Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Austria has its own dark tales [21.05.1952]


Austria has its own dark tales [21.05.1952]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Austria has its own dark tales https://telegraf.com.ua/files/2016/10/12466326655_8da4a6b3eb_k.jpg
Marcus Nott & Sophia Stanescu
Место, время: Унтернберг (Австрия), 21 мая 1962

[indent] Практика показала, что Нотта сближают совместные приключения, а Софии их критически не хватает. Ещё одно событие, которое может быть решит, способны ли они поладить, когда ситуация далека от светского привычного окружения.

Отредактировано Sophia Stanescu (30 ноября, 2017г. 16:35)

0

2

Маркус старался сдерживать свои обещания. Особенно приятно было соблюдать данное кому-то слово, если процесс мог принести удовольствие и самому Нотту. Таким как раз был случай с обещанием мисс Стэнеску. Маркус обещал что-то интересное. Что-то темное, понятное ей, интересное ей и гармонично вписывающееся в традиции обеих семей со схожими нравами и схожей, чистой, историей. И Нотт приготовил весьма необычное, как ему самому казалось, развлечение. Австрия, земля Зальцбург, в которой мистических событий происходило не меньше чем в Будапеште соседней Венгрии, один старинный замок с кровавой историей, полной чужих страданий, магглы, которые обратили к нему свое внимание, но еще не успели испортить дух того места, и умелая иллюзия в одной из "случайно" оказавшейся открытой, но не экспозиционной комнатой. Магглы по своей природе глупы и любопытны, поэтому Нотт нисколько не сомневался, что кто-то из туристов поведется на его иллюзию и свернет с экскурсионно маршрута, окажется запертым в комнате, до которой не добрались реставрационные работы, и теми же иллюзиями будет томиться и изводиться до прибытия главной гости, что планировалось Ноттом традиционно для магглов ближе к полуночи. А дальше... Дальше все в руках мисс Стэнеску. Маркус был уверен, что девушку надо будет лишь подтолкнуть, а дальше ее тяга к темноте, которую молодой человек не мог не заметить за их общение, ее кровь, если хотите, возьмет свое. Молодой дипломат предвкушал удивительную ночь и был готов удивляться и наблюдать за своей спутницей, которая сможет показать себя "живую".
Конечно, Нотт замечал, что София почти постоянно ощущает на себе гнет правил и обычай поведения молодой незамужней девушки, которым судя по всему в ее семье уделяют особое внимание, и отец очень строг и требователен по отношению к дочери. Маркус не считал, что это плохо, ведь в частности именно своим поведением София и привлекла внимание младшего Нотта, но хотя бы на несколько часов вытащить мисс Стэнеску "за рамки" должно быть увлекательным зрелищем. Маркус даст ей полную свободу в стенах того замка. И посмотрим насколько верна поговорка, что свобода опьяняет лучше вина.
Но пока молодые люди сидели в маленькой кофейне Утенберга и заканчивали свой ужин традиционным австрийским штруделем. София могла догадываться, что Маркусу есть что ей предложить или показать, помимо прогулки и ужина, потому что от отца ее опрашивали в солнечную Италию и предполагалось, что они будут в гостях у Лестрейнджей, знакомится с их новым маленьким членом семьи. Однако Австрия. Маленький город и тихая прогулка, приятная обоим молодым людям, которые не очень комфортно чувствуют себя в толпе. Разговоры обо всем и не о чем. Они уже проводили время подобным образом, будучи только друг с другом. И Маркуса это не напрягало. Софию, судя по всему, тоже.
Нотт чуть улыбнулся своим мыслям, отламывая кусочек штруделя. Он предвкушал их ночь. И, наверное, стоит вернуться в замок заранее. Дать Софии время осмотреться, привыкнуть, почувствовать себя хозяйкой положения, а не сторонней наблюдательницей.
- София, а ты знаешь что-нибудь о замке Моосхам?, - начал Маркус почти не пытаясь больше ходить вокруг да около главного события. -  Он находится совсем не далеко от сюда. У него, как и у многих средневековых замков, своя история и свой характер. Но этот всё же он немного выделяется из ряда заброшенных замков, которым магглы предписывают мистические свойства. Он имеет культурную ценность и для нас.

+1

3

[indent] За последний месяц Маркус очень сблизился с Софией. Они довольно часто проводили время вместе и, что важно, отец девушки не выступал против такого общения. Он не глупый, многое понимал, дочь в который раз в этом убеждалась. Она даже от просто компании Нотта получала многое из того, чего была лишена раньше. Включая как простое общение, как оживлённую практику Искусств, которая в доме всегда проходила под иным предлогами и в иной обстановке. Маркусу сейчас нужна была поддержка и внимание, ненавязчивый уход, и это как раз являлось тем немногим, что умела делать София, но с чем справлялась и чему была научена великолепно. И она, и он чувствовали себя в этих условиях достаточно комфортно, и могли позволить себе даже в некотором смысле отдыхать от происходившего кругом. И Нотт, и Стэнеску каждый уставали по-своему.
[indent] София не отказала волшебнику в небольшом путешествии и даже обрадовалась поступившему предложению. Германия и Австрия, как и Румыния, нравились ей своей характерной выдержкой и магической культурой, насыщенные на гордость, темноту и историю. Приятно стало обнаружить, что и Маркусу тоже. Снова их интересы сошлись.
[indent] Они в который для себя раз устроились в небольшом заведении для спокойного провождения времени. Унтернберг  София ранее не видела, потому, если честно, нисколько не сомневалась, что англичанин планировал ей что-то показать. Непременно интересное, ведь и её вкусы он быстро успел понять, и любознательность, и симпатию по отношению к его компании.
[indent] - Вокруг замка ходит множество легенд, некоторые волшебники даже совершают в него паломничество в знак памяти. Другие боятся просто приближаться, - её голос почти никогда, включая нынешний разговор, не имел выраженного окраса, был грубоват и не нежен, хотя и не отдавал в мужской. Так исходило из её характера, и иначе уже даже представить невозможно. - Ты хочешь, чтобы мы отправились туда? - напрямую уточнила девушка. В голове сами по себе выросли воспоминания, связанные с изученными историями об этом замке. Никогда у неё не было возможности побывать там, даже мысли об этом, и теперь Маркус предлагал. Так ведь? Решительно и точно зная, что его спутнице идея понравится. Хотя София совсем и не знала, что они там могут увидеть, как вообще будет выглядеть изнутри.

+1

4

София не любила юлить, говорить загадками и бессмысленно ходить вокруг да около. Маркус это знал, но всё равно не смог сдержать добрую усмешку, когда девушка прямо спросила, в не Моосхам ли он собирается ее сводить. Да, вывод очевидный, но все же Нотт так долго выдерживал интригу. Какая глупость, оказалось. Разве что чуть приятно для себя, ведь София пока еще не знает, что ее ждут не пустые комнаты старинного замка, и намекать на обратное Маркус не хотел. Еще не время. Он скажет об игрушке в последний момент. Уже там, когда она привыкнет, освоится, когда ей проще будет выйти за границы, проведенные перед ней дома. Сегодня Нотт хочет посмотреть "живую" Софию, которая позволит себе избавится от набора правил и "должна" и побыть собой "настоящей". Только на одну ночь. Но какая это будет ночь!
- Да, София, ты совершенно права. Я хочу, чтобы мы посетили этот замок, когда его закроют для туристов - зачем нам вокруг много магглов?- и именно по этому мы пока ужинаем. Впрочем, и ночь нам предстоит насыщенная, поэтому энергия будет не лишней,- Маркус вновь усмехнулся и сделал глоток кофе, переводя взгляд от девушке к серо-зеленому пейзажу за окном небольшой кофейни. - Ты права и в том, что многие волшебники считают это место местом памяти. Я был на подобном ритуале в Испании несколько лет назад - память, почитание, история, традиции. Все такое понятное нам, не правда ли? Но там все было в духе самих испанцев. Яркое, многолюдное, хоть и безмолвное. Тут не так. На замок только недавно магглы обратили свое внимание. Он очень долгое время стоял одиноко, обособленно, покрытый легендами. Даже нашими легендами. Я, надеюсь, ты не сердишься на меня, что вместо обещанного твоему отцу ужина в Испании у Лестрейнджей, мы посетим Моосхам? - Маркус вновь посмотрел на Софию, на этот раз более внимательно, разбирая ее реакцию, пытаясь понять, чувствует ли она это место так, как он предполагал. Нотту казалось, что он успел не плохо узнать мисс Стэнеску, но всё же всегда есть шанс оступиться. Сегодня бы этого особенно не хотелось. Это ей плата за то время, что она была рядом, пока Реддл прибывал в Азкабане. За то, что помогал и поддерживал. Нотт умел ценить такие вещи, как и видеть искреннюю заботу. Софию не принуждали к общению с ним. Маркус не раз видел, каким огнем в его присутствии вспыхивает взгляд девушки. И сегодня Нотт хотел увидеть большее.
- Насколько я знаю, Румынию не так сильно затронула волна тех трагичных событий, как ее соседние страны. Как эту же Австрию, в которой есть замок Моосхам. Но всё же эти страны соседние. Коснулось ли кого из твоей семьи инквизиция? Ведь, чтобы не писали в учебниках пр истории магии, как бы не говорили, что гореть на костре приятно, было множество более изощренных изобретений магглов для причинения боли. Разве с множеством механических средств сравнится один Круциатус? А теперь они ходят Туда как в музей. И что-то мне подсказывает не чтобы ужаснуться собственной жестокости или попросить прощения у прошлого за их предков. - Маркус говорил много, но говорил по делу и с одной целью, лучше понять на что в этой ситуации ярче реагирует София. Чтобы подготовить ее, немного напомнить ей, что это заместо. И еще раз показать очевидное - магглы животные, глупые, жестокие, примитивные. И они заслужили схожего обращения. У Маркуса заперт в комнате замка только один маггл, которому пока не причиняют физической боли, а сколько волшебников они там запирали в менее комфортных условиях. Узник еще должен быть благодарен, но вряд ли его примитивный разум до этого додумается.

+2

5

[indent] София пила свой горячий напиток и внимательно слушала Маркуса, смотря прямо на него. Девушка знала, что ему больше нравилось, когда она смотрела на него, не отводя взгляда, и сама при этом себя чувствовала комфортно. Ей не было тяжело смотреть на людей вот так, а глаза выражали слишком мало, чтобы запросто считать её намерения или содержание. Было бы содержание, на самом деле! Маркус же как раз из списка тех немногих, кто вообще видел взгляд Софии, и при этом был ещё и тем, на кого он не давил, что важно. Бывали случаи, когда взгляд Софии называли "нехорошим".
[indent] - В Румынии инквизиция имела... умеренные последствия, если сравнивать. У нас она проходила своеобразным образом, и волшебники получили возможность скрываться, - выслушав Нотта до конца, девушка решила поделиться тем, что сама знала. И чтобы беседу поддержать, и чтобы время скоротать, и чтобы отзыв получить. Маркусу, как и Софии, нравилось получать новую информацию или наблюдать реакцию в собеседнике. - Среди моих предков по материнской линии были австрийцы, потому кое-что об этом месте мне знать положено. Мы никогда не посещало его, лишь присоединяясь ко Дню Памяти, устраиваемому австрийцами в Румынии. По крайней мере, мне не приходилось. Потому быть здесь, Маркус, лучше, чем на вечере у Лестрейнджей. Я надеюсь, они тебя простят за такой трюк, - волшебница сделала ещё один глоток, и её маленькая чашечка опустела. - В некотором смысле, ты подтолкнул меня к тому, что мне стоило сделать, но без этого я вряд ли бы увидела этот замок когда-то ещё, - прямо и честно завершила то, что хотела сказать. Слова Стэнеску могли звучать как лесть, подлизывание или что-то в таком духе. Но подобное в неформальной обстановке не свойственно Софии, которая сама по себе была человеком злым, поломанным, но не склонным ко лжи. Потому хотя бы, что правдой можно больнее и сильнее ранить.

Отредактировано Sophia Stanescu (9 декабря, 2017г. 21:30)

+1

6

Маркусу нравилось, что София начала прямо на него смотреть. Было в этом жесте что-то доверительное, во всяком случае, так казалось младшему Нотту, во всяком случае, именно с этой девушкой. Раньше София не решалась. Возможно играло роль воспитание. Маркус уже хорошо понял, что отец Стэнеску консервативен в вопросах уклада жизни его домашних больше, чем многие Британские чистокровные семьи, входящие в перечень священных двадцати восьми. И, наверное, это от части, в большей части, позволяло Маркусу себя так комфортно чувствовать с Софией. Она была умна, но при этом скромна, и не пыталась никому навязывать свой ум. Она была внешне привлекательна, но не вульгарна и не допускала маггловское влияние на свой стиль. Она была ненавязчива, ведома, но при этом могла за себя постоять. Маркус считал, что сочетание всех этих качеств в одной девушке в современном мире явление редкое, хотя, конечно, руководствовался он в первую очередь своим малочисленным опытом общения с противоположным полом. Искреннюю симпатию у Маркуса вызывала только Гестия, но и Нотт никогда не отрицал, что у его кузена хороший вкус.
Слова о том, что для Софии это место особенное, личное, было как раз тем, на что Нотт и рассчитывал. Маленькая месть, или даже вершение справедливости. Потомки всегда отвечают за грехи родителей, кто-кто, а Нотты лучше многих понимают смысл этой фразы. Да и любопытство не всегда благодетель. Маркус еще раз бросил быстрый взгляд к окну и вслед за Софией допил свой кофе. Темнело. Им можно было уже выдвигаться. Они пойдут пешком. В этом больше символизма, больше тонких отсылок, которые София может понять, а, возможно, сможет и прочувствовать.
- Мне приятно слышать, что этот вечер будет для тебя настолько важен. Признаюсь, я старался, продумывая его. Я же обещал что-то особенное,- Нотт вновь улыбнулся мисс Стэнеску и подозвал официанта, чтобы расплатиться за ужин. - Роуланд поймет, ему просто некуда будет деваться. Но главное ты помни, что это еще одна наша маленькая тайна.- Тайн у них в последнее время становилось все больше. Нотт не анализировал этот факт, просто принимал его к сведению. Просто знал, что он может доверять этой девушке. Было в их отношениях что-то понятное им обоим, что-то, что помогало найти общий язык друг с другом и находить это общение приятным.
Прохладный воздух ударил в лицо молодым людям, когда они вышли из кофейни. Маркус предложил Софии свою руку и озвучил ей часть программы на сегодняшнюю ночь.
- Мы пойдем пешком, здесь около получаса. Если тебе будет холодно, то говори. В любом случае, если тебе не комфортно - говори. А там мы надо будет только усыпить одного охранника, и замок в нашем распоряжении. Ты не будешь разочарована.

+1

7

[indent] София согласно кивнула. Идея ей нравилась. Маркус умел угадывать. Ей потом стоит приготовить что-нибудь вкусное или показать ему могилы памятных волшебников в Румынии или Венгрии в знак благодарности. Не женская уловка, но дань его воспитанию, заботе и интересу. Девушка не сомневалась, что за этим лежало и собственное развлечение для Нотта, но одно дело развлекать себя самого, игнорируя других, а другое дело развлекаться самому, занимая других. Выходило, что Маркус умел не только первое, но и второе. София вот, наверное, лишена обоих талантов.
[indent] - Конечно, Маркус. Скажу. Не сомневаюсь, что не буду.

[indent] Шли они в самом деле около получаса. Как раз застали закат, игру теней с холмов и деревьев. Чистый воздух и природа, как и во всех местах, где люди не жили, подобно забитым лакрицами кувшинам. Волшебники не торопились, никуда не спешили. Можно было считать за очередную прогулку, особенно Софии. Она не могла сказать, что природа здесь сильно отличалась от Румынии. Общий дух, почти аналогичные растения, даже местность. Все эти земли когда-то были связаны между собой общим флагом, и не раз, потому что-то схожее за века вовсе не утерялось. Особенно в волшебной части стран, как раз о которых Стэнеску могла говорить с уверенностью.
[indent] Чем ближе они подходили, тем больше и величественнее становился замок. Не напрямую, но косвенно это многое позволяло предположить о практических масштабах того, что происходило здесь несколько веков назад. Место не самое большое в Европе, но по значимости могло посоревноваться почти с любым из них.
[indent] Маркус явно подготовился и изучил вопрос, прежде чем привести Софию сюда. Потому она не пыталась его опередить, показать себя умной или искать ходы, чтобы лишний раз не раздражать мужчину и не портить его планы. Он ведь и сам ожидал многого от сегодняшнего вечера, или даже ночи. Стэнеску не так вдохновлена, как Нотт, но настроение у неё хорошее, приподнятое. И компания приятная, и место символичное. Только не сказать, что светлое или благостное для волшебников. Вот как раз в этом и состояла загвоздка.
[indent] В любом случае, они пришли, куда Маркус и хотел.

+1

8

[indent] Полчаса пути прошли незаметно. Маркус еще не успел устать, и надеялся, что София тоже еще полна сил, чтобы провести на ногах оставшуюся ночь. Самую интересную ее часть. О, Нотту не терпелось преподнести мисс Стэнеску свой подарок в виде глупого маггла, доведенного его иллюзиями до нужного состояния страха и отчаяния, когда надежда еще не потеряна, но и сумасшествие маячит где-то на горизонте. Ей должно понравится. Просто не может не понравится. Темная магия, сопротивляющегося жертва, символическое место. София сможет понять, осознать, прочесть куда больше символов, чем простое насилие и собственное превосходство. В интеллекте мисс Стэнеску сомневаться не приходилось, как и в ее картине мира.
[indent] В замок они попали без труда. Маркус заранее позаботился о том, чтобы примитивная маггловская охрана памятника культуры им не мешала насладиться вечером. Поэтому молодые люди вошли через главный вход. Невербальное "люмус", и тусклый свет на конце волшебной палочки осветил крепкие старинные стены. Нотт улыбнулся. Их игра начинается.
- Многие сторонники либеральных реформ говорят, что магический мир остановился в своем развитии, что он отвергает прогресс,- молодой дипломат говорил не очень громко и не очень быстро, в такт их шагам, которые эхом отдавались от каменного пола в пустом замке. - Но разве не ощущается величие времени в местах, подобных этому? Разве этот замок не пропитан историей, трагедией и кровью. Сколько здесь замучили невинно обвиненных магглов, но это хотя бы справедливо - животные сами страдали от своей жестокости. Но сколько пыток перенесли волшебницы. Настоящие, у которых магия в крови, которая передавалась из поколения в поколение. Мы никогда не мстили магглам за свое гонение. Почему-то всегда стараемся их от чего-то (от себя?) защитить. Иногда мне кажется, что справедливо было бы дать им повод бояться нас. - Где-то на этой фразе молодые люди зашли в ту часть замка, в которой уже слышны попытки бедного маггла выбраться, слышны его крики и мольбы о помощи. Маркус перевел взгляд на Софию и улыбнулся ей. - Пожалуйста, считай сегодняшнюю ночь благодарностью за поддержку, которую ты мне оказала в не самые простые для меня дни. - А после они вошли в залу, в которой один движением волшебной палочки Маркус зажег свечи, чтобы София могла оглядеться. Магглы постарались воссоздать убранство этого зала, но еще и не успели испортить его дух старины. Треснутые стены, пол немного скрипит, но и мебель расставлена, а Нотт хорошо приготовился, поэтому на массивном столе стоит вино и фрукты. Ночь долга, да, и кто знает, насколько просто будет раскрепостить Софию, чтобы она дала себе волю, а виноградный напиток приятно затуманит разум и позволит отдаться магии.
[indent] Глухой удар о боковую дверь нарушил тишину, которая на несколько минут воцарилась в зале, пока София оглядывалась, а Маркус наблюдал за своей спутницей. Впрочем улыбка вновь тронула губы молодого человека, и он осторожно тронув Софию за локоть привлек ее внимание к той самой двери.
[indent] - Там в плену моих иллюзий уже несколько часов тебя дожидается маггл. Он хочет и боится встречи встречи с тобой. Ты можешь его отпустить, а можешь воссоздать все то, что творилось здесь сотни лет назад, и Моосхам вновь наполнится криками, но уже не волшебниц.

+1

9

[indent] София совсем не имела понятия, что хотел показать ей Маркус. Она не умела читать людей, имея слишком мало опыта взаимодействия с ними вне светских, не частных для ней вечеров. И желания обрести познания чужих планов у волшебницы тоже не было, ей хватало и простой наблюдательности. Больше в быту не пригодится и может навредить - так ей говорили, с чем без наличия выбора Стэнеску соглашалась. Только если в её кругу общения все были действительно предсказуемыми, воспитанными в похожей манере, то Нотт от них отличался. Он мог отступить от формальностей, был интересным собеседником и пытался разнообразить общение. Как раз всем тем, о чем девушка догадаться никак не могла, а потому и впечатления её выходили свежими. В Софии, похоже, видел личность, не куклу для украшения дома и молчаливого воспитания детей.
[indent] Замок внутри мало чем отличался от десятков других, очень типичен для своего времени. Но атмосфера в нем царила другая - это правда. Стены пропитаны древней невеселой, кровавой и мрачной историей. Это действительно чувствовалось, и наверняка не только склонной к тёмным материям волшебницей.
[indent] - Мне немного странно слышать о прогрессе в таком контектсе. Он приходит в том случае, если что-то функционирует недостаточно хорошо, если чего-то не хватает. И часто прогресс значит вред другим, всему, что окружает. У магглов так. Но ведь волшебники не стремятся поглотить все вокруг себя, даже амбиции самых высоких семей ограничены, они не пытаются иметь всего. У волшебников уже изобретено то, что делает их жизнь полноценной, и мы просто не спешим за излишками. А если возникает потребность, то неторопливо разбалтываем нововведения, ведь магия позволяет делать почти что угодно. Просто умеем ценить и наслаждаться тем, что уже было создано, не стремясь забывать это, - девушка даже разговорилась. Ей нравились темы истории, сравнения с более примитивным бытом других существ, включая магглов. В этом Стэнеску подкована, потому особенно радовалась, когда Нотт задевал связанные с близкими ей темы. - Это звучит странно, Маркус. Спасибо, - после недолгого молчания призналась волшебница, пускай даже и находила логику в такой постановке этой встречи. Приятно, что Нотт оценил её внимание. Но как оценивать его благодарность в ответ? София запросто выбросила все лишние мысли из головы, полностью отдав себя изучению места, в котором они оказались, и Маркусу. У него имелся план - это подтвердилось, и роль волшебницы в нём тоже.
[indent] Она смотрела по сторонам, собрав руки на спиной, не без увлечения и внимательности рассматривая помещение зала. Очень аутентично и сочеталось с ночью.  Днём замок и помещение в отдельности наверняка выглядели бы заброшено, но в темноте проступала история. Вино и фрукты - как часть этой истории, но предназначались для другого, пускай румынка и отметила их наличие. Ненадолго София увлеклась этим процессам и историческими справкам в голове, пока не раздался голос Нотта. Тогда волшебница повернулась к нему, посмотрев прямо в глаза.
[indent] - Маггл для меня?.. - и в голосе, и в лице можно было отследить нескрываемое удивление. София не ожидала. Никак. Даже на несколько секунд замерла, моргнув пару раз и глядя на Нотта, чудом что не с открытым ртом.
[indent] Нет, если учитывать то, какие у него друзья, суждения, если вспомнить тот Клуб, то подобное предложение выходило в его духе и вовсе не неожиданным. Но это для него, не для Софии. Чего именно мужчина хотел от неё: увидеть пытки, злость, пощаду? Это ли не издевательство над ней, или помощь для неё же? Стэнеску совсем не знала, как ей поступить. Как реагировать. И что испытывала при этом тоже не знала. Всё как-то слилось и смешалось, в от солнечного сплетения и до кончиков пальцев прошелся нервный импульс, заставив вздрогнуть.
[indent] - Я... хочу на него посмотреть, - румынка сама не очень знала, почему озвучила именно это и что намеревалась делать. Но здесь Маркус,  древние стены, история и ночь. Отказываться сразу было глупо, ведь хоть всё это и выходило за рамки любых приличий, оно, тем не менее, предложено до жути воспитанным Ноттом. После всего ими увиденного и пережитого. Он, наверное, понял в Софии то, на что ей традиционно говорили не обращать внимания воспитатели, и не намерен был говорить ей тоже самое, что и другие. Такое противоречие, такая растерянность.

+1

10

[indent] О, сколько всего отразилось во взгляде Софии. Маркус ждал чего-то подобного, но не думал, что ему настолько понравится видеть отражение свечей в удивленном взгляде девушки, который метался от него к двери и обратно. Она растерялась, не знала, как оценить его жест и как правильно поступить. Это все легко считывалось и угадывалось из поведения мисс Стэнеску, выводилось из того, что Нотт о ней уже успел узнать, как успел изучить. Молодой дипломат предполагал, что она остановится в нерешительности перед дверью, знал, что ее надо будет заставлять дать себе волю и немного забыться. Для этого здесь вино и маггл уже напуганный достаточно, чтобы выдавать интересную реакцию, на которую Софии придется реагировать, потому что да, этот маггл для нее, и Нотт не собирался упрощать Софии вечер и принимать решения за нее. Нет, сегодня все карты только в ее руках, осталось лишь убедить в этом мисс Стэнеску, которая явно привыкла быть ведомой, и не сказать, что Маркусу это не нравилось. Просто… Огоньки в ее глазах, когда она смотрела на запретную магию, когда она ее использовала, ему нравились больше. В те редкие моменты София менялась и становилась восхитительна. И вся прелесть была в том, что эти моменты были редки, и Маркус был уверен, что именно с ним (или даже только с ним) София могла пережить подобные впечатления, раскрыться с самой неизведанной своей стороны. В этом осознании молодой дипломат находил особую прелесть.
[indent] Нотт давал время Софии собраться с мыслями и чувствами. Не торопил ее, терпеливо наблюдая за тем, как мечется внутри себя  мисс Стэнеску, как сомневается и теряется. Как набирает в легкие воздух, чтобы тихо произнести свое желание, и в этот момент губы Маркуса расплываются в улыбке. Она его не подвела. Не испугалась, не сказала, чтобы «несчастного» сразу же отпустили. Она хочет посмотреть. Может быть, убедиться, что это все и слова Маркуса реальны. Что же – все в ее руках.
[indent] - Тогда открой дверь. У тебя есть палочка, а он еще пока будет под моими иллюзиями. Но потом я их сниму, когда ты скажешь, - Маркус выделил интонацией последнее «ты» и подошел к Софии с боку почти вплотную, ему казалось, что он слышит, как она неровно дышит, но он точно видел, как вздымается ее грудь при каждом вздохе, как неровно опускается. – Всего лишь маггл. А ты волшебница, чистокровная волшебница из древнего рода с соседней этой земли. Это от него мы прячемся, это им позволяли убивать нас сотни лет назад. Это он, не задумываясь, нанес бы тебе удар, если бы узнал, что ты другая. Но он слабее тебя. Ничтожнее тебя. Это правильно, что ты можешь делать с ним все, что захочешь. Я хочу, чтобы ты поняла, что эта твоя ночь. Что все, что здесь будет или не будет происходить должно совпадать с твоими желаниями, какими бы они не были. Здесь, в эту ночь, правильно все. И все, что здесь произойдет сегодня, как и события столетней давности, останется здесь. Да, София этот маггл для тебя. Поэтому просто открой дверь, а дальше позволь себе все, к чему будет склонять тебя палочка в твоей руке, - Марксу вновь искривил губы в усмешке и осторожно коснулся совей рукой пальчиков Софии, заставляя их крепче обхватить ее волшебную палочку. Пусть она почувствует магию, которая так прельщает ее. Она может отказывать в удовольствии себе, она может не слушать Маркуса, но она не сможет сопротивляться магии, внутри себя. А Нотт ни на минуту не сомневался, что в семье Стэнеску Темной Магии уделяется особое место. Все-таки это была Румыния, страна мрачная, как и люди ее населяющие. Эта атмосфера оставляет отпечаток на волшебниках, на их семьях, традициях и на их магии.

+1

11

[indent] София сама не замечала, как беспокойно дышала, как ей вдруг попеременно становилось то жарко, то холодно. Не замечала, как вздымалась грудь, потому что совершенно не думала о своём состоянии. В ней вовсе не взыграла жалость, страх или человеколюбие. Так уж вышло, что ничего из этого в генетическом коде Стэнеску не осталось, а все возможные початки выбили из неё воспитанием и дикими по меркам многих семейными традициями. Потому она не думала о жалости, о неправильности того, что ей предлагал Маркус. Румынка просто не знала как себя вести. Насколько можно давать себе волю, с чего начать, и как по итогу воспримет Маркус то, что заложено в спокойной девушке, которую он неплохо успел понять, но не знал глубин её внутреннего мира. София и сама полагала, что не знала, на что способна, не имея раньше возможности заглянуть, и потому волновалась, терялась. И, независимо от того, какое решение она примет, что будет дальше? Как будет строиться их общение после? Войдёт ли подобное в привычку Нотта, и как, если так, сама Стэнеску к этому будет относиться? Такого в её жизни не было никогда, даже во время своеобразной практики Искусств в стенах особняка, правда ведь не было, а то, чему девушка не научена, принималось её скрепами воспитания и порядков не всегда охотно. Стоило немного подождать.
[indent] Стихнув внешне полностью, она зашевелилась внутренне, даже к бледным-бледным щекам подступила кровь и они приобрели цвет, что в не очень темном помещении можно было заметить. Какое-то время румынка просто смотрела в одну точку, не отрывая взгляда от двери, за которой находился маггл. Чувствовала палочку, её зов, магию в крови, руку Нотта. Потом перевела его на Маркуса, совершенно никакого понятия не имея, как при этом выглядело её лицо. Если хоть как-то выглядело, конечно.
[indent] - Я поняла, - отозвалась она глухим голосом, даже забыв, что надо моргать.
[indent] Потом снова повернулась к двери, сделала к ней на встречу несколько шагов и благодаря палочке открыла. Весь тот шум, что был заперт в комнатушке вместе с магглом, сразу же выплеснулись наружу. Помещение приобрело совершенно другие цвета. Его наполнение в момент изменилось.
[indent] С магглами Стэнеску близко никогда не общалась, знала о них только в теории, не выходя в их свет полноценно тоже никогда. Теперь один из них был любезно подарен Ноттом, и пускай делает, что сочтёт нужным. Маркус, похоже, своим внутренним миром в извращенности мало чем уступал тому, что скрывалось за стенами семейного гнезда Стэнеску. По крайней мере, улыбка его сказала именно об этом, сбив Софию с чего-то. Он будет смотреть, да? Рука на её палочке, его присутствие и всё, что творилось здесь, говорило об этом. Волшебнице нравилось, но пьянило голову без всякого алкоголя, и сбивало сердце.
[indent] Но для начала она, отойдя от Нотта совсем, решила рассмотреть маггла. Парализовала ему ноги, чтобы не ёрзал. Многие говорят, что они такие же, как и волшебники, просто без магии. Но всё не могло быть так просто, ведь в магглах преобладало животное начало. Смысл без магии? Это ведь уже что-то совершенно другое. К тому же, девушка хотела понять, насколько в себе маггл, что или кого видел на её месте, как воспринимал. Заглянуть ему в глаза, чтобы внутри неё слетел какой-то сдерживающий механизм.

+1

12

[indent] Маркус же уже говорил, что София была восхитительная? Особенно хороша она была сейчас в своем смятение, нерешительности, во внутренний борьбе, о которой Нотт мог только догадываться, но в наличие которой был уверен. София замерла, напряглась, казалось, на какое-то мгновение она перестала дышать, а молодой дипломат лишь неотрывно смотрел на нее, наслаждаясь ее внутренним диалогом с собой, своей сущностью и своим воспитанием. Маркус не торопил мисс Стэнеску, не подгонял, ни на чем не настаивал. Сегодня Нотт передал все карты в руки Софии и был готов выступать только помощником, спутником, и то если румынка самая его пригласит, ведь в эту ночь роль зрителя для Маркуса была привлекательнее роли главного героя. Он хочет смотреть на Софию, хочет понимать и видеть ее. Без маски и без стягивающего корсета. Хочет видеть свободную Софию. Только сегодня ночью.
[indent] Маркус уверен, что она его не разочарует. Девушка с подобным воспитанием, с древними корнями, с темными традициями не может не почувствовать всю прелесть "подарка", который преподнес ей англичанин. Нотт уже знал, что пустая жалось не свойственна Софии, что она как истинная волшебница не испытывает сочувствия к магглам из-за их ущербности. Иначе бы это проявилось еще в клубе Лейстрейнджа, иначе бы она не смогла смотреть, иначе бы совсем не так спокойно и разумно отреагировала на смерть обскура. И София смотрит на Маркуса таким взглядом, который намного красноречивее ее слов. Она действительно поняла и прочувствовала все возможности подарка. Улыбка не сходит с лица Маркуса, может быть, становиться даже чуть выразительнее, хотя вряд ли это видно в полумраке. Они могут только чувствовать настроение друг друга. Это тоже объединяет. Маркус ведь не может оставить мисс Стэнеску без страховки с его стороны. Кто знает, на что способен маггл, желая выжить? Кто знает, на что способна мисс Стэнеску, заигравшись? Нотту бы не хотелось, случайных травм.
[indent] Время будто останавливается, когда София начала неспешно приближаться к магглу. Точный пас палочкой, и мужчине остается только дергаться лежа на полу и осыпать юную колдунью проклятиями, хотя еще секунду назад он видел в ней свою спасительницу. Магглы жестоки, злые и всегда выбирают ругань и насилие. К тому же... Они совершенны лишены гордости. Только посмотрите, как этот взрослый и сильный мужчина бессмысленно дергается и осыпает проклятиями юную девушку... Которая могла бы избавить его от мук. Если бы захотела, нашла убедительным его аргументы. Если бы захотела...
[indent] Маркус смотрит молча. Он торопит Софию, не отвлекает ее от изучения ее подарка и да, все еще улыбается. Ему нравится с каким прагматизмом мисс Стэнеску подошла к своей забаве, как осторожна она действовала, привыкая к обстановке, насыщая атмосферу и пропитываясь темнотой сама. Нотт чуть приближается к Софии, заходит сбоку, чтобы лучше разглядеть обоих. Маггл его не видит. Для него в этой комнате есть только София. Его надежда и смерть. Маркусу нравились эти аналогии. Нравилось угадывать в чертах мисс Стэнеску безжалостность и чистый научный интерес к животному на полу  перед ней. Он еще немного насладится этим зрелищем и контролем над восприятием действительности у маггла, а потом полностью передаст его в руки Софии. Пока же... Пока пусть его еще окружают пугающие звуки, и его внимание приковывают поблескивавшие в темноте глаза мисс Стэнеску, которые в иллюзиях Нотта горят чуть ярче, чем в настоящем, пока София внимательно и придирчиво изучает свой подарок.

+1

13

[indent] Магглу больно, он кричал, бранился и не замечал никого и ничего, кроме неё. Это подтвердило то, что он в себе, воспринимал и видел всё правильно. За то, что он не смотрел по сторонам и не видел Нотта, судить его нельзя, ведь боль ему приняла именно София. Та же София, что могла просто убить его, не мучая, как и просто отпустить, стерев память. Но тот ужас и страх, ненависть и боль, что читались в глазах после всего нескольких манипуляций, буквально заставили девушку дышать глубже. Все эти эмоций для неё, направлены для неё и вызваны её действиями, что дарило очень интересные, симпатичные волшебнице ощущения. Простое для неё, болезненное для маггла заклинание. Для живого, слабого маггла,чьи предки, фигурально выражаясь, посмели покуситься и уничтожить таких, как она.
[indent] Реакция этого существа, этого животного, и сама возможность использовать магию по-настоящему словно бы поднимали писак с поверхности её ровного, сухого и почти безжизненного внутреннего мира. Там наконец-о поднялся ветер, начало что-то происходить, и даже это в отдельности вызывало дополнительную реакцию её самой.
[indent] Он кричал и ругался сейчас, прося о ли пощады, то ли помощи, то ли пуская сарказм и презренные оскорбления. Половины из них Стэнеску не понимала, да оно и не важно было вовсе. Она сделала глубокий вдох и медленно выпустила воздух, сполна насладившись тем, что прорисовалось внутри неё. За это ей хотелось держаться, повторить, перемножить.
[indent] В теории София знала много тёмномагических ритуалов и заклинаний, но последними пользовалась редко, спасибо очень ограниченному опыту. Сейчас его так не хватало, так не хватало, чтобы вытянуть из этого маггла страдания по максимуму! Поэтому ей понадобилось немного времени на то, чтобы оценить и сопоставить свои желания с возможностями.
[indent] У маггла четыре конечности. Две уже сломаны, но потенциал их не исчерпан.
[indent] - Фурункулюс! - выдала румынка голосом негромким, но отличным от того, как он звучал обычно. Скрытый голодный хищник. Ребёнок, который хочет увидеть что-то новое и прекрасно осознающий, что это будет плохим, а потому ещё более любопытный. Ткань на руках по плечи и на ногах по колено оказались отрезаны и отброшены в сторону, и теперь можно было увидеть множество гнойных болезненных нарывов на одной из рук. Этого мало, София не остановится, но отдельно оценила и зацепилась за пораженный, удивленный, испуганный, беспомощный изгнанный взгляд маггла. Также от её действий. - Clavum Descendit! - и ногти на другой руке поочередно выдираются. Только на середине крика маггл перестал орать, да даже дышать. Non Spiranta - самое продвинутое заклинание среди знакомых румынке на практике, оно у неё получалось так себе, но сейчас и этого хватало. Тело животного завалилось на пол боком, тряслось и извивалось, переломанные ноги вздрагивали, но не могли толком шевелиться. Вы посмотрите, как он шевелился, посмотрите, посмотрите! Его лицо начало меняться в цвете, как и белок глаз, от недостатка кислорода ив сего ого, что на него наложили. Но его смерть пока девушке не нужна, потому она убрала палочку, и маггл сквозь боль закашлялся, сделав очень странный и громкий на звучание вздох, чтобы снова почувствовать, что способен дышать и не умер.
[indent]  Но и этого мало. София вошла в кураж, и теперь даже мелкое шаловливое восклицание способно было привести к стараниям маггла. К примеру, Заклинание пальцекусания. В боли и несчастье маггл потянулся к своим переломанным ногам, чтобы лизать пальцы на них, и сколько усилий это ему стоило! Стэнеску замерла в наблюдении, сжимая палочку крепко и чувствуя, как в ней бурлила что магия, что наслаждение. Она неосознанно на несколько секунд перевела взгляд на Маркуса, словно выпила самого сильного снадобья, а после продолжила наслаждаться тем, что сотворила. В будущем пойдём мнение, что психопаты не имеют чувство совести или сострадания, и если так, то Софию можно будет смело отнести к ним. В глазах примитивных магглов, разумеется.

+1

14

София не разочаровала. Да и это было невозможно. Нотт почти не сомневался, что его подарок придется мисс Стэнеску по душе. Что она сможет дать себе волю, разрешить себе выйти за установленные для нее рамки и почувствовать саму себя. Такую какой она стала. Какой могла бы быть, если бы не тысячи должна, к которым девушке придется вернуться как только взойдет солнце. Ведь не будем наивны, Маркусу нравилась прилежная и послушная София. Тихая девушка, прекрасно осознающая свои обязанности. Поэтому молодой дипломат не ставил перед собой цель раскрепостить Стэнеску или доказать ей, что с ним она может быть более свободна, чем в родном доме. Нет, не может. Ни с ним, ни с кем либо другим. Просто Маркус знает, что ей нравится такая, запрещенная, магия. Что ей нравится боль этого маггла, и осознание того, что эту боль причинила она. И Нотт не видел причин, чтобы исключительно в благодарность за проявленную заботу дать мисс Стэнеску то, что ей было так необходимо, но, увы, недоступно. Практику Темных Искусств. И подходящую по всем канон нам жертву. Самому же Нотту нравилось смотреть. Сегодня Маркус планировал использовать свою палочку только для ментальной магии, для которой еще пока время не пришло.
Пока Нотт впитывал в себя то, что читалось во взгляде его спутницы. Заинтересованность мисс Стэнеску. Ее оправданную, чуть ли не научную, любознательную жестокость. Маркус слушал ее голос, который звучал по новому, приобрел оттенки и интонации, которые волшебник раньше не слышал из уст Софии. И, Мерлин, как особенно она была хорошо в минуты, когда произносила заклинания. Когда знала, что последует за ее словами и без сомнения обрекала на это маггла. Маркус улыбался, наблюдая за девушкой. Он совсем не смотрел на человека на полу, и даже крики мужчины звучали как-то отдаленно. Нотт обращал внимание только на главное действующее лицо сегодняшней ночи, и как в этот момент он был доволен собой. Был доволен тем, чему позволил высвободиться из скованной традициями девушки.
Маркус оставляет Софию наедине с магглом буквально на несколько минут. Он отходит лишь чтобы наполнить один из бокалов вином, а после вернуться и поднести красный напиток к губам Софии. Еще немного опьянения ей не помещает. Только добавит азарта.
- Я сейчас с ними иллюзию и он увидит тебя настоящий. Увидит и меня, но запомни, это только твой вечер. И твой маггл,- Маркус делает пас волшебной палочкой, освобождая разум маггла от стилизованных эффектов и позволяя ему погрузиться в реальность не менее пугающую, чем сотворенная Ноттом иллюзия. После молодой человек дает Софии сделать еще один глоток вина и в этот момент, стоя совсем рядом с Софией, Маркусу даже показалось, что он прикоснулся губами к ее виску. Показалось ли?
Нотт достаточно быстро отошел на прежнее место, из которого наблюдал за манипуляциями Софии. Сделал глоток вина, чтобы и самому как-то прийти в чувства. И, наконец... Легелеменция. Да, Нотт хочет не просто видеть, но хочет знать и чувствовать, насколько мисс Стэнеску нравится его подарок. Хочет понимать, на что способна эта юная румынская волшебница, в будущем которой, кажется, Нотт определился.

+1

15

[indent] Так естественно или так странно, что София в этот момент некоего высвобождения не была одна. Помимо неё и жертвы присутствовало третье лицо, которое и распределило роли, дав возможность всем этому случиться. Во многих других случаях волшебница бы очень не хотела, чтобы её видели, но сейчас как раз наоборот. Маркусу позволительно и, более того, девушке хотелось, чтобы её увидели. Чтобы он увидел. Нотт ведь давно разглядел в ней страсть к тёмному, заигрывал с этим, своеобразно почёсывал и никоим образом не понимал. Стэнеску даже позволяла себе думать, что это ему нравился, она точно уверена. А ведь эту сторону в ней прежде мало кто видел, а из тех, кто видел, мало кто оценивал. Плата за плату, и каждый из них сейчас получал свой кусок пирога.
[indent] Крики словно ложились на её внутреннюю скупость, покрывали её, укутывали и делали действительно хорошо. Воодушевление, азарт, адреналин, любопытство подсознательная обида, как и чувство собственного превосходства - всё это румынку переполняло, дарило невероятные ощущения. Отдельно прекрасным было то, что разделяла момент не только она, удовольствие и удовлетворение разносились "за пределы" волшебницы.
[indent] Она наблюдала за Маркусом разве что только боковым зрением, позволив себе всей сознательной частью отдаться процессу. Мучения или познания - зависло от того, с какой стороны посмотреть. Именно потому даже не заметила, как мужчина подошёл, хотя и не вздрогнула, когда губ коснулся бокал с ароматным вином. Его румынка почти не чувствовала, как и прохладного стекла. Самого Нотта рядом - да. И это не отвлекала, она не отвлекалась на него, но заряжалась. Не хотелось его разочаровывать, как и себя. Лишь короткий взгляд украдкой, немного дикий, немного кошачий, был брошен на него, когда она сделала ещё один глоток и почувствовала еще уловимое касание губ к виску. Ей ведь не показалось? А, впрочем, не самое главное шоу этой ночи, и всё вполне вписывалось в рамки происходившей картины. Вспоминать подобные детали и искренне благодарить его она будет позже, когда от этого появится и смысл, и время дойдёт. Пока не о том, Стэнеску тоже бывала самую малость эгоисткой.
[indent] - Он запомнит это так ярко, как ничто прежде, - а может быть это даже станут его последними воспоминаниями, чего Стэнеску сейчас вовсе не отрицала.
[indent] Прошло ещё совсем немного времени, прежде чем маггл оказался вне иллюзий. И ещё меньше до того момента, как его и без того переломанные конечности и неестественное положения тела усугубилось выворотом мышц. Теперь у животного не было и мысли о проклятии, он мог молить, а может молил, лишь о пощаде, что едва ли вообще разбиралось среди его криков, воплей и усталости. От неё, говорят, устают быстро, да и на собственной шкуре Стэнеску могла подтвердить, что именно так. Она не прибегала к Непростительным, она пока его не убивала. Говорят, от боли, от шока, тоже можно умереть, и если так, то волшебнице хорошо бы дойти до этого предела терпения, когда сил не окажется и жизнь сдастся.  Волшебница хотела этого, её сжирало любопытство и страсть посмотреть. И тоже - результат её действий. Она могла бы ничего этого не делать, но шанс предоставлен, значит, должен использоваться.
[indent] Невинный в своём воодушевлении, но совершенно кровожадный взгляд голубых, теперь наполненных глаз ненадолго скосился на Нотта, прежде чем она сделала глубокий выдох всей грудью.

+1

16

Маркус получал извращенное удовольствие, наблюдая за тем, как София развлекалась с его подарком. Теперь, когда к визуальной картинке добавились еще чувства, которые в этот момент торжества магии испытывала мисс Стэнеску, картина стала наиболее полной, и Нотт, наконец, в полной мере понял, насколько он не ошибся с благодарностью и что имел в виду в тот странный вечер под "дрессировкой". София была сдержана. Всегда. И слишком. Она много думала, или даже только думала, а чувства проходили лишь блеклым фоном, это Маркус понял, когда не удержавшись заглянул в недавнее прошлое, в начало их прогулки, когда Нотт лишь напустил тумана на сегодняшнее "свидание". А сейчас мисс Стэнеску раскрывалась, сама получала удовольствие, и не только от магии, которая сейчас бурлила в ней и не позволяла остановиться, но и от того, что за ней наблюдают. Что за ней он наблюдает. Этот факт приятно льстил, и губы Маркуса расплывались в самодовольной улыбке.
Нотт стоял неподвижно, облокотившись на косяк двери и переодически переводил взгляд с Софии на маггла на полу и обратно. Он не собирался вмешиваться, но и не желал отпускать ситуацию. Заклинание все еще работало, связывая двух волшебников ментально, пусть София, увлеченная процессом, вряд ли это чувствовала. Маркус был хорошим легелентом, понятное дело, с таким то учителем, и ведь именно Том научил его "подглядывать", и именно Том предложил присмотреться к мисс Стэнеску. Разумный совет, как и все прочие, которые когда-то Нотт получал от Реддла. Только в этот раз безболезненный, и, действительно, направленый в светлое будущее. Признаться, и до сегодняшнего вечера Маркусом уже было принято решение, окончательное, отступать от которого молодой дипломат не стал даже если бы София о пустила маггла. Он бы потом ей объяснил, что лишняя жалость не к чему, и что темные искусства могут быть прекрасны в отражении ее глаз. Но Маркус при этом совершенно точно знал, что жалости к этому существу у мисс Стэнеску не будет. Не у нее, не с ее воспитанием. Нотт лишь боялся, что Софии будет сложно увлечься процессом, отдаться ему полностью настолько, что даже забыть, что где-то есть другой мир и скоро взойдет солнце. Но темная магия увлекала Софию, девушка не боялась "страшных" заклинаний, и маггл не переставал корчится, издавая нечленораздельнораздельные звуки. Мерзко, конечно. И ничтожно. Но так естественно, что его крики не могут раздражать.
Когда Маркус ловит взгляд Софии, обращенный к нему, он лишь в один глоток допивает оставшееся вино в бокале, и сам смотря на девушку. Он пока ничего не будет говорить, сегодня он не будет вмешиваться. Нотт уже решил, что в следующий раз ему надо будет придумать игру для них обоих. Да, может быть, в начале вечера, готовясь к нему, Маркус думал, что не позволит Софии самой убить их жертву, думал, что это слишком травмирующая волшебника магия, но сейчас Нотт точно знал, что София готова к подобным заклинаниям. Что она хочет их использовать. А кто такой Маркус чтобы лишать ее сегодня удовольствий? Нотт привык сдерживать свои обещания. Сегодня ночью все будет так, как хочет София.

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Austria has its own dark tales [21.05.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC