Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Мир на костях строится [17.05.1952]


Мир на костях строится [17.05.1952]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

МИР НА КОСТЯХ СТРОИТСЯ Tom Riddle & Antonin Dolohov Место, время: Берлин, 17.05.1952

[indent] Тот, кто не брезгует кровопролитием, может быть полезен в смутные времена, чтобы вывернуть мир наизнанку. Особенно если найдётся тот, кто готов взять на себя право решать, что кровопролитию быть.

0

2

[indent] Том не мог позволить себе слишком долго заниматься личными, собственными делами. Вернее, мог, конечно, однако не считал это верным, имея в приоритете вещи масштабные; те, ради которых и делал всё, что было у него в жизни. Тогда, сейчас, в будущем. На данный момент Реддл всё ещё не пришёл в себя, не стал прежним, не откатился в своём состоянии "до" проникновения в дементора. Это так. Тем не менее, кое-как начинал привыкать. То ли постоянные напоминания и пинки мотивации, то ли происходившее в мире, то ли то, что давал дракклов опиум, однако волшебник даже начал подумывать, что, может, со временем свыкнется и менять ничего не надо. Почти тотальное бесстрастие, а то, что исходило от него теперь, с ходу говорило окружающим гораздо больше, чем слова. Выходящий за рамки живого, но не дошедший до мира мёртвых взгляд, отрешённость, мрачность. И без того скупых эмоций стало ещё меньше, зато прибавилось что в терпении, что в изощрённости - можно себе позволить, когда внутренне уже умер.
[indent] Но это всё о нём, о Наследнике Салазара Слизерина. Вокруг него же имелся целый мир; декорации, которыми сам Мерлин велел распоряжаться и пользоваться. Общество, оставшееся недовольным и чувствовавшее обман, но не понимавшее, откуда и от кого именно таковой исходил. Использовать способы легальные, привлекать международное сообщество, консервативных последователей и соратников - хорошо, но мало. Слишком точечно, а чтобы действительно расшатать или хотя бы всерьёз заставить задуматься о глобальных изменениях, обстановку стоило накалить. Поддерживать в этом состоянии, направлять, пожинать плоды и наслаждаться. Не бросать. Контролируемый хаос в зародыше.
[indent] В полной мере полагаться на Лестрейнджа Реддл мог, однако у того семья, второй сын, что рационально требовало участия главы семейства. Поэтому излишне на него Том не налегал, пускай. И без того сделал немало, устроив несколько пожаров. В полной мере полагаться на свои связи по всей Европе, в общем-то, тоже мог. Или почти. Румыны, венгры, испанцы; особенно самое низшее, разозлённое сословие, простые членовредители или недовольные системой - их Реддл тоже использовал, начав выстраивать некую систему. Но этого всё равно мало. Оппозиционные лидеры и политики - это хорошо, но им британец доверять не мог. Общие интересы одно, реальность и политические амбиции - другое, часто становящееся ненадёжным. Тому требовалось лицо, которое не следовало ничему из вышеуказанному. Столь же решительный, как Лестрейндж; столь же исполнительный, как Нотт; столь же жаждущий действий, как Малфой, только не из тени и активных. Кто-то, кто бы получал удовольствие и знал, как и где можно поджечь ветку, чтобы перешло на все соседние деревья. Не в Испании, не во Франции, а там, дальше, куда в скором времени намеревался вернуться Наследник. Он вспомнил о Долохове.
[indent] Они виделись не так часто, но обычно продуктивно. Правильный волшебник и, что важнее, горячий. Полыхавший, жаждущий приключений и действий, а не пустых разговоров. Понимавший, хотя бы от части, Тома, и способный себя защитить. Было бы правильно встретиться с ним для ещё одного продуктивного дела. Такие, как Антонин, весьма интересные и не скучные личности. Первое время.
[indent] Том прибыл в Германию по маггловским документам. Так меньше вопросов от Аврората и прочих магических институтов. Прошёлся по Берлину: маггловскую часть после недавнего события оперативно отстраивали, хотя сам город местами и оставался развалинами да строительными площадками. Холодная Война среди этих животных давала о себе знать, оттого они шевелились быстрее обычного и выглядели подозрительнее обычного. Потому даже своим внешним видом Реддл рациональности ради не выделялся, оделся как они. Спокойствия ради, перспектива таскаться по учреждениям и допросам ему очевидно не симпатизировала. Поэтому волшебники договорились встретиться в спальном окраинном районе на довольно пустынной, поросшей большой площадке у (тогда ещё) небольшого пруда (современная локация: Britzer Garten).
[indent] - Здравствуй, Антонин, - бесцветно поприветствовал знакомую не опоздавшую фигуру. Попутно проверил трубку во внутреннем кармане. Том чувствовал себя нехорошо, хоть и вызывал это состояние нарочно, дабы не выпадать из реальности в прострацию. Оно ему не нравилось, но что поделать. - Как ты? - волшебник не будет много рассказывать, поведав только важное и\или наболевшее. Он не знал, как изменился Реддл, насколько изменился (если внешне мог и забыть, потому не заметить), но ещё в прошлом имел не одну возможность понять, какой Том в общении. Не дурак ведь.

0

3

Мир меняется. И Долохов менялся вместе с ним, при этом не подстраиваясь под него. Среди магглов появлялись всё новые и новые приёмов. Не имея в своём распоряжении магии эти создания придумывали всё более новые и изощрённые способы и методы того, как убить или покалечить себе подобных. И было бы верхом глупости этим не воспользоваться. Антонин глупцом не был, и не совершенно не брезговал перенимать у магглов их методы борьбы, особенно рукопашный стиль, который вполне даже можно применить в бою с магами, кто может только лишь палочками махать, а без них - беспомощней щенков. Впрочем то, что Долохов учился у магглов методам борьбы, не мешало Антонину относиться, как к мусору. Усмешку так же вызывали и те снобы, кто презирал магглов, и при этом брезгливо морщился, даже не пытаясь что-то изменить. Сам же Долохов просто изучал магглов, ища способы борьбы с ними. И всё изменилось с той встречи в Румынии с одним молодым магом по имени Том Реддл. Поистине судьбоносная встреча произошла в одном трактире, название которой Антонин уже и забыл. Ведь прошло около двух лет, или даже более. Тогда Долохов откровенно скучал, и искал среди посетителей тех, с кем можно скрестить палочки в дуэли. И Том Реддл оказался тем, кого Антонин выбрал для этих целей. Что ж, после их поединка от трактира мало что осталось. При воспоминании об этом Тони лишь довольно, как кот, облопавшийся сметаны, усмехнулся. После дуэли их с Томом встречи были редки, зато очень и весьма продуктивны. Тем более идеи и мысли Реддла импонировали Долохову по причине их практически полного совпадения с мыслями и идеями самого Долохова. Да и Том был не из "чистокровных снобов", которые предпочитают игнорировать проблему, чем глобально её решать. Фаталистом Антонин не был. И в судьбу, как таковую не верил от слова "совсем". Ну что ж, пока чистоплюи предпочитают ничего не делать для того, чтобы поставить магглов и грязнокровок на колени, это дело в свои руки возьмут Том Реддл и он, Антонин Долохов. Но пускай снобы потом не жалуются, что это не они стоят у руля власти. Лично сам Долохов видел в магглах и грязнокровках не столь мусор, сколько расходный и тренировочный материал, эдакие живые манекены для оттачивания собственного мастерства. И вот снова Реддл связался с ним здесь, в Германии. Место было обговорено для встречи тихое и неприметное, спальный район на окраинах Берлина, сердце и столицы этой страны. Долохов оделся, как магглы его возраста. А эта ситуация с Холодной Войной была лишь на руку Антонину. Мирные к нему не лезли. А если попадутся криминальные элементы, или полукровки, оказавшиеся вне магической части Берлина, пожелающие лёгкой наживы в лице неприметного прохожего, что ж, пусть пеняют на себя. Это не его, Долохова, проблемы. А защититься он сумеет, и не важно чем - палочкой или при помощи рук и ног. Антонин подошёл к небольшому пруду. Реддл уже был там. И одет он был так же по-магглвоски, как и сам Тони. Маги поздоровались.
- И тебе здравствуй, Том, - ответил с легкой полуусмешкой с оттенком легкой светлой печали. - Ты изменился. По крайней мере внешне. Не знаю насчёт твоего внутреннего состояния, мира. Впрочем, для меня, ты знаешь, не имеет ровно никакого значения. Да свершится революция. И я для нашей общей цели всегда готов поддержать. Я вот по прежнему изучаю способы уничтожения и борьбы с магглами и прочими грязнокровками, придуманные, между прочим ими самими. Занятные существа. Не выше мух и прочих насекомых. Сам как? Цели всё те же?

0

4

[indent] Чем себя мог занимать человек взглядов Антонина, его склада характера и огромного потенциала? Вот как раз тем самым, что тот и озвучил, иных вариантов Реддл так с ходу и предположить бы не мог. Не факт, что они в принципе существовали в природе.
[indent] - А ты едва ли, - Долохов действительно мало чем изменился. Он слишком очевидно оставался собой, и даже внутренне Реддл не ощущал в нём ничего из того, потенциала для чего не было во время их предыдущих встреч. Волшебник двигался по заданному направлению, не отвлекаясь и не сворачивая с пути. И не сказать, что Тому хотелось бы видеть нечто обратное. Правильную стабильность британец ценил и находил более чем полезной, наиболее благотворной для становления надёжной, полноценной личности. - Если изучаешь озвученное, то не против поделиться результатами? Я бы послушал. Кое-что и мне об этом известно, - не отводя взгляда спросил британец, после указав рукой вперёд, предлагая пройтись. Им имелось, что обсудить. В конце-то концов, одиннадцать лет, прожитых среди магглов, оставили свой след и свои знания, которыми Реддл не брезговал. В этом смысле его взгляды с Долоховом сходились, позволяя обмениваться опытом, который другим полноценным волшебникам, увы, в верном ключе едва ли понять. Каждому в окружении Наследника отводилась своя особенная роль, и в случае Антонина она была такова.
[indent] Общее прошлое сейчас волновало мало, ничто внутри "не колыхая", не трогая и прочее. Воспринималось простым фактом. Реддл лишь точно знал, что Антонину он мог доверить то, что запланировал. Этот волшебник достаточно предан своим внутренним ощущениям, чтобы что-то после пошло не так. Многие эмоциональные составляющие людей и раньше являлись для Наследника недоступным излишком, а теперь так вовсе далеки и призрачны, оказавшись в совершенно отличной от внутреннего Ничто Тома. Но что он знал точно, так это, что Антонин не тратил бы время и слова на обман кого-то вроде Реддла. Он достаточно опытен, не глуп и понимавший реальности для подобного.

0

5

- Предпочитаю быть собой. Но при этом не топтаться на месте, - лаконично, и с умешкой, едва заметной, ответил Долохов на замечания Тома, что тот совсем и не изменился. - Всему своё время. Главное вовремя понять, где идёт твоя ступень наверх, а где следует разобраться с тем что имеешь. Вся наша жизнь, по сути, то же сражение: с собой, со своими слабостями, с ежедневными препятствиями. Умерть проще. Жить сложнее, но в то же время гораздо увлекательней. Вот за что я и люблю этот мир, так это за его непредсказумость. И невозможно угадать, кто и что встретится на твоём жизненном пути.
Короткий смешок. Антонин не заморачивался особо по поводу всего того, что с ним происходило. Его это просто не волновало. Он просто жил, и делал то, что нравится ему. Долохова совершенно не интересовало и не волновало мнение о нём окружающих. В конце концов, это его собственная жизнь, и не окружающим его судить. Они ему по сути никто. А с людьми, даже если они маги, Антонин, сходится нехотя, считая их весьма скучными и слабыми. А слабаков Тони, откровенно говоря, презирал. Том же два года назад доказал, что сильный маг, и не сноб. А происхождение Реддла Долохова не волновало, и не интересовало. Ему было достаточно того, что Том помог снести в пылу сражения полтаверны. А самому Тони тогда было очень даже хорошо. Редко когда выпадает шанс так отлично повеселиться. Тем более с сильным противником. А тем временем встреча перетекла плавно в прогулку. С Томом можно было поговорить спокойно о магглах. И при этом задевать такие темы, которых снобы просто не поймут, а магглы сочтут психом, и это в лучшем случае.
- Я наблюдаю за обывателями. И не важно кто они, маги или магглы, я исследовал обоих. В разных областях. И знаешь, если исключить наличие магии у одних и отсутствие её у других, то особых отличий и нет. Маги создают различные зелья, заклинания, направленные для устранения себе подобных. Магглы же изобретают свои способы умервщления. Особенно в этом плане были немцы во времена Гитлера и Гриндвальда. Но и сейчас в разных странах свои методы убийства или казни себе подобных.

0

6

[indent] - В этом наши видения жизни отличаются, но тем и интереснее, не так ли? - формальность, риторика, ответ Тому был не нужен. Он рассматривал жизнь не борьбой, не соревнованием, как и не находил её непредсказуемой. Реддл чётко работал над получением конкретного результата, и всё, что с ним случалось - это лишь последствия того или иного действия, сознательно предпринятого мужчиной. Даже то, что происходило с ним сейчас, было совершенно закономерной вещью, с последствиями столь же радикальными, как и сам совершённый спонтанный поступок. Но взгляды Долохова - они полезны. Являлись как раз тем, чего не хватали в нынешнем времени, и давали главное - готовность и желание действовать, решительно и вне чувства страха. Воинственность, агрессия, безрассудство, скука - называйте это любым из возможных образов, а сути оно не изменит. Бойцов всегда не хватало, а Антонин относился как раз к тем, кто создан быть одним из них. Настоящим, в лучшем из смыслов. Так казалось Тому, по крайней мере, и мнения своего менять он пока поводов не видел.
[indent] - Это так лишь в общих чертах, Антонин, - мужчина едва насупился, скосив то ли пустой, то ли угрюмый, то ли два в одном взгляд на собеседника, пока они  проходились вдоль озерца. - Понимаешь ли, способ убийства, и не один, имеется у всех. У волшебников, у магглов, как и у ещё более примитивных животных. Но дело не в наличии этих способов, а в отношении к ним, - Реддл собрал руки на спиной и отвёл глаза от Долохова, смотря прямо перед собой. Озвученная Антонином позиция была не комфортной, ошибочной. Нуждалась в уточнении, в крайней степени Тому не симпатична. - Существует ли магия, способная уничтожить сразу тысячу волшебников, а заодно и всё живое вокруг? Разве пытался кто-то создать такую? Нет. Существует ли магия, столь же бессмысленная, направленная на уничтожение? - едва покачал головой, выдохнув. Чистый здесь воздух, отличался и от Парижа, и от Лондона. - Нет, Тони, волшебникам не свойственно бороться за территорию, власть и друг с другом. Всегда нужен повод, ставящий всех под угрозу. Даже с Гриндевальдом это стало причиной, остальное второстепенно, тебе ли не знать. Для борьбы у нас есть традиция дуэли, при желании навредить и отомстить за вред есть возможность использовать аналогичную или иную магию, ресурсы которой не ограничены, просто некоторые области волшебства обществом ошибочно не воспринимаются, - взгляд задержался на одном из деревьев, а после ненадолго снова скосился на Долохова. - С магглами иначе. Им не нужен повод, понимаешь разницу? Они чуть более разумные, генетически похожие на нас, но по-прежнему животные. Оттого особенно мерзко, что из-за этой генетической схожести магия порой попадает в руки к ним... Не способным даже сосуществовать с себе подобными, - его голос стал более глухим, унылым, но констатирующим, прежде чем замолчал. - Вещи несравнимые.

0

7

- Сколько людей, столько и мнений. Кто-то предпочитает навязывать своё мнение другим, кто-то живёт, никого не трогая, со своим. Но большинство - лишь послушное стадо, покорный скот, который своего мнения не имеет. С такими скучнее и проще. Они легко воспринимают чужое мнение. Они не привыкли думать, - со сдержанной жесткой усмешкой проговорил Долохов. - Идеальные рабы, что не привыкли думать своим умом, предпочитая плыть по течению, не желая разнообразить свой круговорот жизни. Есть лидеры, подобные нам, но их мало. А есть тупые животные, которым лишь бы удовлетворить собственные низменные нужды. И больше им ничего не надо. Такие так и просятся, чтоб ими управляли.
Что ж, и мы своё возьмём Том, обязательно. Их кости станут основанием для нового мира, который построим мы. Но не бывает единоличного управления без Сопротивления, малочисленной кучки людей, которые будут стараться уничтожить наш мир. И я такими с удовольствием займусь
.
Короткий смешок. Впрочем, это были лишь примерные планы на будущее, которое может свершиться. Однако просто мечтателем Долохов не был. Он был реалистом и деятелем. И он был готов сделать всё, что от него зависит, чтобы таким, как они с Томом, было жить весьма вольготно и свободно.
- И отношение к убийству себе подобных что у магглов, что у магов - одинаково. Возьми любого маньяка-убийцу из магглов, добавь магию и получишь того же любителя убивать, только уже мага. Или наоборот - лиши кровожадного мага магии - и вот перед тобой обычный психопат-убийца. Различные личности со своим отношением к лишению жизни чужих мне встречались и среди магглов, и среди магов. И кровь у всех одна -тёмно-красная. А насчёт масштабного убийства, я слышал о таком изобретении, но со стороны магглов. И оно было уже испробовано. Ядерная бомба называется. А маги в этом плане как-то примитивны даже. Эта бомба была изобретена в 1945 году. Её изобрели как раз, чтобы то, что было с Гитлером - не повторилось. Откуда ничтожествам, вроде магглов, знать о Гриндвальде? Впрочем, общая угроза сплочает между собой друг с другом. Это касается и магов, и магглов. Это в натуре человека, сражаться против того, кого он считает своим врагом. У меня врагов нет, но я сражаюсь потому, что мне это нравится. И мог бы о Геллерте не напоминать. Воспоминания о таком всегда свежи. И лишь что-то более новое и яркое сможет заставить эти воспоминания потускнеть. Например, война магов и магглов. Но для начала надо устранить из этой жизни тех, кто отличается слабостью или любовью к этим созданиям, именуемых магглами. Чистокровные маги да, устраивают дуэли. Хотя я был несколько раз свидетелем того, как представители чистокровных семей без всякой дуэли, без магии, устраивают между собой потасовку. Весьма увлекательное зрелище.
И снова короткий смешок.
- Нам даже лучше от того, что магглы не могут мирно существовать друг с другом. Этих животных слишком много. Идёт так называемый естественный отбор. Да, на их стороне техника. Это уравнивает шансы на то, чтобы спровоцировать среди них новую войну, и когда победитель будет истощён, просто добить его, или заставить сдаться. По собственной воле. А с теми, кто может сопротивляться - что ж так даже интересней. Ну а пока...  они сами себе - погибель. Если ты видишь грызню собак, ты же не станешь их разнимать?

0

8

[indent] Воин и звучит как воин, особенно когда сформировался в своём мировоззрении. Долохов всё ещё молод, в самом расцвете сил, и многое в нём изменится со временем, как полагал Реддл, но пока Антонин был таков. Мыслями, душой и энергией гораздо, гораздо юнее Тома, которого, не зная, можно было принять на взрослого, если не престарелого, с огромным опытом за плечами волшебника. Такова его натура, и неплохо бы не давать ей совсем застаиваться, подобно снобам. Склонность к занудству и без того имелась, но в правильном окружении имела свойство подстраиваться и сливаться с более активной манерой поведения. Долохов как раз относился к такому окружению.
[indent] - Ядерной бомбы им не хватило, и сейчас они продолжают испытывать новые, ещё более сильные. И не только их, Антонин, - собеседник нёс противоречивые вещи, в итоге приводившие к неправильным выводам. Но имелось в них и рациональное зерно, которое стоило вытащить наружу и не терять. Всего и сразу от него Реддл не требовал: "бойцу и не надобно", но в долгосрочной перспективе Долохову надо будет чётко понять, за кого, для кого и во имя чего прольётся кровь. Реддл с удовольствием избежал бы этой стадии, но объективно понимал, что слабых и запуганных, как волшебник их назвал, "стадо", иначе, кроме как силой, не расшевелить. Слишком мирные - природа волшебников; слишком радушно принимали тех, кто чужд их миру, и теперь теряли самих себя. Во имя подобного стоило утроить войну, но до понимания, чёткого формирования цели - Антонину ещё стоило дорасти не магией, не палочкой, не словами. Это нечто глубокое, а Том ему посодействует. - Магия не примитивна в вопросах убийства. Она изначально не создана для того, чтобы бессмысленно стирать друг в друга порошок. Маньяков-убийц среди волшебников судят за отклонения и ущерб, это это не их общее свойство, оно не присуще натуре волшебника как таковое. Но если ты отнимешь у волшебника магию, он всё равно останется волшебником. Не в силах, так в морали. Если ты дашь животным магию, то это не изменит их нутро. Они лишь становятся более опасными и вредоносными. Посмотри на грязнокровок и то, что они делают. Посмотри на то, как заботливы волшебники по отношению к тем, кто слабее их, как не вмешиваются и оберегают. А затем посмотри, что на протяжении всей истории магглы делают и друг с другом, и с волшебниками, и с миром, который их окружает. Это не одно и то же. Ты в самом деле не понимаешь разницы между ними и нами? - немигающий взгляд на собеседника.  - У любой войны должен быть смысл. Если его нет, то это и становится бессмысленным кровопролитием и бойней. Я не стремлюсь к бойне, но понимаю её необходимость. Есть кое-что, что можешь сделать уже сегодня, - вода в озере неприятно поплыла в глазах, раз-два-три, расфокус. Не вовремя. Реддл не подал виду, что внутри что-то сбилось, но взгляд отвёл, ненадолго подняв его в небо. Раз-два-три, фокус должен вернуться. Хотелось верить, хотя пустым оптимизмом Реддл не обладал. Уже изучил своё состояние, чтобы его понимать. А мысль-то сбилась.
[indent] - Техника проигрывает магии. Не поверю, что ты лично не наблюдал за тем, как она выходит из строя от малейшего потока волшебства, не говоря уже о полноценном его применении, - небо ясное, потому глаза щурились от яркости света и цвета. И в целом состояния мужчины. - Их грызня - это их грязня. Они могут добить себя сами, иногда им можно в этом помогать, но всё, что мы делаем, Антонин - не для них ведь. Для волшебников и нашего мира ради, не так ли? Достойного, выстроенного, лишённого тех элементов, что ему вредят и разрушают. Слабых, как эти животные.

0

9

- Их грызня нам на руку, Том, - усмехнулся Долохов. - Они уничтожат сами себя, тем самым разрушив устои мироздания. Уничтожая друг друга они играю против самих же себя. Да, мы можем поторопить их уничтожение. И знаешь, грязнокровки считаются для них чем-то ненормальным. Есть лаборатории для изучения. Весьма занятные места. Да и зачем уничтожать нам то, что может в будущем принести пользу? А знаешь, почему волшебники так ... миролюбивы? Да потому что нас, магов, гораздо меньше, чем магглов! Я наблюдал не слишком радужную тенденцию - в чистокровных семьях от родственных связей всё больше и больше рождается сквиббов. В большинстве семей - один ребёнок. Да, грязнокровки для нашего мира чужны, но и для мира магглов они тоже не свои. Грязнокровок надо обучить, чтобы ненароком тот не выдал Статут. Но тут начинаются ошибки. маги начинают перенимать традиции магглов, вместо того, чтобы прививать им свои. Хотя бы для того, чтобы те по незнанию что не перепутали, если ты понимаешь, о чём я. А ты не задумывался, откуда у грязнокровок магия? Может они потомки сквиббов? Я ни за что не поверю, что магия появилась из неоткуда у ребёнка каких-то там магглов. Или у тебя есть свои теории на этот счёт?
Антонин заметил немного странные и кажущиеся ему не совсем естественными движения Тома. Но промолчал. Но решил всё же выслушать Тома, его мнения. И рассуждения, которые давали простор для определённого рода фантазии.
- Лиши волшебника магии, наложи Обливэйт, и выпусти в мир магглов. Уверяю тебя, животное начало есть у всех, и через какое-то время любой маг, без памяти о том, кем он был, станет подобен скоту, среди которого живёт. И да, есть скот обучаемый, а есть тот, кто так скотом и останется. Ну а войны... тут дело поинтересней. Просто объявляется лидер, который вещает Великую Цель и Идею, заставляет всех думать так же, как и он, и ведёт на убой свой народ. Войны бывают по разным причинам. Одна из причин, это расы - тут, как в случае с фашизмом, немцы объявили себя высшей расой. Глупцы! Ничтожества! Они возомнили себя выше всех. Но они глубоко заблуждаются. Высшая раса - мы, маги! Вторая - за территории. Ну а в дикарских странах каннибалы воюют за пищу. А порой воюют, чтобы показать, кто сильнее. У нас, магов, проще - дуэль и всё. И пусть маггловская техника глохнет от магии. Но есть ли щит, способный остановить пулю?.
А что, надо попробовать, - и задумчиво посмотрел на Тома с мыслями о привлечении того в этом эксперименте. - Пусть Том поставит щит, а я достану магглвское оружие. Посмотрим, что победит. Как знать, может я оружие себе приобрету?

0

10

[indent] Чаще всего Том сталкивался с тем, что люди судили о вещах, к которым не принадлежали в должной для того, чтобы судить, степени. Либералы и радикалы, нейтральные волшебники, преподаватели, бомонд и контингент самого дна - никто не имел опыта, аналогичному Тому, и к своему мнению приходили по большей части либо за счёт опыта окружения, либо за счет скуки. Последнее особенно относилось к т.н. магглолюбам-либералам, которые вместо того, чтобы делать лучше свой мир, тянулись к существам более примитивным,произвольно или не очень лишь усугубляя да разрушая его изнутри. И, в общем-то, оно же относилось к Долохову. К сожалению. С его упорством, упёртостью и закалкой, мужчине понадобится, может, не одно даже десятилетие, чтобы правильно начать и слова Тома, и картину миру в целом, структурировал её как следовало. Пока же - винегрет. Уже не каша и не огород, но и готовый ужин на три блюда.
[indent] - Знаешь, что еще изучают магглы в лабораториях? Скрещивание себе подобных с приматами, к примеру. Давай, скажи, что такие могут быть полезны волшебникам и продолжению волшебного рода, - вся эта тема Реддлу не нравилась. Совсем. Долохов сам не понимал, что нёс, и обычно подобные мысли, понимание их ошибочности, занимало много времени. Сейчас Наследник не уверен, что ему хватило бы внутреннего равновесия всерьёз взяться за что-то подобное, но дать наводку - это дело другое. - В одной только Европе несколько миллионов магов, а Европа - не весь мир. За тем, чтобы разбавлять кровь, надо не идти к более примитивному виду, а узнавать друг друга лучше. Высших, лучших. За океаном, за горами и за пустынями. Подобрать на улице быстрее и проще, чем найти достойного, но важен результат. Хороший результат значит приложить к нему хотя бы минимум усилий. Даже в этом. Особенно в этом, - это всё ведь такие понятные, очевидные, правильные вещи. Почему их не понимал Долохов? Волшебнике Том чувствовал что-то отдалённо близкое, и речь шла не только о решительности да страсти к приключениям. Что-то более глубокое, заложенное внутри, на самом дне. Только не причёсанное, а оттого звучавшее дико. Даже раздражало, что ли. - Нет никаких "если", Антонин, - никакого сослагательного наклонения, Реддл отрезал уверенно, констатировал. С холодом во всём своём существе, которое и сам не знал, как теперь правильно называть. - У животных в наличии острые слух и зрение, у вампиров потребность пить кровь и формальное бессмертие, у волшебников есть магия и видение целого мира, а у магглов нет магии, вместо неё у них самосознание. Всё. Ничто не отнимается, ничто не прибавляется. Оно есть или его нет, - некоторые элементарные вещи не нуждались в усложнении и выдумывании того, чего не было. Британец жил среди магглов. Он жил среди них без магии. Жил среди них с магией, название которое не знал, как и жил с магглами, уже выяснив о том, кем являлся. И на каждой из этих ступеней ощущал себя одинакового: не как они все, не как магглы. Его нутро было другим, потому о том, что бытие волшебником есть нечто большее как и обо всех отличия внутреннего наполнения, знал прекрасно. Только, к сожалению, делиться этим опытом не мог. Даже если показать воспоминания, они всё равно не станут понятными теми, кому оказана подобная честь. По крайней мере, не в случае характеров, каким обладал Долохов. Реддл видел его слишком хорошо, чтобы строить замки из песка.  - Всё это может смешиваться, но и живые могут возвращаться к жизни. Могут - это не значит, что должно и стоит, - слова произносились неторопливо, но очень внятно и чётко. - Мы - не они. Они - не мы. Прежняя практика МАКУСы была в этом смысле довольно прямолинейна и правильна, - бездарный взгляд тёмных глаз снова неотрывно уставлен на такого живого, буквально изнемогавшего от энергии и рвения Антонина. Особенно на фоне Тони. Энергия обоих мужчин такая разная, но по-своему веяла силой. - Твоё уверение бессмысленно. Они воюют потому, что такова их натура. Против всех, включая друг друга. Волшебники не воюют также потому, что такова их натура. Будь мы одинаковы, будь дело только в наличии магии, так магглы бы уже давно оказались уничтожены. Просто потому, что мы бы видели в них тех, с кем можно воевать. Когда не осталось бы их - перешли бы друг на друга. Возможно, разбавление кровью животных могло бы оказаться неплохо. В каком-то извращённом смысле. Только, как ты и сказал, нас меньше. Не просто так, ведь и мы могли бы бесконтрольно плодиться, как все прочие существа. И, как ты и сказал, в войне не обойтись без жертв. Потому то, за что воюют магглы друг с другом - это их дело. Чем их меньше, тем больше места и избавления от грязной работы нам. Но что я не готов принимать, так это "разбавление крови" их агрессией, слепым следованием инстинктам и глупостью. Генетика, Антонин, это куда больше значит, чем просто тело и его свойства. Магия даёт куда больше, чем просто отличные от других способности, но и внутреннее наполнение. Как и баланс с тем животным началом, что имеется у любого живого разумного существа. Подумай над этим на досуге, - продолжать Том не хотел. Он услышал то, что нужно было; то, над чем ещё предстояло поработать, обходить, уводить ненавязчиво в нужную сторону. Возможно, даже наглядно. Долохов почти сразу же дал подобную мелкую деталь. Поверх того, что на его счёт волшебник уже успел спланировать. - Хочешь попробовать навредить пулей, невзирая на щит?

0

11

- Полезны. Об этом говорит факт наличия полукровок. Или откуда ты думаешь, берётся эта часть магического мира? - поинтересовался у Тома Долохов. - Это дети магглов и магглорождённых. Ну дети полукровок априори полукровки. Но сколько браков между чистокровными разных стран? Я лично за время своих путешествий встречал очень и очень мало. и знаешь почему? Да потому что в случае такого брака одному из супругов приходится уезжать в другую страну. А каждый род стремится дать этому миру наследника, дабы род продолжался. Да и в любой стране, не только Европе магглов всё равно больше, чем магов. Я был в Испании. И там есть такая забава - коррида называется. Там человек-матадор против быка. Бык - это магглы. Матадор - это маги. И не всегда матадор выживает. Или взять бег с быками. Быков больше. Могут затопать. Так везде. При соотношении качества и количества не всегда выигрывает качество.
Долохов понимал прекрасно, что пытался донести до него Том. Но ему эти идеи не то чтобы нравились особо, хотя он с некоторыми тезисами был согласен. Да и открывало это всё весьма заманчивые перспективы, которые сулили Антонину то, о чём пока приходилось только мечтать. Хотя подобное уже было. С Гриндвальдом. Тот тоже рассуждал в примерно таком ключе. Хотя видения мира Тома и Гелларта разнились. Но что-то было у них общее. А значит, впереди - грандиозные свершения, в которых он, Долохов, может развернуть весь свой потенциал, показать миру и обывателям, на что он способен.
- Да, воевать - в натуре магглов. И в таких воинах выживают сильнейшие, умнейшие, хитрейшие и просто везучие. Так решается вопрос с их популяцией. Как олени бодаются за самку, так и магглы бодаются друг с другом. А вместо самки то, в чём, как им кажется, они больше всего нуждаются. Магов меньше, но то, что не в силах решить без войны магглы, мы, маги, решаем магией. Или зельями. Приятней руководить сильным стадом, чем больным и немощным. Даже если для этого придётся помочь им этом, подтолкнуть, ускорить процесс, спровоцировать, чтобы не ждать. Быками можно управлять. Главное знать, как. И я знаю, что у тебя, Том, это получится.
Долохов, мрачно усмехнувшись, в глазах горело жестокое торжество от предвкушения битв, которые непременно состоятся в будущем.
- С сильными противниками, это я знаю по себе, намного веселее. Война порождает сильных личностей. Это всего лишь часть круговорота, к которому подошла история. Только война может проявить. Увы, большинство магов - лишь добродушное стадо, готовое принять к себе под крылышко любого, у кого есть магия. Недовольные, а их меньше, вынуждены молчать. Так что война нужна, дабы разрушить старое. И построить своё, новое, то, что будет нужно и удобно нам, магам.
Том верно уловил мысль Долохова насчёт пули и щита. Да и Антонин бы сильно удивился бы, или был бы разочарован, если бы вдруг всё было иначе.
- Ты всё верно понял, Том, - кивнул Антонин. - Пуля против щита. Магического щита, без видимой материальной защиты. Мне всегда было интересно, что сильнее - обычное железо, или магический щит. Такой эксперимент много о чём может сказать.
Последняя фраза была сказана с многозначительностью в голосе и взгляде.

0

12

[indent] Долохов говорил витиевато: от одних вещей к другим,  между юном подключал что-то третье,  валета в это нелепицу, но к выводам по итогу, словно бы интуитивно, приходил верным. Интересная форма мысли, но, если честно, Том у терять ее нить. Разум британца обновлен и чист от большей части субъективно-эмоционального,  потому обилие слов Смысла для него не вносило. Потому смысла говорить поверх того, что Реддл уже озвучил, он откровенно не видел. Мужчины задели куда более продуктивные, практичные, нежели слова аспекты. Вот они как раз лучше теории да букв прояснят то, о чем говорил Реддл. Что же, самое важное он из речи Антонина выхватил, значит, стоило отметить.
[indent] - Такой эксперимент, и не только. Достанешь больше пуль и несколько образцов оружия, и проверим сочетаемость с магией как таковой. Несколькими способами во всех деталях, - его школьные годы так уж получилось, что совпали с Магической и Второй Мировой Войнами. Тогда много писали и про оружие, и про жертвы, и про эксперименты. Еще совсем мальчишка, Реддл тогла читал и следил за новостями да статьями, потому знал многое. Удивительно,  что Долохову захотелось испробовать то, что уже изучено, да еще и сейчас. Том, впрочем, ничего не терял и совсем всем не против провернуть нечто подобное, когда представится возможность. Между прочими делами, а уж время найти - вообще не проблема. - Сообщишь мне, когда будешь готов, - волшебнику ведь оно понадобится, время-то. Самая малость, это ведь Тони. Будет, чем занять себя, и новая порция общения с магглами. Вполне в духе Антонина, более чем. Только встречу Наследник назначил вовсе не для подобной ерунды, когда в мире происходило нечто грандиозное. Почти. Событиям нужна была помощь в том, чтобы стать таковыми. - А теперь и я кое-что предложу. Не эксперимент, дело вполне конкретное, - волшебник наклонился,  остановившись,  и подобрал с земли несколько мелких камней.  Осмотрелся,  все так же не двигаясь с места. Прищурился,  всмотревшись в озерную гладь. После перевел взгляд на Антонина. - Ты ведь знаешь, что произошло в Германии и насколько это всколыхнуло общественность по всей Европе? - потому что Тому имелось, что рассказать. Как и чем занять приятеля.

0


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Мир на костях строится [17.05.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC