Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Как выглядит тень за чертой [3.05.1952]


Как выглядит тень за чертой [3.05.1952]

Сообщений 21 страница 29 из 29

21

[indent] Было ощущение, что в комнате стоял тяжелый и затхлый воздух, но сил, чтобы встать и открыть окно Маркус не находил. Он сидел на диване почти неподвижно, только в своих пальцах молодой человек медленно прокручивал пустой бокал. В какой-то момент в его голове даже почти не осталось мыслей. Он просто был и не позволял себе уснуть, потому что рядом Том, гость, друг, которому нужно что-то... Что? Маркус не мог дать Тому жизни, потому что не умел. Не мог выбить Реддла из его отрешённо но состояния, потому что сам не знал, как это сделать, и потому что никогда не любил разрушать собственную зону комфорта, что уж говорить о чужой. Всегда слишком много думающий, переживающий, всегда страхующийся Маркус Нотт даже ни разу не позволял себе напиться до беспамятства, потому что просто не понимал, как можно потерять контроль над собой настолько. Он не мог дать Тому действия, потому что сам безумно устал. Только компанию, какой-то разговор, и то не отвлечённый от работы. Может быть поменять тему? Попробовать можно.
[indent] Тем не менее пока Реддл говорил о работе. Говорил о людях и действиях, Маркус слушал слова друга, вычленяя и запоминая главное. Картье - известная фамилия для Франции, вращающаяся в тех кругах, где Нотт не любил бывать, но где его хочет видеть Том - что же попробуем. Моро - эта девушка, может быть, и была талантлива, и работоспособна, но ее характер раздражал Маркуса, и при всём его воспитании Нотту было сложно относиться к этой полукровке как к "леди". Впрочем, он уже один раз использовал знакомство с ней без прямого указания Реддла. Да, она может быть полезна, лишь бы не слишком задирала нос и помнила о своем месте.
[indent] - Последние дни ты тоже был не близко, и все прошло гладко,- парировал Маркус никак интонационно не выделяя свою речь. Не совсем претензия, но всё же не стоит считать Нотта настолько не самостоятельным. Во всяком случае намек на подобное, заставил юношу отреагировать на слова друга, и дал повод чуть оживиться. Маркус вновь сделал взмах волшебной палочкой, при открывая окно и пуская свежий воздух в комнату, а после наполнил себе очередной бокал.
[indent] Огневиски виски жгло горло, что показывало качество напитка, но Маркус поймал себя на мысли, что этот напиток ему нравится меньше предыдущего. Глупости, конечно, но было в этих ощущениях что-то эмоционально личное или же просто игры разума затуманенного алкоголем.
[indent] - Ты собираешься продолжить свои эксперименты? - нельзя сказать, что Маркус задал этот вопрос без любопытство. Ему всегда было интересно слушать, чем занимался Реддл, иногда составлять компанию в его экспериментах. Нотту казалось, что он понимал глубинную суть исследований Реддла, что мог бы и сам добиться определенных успехов в расширении границ хотя бы собственной магии. Но Нотт должен служить обществу. Во всяком случае так думал Маркус.

+1

22

[indent] - Я был недостаточно далеко, чтобы оставаться самоцелью, - Том нисколько не отрицал факта успеха, о котором говорил Маркус. Однако, это не то, что стоило подчёркивать дважды. Наследник достаточно уверен в своих приятелях, чтобы не сомневаться в их способности собраться и договориться. Иначе бы все школьные годы жмыру под хвост. Суть в том, что и на сей раз они собрались, потому что Реддлу было нужно; повестка - он и данная им возможность,  которую волшебники и использовали. Без него они не шевелились, и как раз об этом говорил британец. Он проследит за тем, чтобы ребята  (или хотя бы Нотт) научились создавать или находить собственные инфоповоды. Когда Реддла не будет во Франции, он не намеревался напрямую устраивать что-то здесь, лишь дав почву и удобную, шумную, живо реагирующую реакцию публики. Поддерживать её им придётся самим, правильно манипулируя местной общественностью. Потому да, действий Маркуса Том не обесценивал, но и не считал их его пределом - пускай сам помнит об этом. А лучше, чтобы ещё удовольствие получал. Важная составляющая, как сейчас было понятно безразличному к самой жизни волшебнику.
[indent] Он налил себе ещё,  а затем уставился куда-то в район плеча Нотта.
[indent] - Ментальная магия, сейчас я решил, что она нужна мне больше всего, - отвыкший от нормальной еды, окружения и тем более алкоголя, организм, похоже,  сдался и решил опьянеть после скольких там стаканов. Ничто внутри поплыло, размылось, и странные ощущения британцу даже нравились. Слова находились сами очень просто, но звучали длинно, не односложно. - Есть некоторые аспекты, о которых я, представляешь, не имел ни малейшего понятия. И связь этого всего с мирами, в которых обитают призраки, разделяя что-то с живыми... - он мотнул головой и замолчал. Мысль вышла непонятной. Слишком близко к тому, что произошло с Реддлом. Пока Нотту знать не стоило. У него иные заботы и фокус сейчас. Потому выпрямился и перенёс корпус вперёд,  уперев локти о колени. Одной рукой подпер щеку,  во второй же держал стакан, из которого снова испил. Драккл с этой беспорядочной челкой, уже не одной только прядью спавшей на лицо.
[indent]  - Но это не важно. Если я найду то, что мне стоит тебе показать,  или ты решишь,  что тебе нужна помощь в твоих исследованиях, то мы займемся этим, пока я здесь. Но что я хочу знать, Маркус... так это София. И всё-таки, что на счёт неё?

+1

23

[indent] Странный вечер. Маркус чувствовал усталость, и ему не было достаточно комфортно в компании Тома, он не мог позволить себе расслабиться рядом с ним и перестать думать о чем-то важном. Однако, это не раздражало и не злило. Уходить не хотелось, как и не приходилось жалеть, что после суда Нотт позвал друга к себе. И дело было не в правилах приличия, не в чувстве долга или отвественности. Так просто было правильно. Так было нужно и для самого Маркуса, и для Тома. Поэтому еще глоток огневиски, и внимательный взгляд упирается в лицо Реддла. Взгляд друга изменился, и, кажется, не под влиянием алкоголя. Он был каким-то безжизненным, как и речи друга. Без эмоциональным. Он не выражал ничего. Просто был, как голос Реддла, который просто звучал и доносил информацию. Служил своему хозяину как данность. Маркуса чуть передёрнуло. Неприятные мысли и сравнения. Нотт поспешил вновь уставиться в потолок обжигающего напитка, в норму не приводит, но от странных ассоциаций временно избавляет.
[indent] "И тем не менее делать что-то из Азкабана тебе было бы крайне затруднительно",- промолчал Маркус, понимая к чему клонит друг, но не соглашаясь с его скудной оценкой проделанной Ноттом работой. В последние дни Маркус делал многое "через себя", и не мог сказать, что это закончило волю, вот убивало точно. Медленно, но верно лишала чего-то человеческого, изменяло личность не хуже Темных Искусств, может быть, только не так быстро.
[indent] - Ты пришел к такому выводу в Азкабане? Ты ведь сильнейший маг. Мне ли не знать,- и Тому ли не услышать оттенок зависти в голосе младшего Нотта. Маркус любил и уважал ментальную магию, понимал, что имеет к ней определенные способности, и пытался их в себе развивать, но не мог посвятить всего себя этому изучению. Работа в дипломатическом отделе отнимала все время, лишала выходных и иногда даже усердному Нотту не хотелось практиковать любимый вид магических искусств. Том мог себе позволить полностью отдаться предмету своего изучения. И с его талантами Том достигал при этом невиданных вершин. Уже достиг. Чего стоит один обскур! Что там еще дальше Маркусу точно не вообразить, но взгляд младшего Нотта на какую то долю секунду зажегся искоркой исследовательского любопытства, поэтому не смотря на зависть и чуть уязвленную гордость.
[indent] - Я буду только рад, если поделишься со мной своими наблюдениями. Твои эксперименты без лести не просто необычны, они за гранью разумного. Но... Что София? Нет, эту бутылку принес уже домовик. А мисс Стэнеску очень хорошо воспитанная молодая девушка. К чему ты клонишь?

+1

24

[indent] - В том числе и в Азкабане. Ты ведь не думал, что я покинул Британию для того, чтобы окунуться в европейскую политику? То, что происходит здесь, в скором времени дойдёт и до Туманного Альбиона. В наших интересах быть готовыми. Во всех смыслах, - усталый Нотт хоть и не был активным (Нотт в принципе не относился к подвижному, быстрому и оперативному типу личностей), а всё рано не являлся равнодушным. Сейчас он вяло раздражался, хохлился, вёл внутренние монологи. Том видел это, но не акцентировал внимания. Молча наблюдать, поглощать, осторожно покалывать, провоцируя на мысли или внутреннюю реакцию - сейчас Наследник вёл себя подобным образом. В интересах Маркуса запомнить слова бывшего старосты и вынести из них что-то для себя. Реддл не обладал традиционным эмоциональным диапазоном, как и восприятием мира, и почти всё ему заменяли разум да мотивация. Оно, однако же, порой делало его исключительно объективным, до мерзопакости объективным, до скрипа в зубах. И сейчас, не улавливая в себе ничего, кроме прострации, каких-то реакционных мыслей и алкоголя,  Наследник мог с уверенностью считать себя кристально объективным. Как раз-таки случай "до тошноты". В подобные моменты британца надо было слушать, бороться с собой и внимать его урокам. - Сильнейший. Но не достигший границы, дальше которой не пройти, - Том слишком пуст на внутреннюю жизнь, чтобы с чего-то вдруг не позволять знаниям, практике и своим многочисленным наблюдениям выразиться в материальном мире для других. Кроме того, тот же Маркус давно не брался судить о том, что понимал ход мысли и мотивацию Реддла, зная, что ничего не понимал. Тем лучше, но тем важнее поддерживать эту не-попытку вникнуть. Слушать, как старца, и со временем осознавать. Фактор алкоголя, казалось бы, мешать этому не должен. Почему бы и не наоборот? - Понимаешь, Маркус, очень хорошо знать, что ты в чём-то силен. Великолепно, если это действительно так. Но никогда, насколько хорош бы ты ни был, не стоит останавливаться. Этим ты признаешь, что достиг своего лимита, и перестаешь стремиться к большему. Таким образом твоё мнение со временем перестает быть релевантным, ведь пока ты веришь в него, кто-то другой становится сильнее тебя, даже если не должен был, - подкожные уколы, отсылки к тому не озвученному укору, что не был упущен вниманием Наследника. Да, Тому многое давалось просто. Да, он был драккловым гением, созданным для великого; однако и он с чего-то начинал. И он тратил время, силы и нервы на то, чтобы гениальность стала чем-то практичным. Настоящим и прогрессирующим. Это не давалось за просто так, и разве то место, откуда прибыл волшебник сегодня, разве то состояние, в котором он находился - разве не могло называться это платой, усилиями? О, нет, Маркус. Британец видел эти отголоски гордости, зависти и сомнения на почве закружившейся от обилия дел головы в глазах. Но что оно меняло? Должно было быть иначе? Нотт недооценивал то, что делал, не имея возможности практиковаться? Почему не совмещал, зная, что имел склонность?
Слишком много ненужным вопросов с одним простым ответом. - Это не относится только к ментальной магии. Каждый раз, когда ты начинаешь то или иное дело, ты имеешь возможность совершенствоваться. Это непросто, выматывающе, не всегда благодарно, но если ты будешь держаться такую установку в памяти, отбрасывая жалость к себе, - осушил бокал, зажмурившись. Последнее наполнение, и, поглядите, эта маленькая бутылка снова подошла к концу. Реддл, вообще-то, не помнил, бывали ли в его жизни случаи, когда алкоголь в таких количествах и с такой легкостью в него входил, но, наверное, повод исключительный. Не каждый день он попадал в Азкабан, и не каждый день покидал его. Пустым внутри, с размытым на жизнь фокусом, и вовсе не от поцелуя дементора или внутреннего антуража тюрьмы, на которые обычно жаловались все заключённые, - то добьешься многого. Особенно когда имеешь к этому склонность, - и речь шла не только о магии. Порой нужны были другие навыки. Часто. Особенно когда встречался достойный в силе или защите оппонент.
[indent] Волшебник поймал взгляд приятеля и отводить своего не стал. Неизменное спокойствие, умиротворение, а там и замешательство от того, что случайно устроился то ли в мире живых, то ли мертвых, отвлекая и вытягивая на контакт представителя непривычной для себя стороны. С живым на кладбище. О, Тудору бы наверняка понравилось, будь тот хоть сколько менее одержим своей коматозной невестой.
[indent] - Ты не теряешь научного интереса, я ценю это. Когда-то расскажу тебе о результатах. Не сейчас, - пауза. Корпус откинулся чуть назад, одна рука опущена вместе с бокалом. Щека уперлась о ладонь, а локоть о диван. Ненадолго закрытые глаза, вдох-выход. Алкоголь начинал ощутимо покачивать реальность, в том числе и внутри головы. Великолепно, потому что в этом состоянии Реддл вполне четко ощущал тело. Да, тормозившее и "размытое", зато точно существовавшее. Очень неторопливо продолжил, неизменно глядя на Маркуса. Прямо, пусто, расслабленно, глаза едва прикрыты, не будучи широко раскрытыми. - Я клоню к тому, Маркус, что тебе стоило бы присмотреться к ней. Волшебниц её положения быстро выдают замуж, а зная тебя, случись подобное, ты еще долго не будешь думать о браке, - потому что Нотт - это тоже призвание и ряд семейных особенностей. Характер приятеля волшебник знал великолепно, но ещё лучше знал традиции других семей, особенно консервативной части Европы; как и довольно четко представлял, что в плане занятости Маркуса может начаться в скором времени, а также как это отразится на приятеле. - Не пойми меня неправильно, но время идет. Тебе кажется, что ты занят сейчас, но это, Маркус, только начало. У тебя нет много времени думать о семье сейчас, но совсем скоро его не станет совсем, - только если Реддл не претендовал на звание продолжателя рода и его же сохранения, имея особое положение даже в этом смысле, то Маркус подобной роскошью похвастаться не мог. Новая кровь - это ещё одна из его прямых задач, если честно, может быть даже самая главная. Рано или поздно, задаться ею придутся, для чего неплохо иметь под боком подходившую женщину, чтобы не тратить время на поиски. Сейчас самое время. - Решая одну проблему превентивно, ты освобождаешь себя для дел значимых.

+1

25

[indent] Том часто говорил снисходительно и поучительно. Будто объяснял неразумному дитю совершенно очевидные вещи, а это глупое дите никак не хотело внимать его словам и принимать его истину, которая не может подвергаться ни сомнению, ни критике. И обычно подобный тон голоса друга не раздражал, воспринимался естественно и как-то уже привычно. Это Том Реддл - лучший выпускник последних нескольких лет, прекрасный менталист уже в свой юный возраст и безусловно выдающийся волшебник. То, что Том стоит на каких-то вершинах им недоступных, уже воспринималось Маркусом легко, стало полноценной частью их взаимодействия, но вот сегодня, возможно, под влиянием алкоголя, спокойный голос друга, его плавные рассуждения с оттенком поучительных лекций раздражали молодого дипломата. Нотт бурлил внутри себя, внешне не позволяя себе даже недовольного взгляда в сторону Реддла. Маркус поймет, что Том прав, что друг это все говорил для его же блага, но это будет уже на трезвую голову, после теплой ванны, в которую надо было обязательно залезть перед работой. Пока же Нотт вновь уставился в потолок и размеренно крутил в руках почти пустой бокал. Слова Тома звучали фоном, проходили через сознание Маркуса, цеплялись за какие-то его ассоциации, неизменно находили внутренний отклик, пока внешне никак не выражающийся, потому что пока верх над молодым человек брали эмоции. Нотт знал, что начни он отвечать именно , как думает и о чем думает сейчас, то ничем хорошим это не закончится. Поэтому надо было сначала немного успокоиться и вспомнить о смирении, что обычно давалась Маркусу достаточно легко в силу его скачущей самооценки, но сегодня было крайне не просто, ибо Нотт был доволен проделанной работой, был доволен результатами, которых добился, и не очень хотел слушать о больших результатах и принимать критику, пусть и даже обоснованную.
[indent] Маркус мог признать, что часто (всегда) в их отношения дружбы он был ведомым. Что именно он подстраивался под Реддла, перенимал его увлечения, его цели и идеи. Именно Маркус уступал и всегда делал шаги в ту сторону, которую выбрал Том, и каждое действие было под неустанным контролем и поддержкой друга. Даже его перевод в Министерстве Том незримо был где-то рядом, потому что его слова Маркуса решиться оборвать всякую, кроме фамилии, связь с родителем, потому что Нотт много писал Тому в те дни. Но не в этот раз. Да, все дни Маркус пользовался наработками Реддлами, Маркус поставил перед собой цель, навязанную ему Томом, но он сам выбрал путь, сам выбирал, как именно использовать все, что предоставил ему Реддл, и был очень даже доволен результатом. По крайней мере они оба сидели в этой квартире, пили хороший огневиски и чувствовали себя в безопастности. Нотт считал это свой заслугой, и отказываться от собственных достижений намерен не был.
[indent] С магией дело обстояло сложнее. Нотт мог отнести себя к сильным менталистам, и он был избалован Томом, который являлся для Маркуса соперником непобедимым, всегда дающим что-то новое, что с кем-то другим заниматься ментальной магией было скучно. Ухать же куда-то Нотт не мог, потому что в любой момент мог понадобиться в Министерстве. Может эти причины и были не такими непреодолимыми, но они были.
[indent] Маркус осушил бокал, вздохнул и неспешно ответил.
[indent] - Я услышал тебя. Я неплохо представляю твою позицию относительно учебы и самосовершенствования. И от части я разделяю его. Хотя в нынешний ситуации и не могу принять его полностью,- максимально учтиво и правдиво, даже в такой обстановке Маркус не терял "элементарных" навыков общения с Томом. Впрочем, Нотт не имел никакого желания продолжать сегодня получать от Реддла незаменимые советы, поэтому еще один взмах волшебной палочки, в комнате опять появляется эльф, который получается антологичный прошлому приказ, и через несколько минут на столе молодых людей вновь стоит полная бутылка. Может Том отвлечется.
[indent] Впрочем, Реддл итак решил сменить тему, чем немало удивил Маркуса. Нотт даже подался вперед и сел болен ровно. Было странно слушать такие речи от Тома, который сам не испытывал никакой потребности в семье или хотя бы просто спутницы. Хотя, и тут опять их положение различалось. Рано или поздно Нотт должен был озадачиться этим вопросом. Вот только пока он себя не видел в роли семейного человека, от части от того, что само слово "семья" его тяготило.
[indent] - Ох, Том... То, что ты говоришь имеет смысл. София из консервативной румынской семьи. Хорошо воспитана. Однако... Какая мне жена сейчас? Зачем? И, признаться, мне не хочется думать о переменах, которые принесет брак. Хотя бы переезд... - Нотт обвел взглядом квартирку. - Если сидеть здесь сутками, то можно сойти с ума. Коробка. Не знаю, Том. Это же надо как-то подстраиваться под своих... Под отца, чтобы просить благословения. А я только почувствовал себя независимым от него. Ты же знаешь, что я не так свободен от формальностей как ты. И ты понимаешь, что игнорировать эти формальности недопустимо.

+1

26

[indent] Мало что действительно руководило Томом. Его заполняла пустота, которая сама по себе не могла служить хорошим наполнителем, и алкоголь, который создавал имитацию её размытия и эфемерного отсутствия. Работала эта сомнительная комбинация в очень странном ключе, для Маркуса неблагоприятном. Принцип действия простой: ничем не отягощённый, Наследник буквально видел волшебника насквозь, считывая его полностью. Нетронутыми оставалась только голова, что, если честно, также утверждение весьма сомнительное. Том не знал границ, не чувствовал "стоп"-линий, запретов, формальностей или чужого личного пространства. Зато что улавливал очень выразительно, так это то, что Маркус был недоволен Им. Молчал - это хорошо. Понимал, что надо молчать - хорошо. Дисциплина. Но вы ведь осознайте: Маркус в целом дал себе право осуждать Наследника ка такового. Словно бы только он здесь устал, словно бы только он здесь работал, словно бы Том устраивал всё это во имя, чтобы недооценить Нотта или заставить того работать ещё больше. Абсурд. Ложный. Ошибочный. Неверный, само направление мысли - неправильное. Реддл чётко понимал, что он желал того, чтобы о нём даже не думали так; контроль над самой мыслью, опаска и оглядка на Наследника, даже когда его будет рядом. "Потому, что Он способен".
[indent] "Неплохо представляешь?" - повторил про себя слова собеседника. - "Ты даже не представляешь, насколько ошибаешься".
[indent] Том поднял глаза к потолку на какое-то время. Вышло не совсем естественно, но не похоже, что оно в принципе волновало волшебника. Посмаковал то задевавшее разум, что нанизывалось на крючок внутренней пустоты. Оставить так, не оставить? Оставить - повторится снова; не оставить - будет реакция. К тому же, была озвучена и новая тема, против которой Маркус возражать не стал, и даже выявил готовность слушать и, по возможности,думать, но... Тому показалось, ему померещилось, ему так ощущалось, что и это пошло не в нужном ключе. Нет, не так. Мужчина оттолкнулся от спинки дивана и с первой попытки поднялся, правда, предварительно качнувшись и на долю секунды потерявшись в координации. Вот в таком положении огневиски лучше ощущался, пожалуй.
[indent] Волшебник неторопливо прошелся по помещения с ровной спиной, но чуть нарушившейся координацией. Пожалуй, алкоголь на голодный желудок поперёк еды после выхода из Азкабана, где успел умереть внутри с концами - так себе последовательность и сочетание. Остановился у шкафа с книгами, коснулся одной из полок, вытащил оттуда какую-то работу. Местная, французская, что-то про Аврорат и право. Пролистал, не вчитываясь. Попутно незаметный пас палочкой. Заполненный стакан висел рядом в воздухе.
[indent] - Когда у тебя появится официальная пара, ты станешь более независим, чем раньше. И с той ответственностью, в которую ни отец, ни мать не будут иметь права соваться. Это особенно справедливо, если учитывать всё не_оказанное тебе внимание за... сколько лет ты живёшь, вот за столько же, - слова становились витиеватыми, выражения подбирались не так просто. Но смысл того, что озвучивал, и того, что слышал, Реддл осознавал прекрасно. Как минимум общий, или то, что крылось за этим всем. - Сейчас эта квартира не выглядит как коробка: у тебя появилось желание возвращаться сюда со знанием, что здесь ждёт ненавязчивое проявление внимание, или я не прав? - обернулся через плечо на приятеля, но уже вскоре снова уставился в книгу. Том высмотрел то, что его интересовало, но не в страницах, а в Маркусе. Оно лежало на поверхности, почти вываливалось, не скрывалось, и ему вовсе не пришлось копать или заглядывать далеко. К тому же, Реддл не глухой и не слепой, даже то, что ждало их сегодня, говорило о многом. Очень о многом, и уж даже в этом Маркус своей реакции не скрыл. - Ты именно так говоришь, когда речь заходит о ней. Я не слишком смыслю в женщинах, но у меня нет повода считать, что для неё твоя компания не служит чем-то  аналогичным. Или ты думаешь, что её нынешняя жизнь более... привлекательна, нежели бытие супругой в Париже, где можно представлять чету в твоё отсутствие или хотя бы найти себе хобби, в том числе сидя дома? - и ведь непонятно, почему Тома оно вообще интересовало. Скорее всего, он просто понимал грядущее будущее, и хотел покинуть это место, да и арену в целом, и фигурами, расставленными и укомплектованными в максимально законченных комбинациях. С Малфоем и Лестрейнджем всё сложилось, они решили формальный (или не очень) семейный вопрос и могли уходить с головой в науку, работу или политику. Маркус же имел почву, но,  зная его, мог долго оттягивать. Словно бы забывал, что не то чтобы многих девушек рядом с собой готов терпеть даже временно, не говоря уже о бытие супругой; словно бы не помнил, как сложилось у его отца, человека и отношений крайне своеобразных.
[indent] Отпил из стакана. И ни о чём из собственных мыслей не забывал.

+1

27

[indent] Маркус редко пил алкоголь. Он не был строгим приверженцем здорового образа жизни, просто как-то не пристрастился, не видел смысла и не хотел напиваться до того состояния, которое может самого порядочного волшебника уподобить магглам. Но приятное расслабление, кружащаяся голова с легким туманом в мыслях после нервного дня в компании Реддла, который был явно не в себе после Азкабана, было именно тем, что позволяло Маркусу сохранять способность хоть как-то взаимодействовать с Реддлом. К тому же алкоголь делал эмоциональный фон Нотта ярким, но быстро смеющимся, так обида от недостаточного внимания к его успехами, сменилась размеренным спокойствием от воспоминаний последних дней, которые Маркус провел в компании мисс Стэнеску. Слова Тома словно сопровождали эти воспоминания и не нарушили тишины и даже уюта, которые София привнесла в типовую дипломатическую квартирку Нотта. Реддл был прав, поэтому Маркус молчал, кивал и иногда делал очередной глоток огневиски. Он почти не смотрел на друга, хотя и чувствовал, как Том задерживает на нем свой взгляд. Слишком пристальный. Слишком внимательный. Читающий  мысли. Нотт поежился, но не попытался ни ответить своим взглядом, ни поменять позу, и даже не сделал еще одного глотка. Было как-то слишком лениво. Им обоим необходимо было выспаться. Однако Реддл судя по всему пока не был настроен отправится в царство Морфея... К тому же, Маркус чувствовал, как слова друга заставляют его слишком много думать. Мысли Нотта, возбужденные словами Тома, крутились вокруг одной женской фигуры, на которую стоило посмотреть под тем углом, о котором Маркус, признаться, еще не задумывался.
[indent] - Да, это будет дополнительная ответственность. Но, конечно, мама не сможет отказать себе в удовольствии оценить невестку, особенно, если я с ними не посоветуюсь. Впрочем, София, думаю, ее бы устроила. Она меня еще ни разу не раздражала, не смотря на то, как я уставал. Как ты сказал... Ненавязчивое внимание? Да, пожалуй, ты прав. Это было приятно, и очень уместно, - Маркус прикрыл глаза и продолжил медленно говорить, а точнее делиться с Томом своими ощущениями от общения Софии. Нотт никогда не думал, что они с Реддлом будут обсуждать подобные вещи, однако сейчас подобная тема тоже не вызвала дискомфорта. В конце концов, разве кто-то лучше Тома знает Маркуса? - Я был очень удивлен, когда она, придя в гости, начала предлагать свою помощь по хозяйству. Это было так необычно, но при этом так естественно. Кажется, ей было абсолютно не трудно. Да и я не испытывал неловкости, хотя обычно ухаживают за гостями. Я обещал ей придумать интересные выходные, когда все станет спокойнее, - Нотт усмехнулся, открыл глаза и снова уставился в потолок.
[indent] Том рассуждал о будущей возможной семейной жизни достаточно просто. Хотя Маркус и предполагал, что многое он сам придумал. Например, что у семьи должен быть больший дом (и обязательно Нотт-Кастл), а у супруги обязательно несколько подруг, которые будут переодически наносить визиты, как было дома, как было у его матери. Реддл говорил, что это было необязательно, и, наверное, он был прав. И, наверное, если бы алкоголь, Маркус бы так просто не согласился со словами друга. Он слишком любил цепляться за традиции, хотя уже от многих отошел. И, может быть, имел смысл пренебречь еще несколькими.
[indent] - Да, мне было бы комфортнее начинать вписываться во французский свет не в одиночку. Но я не уверен, что Софии будет комфортна подобная роль. Она... Достаточно замкнутая. Свет таких не очень принимает. Но, возможно, если поговорить с ней. Она очень разумная. Это тоже весьма необычно для девушки, - мысли путались и шли невпопад. Маркус говорил неспешно, но не особенно подбирая слова. По его фразам было видно, что Нотт мог представить Софию в качестве своей супруги, однако делать что-то, чтобы воплотить свои представления в явь пока не собирался.

+1

28

[indent] Том спокойно воспринимал речь Маркуса, всё так же к нему не поворачиваясь. Глаза медленно перебегали со строки на строку одной страницы, хоть в слова волшебник вовсе не вдумывался; пока те вовсе не замерли на одной точке, расфокусированно и совершенно не в мыслях о содержании того, что имелось в руках. Да, Маркус говорил; да, Том слушал, но в реальной плоскости на этом всё. Он погряз в сознании Нотта. То открыто, споено алкоголем, как и сам Реддл, а оттого всё казалось доступным и простым. В разном диапазоне, но на общей волне.
[indent] В голове Маркуса ассоциации, эмоции, что-то путалось и происходило. И среди всего этого лёгким темным пером затерялся Том, изучая и рассматривая всё, что попадалось ему. Вот, смотрите, сомнения; вот, смотрите, приятные воспоминания, связанные со Стэнеску; а вот, погодите, и "отсек страхов", с где-то там же затерявшейся давно и вдруг выпавшей вновь завистью. Как интересно. Усталость, пустота, алкоголь, видоизменённое эго - это и, может, что-то ещё, делало из головы Маркуса, той особенной ментальной плоскости, реальность куда более благоприятную, комфортную и понятную для Наследника, нежели материальный мир. Там он чувствовал себя свободным; там он мог действовать, имея под рукой все механизмы тонкого внутреннего мироустройства.
[indent]  "Не сопротивляйся сну и усталости, зачем ты сопротивляешься?" - какая-то из струн заделась без труда, оттянулась, а после создала приятные вибрации тепла и лени. Это Реддл экспериментировал, устраиваясь поудобнее в сознании Нотта так, чтобы перехватить его голову: не пошевелить, не отвертеться. Маркусу и не должно захотеться сделать это, но если вдруг захочется... без вариантов. Наследник умел, а сейчас, в подобной плоскости, ему и вовсе казалось, что он познал ментальное всевластие. В какой-то степени, это так, только взамен приобретённого волшебник, похоже, утерял что-то очень важное, имевшееся в нём самом. - "Смотри, сколько хорошего. О нём приятно вспоминать. Оно всё делает тебе хорошо", - Тёмные Искусства, их старые посиделки, а там и те редкие касания к Стэнеску. Реддл напоминал ему об испытанном от проявления заботы в целом, но при этом наблюдал сие всё и сам. От Наследника не могло быть секретов, не могло иметься недомолвок или подозрений; он - больше чем человек, и только он имел право. Маркусу стоило усвоить это. С концами. В любом из состояний.
[indent] Том закрыл книгу, устроил её на место, а сам неторопливо вернулся к приятелю. Хотел было сесть, но передумал, так и остановившись у того за плечом да уставившись прямо ему в макушку сверху вниз.
[indent] Маркуса изнутри, в самом сознании, постепенно окутывала тьма и теплота. Не развернуться, не отвлечься; только лишь ощущать усталое русло, покрывшее приятным одеялом, но при этом прижимавшим всё, что витало в воздухе, к земле супротив воли. Прижимал ощутимо и безвыходно. В этом всём попутно мелькали газеты, воспоминания из детства о взаимоотношениях отца и матери Нотта, куча всякого-разного, не сказать что радужного, балансировавшего на грани тревожности и унылого смирения. Том вытаскивал это, но попутно не забирал подушку: ощущения той разницы, что имелась у Маркуса при общении с Софией, с аналогичным у его отца при общении с материю - холодным, формальным. Сын не хотел быть похожим на него, но сам оттягивал и упускал; а, раз не хотел, то зачем себе отказывать? Газет всё больше, встречь всё больше, а здесь, посмотрите, как в какой-то из фантазий Нотт мог бы держать Софию за руку, выведя её в люди. Сколько всего мог бы с себя снял, и сколько получил.
[indent] Нет, Наследник вовсе не призывал к любви или романтике; он не способен ощутить их, его душа бы противилась, сама натура изгибалась бы в неприятных ощущениях. Но ценность полноценной крови, рационализм и искреннее стремление сделать мир лучше - всё это подталкивало Тома делать то, что он делал. Ускорять ход событий и подводить к решению формальных, но важных вопросов, для перехода к ценному в смысле глобальном.

+1

29

[indent] Что-то теплое и приятное постепенно обволакивало Нотта. Это "что-то" было соткано из воспоминаний и ощущений. Иногда грез и догадок. Ему не хотелось сопротивляться, а лишь следовать дальше, вглубь себя самого, чтобы, наконец, увидеть то, что он прятал от себя. Чего опасался или чего стеснялся. О чем запрещал себе думать, но что ловило его подсознание, фиксировало и оставляли до "лучших времен". Таких, как сегодняшний вечер, когда Нотт мог выпить, забыться, расслабиться. Даже на какое-то время забыть о Томе где-то рядом, совершенно не подозревая, что именно друг вытаскивает из самых дальних уголков его разума эти приятные ощущения.
[indent] Да, Маркус совсем не ощущал ментального присутствия Реддла в своей голове. Он был расслаблен, опьянен алкоголем и очень-очень устал. Он признавался себе, что не находит сил встать с дивана, что уж тут говорить о сопротивлении ментальной атаке, особенно такого сильного и умелого волшебника как Том. Зачем? И к тому же, Нотт был уверен, что его мысли не представляют никакого интереса для школьного друга. Маркус не чувствовал стороннего воздействия на себя, не опасался его. Не в этой компании. Ни с этим человеком. Нотт и так все расскажет Тому. Просто потому, что никто, кроме бывшего школьного старосты, не знает Маркуса настолько хорошо. Маркус предельно честен с Томом. Для своего же блага. И дело не в страхе, еще пока нет, еще долго "нет". Вся суть в возможности получить ответ или совет. В возможности снять с себя чуть-чуть ответственности. Даже в делах семейных, личных. И сейчас, не подозревая, что именно Реддл своими манипуляциями направляет размышления друга, Нотт озвучивал их для друга. Просто потому, что Тому можно доверять. Потому что Реддл первый поднял эту тему, и пока Маркуса не остановил.
[indent] - Но... Но я не знаю, могу ли я взять на себя ответственность за Софию. Готов ли я сам? Ведь все не просто, Том. Моя семья... Моя. Будет обязывать меня. И придется менять только ставший привычным образ жизни. А я так не люблю перемены. Не люблю не знать, а как будет завтра, - Маркус говорил очень медленно и спокойно. Он отвечал на свои мысли, не задумываясь над тем, что Реддл мог быть и не в курсе того, о чем думал Нотт. Правильнее даже сказать, что молодой человек разговаривал сам с собой. В обществе Тома так всегда. Очень удобно. Во всяком случае, для Маркуса.
[indent] - И я не хотел бы превращать наши отношения в формальность, как случилась у отца, только потому, что уже никуда друг от друга не деться. Он, знаешь, ведь долго добивался руки моей матери. А что в итоге? Мы все такие чужие друг другу. Я бы не хотел, чтобы так же приключилось с Софией. Она отличается от многих и гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд, - при этих словах Маркус улыбнулся сам себе и сделал еще один глоток огневиски. Да, он говорил о скрытой и скрываемой тяги мисс Стэнеску к темному и запретному. Очень заманчиво. Очень интересно. Нотту хочется посмотреть... Посмотреть на нее.
[indent] - Было бы обидно испортить и это. Я имею в виду тот комфорт в общении с ней, который есть сейчас. Мне действительно очень нравились те вечера, в которые она была рядом и поддерживала меня. Нравилось, и это было очень кстати, что она присматривала за бытовыми нуждами... Даже сегодня. Но у нас какая-то феноменальная способность все выворачивать, - Нотт скривился и сделал еще один глоток, на этот раз осушив бокал. Да, он похож на своего отца. Слишком во многом. И признаться себе в этом Маркус только в таком состоянии, как сегодня. И, наверное, именно поэтому, особенно в этот вечер, мысли о своем браке не только звучали в голове навязчивее, но и пугали сильнее. Ему бы совсем не хотелось загубить то хорошее, что он получал при общении с Софией. А он мог бы. Потому что не умел чувствовать людей. Потому что был эгоистичен. И что такое семья может лишь догадываться, основываясь на своих детских иллюзиях.

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Как выглядит тень за чертой [3.05.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC