Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».













Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Dark Places [R]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

DARK PLACES

http://i066.radikal.ru/1711/53/a0f9fe7d87f6.gif http://s018.radikal.ru/i500/1711/2f/3f86e60ad51c.gif
Lord Voldemort & Abraxas Malfoy

Место, время: Малфой-Мэнор, 1971
You're a paper doll
I'll fold you how I want

Потому что мы начали войну против тёмного мира, а ты всегда умел... нестандартно праздновать мои успехи вашими руками.

[NIC]Lord Voldemotr[/NIC][STA]on the ashes of their dead incinerated bodies[/STA][AVA]http://s019.radikal.ru/i610/1711/40/1ecb48599199.gif[/AVA][SGN]http://s61.radikal.ru/i174/1711/dc/874d94eac464.gif
Noah came before the flood. I have come before the fire.
[/SGN]

+1

2

[indent] Грязь. Грязь. Грязь.
[indent] Повсюду глянь.
[indent] Она везде.
[indent] На улицах,  в домах, в газетах,  в книгах, в Министерстве. Беспросветная глупость. Одержимость глупостью. Тупик, тупик, тупик, они не слышали. В их головы слова и аргументы за заходили, лишь бились, словно снитчем о перегородку кольца. Они не видели, они слышали, они не ведали,  что творили. Могила для всех и каждого, они рыло её настолько большой и глубокой, что в ней найдётся место для каждого.
[indent] Эта могила не должна была оказаться закончена. Не для тех, кто понимал и ведал. Не для тех, кто не жил в темноте, окруженный иллюзиями.
[indent] Они боялись войны. Они смеялись с Пожирателей и не воспринимали всерьёз тех, кто одиного за другим убирали, заполняли свежую могилу телами создателей. Они оказались настолько глупы, что проснулись лишь тогда, когда уже началась война. Когда было поздно.
[indent] Спасибо им за это.
[indent] Лорд не хотел рушить свою родину. Не хотел вредить ей. Он ценил её. Но сейчас иначе никак. Чтобы спасти, нужно было очистить. Огнем,  кровью и палочкой - кто бы сомневался, что иначе они не понимали; да даже так не понимали, если честно. Очистить зерна от плевел. Они сами захотели и развязали Ему руки. Лорд всегда был приличен и следовал магической традиционной этике. Но раз эти идиоты так хотели быть как магглы,  то Волдеморт решил познакомить волшебников сразу с лучшим изобретением животных - с войной. С настоящей. Не все поняли,  а она уже началась. В лучших традициях маггловской истории, никого и ничему так и не научившей.

[indent]  Пожиратели уже несколько раз собирались за этим столом. Малфой-Мэнор каждый раз принимал их с честью и важностью. Никакие другие древние стены старинных домов не подошли бы так, как эти.
[indent] Каждый раз, когда они собирались, история делала свой рывок вперёд. Глоток свежего воздуха. Порция ритуальный крови. Дань будущему,  жертвы в настоящем.
[indent] После каждого их собрания кто-то пропадал. Сходил с ума. Умирал. Кто-то ненужный,  испорченный, неизлечимо больной. Они не нужны. Пожиратели лишь делали то, что и нужно было, что должны. То, о чем Он говорил и что они уже успели впитать под кожу. Больше не школьный кружок. Больше не дети. Больше нельзя оттягивать. Больше не Том Реддл. Всё изменилось и естественным образом приняло положенную форму. Миру приходилось жнлать то же самое, он шёл им навстречу,  не желая более гнить и терять себя, разбавляясь и смешиваясь с грязью.

[indent] Сегодня они снова собрались. На сей раз, чтобы услышать похвалу и обсудить итоги. Этот дракклов зам.министра мёртв. Его семья. Два аврора и журналистка. Последствия неминуемы, именно этого и жал Тёмный Лорд, этому и пора случится уже очень давно - реакции. Всех сторон и каждого. Шума. Движений. Попыток заляпать грязью то, что оставалось чистым. Он следил за этим. Теперь ещё и открыто влиял. Лорд и его люди - они та сила, что не имела страха и контроля.  Идеальные,  правильные,  одобренные самой природой - не сломать и не одолеть.

[indent] Итогами встречи волшебник оказался удовлетворён, они его вполне устраивали. Мэнор покидать не спешил, осев здесь подобно то ли базе, то ли дому. Как и их зала заседаний сегодня также не покидал. Проводил здесь времни даже больше, чем в библиотеке,  когда таковое имелось. Вот и сейчас засел за огромным пустым столом со множеством тяжёлых стульев по обе стороны. Перебирал пергаменты, что-то рисовал и писал.
[indent] Помещение тёмное,  лишь одна несгораемая свеча рядом с мужчиной. Больше света ему давно не нужно. Он сам стал черно-белым, сохранив цвет лишь в глазах.
[indent] Бледный, белый настолько, что мертвецы бы позавидовали. Чёрные волосы, чёрная длинная, расстегнутая у шеи и чуть ниже мантия, чёрные,  на первый взгляд,  глаза. После той истории в Азкабане много лет назад они так и не вернулись к прежнему своему состоянию. Напротив. Стали то ли кошачьими, то ли змеиными. Темнее чёрного,  но если присмотреться, если расшевелить Волдеморта, то можно увидеть, как они отливали бордовым. Как ни у кого больше. Не как у человека, даже если совершенного. Лорд выше. Его лицо не потеряло своих красивых черт, но иногда при правильном освещении оно, кажется,  сделано из воска -  прикоснись и потечет, потеряет форму и резкость; не было в этом жизни, как и того, что обычно называли душой. Волшебника это не беспокоило. Если магия делала его таким, значит, она способна даже на большее,  чем можно было представить; взаимно влияла и привыкала быть в сосуде-человеке, а не на бесформенной воле.
[indent] В абсолютной тишине, одиночестве и во мраке Он сидел за столом, делая свои дела, а там заодно и думая. О многом. Очень многом. Отсутствие света давно не являлось проблемой - его глаза породнились и с буквальной тьмой. Всё,  что вы слышали о Лорд Волдеморте - самое плохое и невероятное - правда. Только верьте в это.
[NIC]Lord Voldemotr[/NIC][STA]on the ashes of their dead incinerated bodies[/STA][AVA]http://s019.radikal.ru/i610/1711/40/1ecb48599199.gif[/AVA][SGN]http://s61.radikal.ru/i174/1711/dc/874d94eac464.gif
Noah came before the flood. I have come before the fire.
[/SGN]

+1

3

[indent] Не обманывайтесь, на этой войне погибнут миллионы. Схватка за схваткой, новые и новые гарнизоны, все резервные отряды, шпионы и тайники. Это великолепно, это грандиозная война магическо-политической реальности, уже залитая неподдельной кровью человеческих ресурсов. Иногда заглядывая в глаза Милорда, ему кажется, что в отражении он есть нечто большее, нежели талантливое и полезное мясо. В ином случае, жнец в черном не обратил бы на него внимания и не подпустил бы так близко. Это тщеславно греет его. А еще греет осознание одной единственно верной идеологии превосходства. Мрак и боль, и псевдо-волшебники из хлебного мякиша тонут в метафизическом дерьме. Это война, дракклова война. Торжество разрушения и совершенство созидания нового. Бесконечный поток грязи и крови. Незнакомые маги убивают друг друга ради магов прекрасно знакомых. Для него это не кажется неестественным, ко всему привыкаешь. Адаптация. Она длилась слишком долго, чтобы знать место старта и финиша. Она давно стала гармонией. Его константа не давала сбоев и не смещалась в системе координат. Волдеморт был рядом, и Малфой показывал удивительную трудоспособность. Ни одной промашки, подходящее рабочее звено высшей чистокровной пробы.
[indent] Он стал более зрелым. Изменился внешне. Некоторыми изменениями прожжённый вглубь. 
[indent] Ему до сих пор снится та ночь, когда они получили метку. Он стоял ровно, безмолвно, с поджатыми губами, и благодатью принимал агонию, выжигающую клеймо. Не вздрагивал и не кричал, хотя руку сводило судорогой боли. Он чувствовал себя самым элитарным пергаментом, посеребренным под лунным светом, заветным тайником, который позволяет ощущать себя принадлежащим Милорду.
[indent] Он стал более зрелым. Он научился не только принимать боль.
[indent] Абраксасу всегда доставляло удовольствие приносить боль и мучить других. Чем моложе, невиннее и красивее были жертвы, тем сильнее было его наслаждение. И его ненависть к магглам, грязнокровкам и магглолюбам делала пытки головокружительными. Пытки от Малфоя были как фирменный бренд. В них были штрихи, характерные только ему. Не так часто последнее время, но когда выпадала честь, он любил превращать пытки в высокое искусство, а потом перешагивать через трупы своими модными ботинками.
[indent] Он стал более зрелым. И более прагматичным. Эфемерные увлечения не застилали глаза перед четко поставленными целями и принципами.
[indent] Сложно забыть взгляды так наполненные ненавистью. К миру, к ним. Крепкие руки, земля из-под ног. Реакция на голос, вспышки заклинаний, сильная фигура в мантии и опрокинутое навзничь тело с остекленевшим взглядом. Они сдвинулись с мертвой точки, и территория вернулась под контроль. И все.
[indent] Всем свойственно радоваться встрече старых знакомых, даже если в прошлый раз осталось плохое впечатление. Механизм работы прост – знакомое, привычное доставляет удовольствие. Выделенные лица в толпе вызывают улыбки, легкий выброс эндорфинов и мимолетное повышение настроения – ровно до конца момента рукопожатия, до того, как вы разойдетесь. Старые знакомые должны быть приятными гостями. Когда в его дом входят Пожиратели, дверь за ними закрыла война. Ни одно из лиц не улыбалось. Кивнул, подошел и отчитался. Стабильность и спокойствие вызывали умиротворение. Ритуалов стало больше. Хаос рано или поздно исчезнет. Глаза в глаза, пара фраз, скрывается за дверью. Сегодня все прошло как надо, но это еще не конец. Для Абраксаса. Сегодня он не отдаст предпочтение публичности. Он появится вновь после официального собрания, чтобы вкрадчиво остановиться в дверях. Позади за плечами две изящные тени. Каждая кутается в свою мантию, кутается плотно, потому что под ними не имеет ничего кроме тонкой полоски белья вокруг бедер. На лицах еще не проступила печать потасканности, они обе, брюнетка и блондинка свежи, но в глазах обоих густой непроглядный туман. Плененные «Империо», волшебницы шагают в иллюзии добровольности, шагают вслед за их «поводырем» с тростью. Он тактично нарушает уединение, на шаг ступая в пространство. 
[indent] - Милорд, позвольте..? - серебристые волосы в дерзких вихрах отливают в дрожащем свете свечи. Абраксас Малфой останавливается за спинкой кресла Темного Лорда, преисполненный сдержанной покорности. – Я привел вам тех, о ком мы говорили. Это они.
[indent] Вавилонские блудницы в покоях торжествующего война.
[indent] - Одна из них была свидетелем, когда взяли журналистку. Вторая подозревается в шпионаже. – Бракс подает информацию конкретно и порциями. Его голос серьезен. Девицы стоят за спиной, блуждая по антуражу пьяными от заклятия глазами. Одна полукровка, кажется, на ней еще остался корсет под мантией; вторая – бунтарка из чистокровной семьи, топнувшая ножкой моральным устоям. – Желаете допросить? - Малфой поправляет тонкую оправу очков. Его глаза ловят взгляд Лорда, и взгляд этот иссушает, тушит горящий напалм в его разуме. Абраксас слегка опускает вниз подбородок, исподлобья взирает, ожидая указаний.
[indent] Ему стоит бросить один лишь взгляд на потаскух и тут же хочется наколдовать им пару блюдец с огневиски, поставить на пол и заставить их ползти на четвереньках, лакать его с пола, чтоб выгибались рельефными телами как животные. А самому смотреть. Это идея приходит внезапно, озаряет светлой вспышкой и радует нутро. Абраксас Малфой стал более зрелым за эти годы, но некоторые привычки все еще хранились в нем. Так да здравствует пир во время чумы.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2zpz6.jpg[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2zpz5.gif[/SGN]

Отредактировано Abraxas Malfoy (16 ноября, 2017г. 05:09)

+2

4

[indent] Тёмному Лорду не нужна была легилименция, чтобы понимать больше, чем скрывалось в лице, повадках или молчании тех, кто к нему приближён. Им бы не помогла даже легилименция, чтобы понять Его, но в том ведь и разница. Этот продвинутый, развитый в Лорде до предела навык уже перестал быть чем-то, что вызывало вопросы или сомнения касательно предела. Она стала частью него, выходила за рамки головы, палочки или тела, перейдя на качественно другой уровень. Тот самый, который и не давал никому сомневаться в силе. Тот самый, который делал его ещё меньше человеком, давая ещё больше прав, недоступных другим; только Юпитер. Прав, которыми, тем не менее, волшебник пользовался очень сдержанно, умеренно, а потому правильно сказать, что часто даже воздерживался от. И в этом, пожалуй, заключался один из отдельных его талантов, почти что самый загадочный, странный и составлявший то, что можно было назвать подобием харизмы Волдеморта.
[indent] Когда Абраксас вошёл в зал, когда прошёл (не один), Тёмный это услышал, не проигнорировал. И когжа устроился позади за спиной. Лишь не нашёл необходимым как-то реагировать, пока. Потому не отрывался от дела. До тех самых пор, пока Малфой не заговорил. Брюнет отвлек бледное, почти белющее лицо, обернувшись через плечо и едва наклонив корпус, чтобы высокая спинка стула (трона) не мешала. Волосы спали на него, контраст. Всего два цвета в одном существе. Высшем из доступных.
[indent] - По доброй воле за такой девицы больше не идут? - и это можно было назвать пустым сарказмом, если бы не слишком много, вкладываемого в один простой вопрос. Считал ли Бракс, что Империо уместно? Считал ли он, что Лорд не уловил исходившее от того намерения, не счёл то, что принёс воздух и знание натуры его, Малфоя. Или, может, блондин полагал, что по доброй воле с такими намерениями девицы к Волдеморту не ходили, не захотели бы? Может, и в правду не ходят. Как минимум точно - не подумали бы, боялись. Тёмный очень быстро понял для себя, что женщины не давали ничего, что было бы важно ему и что помогло бы добиться желаемой цели. Сам себе он мог дать гораздо больше, не отвлекаясь на бесполезные детали. Много лет так и происходило. Его продуктивный,  безумный в банальном смысле не понимавших мозг задавался вещами куда более значимыми и независимыми. В этом имелось даже больше удовольствия. Гораздо больше, чтобы не заботиться о том,  что внешне и скрыто ниже пояса. Лорд человек, но лишь наполовину.
[indent] На половину, которая думала тем, что другим не понять.
[indent] - Как ты думаешь, Бракс, - скрип отодвинувшегося стула о пол. Он соизволил подняться,  заговорив, но продолжил лишь после, когда поровнялся с Малфоем, - в чём суть Непростительнах? Империо в особенности, - смотрел прямо на блондина, ровно, бесстрастно. Глубоко. Проникающе. Девицы, похоже, его не интересовали, их словно не было. Лорд нашёл более глубокий смысл чем то, с чем пришёл сюда Малфой. Пока.
[indent] - Сначала послушай, а затем я позволю тебе оспорить моё мнение,  - и Тёмный даже не лукавил. Он всегда открыт к новому, чужому восприятию и чужому мнению. Если только оно являлось весомым, объективным. - Если они делают все по ведению совершенной магии, то в этом в самом деле сокрыта красота. То, на что они не пошли бы никогда, в момент перестаёт иметь значение. Они просто делают это, - волшебник прошёл мимо Бракса,  остановился у девушек. Той, что чистокровная. Не сомневайтесь, знал их всех даже по именам. Безумен и искренне одержим своим делом. Присел на карточки, чёрная мантия распалась по полу. - То, о чём их можно заставить запомнить, о чём они не проболтаются из-за стыда. И ничто не смогут с этим поделать, - притянул эту ручную русую за побородок,  выдохнул ей в лицо. Жест, и её мантия оказалась на полу. Объективно: красиво,  что-то человеческое или обученное,  понимавшее, объективное, сие признавало. Однако тут же отстранился, скосившись на Малфоя. Выпрямился,  обернувшись к нему. - Они сейчас чисты настолько, чтобы я проник в их сознание без всякой преграды и взял там всё, что мне нужно. Никакого сопротивления, - лёгкий прищур, узкие чёрные зрачки бездонных чёрных глаз. Всё то, что чуждо человеку. Всё то, чему можно хотеть научить, вновь напомнить тому, что осталось.
[indent] Прошёл к Абраксасу,  молча остановился напротив,  собрав руки за спиной. Смотрел на него какое-то время, буквально просверливая насквозь. Словно бы проверял то, что уже знал; измерял выдержку и прочность. Результаты тренировок. И всё равно не находил скрытого. Того, что с подсмыслом. Не сейчас. - Чего ты хочешь?  - после молчания,  кажется,  в две минуты воцарившая тишина, полная микса всего на свете, собралась в голосе и оказалась нарушена. - Что ты хочешь, чтобы увидел я? - не изменился в положении, но по ощущениям словно бы стал ближе. Словно бы упирался воротом расстегнутой мантии тому в лицо, хотя на деле и не так вовсе. Пускай говорит правду. Если бы дело было в допросе, то Тёмному не нужна была мишура и пахнувшая манившей,  но чуждой ему, пленившей миллионы бессмысленной и не продуктивной пошлости.
[indent] Лорду не соврать, пускай убедится в том, насколько хорошо знал Малфоя. Того самого. А на самом дне глаз плескалось. Вызов, сарказм, ирония, жажда, ожидание, желание доказать и утвердить, сломать - что-то из этого всего,  и даже не одно. [NIC]Lord Voldemotr[/NIC][STA]on the ashes of their dead incinerated bodies[/STA][AVA]http://s019.radikal.ru/i610/1711/40/1ecb48599199.gif[/AVA][SGN]http://s61.radikal.ru/i174/1711/dc/874d94eac464.gif
Noah came before the flood. I have come before the fire.
[/SGN]

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC