Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».













Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ПРОШЛОЕ » Нескромное обаяние порока [осень 1950]


Нескромное обаяние порока [осень 1950]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Нескромное обаяние порока

Didelia Bones & Abraxas Malfoy
http://funkyimg.com/i/2yReA.jpg      http://funkyimg.com/i/2yReF.jpg
Место, время: осень 1950

+1

2

Она любила эту суету и шумные компании, в которых норовили сожрать друг друга с потрохами за кусочек успеха. Ей нравилось вдыхать ароматы роскоши, за которые страждущие маги и волшебницы выкладывают десятки и сотни кольно. А как чудесен аромат нового платья, что только-только вышел из-под легкой руки швеи, помогающей себе зачарованными ножницами и иголками. Эти наряды не чета тем, что привыкли носить магглы. Здесь царит роскошь настоящего прошлого. Тут волшебники и волшебницы чтят старину и традиции.
Это был день важного показа. Один из двух последних, которыми так громко закрывали целых два месяца фееричного празднества. Сразу несколько модельеров представляли свои линейки одежды, которые уже в новом сезоне станут самым главным достоянием "Квакуши". Кстати сказать, сегодня на миссис Боунс было платье из новой коллекции, которую не видел никто, ведь эскизы держались в строгой секретности и за семью магическими печатями.
Сняв с парящего подноса бокал с огневиски (не такой изысканный напиток, как принято видеть в руках леди), мягкой поступью двигаясь между приглашенными, Ди направилась к своей давней знакомой.
- Летиция, дорогая, - женщина оборачивается и восхищенно охает, разглядывая Иду с ног до головы, после чего они приветственно целуются в щеки.
- Ты восхитительно выглядишь, - говорит Летиция.
- Правда? Это платье из новой коллекции, сегодня увидишь его на подиуме, - гордо заявляет Дидель и замечает рядом с девушкой высокого, хорошо сложенного мужчину может быть лет тридцати.
Летиция была женщиной с неопределенным возрастом. Ей можно было дать и сорок и пятьдесят и даже тридцать. Длинные блондинистые волосы сегодня были убраны назад в тугой пучок, а строгий костюм от Клэр Ришар и нитка жемчуга делали из нее героиню маггловских фильмов двадцатых годов.
Ди считала себя самодостаточной женщиной. Конечно, она бы не смогла сказать, что всего, что имеет сейчас - добилась сама от начала и до конца, но все таки именно она сделала удачные инвестиции в себя. Потом - удачно вышла замуж и крайне неудачно осталась вдовом на первом же году совместной жизни. Дидель не была глупой и прекрасно понимала, что без хватки и амбиций ее тут же растопчут и сожрут где-то на пути к мечте (если не в самом начале этого самого пути). Пришлось научиться показывать оскал, при этом улыбаясь так, словно ничего не произошло.
Даже с теми, кого она величала подругами, женщина была сдержанна и холодна.
Не обращайте внимания на те знаки внимания, и, кажется, дружелюбный тон голоса. Прекрасные манеры не всегда позволяют ей шипеть как змея и прожигать вас взглядом, полным презрения.
Если вы спросите у ее подчиненных, как им работается - они все как один быстро и без раздумий скажут, что отлично и замечательно, что мадам Боунс - лучший начальник. Естественно они лукавят. Я бы даже сказал врут. Ида тиран в юбке. Она требует от подчиненных невозможно. Но самое интересное, что это невозможное получается. Может быть именно в этом секрет успеха ее салона шляпок или линии одежды? Максимум работы, самоотдачи и выработки.
Она пригубила немного огневиски и улыбнулась мужчине, ожидая пока он представится сам или его представят.
- Ах! Я столь рассеяна сегодня. Диделия, это мистер Абраксас Малфой. Абраксас, это Диделия Боунс, звезда и страж мира красоты и моды. Она - лушая из лучших. Если вам когда-нибудь понадобится костюм для особого случая - рекомендую ее и только ее, - улыбается Летис.
- Прошу меня простить, кажется, я потеряла мужа, как бы его не разорвали на части журналисты. Ида. Мистер Малфой, - она кивает и откланивается - уходя куда-то вглубь зала.
- Приятно познакомиться, мистер Малфой.

Отредактировано Didelia Bones (1 ноября, 2017г. 11:50)

+1

3

Радостный гул голосов тонул в вязком запахе духов и закусок. Общая зала встречала гостей роскошью бархатных кушеток, занятых нимфами и адонисами. Все они были рады своей судьбе более или менее, но гостей встречали ласково, угощали напитками и смело пытались залучить к себе. В стороне от этого блеска они вели праведную беседу молодящейся дамы и ее ласкового кавалера, потому что Браксу нравилось подтрунивать над приятельницей. Здесь довольно неплохо, и вроде нравилось. А может просто привык к подобным тусовкам с колоритом интеллектуальных сливок и модного бомонда. Вся эта круговерть незатихающей жизни, навязчивость лиц и парфюма. Весело и быстро попривыкнув к подобным мероприятиям, он резво катился всё дальше, всё ниже, и естественным образом обнаруживал себя на раутах, открытиях и показах.
Абраксас думал, что предпочёл бы крикливое палаццо с фонтанами-павлинами, но дарёному коню между ног не заглядывают. Утешался тем, что за скучливой благопристойностью фасада скрывалась поистине изящная роскошь, смело доведённая до незримой черты, за коей простирался коварный мир магической моды. И он непременно должен к нему причаститься, даже не столько из любви к эстетике тряпок, сколько из тяги обзаводиться полезными связями, быть в курсе сплетен сильных мира сего, вертеться в нем и вертеть им на свое усмотрение.
Показ быстро снискал славу и почитателей, а Малфой оказался в таком цветнике, что порой сам себе завидовал. «Цветник» томно вздыхал и притворно взвизгивал, когда британскому аристократу случалось мимоходом огладить чьи-нибудь аппетитные формы или потрепать за щёчку, а после с наслаждением обсуждать популярные новости.
- Сколько у тебя хлопот, mon chéri! – отнял бокал от губ, чтобы приложиться к пальчикам, - твои модельки не стоят терпения такой нежной матери, как ты! - Он невежливо подцепил кресло донны-владелицы модельного агентства мыском ботинка и подтянул к себе. С жалким скрипом оно проехалось по лакированным половицам. Прихватил даму за поясок, сытым котом растянувшись на кушетке, обнял за талию, но быстро потерял интерес, заслышав со стороны дивный тембр другой знакомой.
- Летиция, рад тебя видеть, - воздел лукавые серые очи к лицу француженки. – Только что видел твоего супруга, читал на прошлой неделе его интервью, оно произвело на меня впечатление. - Подхватил галантно под руку, прошелся прогулочным шагом по парадной зале, ополовинил бокал и теперь рассматривал незнакомку, окликнувшую его случайную спутницу.
А незнакомка оказалась чудо как хороша. Взгляд бестрепетно прошелся по женственным изгибам фигуры, объятой в элегантное платье, идеальный крой которого выдавал ручную кропотливую работу. Черные как смоль волосы так и приковывали взгляд. Мягкие губы так и обещали, а контур маленького подбородка пророчил бойкую натуру.
- Взаимно, мадемуазель Боунс. Глядя на вас, я нисколько не сомневаюсь, что дифирамбы Летиции в ваш адрес были совершенно правдивы. Вы очаровательны. – Протянув руку навстречу, он поймал ее кисть, пальцами в перчатках зажимая ее в своей хватке и чуть склоняясь вперед для церемониального поцелуя. - Очень рад познакомиться с лучшей из лучших. - И перехватил из руки в руку трость - в каждом всполохе света инкрустированная голова змеи игриво поблескивала серебром. На самом деле, Бракс никогда не любил Францию и никогда не замечал в себе изменений. Спустя годы он все еще проводил здесь недели и месяцы и спустя время его легко узнать. Его кожа всегда аристократически бледна и просвечивает кое-где голубоватой сеткой венозных сосудов, там где течет чистая кровь древнего рода волшебников. Ровно подбритые виски и светлые волосы, конечно, как и всегда были частью имиджа и нынче он убирал их назад, открывая лоб. Хронически надменное выражение до странного казалось уместным именно на его породистом лице. Сегодня его длинная парчовая мантия отливала темной зеленью, брюки с рядком серебристых пуговиц и блестящие чёрные туфли из драконьей кожи на шнуровке выдавали в нем английского светского джентльмена, знающего о стати и стиле.
- Вы модельер, мадемуазель? – он говорил по-французски с небольшим британским акцентом. - Скажите, на этом показе я смогу полюбоваться вашими моделями? Если они скроены так же дивно, то Летиция была права, я непременно захочу заскочить к вам вечерком, пока я тут в Париже, чтобы вы лично сняли с меня мерки.

+1

4

Диделия Боунс слыла в обществе одной из тех дам, которых терпеть не могут женщины и волочатся мужчины. Шутка ли, но она почти всегда могла угадать чего от нее ждут и частенько этим пользовалась. Иногда, ради удовольствия, но чаще чтобы получить желаемое. Поэтому вы никогда не поймете, что на уме у этой леди.
Вот и сейчас пытливый взор ее глаз-изумрудов изучал оставленного ей в компанию кавалера. Высок, статен, красив, словно молодой Апполон, а самое главное - молод. Старость не привлекала никогда Дидель. Она была для этого слишком эстеток. Жизнь бок о бок с кем-то некрасивым и нарочито древним казалась ей испытанием и извращением. А вот молодые мужчины, чье тело и мысли не были в ногу со временем ее интересовали. Мысленно Ди поблагодарила подругу за столь щедрый подарок, но была проблема: мадам совсем ничего не знала про таинственного мистера Малфоя. Впрочем, фамилия была ей знакома. Может быть что-то из газет?
Молодая женщина пригубила немного огневиски и улыбнулась собеседнику.
- Что вы говорите? Неужели в компании Летисс вам было время до разговоров о моей скромной персоне? - лукавый, насмешливый и беспардонный взгляд брошенный из-под пушистого вороха черных ресниц бил в самое яблочко.
Поданная кавалеру ручка была затянута в тончайшую, искусно выделанную кожу, чуть выше локтя. Ряд серебряных пуговиц на тыльной стороне изящной руки поблескивал в рассеянном свете свечей.
Ди была облачена в чёрное. Один из любимых цветов мадам, который так великолепно оттенял ее кожу, делая ту невероятно бледной.
Шикарное платье из плотного черного сукна открывало руки и декольте, заставляя то и дело цеплять взглядом семейные драгоценные реликвии - изящную подвеску в восточном стиле с чистейшим изумрудом в центре. Тонкую талию опоясывал кожаный пояс без бляшки. Платье плавно ниспадало почти к самому полу. По спине до самого низа юбки сбегала череда маленьких пуговиц - точная копия тех, которыми были отделаны перчатки.
- Галантные кавалеры в наше время роскошь, - Дидель мягко отнимает свою руку у мужчины. - Вы очень наблюдательны, мсье Малфой, да, я модельер, сегодня мои модели тоже появятся на подиуме, - небрежно добавила она, словно это почти ничего не значило.
Легкий поворот головы, Ди мягко встряхивает свои кудри, не переставая улыбаться, в волосах, подхваченный с одной стороны переливом засиял серебряный гребень. 
- Право, я была бы счастлива если бы у меня появился клиент с таким безупречным чувством прекрасного, - Бонус спрятала улыбку в бокале и после, вздохнула. - К сожалению, нынче все кому не лень стали перенимать моду магглов. Отвратительные фасоны платьев. А длина? Того гляди и скрывать будет больше нечего, - легкий смешок сорвался с алых губ.
Дидель вовремя прикусила язык. Переходить на политические темы этим вечером ей не хотелось. Все таки показ был для развлечения, а не для выяснения кто друг, а кто враг.
- Что привело вас в обитель красоты? Меня преследует консервативная мысль, что мужчинам не столь интересны фасоны, платья и цвета тканей. Или вы тут за другими прелестями? - француженка склонила голову немного набок. - Вы из Британии, если я не ошибаюсь. Занимаетесь бизнесом и находитесь в поиске полезных знакомств? - Боунс не отрывала взгляда от случайного собеседника.
В самом деле, никогда не знаешь где удастся найти, а где потерять. Вдруг мистер Малфой занимает завидную роль в тамошней индустрии красоты? Одет мужчина был с иголочки, это наводило на мысли. Впрочем, аристократичность его лица и стана в целом бросалась в глаза.

+1

5

Кругом через одного знакомая порода ищущих приключений или неприятностей. Или - или. Расхохотаться бы, шикнуть "пшёл отсюда" и потеряться в шумной толпе, слинять подальше от навязчивого гомона в тишь ненужной вечерами тени. И там, жадными затяжками давясь, наблюдать как распускаются ядовитые цветы порока. Они повсюду. Ах, воображения Абраксаса даже хватило бы выдумать воображению свальную оргию из всех этих манерных девочек и лакированных мальчиков. Им бы вполне пошло эдакое кровавое месиво под мотивчик модной ныне песенки, в рамке света и роскоши. Все равно половина из них озабочена торговлей своих лиц, а половина желает перегрызть друг другу глотки. Мир бомонда, чтоб его. А он, Абраксас Малфой, будет стоять демоном над всеобщей вакханалией, усмехаться и пить эту дрянь, упиваться ей допьяну. Он взращён на светских приемах. Он маленьким белобрысым пацаном в атласной мантии сновал между ног достопочтенной публики, что сбирал Брутус в Малфой-Мэноре по особым случаем, он был молчалив и внимателен, и только иногда беспокоил дам и господ, мимолетно щупая материал их мантий, фраков и юбок, тут же спеша извиниться. Вся околокультурная круговерть и лицемерие впитано им с того времени, но вместо того, чтобы спустя столько лет набить оскомину, еще чем-то цепляет, заставляя чувствовать себя так же комфортно как в закулисных министерских интригах. Там тоже то еще болото «кто кого сожрет первым». Так ли уж мало различий? Бракс был гостем, он не крутился буром внутрь всех хитросплетений мира моды, лишь плыл по поверхности наслаждаясь доступными прелестями.
При мысли о прелестях взгляд блондина легко мазнул по линии декольте француженки в черном.
- Весьма заинтересован.
ОМерлин, какая же это херосима быть красивым мужчиной. Одна только аура косит и женщин, и мужчин в радиусе прямой видимости. И все они стоят поодаль, наблюдают издалека, и только надави, как хрупкие оболочки лопнут. И из них потечет сок безответной любви. Нет-нет, у Бракса было все в порядке с головой и здравым смыслом, даже знал о самоиронии, иногда пользовался в целях упрощения коммуникации, но претенциозность наравне с гордыней были фамильной чертой, которую он нес всю жизнь с достоинством. 
- Склонность скрывать что-либо всегда в моде. Как нестареющая классика. – Вежливо отозвался он. Стандартная болтовня таких раутов, тут все поддакивают ажурными формулировками и натянуто улыбаются. Как говорится, не мешки ворочать. Гламурные магические джунгли. Естественная среда обитания. - Я в Париже по служебной необходимости. Командировка. – Короткий кивок. - Все верно, из Британии. Меня выдал акцент? – Драконолог легким жестом поправил назад светлые волосы. - Летиция забыла представить меня – ведущий драконолог международного комитета регулирования, популяции и контроля к вашим услугам. А так же любитель новых знакомств и красоты в любом ее проявлении. Не мог не почтить своим вниманием такое мероприятие. - И теперь уже откровенно тихо посмеивался, заразительно скаля острые, влажные резцы. Малфой в унисон принятому этикету предложил даме руку, чтобы проводить ее на место. Роковая брюнетка-модельер, наверняка, занимала первые ряды вдоль длинного языка подиума, и породистый британец был вовсе не против устроиться по соседству.
- Мне хочется верить, что всякое искусство должно либо закреплять красоту своей эпохи, либо бороться, воодушевлять, нести идею, смотреть в будущее. Вы со мной согласны? - И снова облюбовал мадемуазель Боунс ласковым небесным взглядом, как бездна манит храбреца у края обрыва. - Красота - это как море в ясный день. Она подобна закату или ночному небу. Это пудра, которой все стремятся припорошить свои страхи. Мне нравится смотреть на эту красоту вблизи, любоваться и разглядывать ее содержимое.

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ПРОШЛОЕ » Нескромное обаяние порока [осень 1950]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC