Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Каждого на кладбище приводит своя история [27.07.1950]


Каждого на кладбище приводит своя история [27.07.1950]

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

— Чем, в случае озвученного тобой, считаются животные, магические твари, полу-разумные существа, которые, так или иначе, обладают элементами или полным самосознанием, ментальной приспособляемостью и, как говорят многие магозоологи, упрощённой формой души? Может ли она, душа, быть вне людей, и если нет, то чем тогда называется их физическое функционирование,

- Для начала, давай внесём некоторую ясность, - проговорил Чеботару, не поворачивая головы к Реддлу, и смотря вперёд, на начинающиеся ряды приземистых каменных и деревянных домиков, высившихся вдоль дороги. - Все полноценно живые объекты можно разделить на одушевленные и неодушевленные.
Тудор прищурился, присматриваясь к шаткому никому деревянному ограждению вокруг одного из ближайших домов - большой старой мельницы, на котором сидела стая ворон, внимательными чёрными глазами-бусинами смотревших на идущих по дороге людей. За забором виднелась спина гигантской волкоподобной собаки, спавшей в тени стоявшего у ограды мёртвого дерева, с которого свисала оборванная верёвка.
- А теперь, имея четкое деление, дадим характеристики обеим группам, - продолжил Чеботару чуть тише, внимательнее присматриваясь к мельнице и её двору. Лопасти медленно крутились, вращаемые ленивыми порывами не освежающего тёплого ветра, и в такт его дуновениям покачивался и огрызок верёвки - мерно и неторопливо, как маятник часов. Вороны молчали, собака спала - Чеботару пристальнее всмотрелся, думая о том, что мельник повесился здесь уже полгода как, а верёвка всё висит, да и тела его исчезло до похорон. Он то знал, в чём было дело, но вот знали ли кто-то ещё - вот что было ему сейчас интересно.
- По сути, к категории живых и одушевленных полноценно относятся люди, а так же волшебные создания, равные человеку по развитию - вейлы, гоблины, кентавры, великаны и русалки. Одним словом все те, кто совместим с волшебниками. У этих существ есть полноценная душа, которую может высосать дементор, есть сознание и разум, и все они имеют схожее биологическое строение, что и позволяет им полноценно скрещиваться. Живые одушевленные существа могут быть превращены посредством некромантии переведены в состояние мертвого неодушевленного, либо мёртвого одушевленного, но об этом позже, - произнёс Тудор, попутно существенно замедлив шаг, а к концу объяснения и вовсе остановившись, и смотря на ворон и лениво просыпающегося пса. Тут он внезапно слегка улыбнулся - нет, чёрт побери, как же это забавно, встречать старых знакомых в такой форме. Интересно, если подойти к ограде, думал Чеботару, и попытаться перепрыгнуть изгородь и погладить этого пса, то посмеет ли напасть на него хоть кто-то из этих молчаливых стражников-ворон, или же сам волкодав? Добрый вечер, Больдо - как жизнь твоя собачья?
- Неодушевлённое живое - это широкая категория, включающая в себя животных, людей с высосанной душой и просто физически живых, магические предметы, обладающие разумом, низко организованных магических существ. Души все эти категории существ не имеют, но у них есть развитое сознание и самосознание, и эмоции, но эти вещи не равны душе, - остановившись окончательно в паре десятков от огражденного участка и встав посреди дороги, продолжил Тудор. - Так что, не правы ваши магозоологи. Душа либо есть, либо её нет - никаких упрощенных форм, ненужно искать сходство с человеком там, где его нет.
Тудор смотрел на медленно просыпающегося пса за оградой - казавшийся неподвижным и неживым, он зашевелился, медленно двигая огромными головой и лапами. Больдо, Больдо - смерть явно не мешает тебе жить. А собачью шкуру ты заслужил, призренный бастард. И тебе ещё повезло,
что твои сторожевые вороны не покинули мельницу после твоей смерти, удачливый сукин ты сын.

Приколич - зверь-вампир, в которого после смерти и обратился бывший при жизни оборотнем Больдо Раду, незаконно рожденный девятый ребёнок предыдущего владельца волшебной мельницы, приподнял тяжелую остроухую голову и открыл мутные глаза. Как и любого восставшего мертвеца, повесившегося Больдо, так и не упокоившегося с миром, тянуло домой - на мельницу. Днём он спал под мельницей или в норе, под защитой могучих корней мертвого дерева, а ближе к ночи выходил из убежища, просыпался, и отправлялся на охоту. При жизни, Раду был не в ладах с Чеботару, Тудор не любил Больдо - во-первых, за то, что он оборотень, во-вторых за то, что он был незаконнорожденным ребёнком от какой-то мутных кровей потаскухи, а в-третьих из-за того, что подозревал, что стараниями Больдо куда-то пропали остальные восемь детей домнула Раду. Собственно, исходом этой неприязни и стала кончина Больдо и его превращение в нежить, хотя Тудору и казалось теперь, что это было слишком мягким наказанием - на его взгляд, уж больно легка была у приколича Больдо посмертная жизнь, если он может позволить себе роскошь спать под деревом в своём дворе. Надо бы сообщить местным о нём - пускай ловят похитителя скота, маленьких детей и неудачливых ночных гуляк.
- К твоему вопросу о ментальной приспособляемости, - после недолгой паузы продолжил Чеботару. - Душа для этого не нужна, нужно сознание, на которое можно воздействовать и изменять. Империо можно наложить и на бездушную оболочку, и извлечь воспоминания из неё не труднее, чем из полноценного человека. Даже из нежити, вроде этой псины, - Тудор кивнул в сторону проснувшегося приколича, устремившего на волшебника пристальный взгляд белых мутных глаз, - можно извлечь какие-то отрывки воспоминаний об их жизни. То, что нельзя забыть даже после смерти, - он расслабленно-загадочно улыбнулся и хмыкнул. Приколич не двигался, смотря на него. Помнит.

+1

22

[indent] Том слушал внимательно, практически никакого внимания не обращая на то, что и как при этом делал Тудор. Он говорил много, и Реддл не мог позволить себе отвлекаться поверх необходимости, чтобы понимать слова румына правильно. Сейчас это для него имело значение, остальное же просто помечалось по факту. Чтобы освоиться с концами, Реддлу стоило подтянуть язык, а лучше подстроиться к его восприятию конкретно Четобару. Не похоже, чтобы в его выражении суть лежала в словах, а не самом понимании и знании о вещах. Немного разные вещи. Но всё-таки.
[indent]  - Это звучит разумно. Но если взять такую классификацию за правду, то из неё вытекают несколько вопросов, проверка которых на практике довольно относительна, - взгляд задержался на псе. Реддл о таких только читал, лично пока не встречал, чтобы вспоминать название вот так вот с ходу (мангорич, приколич, вамповик - что-то из этой серии). Пока и не нужно было, с другим бы разобраться. - Не затрагивая сторону наполнения ментальной магии к каждому из таких видов, какова будет их общая цена и разница? Скажем, цена между человеком и кентавром, измеряемая в душе и лишении жизни, - нет, сказано не очень хорошо.- Буду проще, - место не слишком походило на то, где человек вроде Чеботару мог бы обитать, оно не сочеталось с румыном. Но как некое хранилище или то, где порой можно проворачивать около-безобидные ритуалы. Слишком заметное и не людное место, чтобы устраивать здесь нечто грандиозное. Сюда-то авроры явно не брезговали заглядывать. - Одинакова ли душа у волшебника с кентавром, и эквивалентны их убийства с точки зрения ценности. Мышление кентавров, как и их магия, ограничены. Они ценнее магглов, лишенных всякой магии, но уступают тем же вейлам, а вейлы - волшебникам, - Реддл не показывал собственные образы в голове Тудора, ибо понимал, что это чревато - на него или в принципе, а реакция на подобную магию у волшебника весьма своеобразная и... не совсем предсказуемая, потому пока лучше своими силами. - Влияет ли магия и разум, считай, возможности, на душу? Очевидно наличие некоей иерархии среди живых, но если в этом аспекте? Её размер, объём. Это сходство с человеком тех, кто не человек, но не примитивен в полном смысле, - Реддл чуть напряг брови, уставившись, наконец-то, куда-то в то ли в спину, то ли в бок румыну. Мысли-то ладно, слова-то ладно, но ему нужна была итоговая конкретика, точка, а от неё либо куда-то, либо не тратить время. Только немного отвлекал очередной рандомный набор в голове Тудора: какие-то воспоминания, пёс этот, ещё что-то связывающее. Какое-то синонимичное ощущение реинкарнации. - Выявить эту разницу или её отсутствие на практике - вот что мне интересно. Для самого начала.
[indent] Том много практиковался с потерявшими свои живые свойства материями. С инферналами, к примеру, впервые столкнулся ещё до того, как попал в Хогвартс, потому после счёл делом чести и принципа изучить и их, и сопутствующие нюансы области. Продвинулся в этом деле глубоко, освоил практику: механику, науку, но никак не глубинное понимание. Сейчас ему начинало не хватать теории со стороны, чтобы двигаться дальше. Книги и диалог с собой не могли удовлетворить всех потребностей, потому британец решил обратиться к опыту других. Быть может, на все сто восемьдесят градусов отличный от его собственного - и тем лучше.
[indent] - Этот пёс, - Реддл кивнул на проснувшуюся тварь. - Старый знакомый? - он понял увиденное в общих чертах, но пока не мог понять конкретно, что подразумевал структурированный (что-то такое отследил) в своей хаотичности разум Тудора. Лишь немного времени, и всё встанет на свои места. [AVA]http://s4.uploads.ru/b53NB.jpg[/AVA]

0

23

- Понимаешь, в чём тут шутка, англичанин, - пробормотал Тудор, смотря в мутные глаза приколича, и продолжая мечтательно улыбаться улыбкой человека, думающего о чём-то далеком и приятном. - В том и дело, что душа - это крайне довольно загадочная материя. Она одинакова абсолютно у всех - хоть у кентавра, хоть у вейлы, хоть у тебя. Она всегда имеет одинаковый размер и объём, и, если подумать, вообще ни за что не отвечает в глобальном смысле - сознание существует как бы автономно от неё...сознание вроде бы является частью души, но нет - тогда бы всякие вещества, влияющие на мозг, влияли бы и на неё, но этого не происходит. Душа наркомана такая же, как и у пятилетнего ребёнка, - Чеботару говорил сбивчиво, делая паузы в местах, в которых они явно были не нужны, а какие-то и вовсе проговаривая едва ли не по слогам, в то же время зажевывая другие. Тудор сделал шаг в направлении ограды мельницы - приколич навострил торчащие уши и вытянул шею. Зверь застыл, не двигаясь, напоминая чучело волкоподобной собаки со стеклянными глазами, которые, к тому же, мастер поленился разукрасить. Вороны как-то потерянно переминались с лапы на лапу, навевая мысли об огромных черных воробьях - птицы явно находились в некотором замешательстве, и не знали, как реагировать на приближающегося волшебника.
- Ценность волшебника, маггла и кентавра неравна не с точки зрения ценности их душ, а с точки зрения ценности их жизни, - негромко и почти на распев прошелестел Чеботару, остановившись меньше чем в метре от косого деревянного ограждения. - Тут мнения расходятся, но маггл определенно идет в этой линейке последним, хех, - хмыкнул волшебник, и слегка нагнулся, упираясь ладонями в бёдра. Лохматая кудрявая голова Чеботару оказалась на одном уровне с мордой сохраняющего неподвижности приколича. Тот дёрнул ушами - раздался едва слышный скулеж.
- Душа, душа... кто-то чудесно живет и без неё, да? - как бы в воздух и ни к кому не обращаясь, проговорил Тудор. Тяжелая сумка соскользнула с плеча и ударила его по щиколотке, от чего волшебник чуть покачнулся и слегка сместился, но взгляда от собачьей морды приколича не отвел. На собеседника своего он всё это время не смотрел, и даже не пытался говорить так, чтобы тот слышал его лучше или следил за его монологом - Чеботару просто говорил, следуя заданным направляющим. Том был для него существом чисто номинальным, условно существующим и стоящим рядом лишь физически. Остатки впечатлений от краткого кошмара наяву прошли, и его содержание уже было забыто - Тудор, в конце концов, настолько часто спал и так часто видел сны, что уже давно их не запоминал, и все они хранились где-то в дебрях его подсознания в виде множества разрозненных образов, цветов, звуков и ощущений.
- И ох уж эта постоянная проблема выборки и чистоты эксперимента - найти хорошие части на Игоря порой проще, чем достаточное число подходящего материала для анализа...- пробубнил себе под нос волшебник, и, тряхнув тяжелой лохматой головой, стряхивая с повлажневших от вечерней росы кудрей влагу, выпрямился.
- Вот эта псина вообще чудесно живёт и без души, да Больдо? - уже громче и чётче сказал он. - Сучье животное, - выплюнул Тудор, смотря на одно из собственных творений с плохо скрываемым отвращением.
- Что при жизни обворовывал честных людей, что сейчас тащишь чужой скот...надо будет кому-нибудь намекнуть на то, куда деваются козы и безнадзорные дети, а то больно хорошо живешь...
Зверь прижал острые уши и громко заскулил, хотя будь на месте Тудора любой другой волшебник, он бы, вероятно, уже перемахнул через ограду и перегрыз ему горло.
- Да, знакомый, - кивнул Чеботару, поворачиваясь, наконец, к Реддлу. - Жила тут на мельнице одна обнаглевшая шельма...до сих пор никак не съедет, хотя я ему уже очень выразительно намекнул, что мне не нравится, что он тут живет, и человек он мразотный, да и животное не лучше, - закончил с налётом лёгкого сожаления и с нотками расстроенного разочарования. Таким тоном обычно говорят о непослушных маленьких детях, которые не реагируют на замечания взрослых, и продолжают воровать вишню у соседей.

0

24

[indent] Рассуждения о душе всегда были для Тома наиболее занимательными. По той простой причине, что он уже проделал то, на что решались и что удавалось единицам, не говоря уже о том, что волшебник переступил всё известное науке, шагнув четырежды дальше. За нормы, за границы, за безопасность, за мораль, за здравомыслие. Был единственным, кто знал, каково это на практике и что оно давало. В общих чертах. Детали - они теоретичны. Именно из-за того, что они теоретичны, Реддл и продолжал подстраховываться, разыскивая иные способы обрести бессмертие. Один способ, но непременно сработает. Только умирать, чтобы проверять, британец не планировал.
[indent] Понимать Тудора было тяжело. Дело не только в языке, но и в самой речи, в подаче, даже в отношении: румын зачем-то говорит, но ему словно не хотелось говорить. То ли он делал это для себя, то ли для той проснувшейся твари, то ли для кого-то, кого Том не видел. Потому волшебник решил, что отвечать ему не стоит. Как минимум до тех пор, пока разговор не завяжут с ним, а не... вот это всё. Вместо того он вслушивался, прокручивал услышанное несколько раз, чтобы разобрать смысл, попутно бесстрастно наблюдал. Сначала думал стоять на месте, но после-таки прошелся по дворику у мельницу. Ветхость, примитивность, разруха и ничего более. При правильной подаче, впрочем, именно подобные места хорошо походили для того, чтобы скрываться. Самому, другим или каким-то вещам. Как и маяк тоже годный.
[indent] - А ты, значит, и в реинкарнацию веришь? - Том уставился на псатню, после переведя взгляд на Тудора. - То же бессмертие в некотором смысле. И душа, выходит, для него не нужна. Для чего она тогда вообще нужна, - британец хмыкнул, поправив чёлку ненавязчивым отработанным жестом. То и дело несколько прядей спадали, хоть вовсе отрезай. Вопрос в никуда или самому себе, ибо своей-то душе Реддл нашёл весьма специфическое предназначение. В котором не то чтобы был уверен до конца, просто делая с ней то, что считал нужным. Пока не довёл задумку до конца, потому о конечной эффективности говорить не мог. Но мог догадываться. - Если этой твари и без неё хорошо, то, скажем, поцелованному дементором волшебнику не совсем. Он-то жить будет, но не как это, - кивок на тварь, - потому и разница быть должна. Скажем, способность испытывать что-то, привязка к какой-то части себя или жизни. В теории, - на практике тоже, но некоторые секреты стоило держать при себе, они могли стоить другим, полезным, жизни, - существует и магия разделения, и переселения, и сковывания душ. Очевидно, что это не с душой каждой твари проделать можно, а потому и об одинаковости говорить не приходится. Тогда, правда, открытый вопрос, как доказать любое из мнений и вымереть, скажем, точный вес, - буквально на два шага приблизился, но затем остановился. Вышел некий треугольник: британец, румын и пёс.  [AVA]http://s4.uploads.ru/b53NB.jpg[/AVA]

0

25

- Реинкарнация - это обнадеживающая байка для тех, кто боится смерти и имеет проблемы с воображением, - фыркнул Чеботару. - Будь приличным человеком, не убий, не укради, печень у соседа не вырежи - и тогда из мокрой от мочи и пота кровати мигом переедешь в тело сына арабского шейха. Пф, - он неопределенно взмахнул руками куда-то в сторону и вверх по дерганной дуге, как бы говоря "да, конечно, верю...боги, бред то какой, ты серьезно". Тудор всегда находил концепцию перерождения крайне сомнительной, тем более, что у неё не было ни одного реального подтверждения. Если бы были достоверные сведения о том, что она и правда работает, то многие вещи в его жизни были бы проще, и дорогой, милой Агате уже давно не приходилось бы ждать его замке целыми днями - она сама бы всегда была рядом с ним. Душа - это не сердце, её нельзя достать из одного тела и прижить в другое.
- Зачем нужна душа - вопрос сложный и неоднозначный, англичанин, - после небольшой паузы вновь заговорил Тудор. На несколько секунд он замер, тупо смотря в одну точку - куда-то в пустые собачьи глаза скулящего приколича, но не видя перед собой ни его, ни двора, ни мельницы, ни Загадочного Тома. Лицо его приобрело расслабленно-отсутствующее выражение, с оттенком какой-то неопределенности - чего-то среднего между потерянностью и печалью. Гнев и злобное злорадство при виде бедствующего в собачьей шкуре Больдо Раду как-то сами начали сходить на нет, сменяясь внезапным приступом глухой тоски и чувства опустошенности - так бывало всякий раз, когда он вспоминал о...когда у него мелькали мысли о том, насколько же долог сон его невесты. И сколь многого оказалось недостаточно, чтобы она проснулась. Десять лет Агата ждет его дома не открывая глаз. И дышит она ровно и глубоко, и румянец не сходит с бледных щёк, иногда он ловил моменты, когда под тонкими веками быстро вращались глаза - ей что-то снилось, а сны видят только живые. Она здесь, и она жива - вот только проснуться не может...сколько бы проблем разом решила реинкарнация, если бы можно было просто взять и переместить душу и всю суть Агаты в другое тело, пускай даже пришлось бы ждать ещё долгие годы, чтобы заново вырастить её и воспитать.
Она была бы здесь. И она могла бы проснуться.
- Зачем нужна душа...- с какой-то отстраненной горечью очень тихо проговорил Чеботару. - Зачем...
- Душа не несет определенной функции, но при этом делает тебя тем, что ты есть - разумным существом, имеющим призрачные гарантии на посмертную жизнь,- громче и четче продолжил он, стараясь отогнать тяжелые мысли, и приходящую вместе с ними тоску и отчаяние. - Душа - это ты, она несет в себе всю твою память и личность, сохраняет в тебе волю и способность мыслить и полноценно жить. Душа связана с сознанием, но не является его частью, и может существовать и без него, но сознание без души затухает - остается лишь пустая оболочка с записью о прошлой жизни, а человек продолжает существовать, а не жить. Душа заставляет всё, что в тебе есть, работать так, как нужно, и пока она живет в твоем теле или в ином объекте, ты жив.
Проговорив все это с неожиданной выразительностью, Тудор замолчал и как-то поник - вспыхнув в порыве монолога, он так же быстро потух и перегорел. Он начинал ощущать усталость, и она вытесняла желание совершать какие-то лишние переходы, и сообщать кому-то о приколиче, которого он сам же и создал, чтобы в городке устроили охоту на "волка". Чеботару хотелось домой - к Агате и родным подземельям лаборатории. Рассказать невесте о прошедшем дне, замерить показатели жизнедеятельности, ввести восстанавливающие зелья и обновить чары на зачарованном гробе, в котором она спала; поместить пойманного стригоя в специальную клетку, и снять параметры и с него, потом посмотреть, что из него можно полезного достать для того, чтобы закончить Игоря. В общем и целом - Тудору просто хотелось вернуться в их с Агатой ветшающий замок посреди леса, и заняться умиротворяющими домашними делами.
- А этой твари и без неё хорошо, потому что это гребанная нежить, - буркнул Чеботару, разрывая зрительный контакт с приколичем который, по прежнему прижимая к голове уши, пользуясь моментом уполз в нору в корнях дерева, под которым лежал. - Она была человеком примерно год назад, и тридцати лет ей для ношения этого гордого звания было вполне достаточно, я считаю... Что же до магии, о которой ты говоришь: тут ты прав, но из всего этого проверенно работает только разделение души, и то это дело рискованное и небезопасное. Но, объективно работающее - ибо прецеденты были, но у крестражей есть побочные действия, вроде серьезного повреждения психики и иногда внешней деформации. Но, как бы если тебе очень сильно не хочется умирать, то такие мелочи не особо волнуют, наверное. А сковывание...ну смотря чью душу и для чего - так можно удерживать её в нашем мире, но вот в остальном...
Тудор снова сделал длинную паузу, думая об Агате, которая должна была умереть десять лет назад, но он не дал ей этого сделать. Фактически, он насильно запер её душу внутри тела, искусственно поддерживая в нём жизнь, и, ка кон подозревал, из-за этого душа попросту застряла между жизнью и смертью - здесь Агату держала магия, не давая ей перейти в мир иной. Магия сдерживания души...у него неплохо получилось сдержать её душу от смерти в этом мире, и запереть в теле, но вот заставить жить...
- Ну да, можно было бы поймать кентавра, человека и дементора, и попробовать извлечь из них души и взвесить, - задумчиво проговорил Тудор, ухватываясь за новую любопытную идею. - Ну, в смысле с помощью дементора души достать, правда, в начале тогда нужен дементор, желательно молодой, и выдрессировать его,и не убить при этом - а то был у меня как-то такой казус, неловко вышло...

Отредактировано Tudor Chebotaru (16 февраля, 2018г. 23:49)

0

26

[indent] Этот румын был совершенно самобытным, вот что. Непринуждённый, естественный, безнадёжный в своём своеобразии. Не похоже, чтобы его занимать хоть один насущный вопрос, свойственный окружению Наследника. Ничего и близко стоявшего. Просто мысли, просто потоки рассуждений, какие-то просто получавшиеся поступки и просто реакции - словно бы мир Тудора состоял из чего-то подобного. И то, что британец видел в его голове, за исключением центрального элемента, всю значимость (абсурдность, губительность и бессмысленность) которого пока не имел возможность оценить, соответствовало этому впечатлению. Совпадало. Беспорядок для других, но последовательность и очередность для самого румына. В каком-то смысле, как Том - ровный, прямой, целенаправленный, - но при этом совершенно с противоположного градуса. Насколько централизирована при этом любознательность - это то, что предстояло выяснить. Очевидно только, что достаточно, чтобы Реддл решил продолжить их знакомство как таковое и после сегодня. Точно также, как и Чеботару не выступить против.
[indent] И грустил, или скорее даже уходил в себя, Тудор точно также. Вроде бы как неожиданно, от чего-то своего, отмерзая столь же спонтанно, как замерзая прежде. Сейчас лишь какая-то из нитей, что вела к центральному элементу, движущему мотивацией румына, оказалась задета, введя его в ступор. Интересно. Душа, глубина, движение нити, ступор, отход от неё посредством отвлечения. Похоже, Тудор тоже не без своих скелетов. С учётом его своеобразия, быть этой загадкой должно были что-то до омерзения примитивным, что выходило бы за любые рамки. В детали, снова, пока британец не ударялся. Пока это ему ничего не дало бы, да и Чеботару не похоже, что горел желанием подобным делиться. Что, как ни странно, логично.
[indent] Реддл сложил руки за спиной замком, с лёгким прищуром внимательно вслушиваясь и всматриваясь в нового знакомого. Тот знал про крестражи, не считал это небылицей и в целом не чурался данной темы, в некотором смысле даже выявил к ней интерес. Говорило без вычурных приёмов о его осведомлённости, увлечённости и глубоких познаниях. Как и том, что, узнай тот слишком много, с ним придётся что-то делать. Это змеиное качество неизменно срабатывало в Наследнике Слизерина едва ли не в первую очередь.
[indent] - Это, значит, то, чем мы займёмся. Вопросом души и того, что ей сопутствует, - согласился, констатировал, поставил цель, отметил в причинам пребывания в Румынии - как угодно. - Без практики даже самые складные слова так и останутся домыслами и наоборот.
[indent] Кто бы знал, что для того, чтобы дойти до данного эксперимента, им понадобится не один год? Не имело значения. Как окажется, уже сейчас можно в этом не сомневаться, ментальная, как и условно говоря тёмная магия, слишком насыщенна, чтобы упускать все выпадающие возможности, которые вырисовываются по ходу изучения какого-то вопроса. Задел душу, выпала тема боли, воли, овладения, контроля; задел волю, выпали механизмы реакции, разума, доступа, гибкости. И так до бесконечности. Реддл не привык руководствоваться моралью, считая её единицей ситуационной, точечной и весьма условной, по крайней мере в случае собственного отношения с ней. Тудор не походил (слишком очевидно не являлся ни под каким из градусов) на того, кто считался бы с ней тоже. Это давало прямую наводку на то, что и слов, и действий предстояло много. Если, конечно, Наследник не ошибался. А он, как того пожелала природа, ошибался крайне редко. Только когда речь заходила о примитивных эмоциях вроде любви. Что, впрочем, в этой истории пока не являлось ни точкой, ни препятствием, ни даже её официальной частью. Всё впереди.
[indent] Они попробуют. Всё перепробуют. Включая особые местные настойки. Только не сегодня. Может только одну из.

0


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Каждого на кладбище приводит своя история [27.07.1950]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC