Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Как выглядит тень за чертой [3.05.1952]


Как выглядит тень за чертой [3.05.1952]

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

КАК ВЫГЛЯДИТ ТЕНЬ ЗА ЧЕРТОЙ

https://media.giphy.com/media/SbOnutVyWJznG/giphy.gif
Tom Riddle & Marcus Nott

Место, время: Париж, 3.05.1952

[indent] Маркус не задаёт лишних вопросов. Маркус всегда слушает. Маркус оказывается там, где ему и полагается быть. А Том как никогда удовлетворён этим. Ему есть, о чём поведать молчанием.

0

2

[indent] С Азкабаном покончено, история с обскуром для Тома закрыта, а отголоски отныне не будут нести критической важности. По кранный мере, Редду сейчас так казалось. В теперешнем (временном?) состоянии его разум кристально чист, задачи предельно ясны, однако же важность их он не чтобы ощущал; не мог ухватить руками, не хотел. Полное опустошение, которое способно только наблюдать. Следить, видеть, выбирать, а затем присасываться к предмету или человеку, что привлечёт внимание и сможет что-то дать для заполнения внутренней пустоты. Реддл не мог сказать, сколько он находится в подобном стоянии, но наверное около недели. Как и не мог предположить, что его эксперимент столь сильно скажется на нём. Признаться, сейчас даже было не до повышения самооценки и научного интереса: вполне возможно, что, знай он о результатах заранее, не рискнул бы повторить. Или рискнул? Британец с уверенностью не сказал бы, ведь в этот раз перешагнул черту, зашёл слишком далеко. Мозгом это осознавал. В который раз, впрочем. Нормальный, обычный человек бы такого не сделал, верно ведь? А Том обычным не был, потому ответ... почти очевиден. Оценочные суждения, аналитика и ощущение пространства, времени и себя самого сбиты, Реддл не в состоянии доверять себе, что для него странно. Всё это - странно.
[indent] Суд прошёл на одной волне. Быстро как для Тома, не выразительно, просто. Потому ли, что он не волновался или периодически уходил в себя - это другой вопрос, но факт оставался фактом. Было странно быть таким. Было странно быть таким и покидать при этом стены Суда. И Азкабана. С концами. Не очень верилось, а запах воздуха, природы, Парижа успел забыться, стать неважным, ненужным для памяти.
[indent] Маркус ждал Тома у выхода из здания, конечно же, им же по окончанию процесса с разными людьми задержаться пришлось. Его волшебник заметил, потому неторопливо и неизменно статно подошёл, остановился рядом. И, наверное, в какой-то мере всё как всегда, они не изменились за эти несколько недель так, чтобы по-настоящему. Если их не знать. Маркус на деле явно мало спал и то ли нервничал, то ли пил много успокоительного, потому что усталость и вялость в глазах, постоянно зажимаемая нервозность, читались в нём; Реддл мог поклясться, что видел их лучше, чем самого приятеля, как и некоторое облегчением, что теперь читалось в Нотте. Том же... а что Том? Бледный, словно несколько лет не выходил на солнце; с едва выделявшимися под глазами синяками; малость растрепанный, не зализанный; не дёрганный, не эмоциональный. Однако  какой-то... тянущий. Если вы стояли на сквозняке, то наверное замечали, как пробирает вытер, иногда сдувает, подтягивая к себе. Что-то подобное наблюдалось и в Томе. Мрачный единый и разве что чудом осязаемый сгусток черни. Безжизненный, не угнетённый, но угнетающий. При нём не хотелось улыбаться, хотелось на него смотреть, но невозможно было делать это долго. И, наверное, главное сейчас для Маркуса было не заглядывать в глаза приятеля, даже не пытаться. Тогда бы, наверное, они так и стояли здесь, как вкопанные, пока ноги не затекли.
[indent] - Здравствуй, - бесцветно и спокойно произнёс волшебник, неторопливо окинув Нотта двумя чёрными проходами в мир, откуда возвращаться не принято. Затем увёл его в сторону. Снова дождь, в Париже в это время обычно пасмурно, хотя уже и довольно тепло. Это хорошо, ибо глаза не так слепли, как если бы погода была солнечной. - Ты всё слышал там. У тебя остались вопрос? - всё также смотря чуть дальше Маркуса и едва щурясь от дневного света неизменным ровным тоном спросил Том, собрав руки за спиной. Вспомнил, что они всё ещё стояли в проходе. Наверное, так не надо? Первым шагнул вперёд, не дав возможности себя внимательно рассмотреть, да и не стремясь рассматривать Маркуса в ответ. Пока что внимание Реддла не сфокусировано ни на чём конкретном. Вообще. У него в целом складывалось впечатление, а стоило выйти из зала Суда, как оно обострилось, что всё это лишь сон. А он провалился то ли в упориновое опьянение, то ли вакуум, то ли голова в каком-то шаре. Звуки, люди, их  посылы, наполнение, внутренние заторможенность и потерянность самого Тома. Соображать-то волшебник соображал, а вот реакция на внешние раздражители и сам процесс соображения, увы, пока оценке не поддавалась. Возможно, так чувствовали себя мёртвые среди живых? Такая глупость, Наследник-то бессмертен.
[indent] Они спустились по лестнице и пошли... куда-то. Реддл лишь поддавался механике, ноги несли по привычному маршруту, не слишком разбирая, куда именно.

+1

3

[indent] Суд закончился больше часа назад, а у Маркуса до сих не до конца уложилось в голове, что у них... Что у него получилось. У него в смысле у Тома. Нет, не то чтобы младший Нотт сомневался в бывшем школьном старосте, но так ловко обдурить французский Аврорат, международную коллегию Везингамота, которую собрали чуть ли не специально для этого случая, всё равно было чем-то из ряда вон выходящим. Вся весна для Маркуса проходила "за гранью возможного" и виноват был в этом только Реддл. Сначала обскур, с его странной, пугающей магией, и впечатляющее владение друга ментальной магией. Потом задержание Реддла в Париже, Азкабан, теперь вот суд, и, кажется, что все закончилось. Что можно выдохнуть и возвращаться к обычным, одноцветным будням. Однако младший Нотт чувствовал, что расслабляться рано, что это только прелюдия к чему-то большему и масштабном. Принимая поздравления коллег после чистого процесса, к которому Маркус непосредственно приложил руку, Нотт мог думать только о том, что будет дальше. События последних дней подтолкнули их на решительные действия и было бы большим упущением дать инициативе бывшего клуба по интересам заглохнуть. Если старый друзья хотели и были готовы действовать, то им нужно действовать сообща и в одном направлении. В том направлении, которое им задал Том. Что же касается самого Реддла... Маркус хотел его увидеть. Хоть и понимал, что друг сейчас будет не в настроении и не в состоянии, но встретит Тома было бы правильно, рассказать ему последние новости тоже необходимо. А дальше по ситуации. К тому, стоит признаться, но Маркус хотел убедиться, что Том не остался прежним. Что пусть и на короткое время (а такой вариант Нотт рассматривал), но Азкабан наложил на Наследника Слизерина свой отпечаток. Как на любого другого волшебника.
[indent] На улице накропал дождь, и оказалось, что от внимания коллег Маркус отделался быстрее, чем Том прошел все формальные процедуры. Впрочем ни дождь, ни вынужденное одиночество и ожидание не напрягали Маркуса. Он отдыхал. Несколько долгих минут совершенного спокойствия и тишины, нарушаемой разве что где-то на фоне, где-то далеко за возможностями восприятия сейчас младшего Нотта. Когда он встретиться с Томом тишина может продлиться, но вот внутреннего покоя Маркус достичь уже не сможет. Слишком много вопросов, ответы на которые молодому человеку, наверное, даже не хочется узнавать. Так проще и безопаснее, а сложностей за последние месяца Маркусу хватило. Он встретит Тома только потому что так правильно, потому что считает себя непосредственно причастным к этой истории, и даже чувствует свою ответственность за Реддла, которого надо будет попытаться привести в чувства после Азкабана. Том не мог пройти и его "играючи", там слишком темно и слишком холодно. И слишком мрачное, даже для Реддла, лицо волшебника выигравшего суд тому доказательство. Том подошел к другу неспешно и поздоровался, Маркус кивнул и коротко произнес, отвечая на вопрос Реддла.
[indent] - Да, и много. Но не сейчас,- "если вообще не никогда". Честно, но без обязательств. Маркус говорил четко, но тихо, то ли не желая раздражать Тома, то ли избегая лишних ушей.  Без каких либо дополнительных и лишних слов Нотт двинулся за Реддлом, отставая от него где-то на полшага. Маркус не спешил и не знал хочет ли он завязывать диалог. Им было вполне комфортно молчать. Во всяком случае, Нотту было вполне комфортно. Он плотнее закутался в мантию, убрал руки в карманы и просто брел за другом. Мысли текли медленно, плавно переходили от фигуры Тома под дождем и его мрачного вида к теплой и сухой квартире Нотта в дипломатическом квартале, где в последнее время юношу навещала София и помогала молодому дипломату по хозяйству. Она умеет приводить Маркуса в чувства после тяжелого дня, ее бы помощь была сегодня неоценима. Нотту, наверное, стоит быть чуть более адекватным, чем сейчас, чтобы воспринимать Тома. Или наоборот? И не будь Маркус вымотан последними днями им не было бы так комфортно молчать в обществе друг друга? Впрочем, кажется, они почти сделали круг.

+1

4

[indent] Спасибо Маркусу за то, что он молчал. Том не хотел, чтобы тот молчал, но от молчания чувствовал себя комфортно. Закрыто, заперто, собранным в единого себя. За несколько дней он отвык от слов, вообще от мира как такового, почти перестал, как ему казалось, его понимать. Но дело не в страшном Азкабане, совсем нет - дело в опыте, который Реддл устроил там сам для себя, спонтанно ступив в то, к чему, вероятно, был не совсем готов. Наследника нужно было вытянуть из этого состояния, если говорить объективно, однако сам он этого не хотел, в своём нынешнем положении чувствуя себя странно и в даже чём-то лаконично, умиротворённо. Непродуктивно, конечно, но да пока он всего несколько минут за пределами Азкабана, где можно делать дела, а не  только смотреть в потолок, это ему лишь предстояло понять.
[indent] Они молча прогуливались по улице. Дошли до дипломатического квартала, а там... а там свернули и через другие улицы вышли туда же, откуда и двинулись - к Суду. На этот моменте Том включился, осмотрелся, увиденным не удовлетворился. Не то место, куда хотелось бы вернуться, да и вообще как-то бессмысленно. Последние... сколько-то минут жизни он просто пропустил, не помнил и механически следовал без единой цели или конечное точки. Странность Тому не понравилась, потому волшебник решил пересилить себя и нарушить тишину.
[indent] Покосился на Маркуса. То ли растерянно, то ли о чём-то раздумывая, то ли проверяя состояние друга, точно также витавшего где-то, но не здесь. Да, всё нужно держать в руках и делать самому. Он перевёл бесцветный взгляд в сторону и снова двинулся, на этот раз по направлению небольшого паркового посада у реки.
[indent] - Я провёл там достаточно времени, чтобы многое обдумать и ещё большее заметить. Знаешь, что интересно? Азкабан - это конечное место. Если волшебник попал туда хоть на год, даже за то преступление, которое того не стоило, он никогда не станет прежним, нормальным. Сотни волшебников, выбитых из жизни, хотя многие из них могли бы стать полезными, - Том говорил неторопливо, спокойно. Вроде Маркусу, а на деле, скорее, занимался озвучиванием вслух чего угодно, лишь поддерживал себя в осознанном состоянии, чтобы дойти до назначенной точки. В руке держал волшебный невидимый наколдованный зонт, хотя изначально, когда они только двинулись, даже не заметил дождя, пока не почувствовал, что мантия подмокла. - Это не потому, что они не хотели бы. Вся тамошняя система построена на том, чтобы они просто не смогли. Пытка изо дня в день, страх самого начала нового дня, невозможность знать, сколько осталось. Ты же тогда мимолётно ощутил дементоров. А, как они тебе? - он покосил очень изменившийся, если такое было возможно, наполнившийся чем-то потусторонним, а не просто пугавшей и завораживавшей пустотой, взгляд на Нотта. Небольшая пауза. Формальность, может не отвечать, хотя лучше бы ответить. От монолога британец быстро устанет и снова уйдёт в себя, чего не хотелось как минимум до тех пор, пока они на улице. - Азкабан придумали жестокие, по-настоящему бесчеловечные люди, Маркус. Люди, которые и сегодня находятся у власти, не способные предотвратить - лишь сделать хуже своей якобы справедливостью и якобы законом. Это так... глупо. Так неэффективно.

+1

5

[indent] Тучи на небе рассеиваться, кажется, совсем не собирались, хотя по закону жанра клишированного кино еще при появлении Реддла у здания суда без волшебных оков на небе должно было появиться солнце. Но на голову англичанина продолжал капать дождь, моча волосы и одежду молодого человека, хотя и несколько не раздражая его этим. Складывалось ощущение, что сегодня  Маркуса, обычно склонного к ярким, пусть сдерживаемым, эмоциям, и не важно это гнев или радость, невозможно вывести из себя. И заслуга это не выдержки и не закалки характера молодого человека - в излишней молчаливости и безынициативности виновата усталость, виноват стресс и виноват волшебник, идущий рядом, но которого Маркус всё равно очень рад видеть, идущим вместе с ним. А точнее это Нотт шел с Реддлом. Куда? Зачем? После их молчаливого общения взглядом, после их содержательных диалогов в камере, Маркуса совершенно не волновали эти вопросы. Он в любом случае сейчас не очень в состоянии и не в настроении возражать Тому. Реддла просто нужно было дождаться, его не стрит оставлять одного, и друга надо бы ввести в курс дела. Так будет правильно. Надо только собраться с силами и начать говорить. Там уже если Том не захочет его слушать, то просто перебьет или остановит. Еще один рывок и можно будет выдохнуть окончательно. Да и причем Маркусу есть, что рассказать. Нотт был доволен проделанной им работой, и ее результаты должны были понравится Реддлу. Из Азкабана лучше встречать только с хорошими новостями.
Но первый всё же заговорил Реддл. Наверное, так тоже было правильно - Маркус получил знак, отмашку на какие-то действия в сторону Тома, и сейчас внимательно слушал друга, пропуская через себя его слова. Без эмоциональный, то есть совершенно без эмоциональный, голос друга давил и неприятно коробил по подкорке головного мозга. А его взгляд Маркус сейчас вовсе не мог выносить - слишком пустой, не человеческий, ничего не выражающий. А что же происходит, что чувствует обычный человек за годы проведенные в Азкабане, если на Реддла так повлияло всего несколько дней? Маркус боялся представить, потому что в его навязчивых мыслях фигурировал не абстрактный человек, а он сам. Одно точно - Нотт не зря боялся Азкабана. Он мог бы потерять себя за месяцы или за недели. Даже не за годы. Ужасно. Страшно. И без человечно. То о чем сейчас говорит Том. То о чем упоминала София.
[indent] Маркус чуть приподнял уголки губ и стал медленно и размеренно отвечать другу, поддерживая разговор. Нотт пока не знал, какие дальнейший планы у Реддла, но судя по всему он им пока не мешает, а домой, даже если и хотелось, то возвращаться сегодня было вовсе не обязательно - сегодня Маркуса там никто не ждал. 
[indent] - Ты говоришь, как одна моя знакомая, хотя она только просмотрела мои скудные воспоминания, твои бы ей понравились больше,- Маркус чуть усмехнулся, представляя выражение лица Софии, если бы ей предложили подобный эксперимент. Она бы точно не отказалась. Не смогла бы. - Том... Стоил ли опыт, который ты получил, тех долгих дней в темноте? Мне хватило близкого присутствия дементоров, чтобы начать еще больше избегать этого места, чтобы понять, насколько на самом деле был прав мой отец, и насколько заблуждался я несколько лет назад. Но знаешь, мне кажется, что Азкабан всё же придумали люди, которые бояться. Жестокость только отражения их страхов, желания защититься, как первичной потребности всякого живого существа в безопасности. Да, Том, я тоже над многим размышлял в последние дни. Они располагали не только к действиям, но и к философствованию. А о действиях. Я собрал наш старый клуб.

+1

6

[indent] У Маркуса наладилось личная жизнь? Вернее, вообще появилась? Удивительно, конечно, но, судя по всему, факт. Его Том вычислил быстро. Во-первых, слишком хорошо знал Нотта. Во-вторых, тот бы никого стороннего в свою память не пригласил. В-третьих, некую девицу он уже однажды приводил в Клуб, что само по себе событие из вон выходившее. Том же не глуп, особенно сейчас, потому принял свои выводы сразу. Верные, без вариантов. Допустим, хорошо, двигаемся дальше. Ничто в юноше надолго не задержались. 
[indent] - София? - не мог не запомнить, важная деталь. И фамилию её волшебник несколько раз встречал в европейских библиотеках да политических газетах. Она разделяла интересы Маркуса и была чистокровной. Остальное значения в принципе не имело. - Вот как. Это ты вовремя, - конечно, речь о девушке. После будет не до того, у Нотта не останется на это времени. События на месте стоять не планировали. Юноша продолжал не смотреть на приятеля и всё также не выражал ничего из того, что обычно присуще людям. Даже банального спокойствия. - Стоил. Сам Азкабан нисколько не задел меня. Я получил то, что искал. Пока не решил, что с этим делать, но это больше, чем даже я мог представить, - вдаваться в подробности Том не хотел. Лишь дал понять, что недолгое заключение не испугало его. Да, не вызвало симпатий, да, возвращаться в Азкабан Реддл не планировал и не желал, однако вовсе не соседство с дементорами оказало на него влияние. Совсем нет. Маркусу стоило лишь уловить эту мысль, никто из них не горел желанием уходить в подробности. Пока, по крайне мере. Тем более что Нотт озвучил кое-что действительно интересное. Оно даже заставило волшебника сфокусировать свое внимание на приятеле. Или, скорее, соратнике - пускай пока это называется так. Правда, чтобы не терять концентрации, Тому пришлось-таки перевести свой излишне давящий взгляд на Нотта. Не забывайте: он в таком состоянии и воспоминаниями делился с публикой, и максимальную дозировку сыворотки правды выпил всё для той же публики. Не могло не сказаться. Короче, ни единого шанса на то, чтобы теперь вести себя иначе. Как и у Маркуса не имелось ни единого повода быть энергичным и жизнерадостным. - Чем это закончилось? Расскажи мне всё, - и конечно же Маркус расскажет. Даже если бы желал просто помолчать.
[indent] Они между тем вышли к реке, у которой расположился небольшой парк. Остановились у изгороди, о которую Реддл одной рукой уперся локтем, а второй продолжил держать невидимый магический зонт. Кажется, где-то во внутреннем кармане у него была пятнистая. Её обычно не конфискуют, законная ведь ибо. Юноша отвел от Нотта взгляд и подвесил зонт в воздухе. Сам полез во внутренние карманы мантии. Нашёл там небольшую трубку, заправил. Она сама разгоралась, потому ничем более себя волшебник не утруждал. Так и опираясь одной рукой закурил, уставившись на реку, о поверхность которой ударялись теперь капли дождя. Как, в общем-то, и о кладку на земле, и о зонты. Лучшей погоды в стиле жанра просто не придумать. Теперь Том лишь слушал, не теряя концентрацию благодаря нехитрому действию. Пятнистая, быть может, помогла бы разуму в необходимом смысле собраться, а не как сейчас.

+1

7

А Том оказывается запомнил мисс Стэнеску, хотя они и встречались лишь раз и при обстоятельствах насыщенных, полных эмоций и приятного удовлетворения от правильности творящегося перед глазами действия. София вполне могла потеряться в этих событиях, ее прямая фигура с опущенным взглядом могла показаться слишком невыразительной на фоне заклинаний, которыми грязнокровки пытались друг друга уничтожить. Впрочем, о чем мы? Разве Том Реддл мог забыть нового человека в их, его, компании? Да и разве кто-то из друзей Маркуса, зная Нотта достаточно хорошо, мог упустить из внимания тот факт, что он пришел с гостьей? Наверное, молодому дипломату хотелось бы, чтобы его друзья не просто могли, но и оставили без внимания сей факт. За школьные годы, за время проведенное в клубе и вне его, за ту пока недолгую, но уже насыщенную "взрослую" жизнь Маркус тоже не плохо узнал своих товарищей, и ему бы не хотелось, чтобы в адрес мисс Стэнеску звучали не лестные (или наоборот) комментарии, даже в шутку. Даже между собой. Хотя, конечно, это не о Томе. Реддл, как всегда сдержан и лаконичен. Особенно сейчас. Том просто констатировал факты, свое отношение к ним, никак эмоционально не окрашиваю свою речь. Азкабан всё же повлиял на него, пусть и не так, как на других. Не так как мог повлиять на того же Маркуса, которой уже пару раз ловил себя на мысли, что ему не по себе от вида их бывшего школьного старосты. Порой казалось, что мыслями и ощущениями Том еще там, в крепости посреди моря.
- Да, мисс Стэнеску была столь любезна, что помогала мне в последние дни. К тому же она очень умна для девушки и прекрасно воспитана. С ней приятно проводить время,- Нотт тоже констатировал факты, потому что просто не знал, как иначе описать то, что он испытывает к Софии. По его внутреннему убеждению это не было высокими чувствами. Ему было удобно, комфортно, интересно. И этого Маркусу было вполне достаточно.
Реплика друга про Азкабан заставила младшего Нотта ненадолго перевести взгляд на Тома. Он точно сумасшедший. Что можно там получить? Какой опыт стоит того состояния, которое Маркус сейчас наблюдал в Реддле? Что-то слишком темное. Что-то совершенно точно не человеческое. Маркус не будет просить подробностей. Он сейчас не готов их услышать, как Том не готов и не намерен ими делиться. Это хорошо. Хорошо, что они понимают состояние друг друга. - Знаешь, пожалуй, я рад, что не могу даже представить...- только хрипло ответил младший Нотт, в очередной раз воспоминания холод, которым пропитан Азкабан. И это Маркус еще не видел дементоров в близи. Том провел с ними несколько дней. Добровольно. Том не мог остаться прежним. Он сам сказал, что никто не может.
Они остановились у набережной. Маркус уперся взглядом в тихую водную гладь, по которой мелкими каплями бил дождь, и привычным движением убрал назад мокрые волосы. Пожалуй, уже можно наколдовать себе зонт. К тому же Том спросил о деле и приготовился слушать, словно зная, что Маркусу предстоит говорить много. Серый дым добавился к общему мрачному пейзажу, а Нотту подумалось, что он не прочь был бы сейчас понаблюдать за живым огнем.
- Я подумал, что они будут переживать, и побоялся, что начнут делать глупости, сродни тем, что вытворял я. А я бы не хотел еще кого-нибудь провожать в Азкабан. Впрочем, я был прав.  Бракс узнал через свои каналы имя аврора, который тебя видел с мальчиком, и Бракс хотел мести. Они все хотели мести. Но мы хотя бы подготовились, но явно ту же оборотку Бракс так и не выпил,- Маркус чуть покачал головой, вспоминая день их акции. Он переживал тогда за обоих своих друзей. Выполнял свою роль, но держал в голове варианты, как он мог бы им помочь. Слишком спонтанно. Слишком на скорую руку сделано, но в итоге получилось не плохо. - Если хочешь, могу рассказать подробнее. Но, наверное, лучше не здесь.

+1

8

[indent] - Я тебя понял, - выяснять о спутнице (Реддл очень чётко понял это) подробнее сейчас смысла не имело. Выводы волшебник сделал, они ещё поговорят об этом позже. О технической стороне вопроса. Тому как всегда имелось, что сказать об этом. Но, снова, потом. Позже. Не здесь и не сейчас.
[indent] - Оборотное стоило вбить вам в подкорку, - и шутка, и не совсем. Констатация факта, на большее Реддл едва ли сейчас способен. Но констатация не без забавы всё по тому же факту. Только в этот раз между Ноттом тогда и Малфоем сейчас была разница. Маркус шёл пугать, Абраксас шёл убивать. Память жертвы Нотта могли считать, покойного аврора - нет. Но, выходит, аврор в самом деле мертва, во время слушания волшебник всё правильно. И как же символично, сто собрал старую компанию именно Маркус. Как и драккловски символично то, что месть и убийство на себя взял Бракс. - Я придумаю что-то более подходящее, - речь о замене оборотного, разумеется. Пока Том только прикидывал масштабы того, что могло начаться, однако в раска того, что думалось даже сейчас, от оборотного могли возникнуть неприятные. Неудобно. Не всегда надёжно. Не во время боя, бегов, активных действий. А подобные повороты в голове Наследника не отрицались; рано или поздно так будет. Лишь бы не торопиться и возыметь от подобного пользу. - Что ещё? Малфой был один? Дело о смерти аврора закрыто или встало? - он всё также смотрел на воду, упираясь рукой об изгородь. С этим волшебнику хотелось порешать сейчас, чтобы после, когда они окажутся в подходящем месте, либо уйти в конкретику, либо перейти к обсуждению другого. О подробностях заключения - тоже не сейчас. Не факт, что в принципе. Ответ Наследник лишь услышал и принял в общему сведенью.
[indent] Какое-то время британец молчал. Даже когда Моркус ответил, Том продолжал смотреть на воду и падение капель, их удары о гладь. Всё также держал волшебный зонт. Сначала слушал, затем думал, затем... выпал. Не знал, на сколько именно, но наверное прошло с две минуты. Две минуты тишины между ними, пока весь окружавший их мир замер в дожде. В битье дождя.
[indent] - У тебя дома есть крепкие напитки? - спросил Реддл неожиданно неизменной интонацией. Словно бы выдал это, застряв между двумя реальностями. Только потом, не меняя положения, посмотрел на Нотта в пол оборота. Лишь уточнение и констатация планов. Не то чтобы они часто пили, особенно Реддл, но сегодня, вроде как, особенный день. Только Нотт и понятия не имел, насколько в негативном смысле эта "особенность" сказывалась на Наследнике.

+1

9

[indent] Этот диалог явно не походил на разговор двух друзей. И особенно не походил на разговор двух друзей, после того, как один из них спасся от участи, которую не пожелаешь и врагу. Они много молчали, оба были хмурые и мрачные. Себе на уме. Для них обоих последние дни выдались богатыми на материал, который нужно осознавать, переваривать, принимать к сведению и думать, что делать дальше. И с случае Нотта речь шла не только о его карьере, о друзьях и клубе, который теперь может вновь начать функционировать. Маркус скорее начинал ощущать, как меняется его взаимодействие с Реддлом. Один раз сказав Софии, то как он чувствует свое отношение с Томом, пусть это и было далеко от понятия дружбы, термин который Нотт до сих пор использовал по отношению к школьному старосте, стало как-то проще воспринимать все эти "странности". Иерархия. Порядок. Да, это все было еще в Хогвартсе. Так почему они решили, что это должно отпасть после выпускных экзаменов? Может быть, именно отрицание очевидной необходимости в иерархии и  правилах развалило их клуб, даже в тот момент, когда он каждому нужен был особенно сильно.
[indent] - Он, конечно, был более аккуратен, чем я тогда, да и сколько времени уже прошло после выпуска, но я злился и переживал. - Лишняя и ненужная информация для Реддла? Какое ему должно быть дело до внутренних конфликтов Маркуса? Может быть. А, может быть, и нет. Том хорошо читает людей, даже если сам не может понять или принять некоторых их мотивов и чувств. Маркусом сейчас двигали родственные, кровные узы и все та же дружба, которая в отношении Бракса даже не ставилась под сомнение. - Нет, он был со своим источником, который мертв. Аврор тоже. Статус расследования я проверить не смог. Информацию не разглашают, слухов много, пока не было времени заниматься их отсеиванием,- младший Нотт чуть поджимает губы и облокачивается локтями на перила набережной. Его взгляд направлен на противоположный берег, но смотрит Маркус куда-то в даль, в свое прошлое. Не приятно говорить Реддлу, что он что-то не смог. Не приятно изо дня в день погружаться в давно минувшие события, опять ощущать себя запутавшимся выпускником, который... Нотт переводит взгляд на свою руку, где когда-то красовалось клеймо, оставленное Реддлм. "Память крепится болью"- Маркус не помнил, где он это прочитал, но в тот день было больно, как и в вереницу серых будней после него.
[indent] - Лестрейндж немного пошумел, чтобы перетянуть на себя внимание авроров. Я в Министерстве так же призывал, как можно быстрее нейтрализовать агрессию в городе, чтобы если бы та аврор попыталась дать сигнал о помощи, ее бы не заметили, или послали бы тех, с кем Бракс бы справился. Хотя, я всё равно считаю, что убивать ее было лишней мерой. Вендетта была "тихой" и быстрой. Она не несла никакой смысловой нагрузки, кроме личного удовлетворения ребят, ну и, возможно, тебя. Что за тебя отомстили,- они бы в любом случае отомстили. За каждого из их клуба. Не нужно было только торопить события. Нотту очень не нравилось торопить события, особенно в отношениях с Аврорами.
[indent] Последний вопрос Тома прозвучал неожиданно, и вырвал молодого дипломата из его мыслей. Маркус вновь выпрямился и посмотрел на Тома. Да, даже Тома Азкабан не оставил равнодушным, если Реддл предлагает не кому-то, а ему напиться. Что же, удачно, что Нотт сам устал до такой степени, что был не против.
[indent] - Да, было что-то. Не хватит отправим местного домовика. Они меня раздражают, но для такого сгодятся.

+1

10

[indent] - Мы ещё не один раз столкнёмся с аврорами, Маркус. Здесь, в Британии, где угодно. Ты, Малфой, Лестрейндж, я, другие. Та история научила тебя, но не должна держать всю жизнь, - конечно же Том знал про негативный опыт прошлого Нотта. В общем-то, сам являлся его частью, в некотором смысле причиной и одновременно тем, кто всё разрешил. Также знал Том и про неврозы, и про психические особенности бывшего сокурсника. Прекрасно знал. Сам обладал рядом качеств и историй в прошлом, которые... переступил. Пережил. Не забыл, но принял опыт, сделал выводы и перестал нервничать, ударяться об одно и то же из раза в раз. Магглы, приют, Лондон - Наследник научился асбрагироваться и усмирять раздражение, чтобы не прибегать к исключительному субъективизму. Конечно, сделать подобнее не просто. Особенно тем, кто не являлся Томом Реддлом. Вроде, скажем, Маркуса.
[indent] И всё-таки время шло, их деятельность менялась, становилась всё более серьёзной, всё менее законной. Старые шрамы в любом случае останутся, а с причинами их появления придётся работать. Не раз. Лучшее, что Нотт мог сделать в таком случае - это правильно использовать свои триггеры, чтобы они не повторились. Работа позволяла, окружение тоже. Сам мир позволял.
[indent] В любом случае, соратника Наследник услышал. Понял беспокойство, почти обиду как отсылку к прошлому (ещё тогда, сидя в допросной Аврората); Маркус не готов переступить, по-прежнему болело. Только весь секрет заключался в том, что вот, посмотрите: снова Аврорат, снова риск, снова замешан Реддл и... И Маркус с успехом переступил эту лужу, не запачкавшись. Всё сыграло так, как и должно было. В полной мере он осознает это после, ещё не скоро. Но когда данный момент наступит, Том уверен, что Нотт иначе посмотрит на своё прошлое. От части так, как смотрел на него Реддл.
[indent] - Хорошо. Значит, этим я займусь лично, - терять людей в самом начале пути не хотелось. Особенно с доступом к Аврорату. Особенно от руки грязного мракоборца. На самом деле, с точки зрения идеологии, её смерть - правильное решение. Меньше грязи в Аврорате, там должны работать другие, нормальные, полноценные волшебники, и заниматься другими вещами. Это стратегия говорила, что женщину можно было оставить в живых. Впрочем, стала бы занозой, как и подобало животному. Грязнокровка-таки мертва, хорошо. Том принял, вопрос решённый. Всё равно сейчас оно не вызвало ничего должного, из того, как среагировал бы обычно. Лестрейндж не подвёл, Малфой помнил, Нотт собрал, все друг друга прикрывали, побочные связи делали своё дело: шумели, создавали фон, искали, умирали - так и должно было быть. Не потеряли времени, хорошо сработали. Стоит после засесть за газеты.
[indent] - Тогда пошли, - волшебник оттолкнулся от ограды, развернулся и направился в сторону дипломатического квартала. В квартиру Нотта, где, очевидно, ничто не изменилось.

+1

11

[indent] Несколько лет назад Маркус наделал слишком много ошибок, и повторяться, наступать на те же грабли Нотт не собирался. Поэтому переживал за друзей, поэтому злился на Тома тогда в допросной. За то, что Реддл попался, за желание Тома отправится в Азкабан. Поэтому мысленно ругался на Бракса, который тоже, как и сам Маркус несколько лет назад, самонадеянно не подумал о маскировке. Да, все прошло гладко. Да, они хорошо сработали. Но по большей части им повезло. Во всяком случае, так считал Маркус. План был хорош, но не до конца  продуман, составлен на скорую руку. Больше так нельзя. То был форс-мажер, следующие их акции будут более грамотными. С заготовленным путем отступления и реакций на каждое событие. Почему Маркус так уверен, что будет "еще"? Он не ответил бы сейчас четко, но он чувствовал, что все бывшие члены школьного клуба по интересам  скучали по их собраниям. И не в ностальгическом смысле слова "скучали". В рамках клуба каждый ощущал себя на своем месте. Ощущал себя нужным, по-настоящему значимым, а не только из-за фамилии, в клубе не было конкуренции. Потому что цель одна. И лидер один. Недосягаемый и признаваемый ими всеми без исключения. Единство в иерархии и разделении обязанностей, а так же в дисциплине, которой всегда Том уделял особое внимание в его бытность старосты.
[indent] - Я понимаю это. Но все мне бы очень хотелось ее повторения. Как и повторения этой истории с тобой. Ты ведь понимаешь, что с моральной стороны мне было очень не просто выполнить твою просьбу,- конечно, Том все это знает и понимает, и он прекрасно представлял себе и злость и волнение Нотта еще до того, как дал аврорам себя задержать. Но ему это было нужно, как нужно было участие Маркуса в его процессе. Молодой волшебник не сомневался, что у Реддла было продуманно все, и даже не злился, что им играли "в слепую". Просто просил этим не злоупотреблять. Чревато. Для самого Нотта, естественно. - Если тебе нужна информация в ближайшее время, которое ты планировал использовать для отдыха, то я смогу уделить этому вопросу больше внимания. Сейчас намечается короткое затишье перед новой бурей. - Расследование убийства той грязнокровки не было делом международной значимости, Маркусу было сложно собирать и получать информацию. Надо было бы привлекать не официальные ресурсы и перепроверять их. Правда после окончания процесса над Томом у него появится больше свободного времени. Если у Тома не будет иных просьб.
[indent] А потом они резко сменили тему. Точнее сменил тему Том и он де задал направления движения. Все совершенно как всегда, и Маркуса это устраивало. Он ответил другу коротким кивком и двинулся за Реддлом не спешным шагом. Они много молчали, но много и говорили. В основном Нотт. Маркус рассказывал, как реагировало общество, что и как освещали в газетах, как он работал с Моро, и какое настроение в международной конфедерации магов. Маркус постарался обеспечить реакцию на акцию Реддла, и Маркус был особой удовлетворен. Оценки друга же он не ждал, просто ставил того в известность, отчитывался и заполнял своим голосом пустоту.
[indent] В дипломатической квартире было сухо, тепло, но не очень уютно, потому что необжито. Так было обычно, но не сегодня. Сегодня на удивление Нотта его ждала не пустая комната, с разбросанными книгами по волшебному законодательству, не оставленный на столике флакончик с успокаивающим зельем и не забытая с вечера полупустая бутылка огневиски. В гостиной молодых людей встретил скромно накрытый журнальный столик: в основном закуски, огневиски, два стакана и записка. Маркус слегка опешил, но улыбнувшись, сначала разлил себе и Тому по стакану огневиски, а потом прочем письмо. Да, София. Нотт усмехнулся, убрал записку в карман и сделал глоток.
[indent] - Мисс Стэнеску очень сообразительна и очень услужлива. Теперь у нас есть еще одна бутылка огневиски, закуски и если применить немного магии, то горячий ужин на кухне. Располагайся. Мне за чем-то еще отправить домовика?

+1

12

[indent] Том оказался прав: в квартире Нотта ничего не изменилось. Всё те же вещи, всё то же жилье воспитанного и высокопоставленного холостяка. С тем лишь исключением, что в деталях читалсь, что за Маркусом ухаживала женщина. Не жена, не та, кто была бы полноправной домохозяйкой, отвечавшей за порядок, но той, кому Нотт уже доверял достаточно, чтобы позволять находиться в своём доме и поддерживать в нём общий порядок. София при той встрече показалась человеком с бедным, не светлым эмоциональным фоном, потому и в квартире после её нахождения никакого тепла не чувствовалось,  как могло бы быть. Но вот гармония, солидарность - да, и это как раз то, что могло подойти Маркусу. Он снова заговорил о ней, пояснив, а Реддл сделал из этого свои выводы. Абсолютно точно верные. Теперь без вариантов. Наверное, слишком хорошо знал Нотта.
[indent] - За таких волшебниц стоит держаться, Маркус. Их осталось не так много, а кто остался, тех быстро выдают замуж, - он постоял недолго,  неторопливо осмотрелся. Снял мантию,  повесил,  прошёл к дивану.
[indent] Устроился на краю. Недолго тупо и бесцельно смотрел на бутылку, в какой-то  момент снова (совсем) выпал из реальности в свое ничто,  в коем и пребывал последние несколько дней после уникального и безумного опыта.  Лишь вспомнив про Маркуса (случайно), решил закончить фразу. Так, чтобы было понятно. Том часто расставлял всё на свои места,  и даже в нынешнем состоянии у него не имелось причин изменять этой традиции.
[indent] - Ты не думал о том, что и с ней может произойти также? - к примеру, отец не будет ждать решения Нотта вечно и выдаст дочь за другого достойного волшебника. Там, в Румынии, София уже скоро будет считаться старой девой. Маркусу бы неплохо помнить про то, с кем и откуда он имел дело. Том не вкалывал свои слова ничего, кроме очевидной логики. Это всё в нём сейчас ничего не вызывало. Лишь видел ситуацию не как личность, а как... кто? Что знал, что было правдой, то и говорил.
[indent] Попутно подпер лицо рукой, устроив её на подлокотнике после того, как взял стакан. Похоже,  девица не глупая,  что-то да понимала.
[indent] - Пока всего хватает, - переведя взгляд на Нотта добавил неизменным голосом. Еда? Нет. Не тянуло. Пить? Тоже. Но, наверное,  хоть сколько бы помогло. Так говорили,  и сейчас Том вполне готов поверить общественному мнению. Лишь бы был толк.

+1

13

[indent] Маркус не знал, что делать с таким Томом, как с ним взаимодействовать и стоит ли взаимодействовать. Наверное, всё же надо было помыться как-то расшевелить или разговорить друга, но проблема была в том, что и сам Нотт вымотался за эти дни. Никогда не отличаясь тягой к бурному веселью, сейчас Маркус даже не мог пытаться себя пересиливать и пытаться как-то расшевелить их полумертвое сборище. Его не напрягает молчаливо сидящий на диване Том, его не бесят собственные медленные движения в сторону гардероба, чтобы убрать форменную мантию. Время словно остановилось или растянулось, и поэтому молодые люди могли тратить его, не думая о лимите и быстротечности ночи. Кому-то завтра на работу, но этот кто-то подумает над этим завтра. Пока же Маркус смотрит в свое отражение, отмечая слишком бледный даде для него, даже для последних дней, цвет лица, расстёгивать верхнюю пуговицу рубашки и делает, морщась, еще один глоток огневиски. Обжигающая жидкость неприятно дерет гортань, но это хоть немного приводит в чувство. Теперь Нотт понимает смысл слов сказанных Томом чуть ранее, хотя ему казалось, что он пропустил их мимо ушей - как это было бы неосмотрительно с его стороны. Молодой дипломат недовольно сам на себя качает головой и наконец разворачивается от зеркала, направляя свой взгляд на друга, который только вернулся мыслями в жизнь, чтобы закончить свою фразу.
[indent] - Нет, не думал, - после короткой паузы отзывается Нотт, не сводя взгляда с Реддла. Он все еще стоит в паре шагов от друга, его руки скрещены на груди, в одной из которых он держит бокал. Мыслей много. Мыслей не о чем конкретно. Ни о Томе, ни о Софии, ни о работе. Маркус устал. Очень. Наверное, только сейчас насколько. - Я, признаться, совсем не думал о нашем общении в такой перспективе. София приятная девушка, но семья... Сложная тема, тебе ли не знать, Том. Или ты решил добить меня и ей?- молодой человек усмехается и садиться рядом на диван. - Сначала Авроры, потом Азкабан, суд, теперь семья. Но ты не думай, я помню, что ты говорил тогда в Испании. Помню к чему клонил. Просто пока не вижу необходимости. Тем более, что я не намерен бросать дипломатический пост во Франции - это место полезно и перспективно. Что ей здесь делать? - Маркус обвел взглядом маленькую квартирку, которой и правда женская рука была вовсе не обязательно. Но всё же Нотт не мог отрицать, что ему было приятно и как-то физически комфортно, когда за ним  ухаживала София. Он мог бы продолжить мысли в слух, но не чувствовал в этом необходимости. Если Том попросит, то Маркус продолжит дальше думать над своей жизнью. Личной? Да, личной. Но Реддлу известны куда более сокровенные тайны Маркуса, чем его отношения с мисс Стэнеску.
[indent] - Может быть тебе принять ванну? Вода обычно благотворно влияет на эмоциональное состояние. У меня найдется и полотенце, и одежда. Твою, если захочешь, к завтра приготовят домовики,- не то чтобы забота, скорее попытка побуждения к действию. И не только Тома, но и самого себя. Реддл явно пришел к нему, потому в чем-то нуждался. И это "что-то", точно не мягкий диван и молчаливая фигура Маркуса. Значит надо брать себя в ручки - еще один вечер.

+1

14

[indent]  То ли другие люди не улавливали глубинной сути и ценности того, что он говорил, то ли Том слишком опережал время, людей, законы природы. То ли, что наверняка, сразу обе опции. Британец, несмотря на все свои убеждения, верования и странности, зачастую оставался предельно бесстрастным, субъективным и, в общем-то, ценным наблюдателем. Как и советчиком. Как и тем, кто умел заботиться. Способом изощрённым, но без лишних слов и с высокой результативностью - что могло быть лучше. Сколько бы Наследник не ценил себя, сколько бы не выделялся, однако при этом признавал и ценность других людей, волшебников - старался пусть и для себя, но при широком обзоре (пока ещё) для будущего общего, в котором место не только Тому, но и другим; лучшим из лучших. Их судьба британцу не безразлична, потому если он мог сделать жизнь таковых лучше, правильнее, то он делал. Тоже извращённо, тоже странно, нетрадиционно, по-хозяйски; так, что трактовать неверно - дело плёвое, доступное всем и каждому, обладающему своим характером, личным пространством и лимитированной внутренней энергией. Стало быть, присутствовавший рядом Маркус тоже относился к их числу. К тому же, усталый и вымотанный - это Том также заметил между делом.
[indent] - А стоило бы, - не отводя взгляда от Нотта отметил волшебник, сделав глоток из бокала. - Впрочем, я не буду давить на тебя, - сделал ещё  один, ненадолго поднял глаза в потолок, а после, отставив напиток, поднялся с дивана. - Всё потом, - и всё действительно потом. И про Софию, и про дела, что важнее, и про всё на свете. Если только Том не забудет, найдёт мотивацию и не потеряется в себе.
[indent] В ванне Реддл провёл, может... час? Меньше? Больше? Без понятия. Не утопился, и на том спасибо. В какой-то момент вода стала кровью, Реддл в неё нырнул, вынырнул. Затем снова водой. Наваждение или он наколдовал? Юноша упустил этот момент. Просто не запомнил, не обратил внимание, а потом, когда обнаружил, поспешил вернуться в гостиную. Молчаливым, мрачным и совершенно растерянным. Ничего не случилось. Ничего не было.
[indent] Плохо, что Маркус увидит его в этом странном, но (к счастью) пугающем состоянии, уже увидел, встретил изначально, но о подобном Реддл думал почти в последнюю очередь. Он, кажется, немного разучился жить. В один момент, из-за всего-то одного действия. Теперь стоило оперативно научиться этому снова.
[indent] Высоко закатав рукава белой рубашки, - Нотт выше, потому размер был немного больше, чем носил Том, - он вернулся на то же место, где сидел прежде. Взял свой бокал и просто выпил его залпом. По горлу и внутренностям прошлось жаром, что даже как-то привело в чувство. О, Маркус думал, Том точно знал, что это с ним сделал Азкабан, дементоры. Знал бы он, что нет: Том сам добрался до дементоров и, по сути, сам проделал это с собой... Волшебник лишь беззвучно хмыкнул данной затерявшейся где-то в голове мысли, наблюдая за Ноттом. У того было время и отдохнуть, и прийти в себя, и собрать мысли хотя бы в расслабленный кулак.

+2

15

[indent] Том достаточно времени пробыл в ванне, чтобы Маркус не спеша успел собраться с мыслями, еще несколько минут сидя на диване, после того, как его в гордом одиночестве оставил друг,и  вытащив из кармана и перебирая в руках записку девушки, которая была столько догадлива, что позаботилась о вечере двух ей почти посторонних молодых людей. Нотт не перечитывал текст, не всматривался в завитки букв, написанные рукой Софии, в принципе Маркус не делал ничего из того, что положено делать влюбленным в таким моменты. Он даже не выглядит влюбленным, только утомленным и немного благодарным. Своей заботой София сначала часть проблем, которые легли бы на Маркуса, как на хозяина дома. Весьма скверного хозяина, к слову. Прямо как его отец. От такой параллели младший Нотт недовольно поморщился и, наконец, смог встать с дивана. Ему не мешает начать двигаться, чтобы он смог адекватно реагировать на Тома в таком состоянии. Уходить в себя настолько глубоко было бы глупо и не разумно. Поэтому Маркус убирает письмо в ящик стола, который запечатается рунами и идет в спальню - снять официальный костюм, выбрать что-то более удобное, более свободное, и найти одежду для Тома.
[indent] Чистую одежду для друга Маркус оставил на столике рядом с ванной комнатой, сам де молодой дипломат всё же предпочел не отказываться от теплого ужина, хотя бы потому что всем и каждому очевидно, что после рабочего дня хочется есть. Ужин это нормально, так обыкновенно, что это именно то, что требуется сейчас. Незамысловатый, не магический, бытовой ритуал состоящий из горячей еды, теплого, чуть сладкого чая и удобного стула. Нотт пытался осознать себя здесь и сейчас, пока отстранившись от маячащий в мыслях фигуры Тома. Молодой человек ощущал себя морально изможденным за сегодня и последние недели, поэтому разумно сначала занялся сначала собой, потому что неадекватный Нотт не сможет никак помочь не менее адекватному Тому. Хотя, может быть, Реддлу и не надо помогать. Ему надо не дать пропасть. Или не потерять его для себя. Сложно.
[indent] Не сказать, что ванна другу помогла оживиться. А вот Маркусу ужин явно пошел на пользу, появились силы еще на несколько часов, и этим надо было как-то пользоваться. Нотт встретил друга из ванны сидя в кресле с книгой, Реддл пропадал достаточно долго, чтобы успеть позаниматься почти всеми бытовыми делами и перейти непосредственно к отдыху. Но сейчас... Маркус отложил книгу, встал, подошел к стоику и тоже налил сеье огневиски. Только пить пока не спешил. Он смотрел на Тома. Ненавязчиво, без жалости, но не без немых вопросов. Не без самого главного вопроса - зачем? Реддл уже сказал, что Азкабан оправдал его ожидания, но что за ожидания? Маркус не спросит. Не считает возможным, необходимым... Дозволенным. И безопасным для себя. Том редко молчит просто так - очевидная истина, которую Нотт усвоил в совершенстве. Вот только иногда бывает место догадкам. В прошлом, когда мир был меньше, а они больше времени по необходимости проводили рядом.
[indent] - Помнишь тот сеанс легилинции, на котором ты мне показал грязнокровку? Тогда я был сосредоточен на другом: на параллельной магии, на собственном конфликте с отцом и собой. Тем более мы знали, не имели доказательств, но знали. А я тогда не понимал, что значит отнять жизнь. Даже традиция Ноттов, наш клуб - все было как эксперимент. Как игра. Сейчас иначе. Если ты все еще "достаточно мне доверяешь", а мне кажется, что это так, то я бы хотел просить у тебя представления к действиям, которые позволят сохранить наш клуб, потому что он много значит не только для меня, но собраться и действовать мы можем, как показывает практика не сколько ради цели, сколько во имя,- Маркус закончил говорить и тоже сделал несколько глотков огневиски. Он не спешил ответить взгляда от друга или куда-либо садиться. Спешить им обоим сегодня было неуда, а темы для разговора, как всегда, были неисчерпаемы.

0

16

[indent] Маркус успел немного прийти в себя. Хорошо, потому что на самом деле с выходом Тома из Азкабана ничто не изменилось. Механизм запущен, теперь лишь важно не дать ему застопориться, забот у Нотта меньше явно не станет. Потому хорошо, что недолгая передышка дала ему какой-никакой отдых. Реддл в эту картинку вписывался откровенно слабо, но кого-то "в себе" рядом ему как раз и не хватало сейчас, потому всё сложилось хорошо. Правда, что делать, о чём говорить и надо ли оно вообще - вот этого британец не знал, потому даже не пытался тыкать пальцем в небо. Только идиотом и казаться, если начнёт, что тоже бессмысленно.
[indent] Неизменно молчал и неизменно заполнял пространство вокруг себя Ничем. Лишь пил из бокала, не считая времени (и бокалов). Потому, когда Маркус заговорил, Том понятия не имел, сколько просидел вот так. Неплохо же сидел. Мрачно, пусто, на диване, даже пока не в темноте, свет-то был. Похоже, надо делать что-то ещё. Ладно. Взгляд, ранее замерший в смотрении куда-то за плечо Нотта, мимо и сквозь него самого, снова вернулся к приятелю, когда тот заговорил.
[indent] - Мне отрадно это слышать, Маркус. Ты, похоже, созрел для того, чтобы начать действовать серьёзно. Принял собственное решение, - и Том тоже заговорил. Неторопливо, довольно тихо (зато так точно начнёт прислушиваться к каждому слову) и пристально смотря на Нотта. Прямо в глаза. Как бы тот себя от этого не чувствовал. Вкручивал в него шуруп. прямо в мозг, в душу. Они оба прекрасно понимали, кто в каком находился положении, а иерархия установилась ещё в школе. Теперь лишь становилась сознательной и крепла не от любопытства, а от знания и понимания. - Вам стоит провести ещё одну встречу, на ней буду присутствовать я. Как раньше, - в лице не менялся совершенно. Это было бы логично, при подобном повороте. Небольшая пауза. - Сейчас ты хочешь персонального представления к действиям? - уточнение. И ещё глоток. Кажется, бокал опустел во второй (или третий?) раз. Как зато думалось-то хорошо. Попутно налил себе ещё. Магией, ибо взгляда от Маркуса не уводил. Совершенно серьёзен. Нотт заговорил о деле - подучил о деле; просто немного с того света. Должно мотивировать, в общем-то.

0

17

[indent] Обстоятельства складывались и развивались таким образом, что нужно было действовать и контролировать ситуацию. Не только во Франции, не только в Германии или Румынии. Весь континент был подготовлен к "чему-то", даже, можно сказать, ждал этого "чего-то". Еще зрелища, темы для обсуждения в обеденный перерыв, и как же глупы те, кто считает, что слова простых, не сказанные с трибуны, ничего не значат. Порой они значат и имеют эффект куда более необратимый, чем речи сильных мира сего. Маркус хотел бы, чтобы рябь на воде продолжалась, чтобы общественности было на что реагировать. Чтобы они говорили, о разном и разными голосами, но никто бы не оставался в стороне. За этим интересно наблюдать, на этом можно не плохо играть. Маркус чувствовал, что готов и может в это вмешаться. Что хочет в это мешаться. За последние несколько месяцев он понял от части, как работает и как складывается общественное мнение, завязал интересные и полезные, хотя и абсолютно для него не свойственные знакомства. Был доволен собой, и, естественно, не хотел останавливаться на достигнутом. Было только одно "но". На все его одного не хватит. Разделение обязанностей, следование к одной цели, отсутствие разногласий в методах - это все молодой дипломат мог бы получить от их старого клуба, который уже показал с лучшей стороны. Старые друзья тоже скучали по прошлому, но и они тоже выросли, изменились, устоялись в своих взглядах. Может быть эффективно, если все правильно организовать.
[indent] Но не стоит переоценивать свои возможности. Маркус прекрасно понимал, что их небольшую компанию скрепляет между собой только одна фигура Тома Реддла. Лидера, который уже все доказал и не ставится под сомнения. Они все слишком гордые, слишком самоуверенные, по крайней мере внешне, чтобы предпочесть действовать в команде, а не в одиночку. Даже первое их собрание... Маркуса слушали только по тому, что больше никто не владел полной информацией. Поэтому даже сегодня Нотт опять говорит о деле, будто о другом почти и не умеет. Маркус хочет от Тома карт-бланш на действия, хочет использовать уже проверенные временем связи для маленьких шажков вперед. И тут без Реддла не обойтись. Это его люди. Его клуб, и его цели, которыми он так умело заразил остальных. Маркус уже пользовался многими наработками и связями друга, но в клубе он видел что-то долгоиграющее, надежное.
[indent] На похвалу Реддла, если это была она, Нотт отреагировал никак. Во-первых, сейчас не это было первостепенно. А, во-вторых, его желание и стремление продиктовано обстоятельствами и событиями, в которые его закинул Том. В голове Маркуса все было достаточно стройно и логично. Его решение не вымученное, а пережитое, от того априори более крепкое. Слушал Маркус друга внимательно, от части даже прислушиваясь, потому что Реддл говорил слишком тихо. Им собраться с Томом? Отлично. Даже лучше, чем Маркус мог рассчитывать. Символы это не только красиво, они еще имеют определенное влияние. Тома уже можно назвать определенным символом, во всяком случае для тех, кто с ним учился и кто уже знаком с "требованиями" Наследника Слизерина. Маркус усмехается сам себе, делает еще один глоток огневиски, но он не отвел взгляда от Тома, как бы подсознательно не хотелось сделать обратное. Реддл смотрит на друга тяжелым, странным взглядом. Маркус ответит ему так де прямо, без вызова, но в подтверждение своей решимости.
[indent] - Да, Том, именно этого. Я соберу ребят, когда тебе будет удобно с нами встретиться. И я могу предположить, что тебе еще какое-то время надо, чтобы прийти в себя после Азкабана, а потом у тебя могут свои планы, лишь косвенно связанные с этим всем. Но со временем межличностные связи ослабевают, и даже воспоминания затухают. А клуб... Он может эффективно функционировать. Зачем терять такой ресурс? Мы все по одиночке что-то да и можем, верно. Но тебе ли не понимать, что организованная работа будет продуктивнее,- Маркус в один глоток допивает то, что у него было в бокале и постояв перед Реддлом еще минуту, снова наполняет свой бокал и отходит к креслу, на котором сидел ранее.

0

18

[indent] Спасибо Маркусу за то, что тот дело своё знал, об этом самом деле и говоря. Ни в какие эмоции, неуместные размышления о справедливости или человечном, ничего из того, что Тому необычно, а сейчас совсем дико, на что он пока ещё (отныне?) едва ли способен. Маркус говорил о деле, Том слушал о деле, догонял его слова и отмечал для себя краем понимания, насколько правильно всё сложилось. Насколько каждый из них на своих местах и, в самом деле, насколько Нотту важен тот клуб, что когда-то собрал Наследник Салазара Слизерина, на деле дабы обезопасить себя и почесать собственную гордость. Не сказать, что Реддл раньше не знал, что Маркус предан, или что всё это лишь действие которого там бокала (бутылка пуска, нужна новая), но сейчас что-то подобное повисло в воздухе, Том отчётливо видел и, будь чуть больше не в себе, поклялся бы, что видел между ними сгусток, характеризовавший это уверение.
[indent]  Но ничего, конечно, в воздухе не было, никакого сгустка. Только два волшебника, уставших по-разному, имевших вековой багаж на крови и не желавших стирать настоящее в ничто. Один из них понял это благодаря другому, и теперь всё шло так, как и следовало. По лучшему из сценариев; сложности, трудности, тяжесть, повороты - никто не говорил, что сюжет выдастся банальным. Даже на линейном и верном пути возникают испытания, и чем вернее - тем больше испытаний.
[indent] Мысли откровенно странные, не слишком свойственные Реддлу, но загонявшие его обратно в себя. Нет, так делать не стоило. Заместо сего британец прищурился, теперь смотря на Нотта вот так.
[indent] - Да, мне надо какое-то время, - чтобы понять, сколько всего он пропустил, насколько удачно разыгранными оказались последствия действий Наследника. И, что на самом деле в первую очередь, чтобы вернуть себе если не мироощущение, то концентрацию. Фокус на цели, которая сейчас, на пару с мотивацией, то и дело расплывались в Ничто. - И вам, и обществу тоже. Мы проследим за тем, как сложатся события. Я посодействую в этом, и тебе не стоит теряться. У тебя есть связи в Британии и Центральной Европе - как и до сегодняшнего дня, не брезгуй ими. Только для вас, особенно для тебя, это вторично, Маркус. Для поддержания градуса достаточно и моей сети, - Том положил бокал на стол. - Пускай домовик ещё принесёт, - между делом. Похоже, эта чепуха отвлекала и путала мысли таким образом, чтобы хотелось думать и было, над чем именно. - Ты же находишься в той среде, где каждый волшебник что-то да значит. Для Франции, международного сообщества, Аврората или семейного древа местных, - упёр локти в колени, собрав руки в кулак и уперев о них подбородок. - Займись и подготовь их. Нам нельзя долго оставаться на уровне общественности, надо выходить на законодательный. Самым нелепым и невыразительным образом, но выходить. Ты здесь для того, чтобы подготовить элиту. И выяснить, кто не готов, кому понадобится наше содействие, - идти в Британию рано (лишь проверять её накал). Для того, чтобы туда вернуться, нужно разрыхлить и заложить семена в европейскую почву, тогда в этом всём будет смысл. Только здесь, во Франции, в самом сердце цивилизованного и продвинутого континента, подобные клубу Слизерина были в меньшинстве. Кто-то напуган, а оттого туп, кто-то же в самом деле проникся либеральной ахинеей, она въелась им в кости. Таких большинство. И именно они - то оружие и те механизмы, что планировал использовать Реддл. "Своими" заниматься стоило, конечно, но придёт время, и те сами выдадут, что надо. Полноценные волшебники иначе не могут. Заражённые же волшебники выдавали в мир другое, вредное, потому среди них Тому нужны глаза. Не в Британии, не в Румынии, а в первую очередь здесь.
[indent] О собственных планах, о том, что не планировал надолго задерживаться во Франции, Реддл не говорил. Сейчас оно не имело значения. Маркус и те, кто состояли в клубе Наследника, выявили интерес, школьная закладка сработала, Том не разочаровался - Слизерин никогдабы не игнорировал это. Самый лучший из его потомков также не планировал. Не на первых порах, пока был критически им нужен.

+1

19

[indent] Озвученные мысли Тома выложены стройно и поданы системно, у Реддла имеется картина, которой он хочет достичь, у него есть пути, варианты того, как он или они могут воплотить его идеи в жизни, и каждая из этих дорог должна сработать и сыграть по-своему, выдавая свои важные и необходимые последствия. Сколько дорог будет курировать Маркус? Сколько еще сумасшедших недель месяцев или лет ему предстоит, прежде, чем они увидят хоть какой-то результат? Да, уже сейчас есть правильная реакция общественности на события выстроенные Томом, но эта реакция не всегда «живая», как правило она подстроенная, хоть и не без инициативных людей в их рядах, с которыми младший Нотт и поддерживал контакты. Да, у Маркуса были связи, причем и те, которые свойственны любому чистокровному волшебнику, так и необходимые по его должности, да и те, что совершенно выбивались из образа  примерного наследника Ноттов. Им предстоит колоссальная, долгая и аккуратная работа – именно эта мысли крутилась в голове у младшего Нотта, пока он слушал речь друга. Правда, удивительно, что даже вымотанного Маркуса подобная перспектива не пугала и не удручала. Он был готов работать, был готов проявлять инициативу (в меру, разумеется), ему нужны только полномочия, и Том задал ему вектор. Сейчас друг говорил вполне конкретно, или, во всяком случае, Маркус понимал, что Реддл имел в виду.
[indent] Молодой человек сделал в воздухе движение палочкой, и хлопок трансгрессии домовика на какое-то время прервал речь Тома, и мысли Маркуса, связанные со словами друга. Без лишних слов Нотт указал существу на пустую бутылку, пояснил домовику, что таких необходимо две, и после формального поклона магическое существо исчезло. Через несколько минут на столе появятся еще две бутылки огневиски, а на счете Нотта запись о долге за них – система простая, работающая, но все равно раздражающая. Во всяком случае Маркуса, который имел удовольствие сталкивать с преданностью домовых эльфов своим хозяевам. С Мервином было невозможно разговаривать, договариваться или запугивать его, если Кантанкерусу было угодно, чтобы эльф проследил за сыном. Вряд ли эти сущности устроены и «работают» иначе, а значит, им не следует даже давать возможность узнать о чужих тайнах, а у Нотта, и у Тома в особенности, тайны были.
[indent] Маркус сделал еще один глоток обжигающего напитка и запрокинул голову наверх, упираясь взглядом в потолок. Значит, Том хочет, чтобы Маркус подготовил «публику», чтобы выбрал тех, кто сможет занять достойное место в их круге и кто будет им особенно полезен в будущем, чуть позже. Чтобы он обратил сове внимание именно на тех, на кого и направлены идеи Реддла, для кого он хочет сделать мир «чище». На тех, кто запутался и испугался либеральных идей или слишком привык к ним, что даже стал их поддерживать. Для Нотта это звучит не намного проще, чем проводить друга в Азкабан. Маркус чужд светскому обществу, хоть вписывается в него хорошо и держится достойно, и даже может привлекать к себе внимание. Но если Том видит его в этой роли то, что может возразить Маркус? Правильно, он может только сказать, что услышал старого друга и принял его слова к сведению.
[indent] - Я понял тебя. Я стану чаще появляться во французском свете и буду внимательнее к его представителям. Во Франции сложно с консервативными направлениями, очень хорошо работает информационная пропаганда, но последние события вызывают много вопросов, если не споров, я постараюсь не упустить этот момент. Что касается законодательства – это не совеем моя область, я не могу влиять на законодательную политику Франции, но могу попробовать пробиться в комиссию, которая вырабатывает международные стандарты. Там силы расположены менее однобоко и можно найти пути для лавирования, - Маркус сообщал факты, несколько рассуждал, сколько озвучивал свои конкретные возможности, расстановку сил, которая ему известна и предоставлял выбор Тому, чем ему пользоваться. Сам же молодой дипломат был готов работать, из любого пути, он надеялся и видел возможности для личной реализации, для поддержания статуса семьи или карьерного роста. За последние месяцы он научился сочетать не сочетаемые казалось бы интересы. Этим надо было пользоваться, как этим пользоваться лучше было бы решать Тому, потому что в «живые» шахматы он играет все же лучше своего «учителя».

+1

20

[indent] От хлопка домовика Том выпал, и, будь он чуть более дерганным, непременно бы вздрогнул, а то и вовсе испугался собственной реакции. Сейчас же он только... да, только выпал, отметив, что подобная реакция - не лучшая реакция, но иначе не вышло. И, дракклов в подштанники Мерлину, как же это должно было раздражать, злить, мотивировать. Должно было, а делало другое - заставляло теряться. Мерзкое чувство, которое Наследник в принципе не должен был испытывать.
[indent] Первые дни своего "шока" он провёл в Азкабане. Там ничто не происходило, там было одинаково, и с учётом кривого восприятия Реддл умудрился загнать себя вовнутрь, привыкнуть к подобной модели поведения. А теперь, посмотрите, перенёсся в другую. Туда, где что-то происходило (и было вызвано его, его действиями! По его, его плану!), где надо было реагировать, где не нужно было быть не в себе, а вовне. Том слышал, что на выработку привычки нужно двадцать дней или вроде того. Что-то сбилось в его часах, что-то пошло не так, и ему хватило куда меньше времени. Даже взгляда на Маркуса достаточно, чтобы понять всю параноидальность происходившего, случившегося. Тот выглядел устало, невесело, теперь ещё и грузно из-за Реддла (снова), однако таким он был в первую очередь из-за работы, трудов, действий. И сейчас они продолжали говорить об этих действиях. О том, чего Том никак не мог сделать, но о том, о чём до сих пор помнил его разум. По старой, не выкуренной из головы да крови привычке.
[indent] - У тебя в руках все рычаги, Маркус. Больше, чем у кого бы то ни было ещё. Все условия для того, чтобы раскрыть свой потенциал. Пробуй, - лаконично ответил Том, уставив на волшебника взгляд прямой, бездонный, пустой, не видевший никакой преграды. Есть куда расти, есть, что делать - так пускай делает. - Я познакомлю тебя с Картье, он даст доступ к Парламенту. Моро ты уже знаешь, распоряжайся ею как посчитаешь нужным, - слава исполнительности домовиков, тот вернулся быстро, а вместе с ним ещё и бутылка. Том как-то даже с охотой налил себе ещё, не растягивая стакан на долгое распитие. Когда вливаешь сразу много, оно обжигает и заставляет проснуться, как-то на это среагировать, зажмуриться, в конце-то концов - тем интуитивно и спасался, залпом раза два или три подряд. Тело изнутри горело-расползалось, и хоть такое его ощущение - это уже большее, чем всё, что мужчина испытывал за последнюю неделю (или сколько там прошло?). - Если же есть вопросы, то и я пока тоже есть, чтобы дать ответы. Но помни, что так будет не долго. Скоро я продолжу своё путешествие, и тебе придётся быть самостоятельным. И нести ответственность тоже, - британец повел носом, бесцельно уставился в свой стакан, на секунду задумавшись о датах и потерявшись. То ли от себя самого, то ли от алкоголя, то ли от неправильно озвученной идеи, а может и от всего вместе взятого. - Только я пока не знаю, на сколько это "не долго" растянется, - нашёл важным уточнить. В первую очередь для себя, уже потом - для Маркуса. Сплошная неопределённость.

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » НАСТОЯЩЕЕ » Как выглядит тень за чертой [3.05.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC