1111 11111 111111111 111111 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».


2222 2222 22222222 2 22 22222 2222 2222 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Smiley faceМы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».




333 333 3333333333 3 3333 33333 333 333333 333 333333 33 33 3 3 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, Smiley face приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Smiley face Smiley face Smiley face Smiley face



555 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события.

Smiley face Smiley face

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » В нужное время [19.04.1952]


В нужное время [19.04.1952]

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

[indent] Нет, Маркус не хотел пугать Софию своим жестом, но он хотел посмотреть на ее реакцию, и то, что он по итогу увидел, ему понравилось. Мисс Стэнеску не возражала и не протестовала (доверяла?) против прикосновений к себе, несколько выходящих за рамки "провести под руку". София поняла, чего именно от нее хотел Маркус и предоставила ему это - прямой, открытый взгляд, пусть и снизу вверх, хотя может от того, что он был снизу вверх он только больше понравился младшему Нотту. И честный, скромный ответ, который совпадает с тем, что хотел услышать Маркус. Пусть и формулировка "как пожелаешь" похожа на принуждение, но в этом контексте, молодой дипломат был уверен, она носила другой оттенок. Она скорее показывала, что Софии по сути всё равно попросит ее Маркус допить с ним вино или помочь убрать со стола, или может быть уйти. Что мисс Стэнеску в каждом случае ответит одинаково, но вот ощущать себя может по разному. Хотеть может разного, даже если сама себе еще не готова в этом признаться. Впрочем, что же скрывать, и то как быстро София потупила взгляд, явно испытывая облегчение, не укрылось от Маркуса, который сейчас был полностью занят наблюдением за своей гостьей, и это тоже понравилось Маркусу. Мисс София Стэнеску была очень интересной девушкой, с привлекательной и удобной, как бы это ужасно не звучало, для младшего Нотта моделью поведения, и правильными мыслями.
[indent] - Спасибо. Я надеюсь, что для тебя это, действительно, будет "с удовольствием",- ответил Маркус, с помощью подливая в их бокалы еще вина. Провоцировал ли он Софию на что-то? Возможно. Возможно, проверял свои догадки о ее поведении в той или иной ситуации. Нотту нравилось на нее смотреть и за ней наблюдать - крайне неожиданное открытие для самого Маркуса. Но разве в этой прямой спине, в чуть опущенных плачах, отведенном вниз взгляде не было чего-то по ноттовски "правильного"? Разве не так и должна вести себя воспитанная чистокровная девушка с мужчиной? В картине мира Маркуса было именно так. А интимную для кого-то обстановку он таковой не считал, потому что в себе и в своем уважении к мисс Стэнеску был уверен полностью.
[indent] - И мне нравится, как ты относишься к берлинским событиям. Ты очень верно понимаешь контекст. Если бы все понимали его так же, многое было бы проще.  А знаешь, что самое символичной во всем этом? По сути магглы же и создали то, что их убило. Нет, конечно, не эти конкретно (хотя и те тоже мертвы), но ведь обскурия формируется под давлением социума. Когда ребенок,наделенный по ошибке волшебными способностям, начинает чувствовать агрессию к себе из-за его магии, то он пытается ее половить и, разумеется, не справляется. Магия образуется в отдельную сущность - в обскурию. Получается, что магглы из-за своей ограниченности сами порождают то, с чем не могут справится. - Маркус сделал глоток напитка и продолжил говорить пока никак лично не касаясь мисс Стэнеску, юноше казалось, что ей нужно время, что "прийти в себя", после его небольшого эксперимента. - Том рассказывал, что магглы считают магию болезнью и пытаются ее вылечить. И это в наше время! Я даже удивлен, что обскуры считаются сейчас редким явлением. А что касается выводов... Им просто нужно помочь,- Маркус отпил еще вина и внимательно посмотрел на Софию. Он ведь может быть насколько откровенен? Он ведь не мог так сильно ошибиться в мисс Стэнеску, доверяя ей еще одну частичку его жизни?

+1

22

[indent] Маркус очень много смотрел, и если честно, то непривычно. София девушка довольно красивая, хрупкая, даже скорее болезненно ломкая и худая. Но её всё равно считали приятной и часто смотрели. Но иначе. Маркуса словно бы интересовало то, что происходило у неё внутри. Как это внутреннее выражалось внешне, и чего больше: наполнения или воспроизведения. Наверное, он не хотел бы обнаружить, что и там, и там пусто, но если бы спросили Стэнеску, то она сама бы так и ответила. Внутри неё было лишь что-то первичное, остальное забито, а всё внешнее воспитанно и взращено так, чтобы обеспечивать другим комфорт. Потому высказывание своего мнения, интерес, более того - доверие и, что совсем диковинно - уважение её удивляли. Не трогали, но вносили что-то новое. И в этом ей, если честно, было комфортно. Ощущать себя человеком, просто разговаривать, вызывать у собеседника хоть какие эмоции. Сейчас она сидела на диване, выпивала с Ноттом вино и понимала, что именно так не сходила с ума. Ничто изнутри её не пожирало, пустота не давила, а почти всё её внимание направлено на Нотта, т.е. девушка была занята. Это не жизнь в книгах, воспитании или воспитательных побоях, сплошном молчании. Скорее всего, это нравилось девушке больше всего. Волшебница ощущала комфорт.
[indent] - Мне кажется, ты можешь представить мою компанию, не проводи я время с тобой. Полагаю, она бы у нас совпала, - честно призналась София, отведя взгляд в сторону, на бутылку. Что бы было? Она бы проводила вечер в тишине сама с собой, может быть ожидала бы отца. И Маркус делал бы то же самое, только не ожидая ничего, кроме плохих новостей. Потому им обоим нашлась хорошая альтернатива в виде компании друг друга. Совсем неплохая, если честно. Несмотря на все противоречия и непривычность, волшебница не жалела, что набралась смелости и пришла в незваные гости к Нотту. Она даже могла предположить, что Маркус тоже не жалел.
[indent] - Я недостаточно много знаю об этом, как ты, чтобы уходить в глубокие рассуждения, - тоже честно. Так в принципе положено. Быть хорошим собеседником мужчине, но не являться умнее его. Или хотя бы ума своего не выпячивать, если не повезло с умом родственника, избранника или гостя. Тут же София даже что-то новое для себя открывала. - Однако то, что я знаю наверняка, так это то, что волшебники не запирают магию внутри себя и своих родственников. Не осуждают за наличие той или иной способности. Пытаются найти подход к любому проявлению магии. Некоторые даже не осуждают разбавление крови и сквибов, что бездумно и чревато, но как выбор вариант существующий. У магглов не так. Они закрыты для всего нового. Я читала, что их мозг устроен таким образом, что отрицает всё, не укладывающееся в его понимании. Значит, что и магию как таковую, - при этом они придумывали сказки, верили в некого Бога, способного решать всё за них и творить чудеса, восторгаться или, и их же бояться. Какая-то загнанная, почти животная система. Странно, что некоторые волшебники не только признавали магглов за людей, но ещё и продолжали с ними род. София знала, что такое есть, сталкивалась, но сама принять была не готова, просто не понимая подобный выбор. - Потому в самом деле удивительно, что за последние полвека известны всего два случая массовых смертей по причине этих существ. Совсем не по вине волшебников, - София сделала глоток вина и подняла глаза на Нотта. Ненавязчиво, осторожно, глядя чуть ниже его глаз. - Маркус, могу ли я просить: твоего друга задержали за то, что он знал того обскура? Прости, если это чересчур. Я просто пытаюсь понять, как всё это работает, - мир, законодательство, политика. Женщины не решали, но женщины принимали участие, живя в том, что принимали не они. Неплохо разбираться в азах происходящего, чтобы не удивляться. Но Стэнеску не настаивала. С учётом того, какой шум навёл обскур и насколько важным делом это стало для международного сообщества, отказ Нотта отвечать оказался бы более чем уместен. Но лучше в нынешней обстановке спросить, чем потом терзаться мыслями и вариантами. София это умела.

Отредактировано Sophia Stanescu (23 октября, 2017г. 14:50)

+1

23

[indent] Складывалось впечатление, что София очень хорошо понимала Маркуса. Или точнее понимала то, что младший Нотт умалчивал, то, что он хотел слышать, что было бы допустимо, а что являлось бы лишним в их случае в этих декорациях. Поэтому еще ни разу не позволила себе этого "лишнего", и не заставила Маркуса жалеть о ее внезапном приходе. Скорее наоборот. Младший Нотт был рад и благодарен мисс Стэнеску за этот вечер. После странного, сумасшедшего, просто эмоционально и физически тяжелого дня, одиночество бы не принесло настоящего отдыха. Только восстановление сил, только возможность работать и завтра, так же прикладывая максимум усилий. Приятная компания, интересный и ничему не обязывающий разговор и скромный ужин, который, пожалуй, в следующий раз (а следующий раз будет, потому что Маркус этого хотел) следует разнообразить, помогали восстанавливаться эмоционально. Азкабан остался в море, отец в библиотеке Нотт-Кастла, а Том там, где он и хотел быть. У Нотта же продолжается своя жизнь, только его. Что-то совершенно личное, может быть, даже интимное, в сакральном смысле этого слова, что было для Маркуса новым, но что слишком гармонично вписывалось в картину мира младшего Нотта, что было ему приятно, и от чего он не хотел отказываться.
[indent] - Я бы, наверное, спал, - по-доброму усмехнулся Маркус, словно бы чувствуя, что такая роскошь, как оставить все домашние дела после сложного дня и просто отоспаться, для Софии недоступна.  - Поизволил бы себя несколько часов бессмысленным разбором дня, в котором из разв в раз спотыкался бы на одних и тех же моментах, и в итоге бы просто заснул. Хотя, конечно, это было бы совершенно не правильно после посещения даже служебной части Азкабана,- молодой человек посмотрел на кексы, потом снова на девушку и еще раз как-то по особенному тепло улыбнулся ей. - Поэтому за угощение тебе особое спасибо. Я обычно дома только сплю, поэтому не смотря на то, что я во Франции почти год, то он почти не обжит. Надеюсь, это не вызывает в тебе дискомфорт. - как бы им не казалось, что они понимают друг друга, они все еще узнавали друг друга. Маркус знал девушек в основном только по набору стереотипов, которые им приписывают, и на своем не многочисленным опыте, который ему казался жутко одинаков, за исключением матери, жены кузена, которая ему казалось весьма умной женщиной, и мисс Стэнеску, которая из раза в раз проходила не осознанную попытку Нотта сравнить ее со своими старыми знакомыми.
[indent] А еще София была из чистокровного дома Румынии, и для Маркуса это чувствовалось наиболее ярко в ее мироощущении, миропонимании - в ее ценностях. Она очень правильно мыслила, она логично рассуждала, и красиво говорила. Слушать ее было приятно и интересно. К тому же Маркусу нравилась легкая заинтересованность в беседе, которая исходила от Софии - этот интерес младший Нотт принимал на свой счет, что не могло не повышать уверенность в себе молодого человека, неискушенного женским обществом. Да и консервативные мысли в юной девичьей головке в магической Европе современности, пусть даже девушки из чистокровный семьи, смотрелись очень привлекательно. Наверняка, за это надо отдать должное ее отцу, и еще раз восхититься им как дипломатом, умело на публику принимающим модные веянья, но внутри семьи поддерживая традиционные взгляды.
[indent] - Может быть, ты и недостаточно много знаешь о природе обскуров, но ты очень интересно и верно рассуждаешь. Поэтому многие чрезмерные либеральные тенденции и сближение с магглами опасны, ненужны и глупы. Мы ничего не можем у них взять. И мы не должны пытаться их научить тому, что они не способны понять и принять в силу своей ограниченной природы. Пустая трата времени и ресурсов. Сам факт того, что есть два мира, существующих параллельно, и что мир магии остается загадкой для магглов на протяжении веков прекрасный пример слепоты и глупости последних. Они не видят то, что под их носом. Зачем же нам видеть их и подстраиваться под них?
[indent] А потом они снова заговорили о Томе. В допустимом ключе, но всё же о Реддле. Или о его задержании, что впрочем не так уж отличается. Маркус задумался. Он хотел бы ответить Софии то, что скажет завтра своим друзьям: Тома задержали, потому что он сам этого хотел. Но мисс Стэнеску не так близко знает Реддла, Том не так близко знает Софию. Они видели друг друга один раз, при очень специфичных обстоятельствах. И Нотт переживал за безопасность девушки. Пока еще, наверное, ему стоит умолчать детали личности Тома Реддла. Впоследствии при правильном поведении у Софии будет возможность узнать Тома лучше.
[indent] - Да, София. Именно так. Берлинская трагедия слишком серьезное происшествие, чтобы игнорировать какие либо зацепки. Обычно при подозрении волшебников, не запирают в Азкабане, но Том отказался сотрудничать со следствием. Это если факты вкрации, завтра во многих газетах они обрастут подробностями и не всегда правдивыми.

+1

24

[indent] Софии надивился тон, в котором Маркус с ней разговаривал. Внимательный, обходительный и местами поучающий. Он действительно эрудированный, и пост свой заслуживал, не в громкой фамилии дело, румынка с концами уверилась в этом. Она знала многое, была весьма образованной волшебницей, но ещё большего, кончено же, не знала. Её догадки мужчина подтверждал, укреплял, отмечал истинность или ошибочность. Она всё запоминала, брала для себя из этого диалога многое, при этом, кажется, оставаясь при этом довольно интересным собеседником, побуждая Маркуса продолжать с ней диалог. И это было приятно. София довольно сухая, очень невыразительная в общении, и странно было отмечать, что Маркус зато проявлял себя живо. Не слишком экспрессивно, сдержанно, но он совершенно не звучал, точно не был лишь оболочкой, какой зачастую приходилось быть Стэнеску или, наверняка, ему самому в диалогах с другими. Это, должно быть, ценно. Софии так казалось.
[indent] Ещё около получаса они вели беседу. Не слишком активную, между глотками приятного вина, действительно хорошего. Уж в чём-в чём, а в вине Софию сама кровь разбираться обязывала, при иных обстоятельствах могла бы стать отличным сомелье. Может быть когда-то даже пошутит с Ноттом на эту тему, а пока рано и неуместно.
[indent] Однако вечер неустанно становился всё более поздним, о чём волшебница нехотя, а всё же помнила. Воспитание, приличия, выговоры, и не только, отца - всё это вбило её в голову то, что нужно, в такой степени, что даже теперь, сидя в приятной компании, даже расслабившись, она всё равно не забывала украдкой наблюдать за временем. С Маркусом хотелось остаться подольше, ещё поговорить, или даже помолчать. Он не утомлял своим присутствием, не был резок, напорист или слишком амёбоподобен. Комфортен, как по большей части могла бы сказать румынка. И даже предполагала, что это действительно взаимно.
[indent] Но задержаться она всё равно не могла. Отец строг, даже если она скажет, что была в компании Нотта, задержавшись допоздна, он не одобрит, кончится это плохо. Потому постепенно пришлось подводить всё к уходу.
[indent] - Если позволишь, Маркус, я поблагодарю тебя за наш диалог. Ты очень хороший собеседник. Я не очень часто провожу вечера так приятно, разговаривая о столь многом, - вообще почти никогда. И тем более так, чтобы её мнения ещё и спрашивали. - Прости, если что-то было не так, я исправлюсь, - совсем крохотная вольность. Нотт ведь сказал, что будет рад видеть её снова, правда? А она не против, наполнила таким образом. Своими ещё более мелкими, но всё-таки женскими зацепками, которыми румынка от части была обучена, она всё-таки пользовалась. Потому, в том числе, что ей и самой хотелось бы провести ещё раз вечер вот так. Хотя бы один. - Отец не очень обрадуется, если я задержусь. Мне стоит как следует подготовиться к его возвращению.
[indent] Самое время прощаться.

0


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » В нужное время [19.04.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC