Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ЗАВЯЛИ ПОМИДОРЫ » О дивный мир контрастов [27.12.1943]


О дивный мир контрастов [27.12.1943]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

О ДИВНЫЙ МИР КОНТРАСТОВ

http://blog.wdwinfo.com/wp-content/uploads/2014/05/knockturn.gif
Tom Riddle & Aldridge Mulciber

Место, время: Лютый переулок 27.12.1943

[indent] Не то чтобы дружба проверялась в беде, но если в беду попали двое, то не то чтобы у них были какие-то ещё опции, кроме как выбраться вместе. Особенно если эти двое могут называться, допустим, друзьями. В понимании, конечно же, змеиного факультета.

0

2

[indent] Том ненавидел и презирал довольно существенный список вещей, существовавших в мире. Значительная часть так или иначе соотносилась с магглами, но кое-что, в общем-то, исходило от мира волшебного; даже от Хогвартса, к которому претензий, помимо сомнительных учеников и неправильного  отношения к Тёмным Искусствам, Реддл никаких претензий не имел. В данном случае речь шла о каникулах: их британец терпеть не мог. Сами по себе они может и вполне себе полезная деталь для уставших школьников, но для него, как приписанного к маггловскому приюту Наследнику Салазара Слизерина - нет. Он ненавидел возвращаться в маггловский Лондон. Он ненавидел магглвоский Лондон. Приют, каждый его дюйм, каждого дракллово обитателя - ненавидел.
[indent] Именно поэтому подросток стремился проводить время на каникулах где угодно, только не там. И, в общем-то, на это довольно быстро перестали обращать внимание: когда Том возвращался в приют, там начинали происходить беспорядки и откровенная чертовщина, потому на его побеги научились закрывать глаза, с радостью и облегчением. Обычно Реддл останавливался у кого-то из школьных приятелей. Чаще всего у Нотта, но уже побывал и у Лестрейннджа, и у Малфоя, и даже у Розье. В другие разы проводил время в Косом, помогая там владельцам лавок. Иногда пропадал в Хогсмиде или ещё где. Случалось, что ему позволяли оставаться в Хогвартсе, но этот год таковым не стал. А сейчас ещё и Вторая  Мировая,  в Лондоне дела обстояли так себе; всё эти магглы.
[indent] Несколько ночей пришлось провести в маггловском крысятнике; даже подраться с тамошними животными, что, впрочем, до определённого возраста (попадания в Хогвартс) даже было нормально. Однако сразу по прибытию волшебник списался с ребятами. Ещё в школе договорился со всеми ними, что он в который раз вытащится из магглвоского Лондона туда, где ему быть и полагалось. На сей раз самой чёткой оказалась договорённость с Малсибером. В этом учебном году, в первой его части, их общение в целом выдалось весьма продуктивным; плодотворным. Наиболее полезного и целостного понятия для того, кто унаследовал кровь Салазала Слизерина, в природе в принципе не существовало.
[indent] Во второй половине дня Том договорился встретиться с Олдриджем на окраине Косого. Они ещё дети, но выросли достаточно, чтобы полноценно исследовать Лютый, куда по итогу и запланировали попасть. Конечно, пока никто из них не аппарировал - законом и физическими параметрами не положено. Но ведь если рядом Том, Наследник, с его талантами и умом, и Олджидж с его внимательностью да умением оставаться незаметным, то в чём опасность?  Реддл подготовился.
[indent] Одежду пришлось выбрать максимально подходившую под мир магглов,  не стоило тратить время на постоянную трансфигурацию, она в отношении подобного несовершенна. Потому, как всегда чёрный в одежде,  бледный в лице и внутренне раздраженный нахождением в зоне комфорта магглов целых несколько ночей, староста факультета ждал приятеля, скромно расположившись в оговоренном месте. Никто из них не имел дурной привычки опаздывать. Зануды.
[indent] - Проблем,  чтобы выбраться сюда, не возникло, я так полагаю? - неплохо точно знать, что за сокурсника лишний раз не будут переживать и никого за ним не отправят.  Семья Малсиберов не такая, но и сын у них, так получилось, пока ещё школьник. Сутулый и падкий на компанию, в которой всегда что-то происходило.

+1

3

[indent] Зимние каникулы этого года действительно казались для Олли настоящей отдушиной. Весь год он успешно метался между попытками вытянуть учебу, за которую поздновато, но пообещал себе взяться всерьез, и постоянными сборами слизеринской компании, в которой действительно всегда что-то происходило. К тому же, Том настолько успешно учился, что отставать от него как можно меньше, было почти принципом. Мордред знает, как ему это удавалось, но это так. Олдридж предварительно четко договорился с Риддлом о встрече в 17.00 возле лавки старьевщика, которая находилась как раз на самом краю Косого переулка, неподалеку от темного заворота в Лютный. Он думал, что эти три дня позволят ему выспаться от постоянных бдений в школьной библиотеке, от чего его спина уже совсем издавала скрипы. Но, все по порядку.
[indent] Он прибыл в Лондон под Рождество, хогвартс-экспрессом, вместе с остальной компанией. Олдридж мало помнил, о чем говорили в поезде, кажется, как обычно, о войне, но он это время благополучно проспал. Выйдя из поезда он кивком подтвердил договоренность Тому,  попрощался с товарищами и  все разошлись, каждый в свою сторону. Олли отошел к краю перрона и остановился, делая вид, что ожидает кого-то. Он проследил взглядом, как сокурсников встречали на платформе родные, чтобы забрать домой портальными ключами, которыми им еще не разрешалось пользоваться. То тут, то там вспыхивали завороты пространства, унося магов больших и маленьких за готовые Йольские столы.
[indent] В этот год за школьниками наблюдали особо. Все были взвинчены войной и плохими предчувствиями, везде мерещилась опасность, шпионы, бомбардировки. В войне наступил перелом, но магловский разнос Лондона пару лет назад еще хорошо помнили и полагались только на защиту платформы, не рискуя лишний раз высовываться в город. Над платформой небо было не естественно серым, цвет давал анти-авиационный щит, покрывавший всю зону волшебников. И, вместо праздничных объятий то тут, то там в разговорах, восклицаниях, всхлипах слышалось серое, затаившееся шуршание большой металлической крысы-войны, ворочавшейся в сердце Европы и в голове каждого.
[indent] Малсибер видел, как пройдя через хаотичную толпу встречающих и прибывших, как стрелка метеора, через темное небо, двигаясь по четкой прямой, уходил Том, в сторону перехода к магловскому вокзалу. Олдриж на мгновение задержался на этом зрелище, все еще для вида ковыряясь в сумке, чему вполне способствовала сутулость. Платформа понемногу опустела. Олдридж подхватил сумку и пошел в ту же сторону, к стене отделяющей маггловский и магический мир на этой маленькой железнодорожной части суши. По дороге, уже не опасаясь наблюдающих своих странных действий, скинул верхнюю мантию, под которой одежда была вполне приемлемой для магловского Лондона, засунул в сумку, одел, так же на ходу, свернутое, слегка помятое, бежевое пальто, разгладив его машинально заклинанием, уже на себе, и шагнул через стену.
[indent] Ему предстояло пересечь часть маггловского города, прежде, чем он добрался до Косой Аллеи, а именно до Банка Гринготтс, где его уже поджидал черный невысокий человек, поверенный семьи. Олдридж переговорил с ним и решительно, для юноши, вошел в банк. Да, его никто не встречал, не забирал, не радовался его прибытию с каникул. Отца уже не было. Мать была, после смерти мужа в странном состоянии, граничащем с помешательством, и поэтому совершенно забыла про сына, к чему тот был вполне готов. Единственным человеком, который про него вспомнил, был старый сотрудник отца, исполнявший по бумагам роль юридического поверенного и назначивший ему встречу возле банка. Олдридж прошел через зал банка в сопровождении мужчины. Снял приличную сумму с отцовского счета, под подписи поверенного, что было сделать необходимо. Мать совершенно не занималась финансовыми вопросами и дом постепенно приходил в упадок.
[indent] Затем, он долго ходил по Косому, договорившись с поверенным о встрече через час в нотариальной конторе на той же Косой, откуда поверенный его заберет портальным фамильным ключом домой, в Хэмпшир. Этот час он потратил на поход по предпраздничной торговой улице, расцвеченной огнями, выбирая подарки для матери, ухаживающей за ней родственницей, нескольких других домочадцев, которые скорее были просто приживалами. Проходя мимо букиниста, он не удержался и зашел внутрь. Здесь пахло книжной пылью и магией более, чем где бы то ни было. Не то, чтобы Олдридж фанател от книг, но пройти мимо пыльной стопки он не мог. Всегда казалось, что там ждет нечто особенное. Тот возраст, когда еще веришь, что в книгах находятся знания.
[indent] Отложив пару томов, он понял, что здесь нет ничего интересного и пошел к выходу, но взгляд его цепко завис на витрине, где красовалась редкая, но мало интересная не-специалистам книга в темном переплете с заголовком "Исследования по древним практикам некромантии". Не примечательное название, но Олдридж вспомнил, как половину года искали это издание в школьной библиотеке. Интересна она было тем, что в ней начисто отрицалась всякая действенность древних практик, однако в конце книги были примечания одного известного старичка-некроманта, еще выжившего из старой когорты спецов, оснастившего эту книгу сетью комментариев малюсеньким шрифтом. И из этих комментариев можно было сложить целый учебник по дисциплине, которую уже давно не преподавали в Хогвартсе. Книга эта вышла с данными комментариями небольшим тиражом, была раскритикована одним известным магом, занимавшим теперь не менее известный пост в Хогвартсе и попутно деятелем английского сопротивления, ее пересмотрели из уважения, переиздали, уже с бездарными пометками последнего мага, который всюду норовил всунуть свои комментарии. Поэтому, данное издание было по сути раритетным и даже не озвученно запрещенным. Олдридж не поверил своим глазам, когда снял книгу с витрины, под недовольный ропот торговца и открыл. Деньги за нее запросили немалые. Олдридж посчитал, посмотрел на книгу. Поговорил с торговцем и вышел из лавки. Книга осталась на витрине нетронутой, но с ярлыком - продано.

[indent] Более с ним не случилось ничего примечательного. Он переправился домой. Дом был странным. Переехали сюда спешно, во время болезни отца, ощущавшего скорую кончину и желавшего умереть на родине.  Дом так и не успели привести в порядок после долгого простоя и ущерба от бомбардировок 1940го года, задевших Хэмпшир краем, но основательно. Эльфы, также, долго пробывшие в одиночестве, словно раузчились выполнять работу и все время что-то путали, после этого еще более себя калеча, как сломанные игрушки.  И, вроде средства были, но не было смыслов и сил и это передавалось всем. Олли обнял мать, совершенно не заботившуюся о праздничном ужине запоздалого Йоля. Раздал подарки, похозяйничал по дому, поговорил с управляющей, ломая голову, как весь этот хаос привести в порядок и заснул уже поздно ночью.
[indent] Да. В школе ему казалось, что так он проспит дня три, но хватило нескольких часов. Он открыл глаза, лежа на чистых, нагретых заботливо простынях и посмотрел в потолок. Глаза его, уже отвыкшие выражать гаммы эмоций, скользнули по трещине на потолке старого дома, эху бомбардировок, задевших и магические дома, мало приспособленные к такой опасности. Несколько эльфов и разленившиеся домочадцы не осиливали держать дом в порядке.  Трещина на потолке была прямая, как метеор, через темное небо.
[indent] Олли встал еще заутро, наскоро оделся, попросил передать матери, еще спящей, что вернется через несколько дней. Это было в порядке вещей. Здесь, в этом ветшающем осиротелом мирке последний год на него смотрели, как на взрослого. Он выехал из Хэмпшира магловским поездом в том же бежевом полу-магловском плаще и днем уже был опять в Лондоне.
[indent] Лондон жил своей жизнью, хотя и не был весь отстроен после бомбежек. Маглы казались еще более серыми, с дохлыми глазами и  вымученными лицами. Приют было найти непросто. Олдридж путался в магловском кавардаке, как рыбка в мутной воде. Но здравый смысл и вежливая улыбка помогли ему с помощью нескольких полисменов отыскать нужный адрес. Шел мелкий дождь, колючий, холодный, напоминающий снег. Олдридж вглядывался в массивные ворота, раздумывая, что делать дальше. И что он вообще тут забыл. Наконец, он позвонил в двери и объяснил, кто ему нужен. Посетителей тут, видимо, не любили. Малсибер получил отказ в такой странной форме и выражениях, от какой-то мадам, заявившей, что не допустит к воспитанникам проходимцев (это он то, проходимец!), что Малсибер помялся, походил вдоль забора и ушел. Подумать только, жалкая магла, животное, говорит ему что он. Малсибер, проходимец. Оставалось взять себя в руки, чтобы не огреть ее оглушающим, что никому не было бы на пользу И уйти. Сгорбившись и пожав плечами. И ему казалось, что с ним уходит весь старый мир от этой магловской пакости. Так же сгорбившись, так же пожимая плечами, вместо того, чтобы расставить все по своим местам.
[indent] Эти два дня для него были странными. Он снял комнату на мансарде одной из лавок Косой аллеи, не желая привлекать к своим похождениям знакомых отца.  Два дня уныло лежал на этом стылом чердаке и упорно думал. О многом. О матери. О ветшающем доме. О метеоре, разрезающем небо, о колючем дожде, о мерзлой ограде приюта. В его снах, эта ограда превращалась в клетку в которой сидел Том, один, среди чужих, тупых маглов, но чаще в этом вольере сидел сам Олдридж. И с ним сидел там весь мир.  А снаружи был Том. И у него были ключи от ворот, которых у Олдриджа не было.

[indent] Исходя из всех этих странных похождений, на место встречи Олли пришел осунувшийся, помятый, пахнущий наемным углом. Том его ждал в условленном месте и это было логичное окончание снов. Хорошее, пусть сам черт потом закручивает постфинал.
- Нет, не возникло проблем, - Малсибер одновременно и кивнул и помотал головой. В отсыревшем напрочь пальто было зябко и Олдридж на ходу подсушил его на себе заклинанием. - Дождь. Был. - Неловко солгал, комментируя свои странные действия. - Так куда пойдем? Мне кажется, стоит дождаться темноты. Я встретил по дороге Меррифот. Ходит по магазинам. Она хороший учитель, но сдаст, если увидит, куда мы собираемся повернуть. Можем пройти до букиниста, вон там, и подождать. Погреемся, полазим по старью для книголюбов.
Малсиберу не терпелось похвастаться Тому своей находкой , еще хранящейся у букиниста, и это отодвинуло планы по посещению Лютного на какой-то третий и четвертый план.

[mymp3]http://slyth.narod.ru/12345.mp3|ддт - крыса[/mymp3]

Отредактировано Aldridge Mulciber (28 октября, 2017г. 01:13)

+1

4

[indent] Мелсибер не выглядел счастливым, как это обычно бывало с людьми, особенно совсем юными, на рождественских каникулах. Как и Том, в общем-то, счастьем не преисполнен (он, правда, в принципе едва ли обычно выражал хоть что-то, помимо интереса к знаниям, но ладно). Косой переулок праздничный, до сих пор украшен, но его обитатели и гости не обязаны были быть такими же. Особенно под небом, уже который месяц затянутым защитным щитом.
[indent] Для общего понимания стоило сказать, что Реддлу совершенно наплевать на ту войну, что вели магглы. Гриндевальд, в его понимании, делал неправильно, помыкая военными животными: те и сами способны убивать друг друга, справлялись прекрасно, а волшебникам вроде Гриндевальда стоило приводить в порядок волшебный мир; немного отличными способами от того, как тот сие проворачивал. На этом мысли Тома заканчивались. Да, кое-что из примитивных игрушек задело волшебников, но они свои выводы сделали и смогли дать отпор, всё восстановить и теперь прикладывать умеренные силы для защиты, чтобы не беспокоиться о бомбах. Говорят, Британия не так страдала от военных действий, как континентальная Европа, и это на удивление соотносились с Магической Войной. Которые, что ни говори, всегда весьма гуманные, конкретные, точечные и не направленные на уничтожение себе подобных. Магглов много, они всегда активно плодились, их история могла позволить себе убиваться миллионами; волшебникам - нет. Им вообще не слишком свойственны войны в полноценном, традиционном для магглов смысле слова. Другое мышление, приоритеты и всё такое. Развяжи волшебники что-то подобное, так мир бы давно был уничтожен. Магия сильнее техники, магия доминировала над оружием. А если говорить о недавних разрушениях, то приюту, в котором обитал Том, всё ни по чём: крысы так и остались крысами, их крыша даже не развалилась от бомбардировок. Реддл ещё в сорок первом, да и в сорок втором тоже, видел последствия, потому в дальнейшем воспринимал (совсем) нейтрально. Его не касалось. Хогвартса не касалось. Волшебников, по большей части, тоже. Только предателей и грязнокровок, пекущихся о затерявшихся среди их близких животных. Такие у Наследника ни симпатии, ни сострадания, ни чего-то хоть сколько позитивного в принципе не вызывали. Лучше бы поумирали, не разнося свою заразу жалости к ущербным вглубь магического сообщества.
Что думали об этом другие Реддл едва ли спрашивал. Его мнение правильное, вся компания о нём знала, потому, помимо злорадства к животным и сетования на излишне трогательных по натуре волшебников, они мало что обсуждали в данном контексте. Пока Клуб учился в Хогвартсе, всё происходившее за пределами его стен затрагивало их всех лишь косвенно. Выйдут - смогут повлиять; пока учились - иные приоритеты. За школу тоже кто-то должен быть ответственен, стоило пошутить, и кто же тогда, как не Наследник с другими полноценными волшебниками, попавшими на факультет его Предка? Или как-то так.
[indent] Почему букинист? Тихо, спокойно, тепло. Мелсибер падок на книги, Реддл, естественно, тоже. Может быть, дело скрывалось в чём-то ещё, потому что погреться можно и в более занимательных местах, но лишними мыслями Том не задавался. Ему всё равно. Если скромный и выдержанный, но всё-таки блеск в глазах сокурсника о чём-то говорил, то у Наследника не имелось причин на него не повестись. А на странности поведения он вслух или лицом внимания никак не обратил; подметил про себя и ладно. Пока смысла освещать хоть как-то не имелось.
[indent] - Хорошо. Можно и к букинисту.
[indent] В приют волшебника откровенно не тянуло (его там и не ждали), потому провести время хоть в Косом, хоть в Лютом в любом случае являлось более занимательным времяпровождением. Среди книг, магов, да хоть волшебного сброда, а про магглов можно было вовсе забыть. Где они, и где Том. И с кем.
[indent] В книжком, конечно же, на деле и в правду тепло. Даже можно было расстегнуть верхнюю одежду.

+1

5

[indent] Малсибер остановился у стопок книг, разложенных прямо вблизи витрины. Так можно было через витрину с квадратными перемычками контролировать улицу, уже темнеющую, зимой темнеет рано. Да и подвел Тома к месту назначения. Увидит - хорошо, нет, ну книга все-рано им пригодится, тем более что забирать ее сейчас, это таскаться с объемным томом неизвестно где. В лавке был сегодня другой продавец. Взамен старика, у которого Малсибер отложил книгу, в лавке хозяйничала миловидная девушка, внучка, племянница? Это тоже было на руку. Книги здесь лежали везде. На столах, на полу. Место было именно такое, какие любят истинные книголюбы. Не ровные лощеные корешки, а именно такие вот пыльные склады. Он переложил пару томов, вытащил справочник по волшебным растениям, отвернув корпус в сторону и сдув с него пыль так, чтобы не в лицо Тому, себе, еще кому подвернувшемуся под руку. В воздухе поднялось облачко переливающейся пыли, на секунду принявшее вид автора данного справочника, покачавшего головой на такое обращение. Такие вещи случались с изданиями, особенно рукописными, автор которых уже давно умер. Олдридж поднял бровь и заглянул внутрь книги, уже заинтересовавшись. Справочник и правда был рукописный, а не выполненный в технике быстрого пера, каким пользовались сейчас вперемешку с и обычной печатью, которая , как все магловское, вьедалось в мир магов как ржавчина.
[indent] - Смотри какая, - он кивнул Тому на морду бабули в виде пыльного облачка. - Занятно, полу-книга, полу-гербарий. И как оно еще не истлело. - Между страниц были вложены образцы засушенных трав и корней и от них исходил запах сухих прелых листьев, и еще чего-то. Малсибер наклонил голову ближе в развороту с вложенной сухой веткой и попытался разобрать запах.
[indent] - Пишет какая то дальняя родня Хаффлпафф, - прокоментировал он, листая книгу. - Ого. В 1526 они еще были живы. Оказывается.  Нашел что-то интересное?
[indent] За окном стемнело уже достаточно, проходящих не было. В темное время люди не очень любили доходить до этого края переулка. Запах сухой травы странно щекотал ноздри и Олли почувствовал как одновременно в животе начался спазм. Ну да, он же так и не ел со вчера, перекинувшись бутербродом на той же Косой аллее. Супом местного изготовления побрезговал, но сейчас и от него бы не отказался.
[indent] - Если мы попадем в Лютный, я первым делом начну искать, что бы съесть. Пусть там хоть сушеных кузнечиков предложат или еще какую гадость. Меня эта книга на аппетит наводит. Точно, что Хаффлпафф.
Пространство казалось несколько искривленным, но Олдридж это списал на голодные спазмы.
[indent] - Вот, кстати, занятно. Хаффлпафф, самая лояльная мэтресса из основателей, а род в его первоначальной фамилии прожил дольше всех. Барсуки живучи. Правда, когда я еще жил в Штатах, отец говорил, что какая-то ветвь предков Салазара перебралась в Южную Америку. Еще до колонизации маглами. Или это тоже...легенда.
- Кстати, - он перешел к главному, по сути вопросу, - Ты так и не рассказал мне, какие у тебя планы в Лютном. Кажется, самое время продумать наши действия, или, хотя бы посвятить в них меня. Там клоака. Я не был, конечно, но отец рассказывал. Упыри, мутанты от смешения рас, и еще тьма знает какой сброд, который там скрывается от властей. Отец говорил, что где начинается Лютный, там заканчивается расследование. Своя магия, свои порядки, своя, чуть ли не власть. - Малсибер говорил вполголоса, совсем тихо.  - Даже деньги не помогут. Покажешь - скорее отнимут, чем купятся. А на наши знания, я бы не полагался. Оттуда и авроров вытесняют, иначе Лютный давно бы вычистили. Олдридж закрыл , наконец, страницу рукописного гербария, над запахом которой так завис. - Проводник нужен. Это то, что пришло мне в голову.

Отредактировано Aldridge Mulciber (28 октября, 2017г. 04:06)

+1

6

[indent] В Косом Переулке почти всё не менялось годами. Что бы не происходило, каков бы не был мир, а это место оставалось собой. Сердце магического Лондона, такого же бессменного. Внешне. Если же присмотреться, то изнутри, в деталях, менялось многое. Взять, к примеру, эту книжный лавку. Всегда на своём месте, в ней всегда пахло пергаментом, бумагой, свитками - старостью, одним словом. Но со временем становилось всё меньше содержимого, ценного. В этом Реддл ещё не раз убедится.
[indent] Сегодня всё также. Расстегнув одежду, волшебник оглянулся на однокурсника, затем осмотрелся. Это место ничуть не изменилось. То же помещение, та же одна молодая, бывавшая здесь иногда вместо старика, сотрудница, те же кучи книг. Тот же воздух, пропитавшийся въевшейся пылью, стариной, бумагой и книгами с тошнотворным шоколадным привкусом. Реддл прошелся вдоль нескольких небольших стеллажей напротив витрины. Удивительно ли, но многие книги остались на месте, как и год, а то и два, или даже три назад. Он хорошо запоминал подобное. Несколько вытащенных книг и быстрое ознакомление с работами в этой части лавки ничего интересного не выявили. Сложив руки на спиной, британец, боковым зрением поглядывая за Олли, задержался у витрины. Наклонился, присел на карточки, обнаружив много из того, чего ранее не было. Чепуха, чепуха, древняя чепуха, совсем древняя чепуха, ещё одна древность, помеченная как "Продано". Такое кто-то читает? Реддл думал было сделать вывод, что видел эту работу в Хогвартсе, но удачно обнаружил детали на потёртой, почти древней обложке. Это привлекло его внимание, решил изучить. Страница, две, три. Глава, концовка, и... Нет, не эту работу ранее не читал. Неужели?... От рассматривания его частично отвлёк Мелсибер, вытянувший из мыслей.
[indent] - Здесь куча чепухи. Даже если она написана вечность назад, то всё равно остаётся чепухой. Старинной чепухой, - отозвался Том, повернув голову в сторону сокурсника. Книгу поставил на место. - Похоже, она принадлежала магобиологу или зельевару, - взглянул на то, что показывал Олли. - Громкое имя, цена в возрасте, привлекающее внимание оформление, а всё равно не выглядит полезно. И уже тогда на маггловский манер, - Реддл беззвучно цокнул языком. От пыли с книг, поднятых из не самых популярных у посетителей мест, чуть зачесалось в носу. Пришлось повести ноздрями, чтобы это чувство прошло. - Помнишь, мы находили в школьной библиотеке "Исследования по древним практикам некромантии"? Бесполезная книга с ещё более неудачными правками, - он кивнул приятелю в сторону витрины. - Тут, кажется, затерялся оригинальный выпуск. Или очень хорошая подделка, хотя не похоже на то. Правда, её уже купили. Но всё равно, взглянешь?
[indent] Слова Олли невольно забросили подростка в тонны вычитанного материала про чистокровные семьи. О, в этих знаниях Реддл мог соревноваться даже с Блэками: они знали всё с самого начала и учили из принципа, а Том искал, чтобы найти себя, далее также изучая из принципа. Особенно то, что касалось Основателей. К тому же, на какие-то несколько мгновений у него закружилась голова и картинка перед глазами исказилась, заставив, по сути, ни на что не смотреть и ненадолго уйти в себя. Избыток пыли, вечер, стресс от магглов, разговоры о еде - вероятно, что-то такое.
[indent] - Те, кто ничего не делают, помимо работы, и живут дольше всех. Таков их вклад. Они не рискуют, ничего не меняют, принимают чужие решения, вот так и получилось. Всё равно остались только прямые потомки Хаффлпаффа и Слизерина, - Гриффиндоры как полноценный род самыми первыми изжили себя: храбрость и слабоумие. - Остальные... Вот там легенды, дожил ли кто. А что про Южную Америку, так это вряд ли. Легенда, - Том уверен. Он точно знал. Абсолютно. - В Лютом что-то найдём. Или в Косом, тут даже ночью можно отыскать еду.
[indent] Между тем нутро, пока ещё не всегда различаемое и читаемое волшебником, неустанно тянуло его вернуться к книге с гербарием. К бессмысленной, старой, протёртой. Зачем-то прикоснулся к ней, несколько листов прямо так и перевернул. Глупо, но ему показалось, что пальцам стало теплее, хотя бумага, вроде как, оставалась всё той же. Попутно слушал Мелсибера.
[indent] - Ты думаешь, что проводник в Лютый окажется более чист на руку, чем его обитатели? Не отберёт деньги и не сдаст, кому выгодно? - спокойно отозвался, всматриваясь в страницы с неизменно малоподвижным лицом. Ответ не нужен, к чему клонил староста Олли наверняка понял, не дурак ведь. - Лишний свидетель. Я достал несколько порошков и приготовил зелья, они нам помогут. Даже если кто-то решит, что имеет право отобрать у нас палочки. И карманный вредноскоп. Ты, если хочешь, можешь сообщить кому-то из своих, оставить вещь для навигации, если решат тебя искать, - да, семья у Мелсибера не такая. Но-таки был тот, кто за него пёкся и не мог позволить молодому главе рода сгинуть. Реддл сам бы не рассчитывал на такой вариант, но если Олли вдруг будет спокойнее, то Мерлин с ним. Волшебник и в себе весьма уверен. Более чем. Он-то свои силы знал прекрасно, как и то, насколько от деградации слабеют даже изначально сильные выродки, которыми обычно кишел Лютый. - Я хочу прочувствовать это место. Понимаешь? Увидеть его изнутри. Посмотреть, как оно преображается ночью. Почему его обходят стороной, ведь, по сути, там находится настоящая концентрация магии. Той, которую общество предпочитает вычёркивать.
[indent] За окном уже было темно. Только, как ни странно, никаких вечерних огней. Это им лишь отсюда толком не разглядеть, будучи среди книг, шкафов и далеко от входа. Стало холоднее. Наверное, кто-то зашёл, впустив вечерний холод, задержавшись у двери. Да и девчушка та тоже пропала. Видимо, стояла где-то там же. Помимо них словно бы никого не осталось. И ничего. Даже волшебная лампа у входа погасла, как и та, что была рядом с ними. Том зажёг Люмос.
[indent] - Так не должно было быть, - резонно заметил, оторвавшись от книги, которая по ощущениям после нагревания в миг похолодела, словно бы все соки испустив. - Ты... ничего странного не заметил?
Dead Eve – Outcast

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ЗАВЯЛИ ПОМИДОРЫ » О дивный мир контрастов [27.12.1943]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC