания, безысходность, тоску по тёплому, с нормальной весной, Тимишоару, и желание заниматься чем угодно кроме истории магии, Тудор положил поверх эссе лист с расчетами, и жирно зачеркнул очередной не устроивший его результат. Переставил одно из значений, пересчитал, внёс пару поправок, и, наконец, почувствовал то самое полупотерянное ощущение внутренней гармонии, разлившееся по телу одновременно и радостью, и умиротворением - цифры сошлись. Нужно будет показать Агате. И сделать колбы. И чем-то их наполнить - за одно можно будет покидать их из окна, чтобы проверить, насколько они получатся небьющимися. Обведя результат в неровную рамку, довольный собой Тудор широко улыбнулся и зевнул, ощущая радость жизни. А потом перевел взгляд на эссе, и перечислив в голове все известные ему матерные неологизмы, понял, что обрадовался он рано, и с практикой нужно будет подождать.
Глубоко уйдя в свои мысли, а так же в отчаянную борьбу с подступающим приступом сна, обложившийся конспектами и книгами Тудор и не заметил, что рядом с ним появился кто-то ещё.

+1

3

[indent] Агата не была лучшей ученицей во многих предметах, не обладая ярко выраженными талантами, но ей это не мешало. Она всегда имела, что предъявить миру, справедливо считая, что это неплохо компенсировало то, чего не было. В конце-то концов, будь у каждого свой магический талант, то этот самый талант быстро перестал существовать как явление. Агата вообще многое что понимала, и в этом её поддерживала сама история. Пожалуй, любимый предмет девушки, в котором можно было найти все ответы. И научные, и практические, и бытовые. Умение замечать правильных людей, к тому же, не ссориться с остальными, и правильно распоряжаться временем... чужим. Тех, кто этого заслуживал. А там, глядишь, и ответы на свои вопросы будут даны чужими руками, и сам чему-то научишься.  На деле оно всё не так просто, слоёв гораздо больше, но объяснения на пальцах выглядели бы подобным образом. Что самое важное: своего "чужого", чьим временем и руками можно было с умом распоряжаться, румынка нашла. Ни у одной из сторон это не вызывало вопросов, как-то рано и действительно просто уложившись так, как оно было: лаконично и на своём месте. Гармония, в её Мерлиновой бородой запутанном понимании. Или немного романтичном.
[indent] А ведь на самом деле, и Агата не лишена талантов. Скрытых - много, но в чём её нельзя упрекнуть, так это совершенно точно в том, что историю Краиовеску не любила. Напротив: жила, обожала, дышала ею. Едва ли кто-то мог сравняться с ней в этом, Агата уже сейчас была действительно одержима истерией магии, как и самой магией по факту. Не магглов, не чего-то там ещё, но того, что касалось волшебников. Предки, кровь, передающееся из поколение в поколение чудо и недопустимость появления на свет ошибок - девушка нисколько не сомневалась в своей правоте, как и в правоте тех, кто думал подобным образом. И кое-кому приходилось с ней соглашаться. Если не словами, то руками, нёсшими науку. Не верите? Изучите кровь. Не верите? Признайте разницу. Ну же! Проявлявшаяся с осторожной настойчивостью черта, блеск в глазах, но недоступные внешнему миру подробности. Этот самый мир, на самом-то деле, не слишком имел значение. Только как тот, что нёс магию, и как тот, что нёс их.
[indent] Её пальцы начали перебирать длинные тёмные кудри, пока девушка стояла за спиной у пропавшего со всех карт Тудора. В помещение вошла почти бесшумно, только шорох ткани и тихий-тихий скрип. Перебирала, и перебирала, и перебирала кудри, пока не убрала руки, опустившись рядом с ним так, чтобы упереть щёку о его руку.
[indent] - Это не похоже на историческое эссе, - её голос не звучал строго. Плавный, не навязчивый, но до слуха юноши доносился прекрасно. Агату он всегда слышал. Она вообще была едва ли не единственной (или единственной), кто способен вывести его из раздумий. Почти всегда. -  А вот это... - пальцами коснулась лежащей на столе бумаги с расчетами, одной из нескольких, - ведь то, что я думаю? - щека отлипла от руки волшебника.
[indent] Агата не намерена так просто оставить историю без внимания, но и то, что сделал Тудор - это, слишком очевидно, не могло оставаться ьез внимания тоже. Ничего, сейчас растормошит его, и всё будет. [NIC]Agata Craiovescu[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/UZeqH.jpg[/AVA][STA]sleepy hollow[/STA]

Отредактировано Game Shadow (14 декабря, 2017г. 01:33)

0

4

В очередной раз смотря на черновик эссе, Тудор приходил к одному простому выводу, для которого хватило бы и пары абзацев, или даже предложение. Во-первых, Харфанг Мантере был, и был немного мудаком; во-вторых - ему явно нравилось наблюдать за тем, как дети целенаправленно калечат друг друга, так как именно он ввел дуэльную практику, единственным ограничением в которой были непростительные. Нет, времена были суровые, да и сейчас, и тогда, дети отлично справлялись с причинением вреда ближнему своему, но когда директор дает распоряжение о том, чтобы сделать процесс нанесения тяжких телесных и не только учениками друг другу - это казалось Чеботару слегка перебором. В конце концов, некоторые вещи стоило бы оставить в режиме свободного плавания - к примеру, священное право сломать ребра в трёх местах сокурснику, точка зрения которого не совпадает с твоей, и не признающего себя неправым. Но, к великому сожалению Тудора, написать нужно было как минимум одну страницу, и обсценную лексику в учебных эссе было нельзя, даже в тех случаях, когда она имела сугубо литературное происхождение, и никакие увещевания о многогранности языка в этой ситуации помочь не могли. И дополнительные лингвистические и филологические познания могли привести разве что очередному неуду и дисциплинарному взысканию.
Тудор не слышал, как кто-то подошел к нему со спины - будучи сосредоточенным на подборе цензурных синонимов, а так же мыслях о том, каких бы лишних слов добавить, чтобы растянуть предложение - и понял, что позади появился ещё один человек только тогда, когда тонкие длинные пальцы начали перебирать его волосы. Он не вздрогнул, даже наоборот - слегка отклонил голову назад, подаваясь навстречу теплой ладони, так как прекрасно знал, кому она принадлежала. Во всём Дурмстранге были только два человека, которые могли без опаски подойти к нему со спины, и, тем более, начать до него дотрагиваться (Тудор всегда очень остро реагировал на нарушение своего личного пространства,и вполне мог отшвырнуть человека к стене, но при этом сам спокойно влезал в чужое). Для ладошки двенадцатилетней Марики, рука была крупновата, а следовательно...
По округлому лицу невольно расползлась мягкая расслабленная улыбка, и он чуть прикрыл глаза, приобретая сходство с пригревшимся довольным жизнью котом - прикосновения Агаты действовали умиротворяюще. Тудор любил, когда его гладили по голове, да и физические контакты в вообще - просто с крайне ограниченным кругом людей, а любовь к ряду прикосновений и вовсе замыкалась на одном человеке - Агате. Перебирание волос же, хоть и позволялось не одной лишь ей, но только в её исполнении вызывало именно те странные, но не нуждающиеся в объяснении, ощущения легкой приятной дрожи в теле, и как будто заторможенного ощущения касаний - когда она дотрагивалась до его головы, в очередной раз путаясь пальцами в густых прядях, ощущение прикосновения сохранялось ещё на какое-то время. И, морой побери, но как же он любил это странное мление, вызывающее блаженную пустоту в голове, и вызывающее глупую улыбку на лице, и чувство всепоглащающего тепла и чего-то удивительно похожего на умиротворение.
Когда Агата убрала руки, Тудор сонно открыл глаза и невольно недовольно нахмурился, но это выражение быстро исчезло с его лица, когда она села рядом, и привалилась к нему с боку. Она была тёплой и лёгкой, и от неё приятно пахло почти полностью выветрившимся за день травяным настоем, которым девушка мыла волосы, и он испытал обыкновенную для себя потребность дотронуться до неё.
— Это не похоже на историческое эссе,
- Я не дружу с эпистолярным жанром, - отозвался Тудор, возвращаясь из блаженной полудремы разума. - И в принципе не знаю, что ещё о нём можно сказать - информация дублируется, и...что значит дать оценку? Тут должно быть моё мнение, или есть какой-то шаблон с общепринятой точкой зрения? И если он есть, то на кой ляд так ставить вопрос, если вопрос не подразумевает импровизации в ответе? Это просто тупая трата времени, сил и бумаги.
—  А вот это... — пальцами коснулась лежащей на столе бумаги с расчетами, одной из нескольких, — ведь то, что я думаю? — щека отлипла от руки волшебника.
- Да, - мигом сменив негодование на сбивчивое воодушевление с примесью гордости за проделанную работу, кивнул Чеботару. - Я их досчитал - теперь нужна только пара бесхозных колб для основы, чтоб не маяться с лишней трансфигурацией, и всё будет готово к использованию. Можно будет стянуть из хранилища немного драконьей крови, я помню, как Козельбрух как-то говорил о своих личных запасах, и протестировать...да и кровь можно будет потом приспособить... Хотя, лучше бы конечно проверять на человеческой... в прочем, это тоже не особо проблема, если подумать...
Тудор приобнял её за плечи, не сильно, но плотно(насколько позволяла поза), прижав Агату к себе. Ощущение внутренней гармонии усилилось, и к нему добавилось нечто вроде чувства целостности - порой Чеботару на физическом уровне было необходимо обнять Агату, и если хотя бы раз за день не получалось этого сделать, то он начинал ощущать себя ещё некомфортнее, чем обычно, становясь более нервным, раздражительным и потенциально опасным для окружающих, себя и своей успеваемости. Возможно, в характере его привязанности к Агате и вызываемых ею эмоций и чувств и было что-то не совсем здоровое, но это его совершенно не волновало, так как воспринималось как нечто настолько же естественное, как пользоваться волшебной палочкой.
- И нужно будет в начале посмотреть, насколько они будут удароупорные - можно будет покидаться по ним бомбардами, и покидать их в стены и об пол, хотя я бы лучше пошвырял бы их с третьего этажа - так веселее, - продолжил говорить он, обнимая Агату. - Кстати, да, как там дела снаружи? Я немного ещё больше обычного выпал из жизни за эту пару дней...
...и жутко по тебе соскучился.

0

5

6[indent] Иногда Агата задавалась вопросом о том, знал ли Тудор, насколько он неординарный. Нет, знал, конечно знал, просто потому что не было на свете вещи понятное чем это; не было бы иного свойства, которой запало ей в душу и сердце, чтобы там и остаться, стало быть. Но всё-таки, осознавал ли волшебник всю степень своей одарённости, необычности? Девушка порой думала, что нет, ни малейшего понятия не имел, будучи в курсе лишь о самом факте - тяжело отрицать очевидное. Однако же, он был ведь неординарный. Не только содержание черепушки, этот удивительный ход мыслей, но и всё то, что оно затрагивало: его повадки, выражения через прикосновения, реакции, голос и даже внешний. Всё это Агата находила очень занимательным и, что в крайней степени важным, понятным порой только ей (им двоим). А иногда даже посвящённым и доступным разве что ей. Отдельная деталь, согревавшая и сердце, и разум. Четобару просто был её.
[indent] Румынка пальцами сжимала ткань его одежды,  чувствуя её грубую фактуру и тепло от тела. Подняла на него глаза глазам улыбнулась так, что только он способен был уловить её улыбку,  словно бы девушка была какой-то частью него самого.
[indent] - Ты каждый раз задаёшься этим вопросом, только слова меняются,  - она вздохнула, но не собиралась дуться, тем более долго. Тудору такие вещи давались с трудом, уж слишком скрытой на практике казалась польза от них. Для того, в некотором смысле, Агата и была рядом. - Эти работы важны для того, чтобы ты понимал, чего волшебникам стоило  оказаться там, где они сейчас, и мочь то, что они могут. Ты ведь посмотри: стоило только разрешить действительно калечить друг друга на дуэлях, как у учеников появился стимул изучать более сложную магию. Защитную, нападающую, работать над реакцией. Понимаешь,  какое разумное и перспективное решение? - её голос спокойный, мелодичный,  и давление в нём терялось, не бросаясь ни в глаза, ни улавливалось на слух. Оно такое же безумное, как их взаимопонимание и дуэт. Ещё молодой, но уже прочный и на той волне, с которой только под гребень посмертно. - И только твоё дело, какими словами ты это опишешь, если понял эту мысль. Она тогда будет правильной,  - Агата верила в то, что говорило. То немногое, в чём она действительно разбиралась и что понимала, как ей казалось, в самой сути. К ней имелся смысл прислушиваться, даже посторонние люди знали об этом.
[indent] - Знаешь, если ты не будешь тянуть с эссе, то мы займемся проверкой прямо сегодня, - щекой касалось его. Объятия как некая традиция, обязательная процедура. Всё в порядке до тех пор, пока Тудор хотел обнимать её. До тех пор он Агаты и ей совершенно спокойно. Тепло. Приятно. Его руки всегда полны нежности нежности обожания, когда касались румынки. - У Озера была непогода,  неистово бушевала. Мы можем сходить посмотреть, вдруг выкинуло какие полезные для зельеварения водоросли. Там же и твою новую гордость испытать можно, - девушка растянулась в довольной улыбке и потянулась к Чеботару, чтобы легонько коснуться его губ. - Хороший план,  правда?   [NIC]Agata Craiovescu[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/UZeqH.jpg[/AVA][STA]sleepy hollow[/STA]

Отредактировано Game Shadow (10 января, 2018г. 21:59)

0


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ПРОШЛОЕ » Мёртвые молчат, но не живые [весна 1932 года]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC