Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».













Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » В нужное время [19.04.1952]


В нужное время [19.04.1952]

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

В НУЖНОЕ ВРЕМЯ

Sophia Stanescu & Marcus Nott
Место, время: дипломатическая квартира Нотта в Париже, 19.04.1952

[indent] Друг в беде проверяется. Не друг - тем более. А там, возможно, и время быстрее пройдёт, может и ускорит что-то жизненно важное.

Отредактировано Sophia Stanescu (24 сентября, 2017г. 01:24)

0

2

[indent] София следила за политикой, потому знала, насколько важные события происходили. Работа перегруженного, особенно нервного (синяки на руках хорошо скрывались рукавами) отца и превосходное домашнее образования не оставляли никакого выбора, кроме как разбираться и понимать. Но, кончено, не лезть, ведь правильным женщинам не положено, кто бы что из других семейств не говорил. Волшебница уже и не спорила, найдя что-то приемлемое в своей имевшейся нише. В конце-то концов, впервые за, наверное, всю жизнь у неё появился свой собственный круг общения, за которым отец кончено старался следить, но которому никоим образом не препятствовал. Всё в рамках разумного, само собой, и компанию Маркуса Нотта девушка находила полезной, интересной, от части понимающей, хотя конечно им далеко до сближения, а моментов, которые объединяют, было  всего по пальцам пересчитать.
[indent] И, зная о Маркусе больше, чем почти все окружавшие его люди, Софи могла делать свои выводы. Она, к примеру, теперь была знакома с его друзьями, увлечениями и взглядами - наверное, самое большое доверие, которое мужчина только мог проявить по отношению к ней на нынешнем этапе их знакомства. В каком-то смысле воспитанную и дрессированную Стэнеску это обязывало соответствовать и также искать способы высказывать ему своё доверие, хотя бы в мелочах. То спасение, ещё несколько встреч - это всё хорошо, но не совсем то. А потом события закрутились, завертелись, в Европе наступила неразбериха. В которой обвинили друзей или как минимум одного друга Нотта. Волшебница знала, что тот дорог Маркусу, и не могла не заметить его нервозности. Туда же и обеспокоенность, озадаченность, подозрительность. Наверное, зелья успокаивающие принимал. Когда же прошло задержание, какое-то время Нотт вообще словно в дымке ходил. Что-то в его жизни явно происходило и менялось. София не имела никакого права лезть и навязываться, но и оставлять столь интересного собеседника, которому она ка кминимум должна за некоторые вещи и разделённые тайны, она не могла. Её учили не тому, и если что-то внутри неё осталось, то это подобные вбитые в корку постулаты и устремления. Они не имели эмоционального окраса, а просто сразу переходили в стадию действий. Немного даже облегчало задачу.
[indent] Сегодня Том Реддл был доставлен в Азкабан. Об этом все кругом трубили. На улицах, в газетах, а в кругах её отца ещё раньше загалдели, потому девушка оказалось в курсе всего. Помня, каким волшебник был всё время, ей показалось правильным вернуть ему каплю ранее провяленного к ней внимания. У Нотта уже имелся не очень приятный опыт общения с аврорами, нападение на неё, теперь ещё и французский аврорат. Девушка полагала, что он будет очень устал, опустошен и невесел.
[indent] Купила шоколадную выпечку, прихватила привезённое ей коллегой отца кофе и бутылку карпатского эльфийского высокогорного вина. Ближе к вечеру просто наведалась в дипломатический квартал к Нотту. Супротив приличия не предупредила его, потому что он мог отказаться от встречи или не ответить. И не так приятно, наверное. Если его не окажется дома, то девушка просто уйдёт. Если не захочет общаться, то тоже уйдёт. В этот раз женская интуиция, убитая не с концами, или просто понимание Маркуса подсказывали, что ей стоило прийти. И что волшебник её не прогонит.
[indent] Звонок в заколдованный колокольчик. Девушка с длинными распущенными, но уложенными и расчёсанными волосами в светло-коричневом платье с голубыми лентами у рукавов, ворота, невыразительного декольте и подола, мирно стояла у двери. Сложила руки с небольшой сумкой перед собой, взгляд уставила куда-то в сторону. Осанка прямая, как и всегда, может быть даже неестественно, слишком. Не сказать, что волновалась, являясь скупой на эмоции человеком. Но логически понимала, что может быть неправильно поступила. Маркус воспитанный, прогонит деликатно, но выйти могло нехорошо. Тогда и его, и отца подведёт.

Отредактировано Sophia Stanescu (24 сентября, 2017г. 01:25)

+1

3

[indent] Пожалуй, после такого "прекрасного" завершения выходного дня, юному Нотту следовало бы вернуться в Нотт-Кастл. Это было бы "правильно" - навестить родителей, если уж работа опять привела в Британию, собраться с мыслями и попытаться отдохнуть у себя в комнате, а не в дипломатическом квартале магического Парижа, наполненного однотипными домами, с однотипными интерьерами, в которых совершенно не чувствуется жизни, там есть только пустота потраченного на сон времени. Но Маркус не хотел возвращаться домой. Помимо родных стен, лица матери и привычной и любимой по вкусу еды, приготовленной их домовиком, младший Нотт должен был бы просидеть семейный ужин и выдержать допрос отца, который, наверника, не упустил бы возможность напомнить сыну их давний, но не забытый разговор. Темная Магия - опасна, она убивает самого практикующего волшебника, а наказание за ее использование хуже смерти - Азкабан, с населяющими его дементорами. Маркус всегда знал эту элементарную истину и без наставления родителя, но до сегодняшнего дня не мог представить в полной мере, что грозит осужденному Визингамоту на заточение. Нотт был опустошен и вымотан как морально, так и физически. Тех нескольких минут в крепости ему хватило, чтобы понять, насколько был прав родитель, говоря о сумасшествии, которое неизбежно рядом с этими существами, которые в зародыше убивают любую попытку взрастить себе, даже искусственно, положительные эмоции. Там холодно. Жутко. Одиного. От туда хотелось бежать, и даже успокаивающее зелье не помогало скрыть волнения в минуты проведенные в Азкабане, и полностью потеряло свой эффект, когда молодой человек покинул крепость. Нотт коротко попрощался со всеми сопровождавшими его коллегами из разных стран, министерств и ведомств, и отправился "домой", в дипломатический квартал, где тоже никого нет, но где светло, есть чай, шоколад и кровать. Маркус устал за этот долгий день, устал морально, и никак не мог избавится от мыслей о заточенном друге. "Зачем, Том?" Может быть, Том когда- нибудь ему ответит. Может быть.
[indent] Переступив порог своего дома, молодой дипломат первым делом снял свою форменную мантию и переоделся в более простую и удобную одежду. Должность и обязанности "Нотта" сейчас, опять, довили юноше на плечи. К тому же он понимал, что как дипломат и просто "Нотт" он сейчас бесполезен, а не смотря на жуткую усталость одна мысль в голове молодого человека стучала очень навязчиво - бездействие убивает.  Но вот как Маркус Нотт, как человек обладающий связями, он может что-то сделать, что не поможет другу напрямую, но ее даст его "жертвам" быть напрасными. Поэтому переодевшись Маркус написал несколько писем своим близким друзьям, и только после этого неестественно бледный, с тревогой внутри себя Нотт отправился на кухню, чтобы самому заварить чай. Никаких домовиков, никаких посторонних, ни тогда, когда он в таком состоянии. Но звонок в дверь? Или показалось? Нет, всё же не показалось.
[indent] - Мисс Стэнеску? София, - Маркус не мало удивился и не смог скрыть этой эмоции, увидев на пороге дочь румынского дипломата. - Я не ждал тебя. Прошу  проходи,- Нотт чуть отпустил пропуская девушку в комнаты, и запер за ней дверь. - Прошу простить, что заставил тебя ждать, и мой внешний вид. Я никого не ждал, и вернулся совсем не давно. Располагался. Я как раз хотел выпить чай. Или ты будешь кофе?
[indent] Не сказать, что Маркусу было легко все это говорить и прямо держаться перед этой юной особой, но вбитые с детства правила хорошего тона давали о себе знать. К тому же с появлением Софии, Нотт не ощутил тяжести и обязанности носить маску, если бы на пороге появился кто-то другой, например, Бракс или Лестрейндж. Конечно, Маркус устал, его мысли быть тяжели и не веселы, а сам Нотт был нервным и опустошенный, но София как-то очень легко переступила порог его дома и гармонично вписалась в эту атмосферу, и, пожалуй, Маркус уже не хотел бы, чтобы она уходила.

+1

4

[indent] Ждать долго не пришлось. Софи не считала, что ей откроют сразу, ведь она о своём визите заранее не предупреждала. Потому Нотт в любом случае не готов к гостям, ему понадобится время на то, чтобы собраться хотя бы морально. Наверное, сейчас это непросто, хотя девушка и приблизительно знать не могла, насколько непросто и после чего собралась отвлекать волшебника. Потому спокойно ждала, тем более что признаки жизни за дверью имелись.
[indent] Наконец, когда та отворилась, ожидание закончилось. Волшебника ни вздрогнула, не пошевельнулась. Нервозностью вообще не отличалась. Пусти перед ней почти что угодно, так и глазом не моргнёт, как сейчас не моргнула.
[indent] Маркус на одной из предыдущих встреч позволил смотреть на него иногда, чтобы не уводиться взгляда, и иногда этим правом девушка пользовалась. Как сейчас, например, чтобы поприветствовать его, рассмотреть, произвести быструю оценку и чуть увести взгляд в сторону, дабы не давить тем, что было и чего не было в её глазах. Нотт действительно выглядел подавленно, Стэнеску в таком неплохо разбиралась, потому в её ненавязчивой настойчивости имелся смысл.
[indent] - Маркус, здравствуй. Прости, что без приглашения. Я подумала, что с таким насыщенным графиком будет лучше сразу придти, чем пытаться договориться о встрече, - она сразу решила частично прояснить ситуацию, когда оказалась за порогом квартиры дипломата. Не сказала говорить всего, вроде подозрений касательно самочувствия и желании как-то ответить на проявленное им ранее внимание. - Я... Это тебе,  - она протянула волшебнику небольшую сумку, в которой и лежали небольшие гостинцы. Съедобные. - У тебя наверное был тяжелый день, и может быть захочется помолчать в компании кого-то ещё? Я слышала, что это помогает расслабиться, - неторопливый взгляд по квартире, чтобы осмотреться. Ничего особенного волшебника от Маркуса не ждала, не требовала и вообще-то сама была бы не против применять себя там, где её и выдрессировали. - Могу приготовить то, что ты захочешь. Тебе, возможно, стоит просто присесть и отдохнуть, - её ровный голо сне давил и не констатировал. Он подразумевал под собой опции, конечно, кто Софи такая, чтобы настаивать. Только суть и смысл её предложения в другом. Если женщина дома, пускай и в гостевом, а хозяин устал, то ей было бы правильно позаботиться о нём. Если самому хозяину приемлемо Если нет, то и обратный вараинт имел место быть.

+1

5

[indent] Они остановились в прихожей, и, признаться, Маркус не знал, куда ему следует проводить гостью. Были бы они в Нотт-Кастле все было бы гораздо проще: библиотека, малая гостиная, его личная комната, в конце концов, а чай, кофе и все, что угодно, молодым людям обеспечил бы Мервин. Тут звать домовика не хотелось, эти существа, их понимание мира, их магия слишком специфичны, они слишком недооценены волшебниками, если верить отцу, поэтому и к местным домовым эльфам у младшего Нотта не было никакого доверия, он относился к ним настороженно, стараясь как можно реже прибегать к их услугам. Но чая всё же хотелось. Или кофе. Чего-то теплого и сладкого. Но не оставлять же Софию в гостиной одну и самому телепаться с приготовлением напитков? Не то, чтобы Маркус был против поухаживать за мисс Стэнеску таким образом, он просто понимал, что ждать девушке придется долго. Нотт сейчас был не способен на быстрые движения, он устал, мысли в его голове текли медленно, он просто не хотел заставлять себя сейчас "собираться с силами" и играть роль радушного и веселого хозяина. Он не был весел, не был сейчас гостеприимен, но был рад видеть Софию, которая словно почувствовав настроение хозяина дома взяла инициативу в свои руки.
[indent] - Да, это верно. Сейчас очень много работы, впрочем, я думаю, что ты знаешь это и от своего отца,- Маркус не мог точно предположить, насколько София осведомленна о последних новостях, но был уверен, что девушке известно чуть больше, чем обывателю, просчитавшему новости в газетах, которые сегодня трубили только о задержанном французским Авроратом. И вот опять неприятный холодок пробежал по спине Маркуса. Вспоминать о заточенном в Азкабане друге было не по себе. Нотт начинал чувствовать себя предателем, что позволил Тому там оказаться, хотя и, конечно, знал и понимал, что Реддл сам этого хотел. Но же это был Азкабан. - Спасибо, это очень кстати, и очень любезно с твоей стороны, - Маркус искренне улыбнулся девушке, принимая сумку из ее рук. - Я буквально несколько минут назад вернулся домой, и даже толком не знаю, чем бы я мог тебя угостить.
[indent] А вот следующее предложении Софии младшего Нотта порядком удивило и озадачило. Гостья высказала желание взять на себя заботу об их ужине или чаепитие, тут уж на вкус мисс Стэнеску, но ведь это совсем не то, чего ждет молодая особа приходя в гости к мужчине, с которым вроде не плохо ладит. Во всяком случае, за своими подругами из Хогвартса Маркус такого не припоминал и вряд ли мог представить, как какая-нибудь Розье, придя в Нотт-Кастл предложит помочь по хозяйству. Обычно ведь ухаживают за гостями. Принято выказывать подобные знаки внимания девушка. Впрочем обычно Маркус не посещал Азкабан и не запирал там друга, поэтому от предложения мисс Стэнеску Нотт отказаться не смог, хотя и мысленно поругал себя за слабость.
[indent] - Спасибо, София. Я буду тебе очень благодарен, если ты мне поможешь,- Маркус еще раз сдержанно улыбнулся и прошел на кухню, ставя сумку, что принесла девушка на стол. - У меня сегодня и правда был очень длинный и тяжелый день. Я порой мыслями все еще там, что делает из меня плохого собеседника и ужасного хозяина. Я благодарен тебе за помощь и за внимание,- молодой человек смотрел прямо на девушку, открыто и искренне. Сейчас Нотт не мог по другому. Дементоры убили желание претворяться, наверное, именно по этому Маркус так рад видеть Софию - с ней он уже был "настоящим", и она пришла к нему вновь. Сама.

0

6

[indent] Маркус не отказался. Ещё бы он отказался в таком состоянии, на самом деле. София же видела, София же не зря предполагала его дурное самочувствие, хоть всего масштаба, конечно, и не могла даже близко представить. Вероятно это даже хорошо, ибо кто знает, какой могла бы оказаться реакция Стэнеску, с учётом её особенностей характера и склонностей, узри она то же, что и Нотт? Вот, всё лучше. Маркус унылый и как выжатый лимон, а потому кто-то один должен быть хоть немного в себе, и в данном случае эту роль взяла на себя София. И совсем не против, хоть и было в этой всей ситуации что-то для неё новое, ранее неизведанное. Самое главное, что Нотт не прогнал и не обозлился за её рациональное и безобидное, но может быть странное для британцев предложение.
[indent] - Я буду тихо, - только отозвалась девушка, сделав вывод, что голова у хозяина жилища сейчас не совсем, действительно, на месте. Тогда о нём позаботится как благодарная знакомая. Не похоже также, что у него имелось много друзей, способных его поддержать сейчас. А раз ни их, ни невесты, ни родных, то добавить хоть каплю живого, насколько это слово относилось к волшебнице, присутствия она могла. Отец позволил, будучи умным и занятым, а у Софии самой никого тут не было, кроме Маркуса и ряда формальных дипломатических знакомств. Компания других юных девиц не вызывала в ней нисколько симпатии, угнетала своей глупостью и однобокостью, пускай саму Стэнеску ждало такое же, с чем она давно смирилась.
[indent] Девушка прошла на небольшую, но приятную и чистую кухню. Помыла руки из палочки, а после принялась хлопотать в приготовлении чая. Вода закипела быстро, с бытовой магии у волшебницы всё было прекрасно. Скатерть на столик в гостиной, две тарелочки, на них чашки - всё это магия. Однако чай добавляла она вручную, смешав несколько сортов. И разливала тоже вручную, как и положила сладости на стол. Ей подумалось, что живое, сделанное своими руками, а не чем-то незримым, сейчас устраивало Нотта больше, что-то такое и нужно было ему, возможно. Девушка подобное умела, обучена от и до, потому почему бы и нет? Ей несложно, эмоций никаких толком и не вызывало, она просто сконцентрировалась на деле, ненадолго действуя механически и позабыв обо всём и всех лишних.
[indent] Горячий ароматный чай, молоко, рафинад и свежая, ещё теплая выпечка, отдававшая шоколадом, оказались на столике. Сюда бы лучше подошёл кофе, но он мог сбить Маркусу давление, что сейчас сказалась бы на нём особенно плохо. Потому чай с молоком вполне могли заменить кофе.
[indent] - Если тебе понадобится что-то ещё, пожалуйста, говори. Иногда бывают тяжелые дни, и если есть возможность, не стоит себя нагружать, от этого может стать хуже, - пояснила девушка, как бы говоря тем самым, что не желает задевать самолюбие Маркуса (не после ими пережитого) или что бы то ни было ещё. Так просто правильно и разумно. Если она сама пришла в гости к уставшему человеку, который её не ждал, разве не будет правильно как-то компенсировал свой визит? Хотя бы из этих соображений, не говоря уже о том, что их найти можно было ещё больше, причин не обижаться и не отказываться. Но и обратное девушка приняла бы тоже. Потому замолчала и, прояснив всё, также присела, поправив прядь волос обратно за ухо.

+1

7

[indent] Квартиры, которые выделяло французское министерство магии для представителей других стран, были однотипными: с одинаковыми интерьерами и сходных планировок, и отличались в деталях разве что в зависимости от должности жильца. Конечно, при большом желании добавлять комфорта и уюта каждый из сотрудников дипломатического корпуса мог изменить интерьер, привнести в него что-то от себя лично, что выражало бы его как человека, без сомнения, высоко интеллектуального и интеллигентного.  Маркус подобным "украшательством" так и не занялся. Признаться, когда молодой человек, только въехал в маленькую квартирку планы по обустройству жилья у него были довольно масштабные, но в итоге события закрутились и стало не до мелочей. Нотт дома почти только спал, даже кухня была для него редким местом прибывания, поэтому именно на спальню в наибольшей степени находился отпечаток хозяина: книги, которые лежали аккуратными, но зачастую беспорядочными стопками вдоль стен, артефакты, которые показались интересными, склянки с необходимыми зельями... А все остальное, как у всех - светлые интерьеры, типовая мебель. Это не Нотт-Кастл, и первое время Маркус даже испытывал внутреннее облегчение по этому поводу. Однако, с друзьями предпочитал этот вопрос обходить, думая, что его "скромность" скорее бы осудили, чем приняли. С Софией это чувство внутренней неловкости, или даже стыда за свое жилье, которое отличается от того, к которому привыкла мисс Стэнеску, прошло в течении пары секунд. Девушка без лишних слов и вопрос принялась ухаживать за уставших хозяином дома, а Маркус, чуть облокотясь о стену, молча наблюдал за ее ловкими манипуляциями.
[indent] От Азкабана, игр Тома, планов на дальнейшие действия, мысли медленно молодого человека переходили к его гостье. Он бы хотел показать Софии Нотт-Кастл - мысль неожиданная, но она была одна из тех самых навязчивых идей, которые не отпускают, пока ты их не реализуешь. Маркус хотел показать Софии, как он жил, как принято вести себя и ощущать себя у них дома. Хотел показать то, что было очень важно для него и было неотъемлемой частью его. Надо будет ее отпросить у отца и пригласить в гости, надо будет предупредить матушку и отца, который постарается заранее все узнать об этой девушке, впрочем как и мать, только родитель сделает упор на политические взгляды ее семьи. Как-нибудь обязательно. Еще надо будет показать ей Хогсмит...
[indent] София начала накрывать на стол, и Маркус перебрался в гостиную, но взгляда от девушки так же почти не отводил. Нотт не выглядит навязчивым и не хотел, и не пытался давить или оскорбить девушку, просто ее размеренные движения успокаивали и вносили элемент жизни, совершенно чуждый этому дому, в котором только спят. Маркусу это нравилось. Его взгляд даже был направлен сквозь ее фигуру, то и дело исчезающую на кухне. Нотт просто отдыхал и был очень благодарен Софии за эти минуты, спокойствия и уюта, который создавали ее аккуратные живые движения.
[indent]  - Спасибо за заботу. Мне очень приятно слышать от тебя такие слова,- Маркус, будучи до этого серьезным и несколько отрешенным, чуть приподнял уголки губ в улыбке, когда София одним движением руки поправила прядь своих волос - красиво, очень элегантно и при этом так просто и обыденно.
[indent] - К сожалению, после событий в Берлине об отдыхе приходиться забыть. Особенно сейчас и особенно нам. Ты, наверное, уже знаешь, что французский Аврорат подозревает гражданина Британии. И ты, наверное, знаешь, кто это... - Нотт замолчал на секунду и взял в руки чашку, пока не спеша делать глоток теплого и сладкого напитка, просто грея руки. - Я проводил его сегодня в Азкабан. Ты знаешь, что такое Азкабан? - Маркус сделал глоток чая - вкусно и согревает. - Впрочем, это не самая лучшая тема для беседы за чашкой чая. А тебе и дома, наверняка, хватает разговоров о политике, чтобы еще со мной это обсуждать.

+1

8

[indent] София лишь едва улыбнулась в знак признательности за хороший отзыв Маркуса. Он не против, даже оценил столь естественный, с учётом того, что гостья сама буквально напросилась, жест. Почти приятно, обычно подобные формальности оставались незамеченными, потому что входили в обязательный пакет бытия женщиной высокого происхождения (в их семье, в их кругу, в их стране).
[indent] - У дипломатического корпуса имеются свои источники, ты знаешь, - испанские и русские информаторы имелись едва ли не в каждой структуре, а румыны в этом смысле преуспели совсем хорошо. Стэнеску сама ничего не уточняла, но разговоры в доме, на работе отца, в кругу молодых жен, короткий разговор с батюшкой. Для этого всего не нужно было много времени, даже если задержание произошло сегодня же. Только пока было непонятно, как именно подавать информацию в СМИ и чему именно позволить просочиться. Но и не заботами Софии это было, в общем-то. - Потому я в курсе, в общих чертах, - подтвердила, чтобы Нотт имел представление о том, насколько его гостья в теме или не в теме. Но вот когда юноша заговорил об Азкабане, вот тогда она то ли насторожилась, то ли заинтересовалась, пускай внешне едва ли что-то тронуло её лицо. Кукольное, бледное и немного болезненное в любое время суток. - Многие предпочитают смерть этому месту, как же не знать, - она кивнула и сделала глоток чая, а после отрицательно покачала головой. - Дома со мной не полагается много разговаривать о политике, - вообще-то, разговаривать в принципе, но это уже детали внутренней кухни семейства Стэнеску, - потому, если ты захочешь, я не буду возражать. Мы можем поговорить о чём угодно. Если тебе хочется выговориться, ты знаешь, что я не проболтаюсь о таком, - как не проболталась о похищении, запланированной Ноттом акции, его друзьях и прочем, по чему уже можно было судить. Только голос девушки не звучал навязчиво, резко или уговаривающие. Она просто спокойно констатировала. Волшебник захочет - заговорит. Не захочет - нет. София подразумевала, что любой из вариантов ею будет, конечно же, принят. Даже если послушать об Азкабан ей было бы интересно и познавательно. В её кругу общения никто в подобных местах не был, откуда ещё строить предположения? Хотя, конечно, внешний вид Маркуса и его состояние сами по себе красноречивее слов. - А можем и просто молча выпить чаю, если тебе хочется, - в живой компании и формально не только наедине со своей головой. Если, конечно, это не утянуло бы в пучину ещё сильнее. Создавалось впечатление, что сейчас волшебнику наоборот стоило находиться в компании кого-то ещё. Насколько же сильно он поражён, что же такого увидел или почувствовал?

Отредактировано Sophia Stanescu (28 сентября, 2017г. 14:18)

+1

9

[indent] Тепло от горячего чая согревало душу, сладости, так заботливо принесенные Софией, добавляли красок в этот вечер, а тихий, медленный и ненавязчивый разговор создавал атмосферу уюта и спокойствия, которого Маркус уже давно не ощущал, буквально живя на роботе и работой, а так же своим личным, несколько отличающимся от профессионального, долгом перед обществом. Молодой человек отдыхал, чуть облокотившись на спинку дивана, делая небольшие глотки сладкого напитка и молча глядя на Софию. Разумеется, слова девушки Маркус слушал и принял к сведению, но отвечать молодой дипломат не спешил. Он словно остановил для себя время на этом комфортном для себя отрезке и позволил себе взять паузы, минутный отдых от реальности и долго. Как много это было для Нотта! И как этого не хватало ранее. Не просто отдыха, не просто бессмысленного сидения на диване с чаем и/или книгой, а чего-то несколько другого, но не менее важного, атмосферного и уютного. Чего-то более живого что-ли. Маркусу нравилось просто смотреть на Софию в ее скромном платье, с ее странными, но привлекательными для Нотта особенности поведения, с ее излишней скромностью и строгостью к себе, в этих пустых, но уже до боли знакомых интерьерах рабочей квартиры. Она добавила жизни в дом Маркуса. Даже не смотря на то, что на эмоции девушка была скупа, София была приятна Маркусу. А может быть именно по этому. Впрочем, нет, младшему Нотту особенно нравилось замечать незначительные изменения во взгляде или голосе девушке, когда тема казалась ей действительно интересной, когда его слова задевали что-то сугубо личное в мисс Стэнеску. Поэтому эмоции тут были не причем. Маркусу было просто комфортно с ней. Особенно сейчас, когда она не только придя в гости вызвалась поухаживать за хозяином, но и предложила помолчать, чем Нотт охотно пользовался уже на протяжении нескольких минут. Маркус даже почти не двигался, лишь изредка делая глоток чая или кусая сладкую выпечку. Мгновение теплоты, уюта и спокойного отдыха остановилось, и продлилось чуть дольше, чем ему полагалось, за что спасибо мисс Стэнеску, но оно все де прошло, а Маркус почувствовал, что его разум начинает проясняться и пока он в состоянии перестать думать о друге, добровольно заключившим себя в Азкабане.
[indent] - Я не устану благодарить тебя за этот вечер, София,- эта фраза, может быть, прозвучала излишне строго, но лишь от того, что сейчас Маркус был предельно честен и серьезен. Ему есть за что благодарить мисс Стэнеску, даже если девушка не может понять это в полной мере. - Я знаю, что могу тебе доверять. И я доверяю, настолько, чтобы это не могло навредить тебе. Больше я не хотел бы допускать даже случайных просчетов. Особенно в такое неспокойное как сейчас время,- с румынскими радикалами тогда получилось, конечно, неловко, но зато терпеть Маркус более ясно формулирует свои мысли, и теперь София сидит рядом и угощает его чаем, ведь, что не говори, а то приключение их сблизило. К тому же и Маркус узнал одну маленькую тайгу мисс Стэнеску. - И твоего отца я тоже могу понять. Политики хватает и вне дома,- Нотт подался чуть вперед и поставил уже пустую кружку на стол,- К тому же, мне кажется, я знаю более интересную для тебя тему для беседы - ты хочешь посмотреть на Азкабан?

+1

10

[indent] И они просто молчали. Пили чай со сладостями в немного потеплевшей, но всё такой же тихой квартире. София почти не смотрела на Маркуса, уставив взгляд куда-то чуть ниже стола, и просто неторопливо периодически делала глотки. Хорошо, что не приходилось ничего выжимать, чтобы поддерживать диалог, а можно было просто разделять молчание. Руки согревались от чашки, и подобное состояние даже для себя Стэнеску находила весьма комфортным. Куда более комфортным, чем значительная часть состояний, в которых она пребывала обычно.
[indent] Наконец, Нотт заговорил, когда они, наверное, уже слишком долго молчали. Неприлично долго, пускай и не угнетающе. И, раз обе стороны до такого дошли, то уже точно позволительно, как бы оно не выглядело для стороннего наблюдателя, обнаружся вдруг такой. Эти двое не отличались общительностью и вообще были довольно странными молодыми людьми, потому ничего удивительного, если хоть немного их знать.
[indent] - Мне самой приятно, что он вышел таким. Спасибо, что не спровадил домой, - в очередной раз констатировала истину волшебница, наконец-то переведя взгляд от стола на Нотта. Ненавязчиво, осторожно посмотрела на него, как не пугливое, но очень внимательное животное. Ей позволили подойти ближе, но это не значило, что теперь она могла нарушать личное пространство и бить по лицу человека пушистым хвостом.
[indent] Про отца всё было понятно, комментировать нечего, волшебник прав. Формальность. Но вот его следующий вопрос заставил Стэнеску даже чуть шире раскрыла глаза, на несколько секунд замерев то ли в непонимании, то ли в удивлении, то ли насторожившись. Что ей предлагал сделать Маркус? О чём именно он говорил? Однако порыв и внутренняя тяга оказались сильнее страха или понимания.
[indent] - Хочу, - глухо, почти шепотом одними губами выдала девушка, но при этом в её "хочу" слышалось столько решимости, столько готовности. Она видела, что Азкабан, даже короткое формальное нахождение в его стенах для передачи задержанного, сделало с Маркусом. Это значило, что там скрывалось нечто вероятное, страшное, совершенно ужасное. И абсолютно прекрасно для Софии, больной эмоциями и душой. Если Нотт чувствовал себя мёртвым и пустым от подобного, то она, возможно, наоборот наполнится жизнью всё от того же. Только как именно он собирался показать? Не уж-то... Окклюменция, омут, легилименция?..

+1

11

[indent] Маркус несколько оживился, если сравнивать с тем, как он выглядит и как себя ощущал, когда София только постучала в дверь. Он был серьезен, но в его взгляде появлялся азартный огонек, потому что в коротком и лаконичном ответе девушки он услышал то, что мисс Стэнеску себе так редко позволяла - страсть, эмоции, жизнь. Да, эта барышня любит то, на чем висит табличка "опасно, не входить", и произнося свое предложение, Маркус заранее знал, что она согласится. Не сможет удержаться, чтобы не заглянуть, даже через восприятия другого в то место, из которого никто не возвращался самим собой, которое стирало личность, которое было пропитано темной, отталкивающей и непонятной до конца магией. Ей ведь нравилось что-то подобное? Что калечит, сводит с ума и в конце убивает? Какое странное пристрастие для молодой симпатичной девушки. Но Маркуса это не отталкивало, у каждого есть право на свои тайны, свои хобби, а уж Темная Магия, какие то ее элементы, для чистокровной волшебницы просто не должно быть чем-то из ряда вон выходящим. Поэтому Маркус не порицал, даже наоборот всячески подогревал интерес Софии к тому, что осуждается обществом. Он может ей многое показать, кое-чему научить, а она за это откроет ему частичку себя в виде этого придыхания в голосе, неровного шепота и восполненного, живого взгляда, потому что такие преображения делают симпатичную девушку привлекательной.
[indent] - Мы не заходили далеко, и экскурсия будет не долгой, может быть, не такой полной и насыщенной, как ты уже подумала. Но всё же,- Маркус, не отводя взгляда от Софии, достал волшебную палочку и начал прокручивать ее между пальцами. Он думал, как ему лучше поступить, сказать одну фразу и их обоих накроет череда недавних событий, или же все таки омут? Нотт хотел бы попробовать легелименцию, чтобы немного "погладить" свое тщеславие и показать Софии, какой магией и на каком уровне, он владеет. Однако это опасно. Сейчас он не в лучшем эмоциональном состоянии. А в Азкабане он много думал о лишнем и о личном. Много думал об отце, о своем приключении из прошлого, и о выходке Тома. Особенно Нотт не хотел посвящать мисс Стэнеску в последнее. София видела и Реддла, и обскура, но пока не может ничего утверждать наверняка. И для нее же безопаснее, если так и останется.
[indent] - И, наверное, я не решусь сейчас проводить сеанс легелеменции. Омут памяти будет надежнее, хоть и не так интересно. Надеюсь, ты не обидишься на меня за то, что сначала пообещал, а потом урезал свое же обещание,- молодой человек чуть приподнял уголки губ, а после с помощью акцио призвал уже использованный однажды как омут памяти им с Томом сосуд. Омут все таки лучший вариант, так и сам Маркус сможет участвовать в процессе, сможет еще раз посмотреть, со стороны... Серебренная нить воспоминаний легла в сосуд, и Маркус вновь с полуулыбкой взглянул на Софию, приглашая ее начать.

+1

12

[indent] Софии до сих пор не верилось, что Маркус всерьёз решил поделиться с ней своим опытом. Не самым простым, трудным для него, от которого до сих пор не отошёл. Это потому, что он уловил интерес волшебницы, или ему просто захотелось, чтобы его сейчас кто-то понял?  Стэнеску не обольщалась особенным доверием к её персоне, но жест оценила. У неё никогда не было подобных историй, в которых бы случалось хоть близко похожее. Вообще, хоть с Ноттом она знакома недолго, а за время их общения уже случилось больше, чем за целую жизнь юной волшебницы. Даже если не все из событий, лишь меньшая их часть, носили позитивный в традиционном понимании характер. Сам факт важен. Неоценим, пускай сейчас больше Софии импонировало скорее предвкушение чего-то настолько тёмного, что заставит пошевелиться хоть чему-то в её душе.
[indent] - Ты безумец, Маркус. Интересный безумец, умеющий делать интересные предложения, - волшебница даже позволила себе немного чего-то личного, почти юмора. Британец раскрывал ей важную, почти сокровенную часть своего опыта, и среагировать на это живо - дело чести и правильности. Тем более, Софии и в самом деле было безумно интересно. Как никогда за последние... месяцы, годы, жизнь? Её серые, бледные на оттенки и пустые на эмоции глаза немного оживились, в них мелькнул интерес. Возможно, Маркусу подобное льстило или около того, но тогда даже хорошо, ведь именно оно привело к тому, что он дал возможность гостье посмотреть то, что сама она бы ни за что в жизни не увидела. Спасибо ему за это.
[indent] Она внимательно проследила за всеми манипуляциями волшебника. Не улыбалась, конечно, вообще выглядела столь же сдержанной и невозмутимой, как всегда, но только что-то мимолётное и не мёртвое в глазах выдавало в ней заинтересованность и ожидание. Стэнеску ранее не приходилось видеть, как вытягивают воспоминания. Особенно, когда вытягивают их для неё. Очаровывающе зрелище, оно заставило даже дыхание ненадолго замереть, а потом проводить серебряную нить до самого сосуда.
[indent] Девушка кинула недолгий взгляд на Маркуса, а после с его позволения пододвинулась чуть ближе и наклонилась, опуская лицо в импровизированный омут. Домашние не приспособленные для подобного вещи обычно выходили не такими сильными и чёткими, как слышала София, но её это ничуть не смущало.

0

13

На комментарий (или комплимент?) Софии Маркус лишь беззвучно ухмыльнулся, переводя взгляд от девушки к импровизированному омуту памяти, в котором растворилась нить воспоминаний. Нотт испытывал смешенный чувства от понимая, что через несколько минут ему вновь предстоит увидеть то, от чего он полностью до сих пор не отошел. Он понимал, что это нравится и интересно мисс Стэнеску, это задевает что-то личное в душе девушки и преображает ее, и ему нравилось наблюдать за такой настоящей и дивой мисс Стэнеску, пусть для многих посторонних и в эти минуты София бы могла показаться куском непробиваемого льда. Маркус знал, что это не так. Видел, что это не так. Слышал по интонации и чувствовал по подбору фраз. И хотел знать, насколько далеко он может пробиться, насколько сильно София готова будет обновить перед ним свою душу - после омута, после легеленции, которую Маркус обязательно проведет в следующие раз, или после непростительных... София же умеет их исполнять? А если не умеет, то это непозволительное упущение, которое необходимо заполнить. Ей понравится. А Маркусу понравится наблюдать за огоньками жизни и страсти в ее взгляде.
Вот только сейчас Нотт чуть медлил, немного сомневался, и сомневался, разумеется, в себе. Омут передаст им гнетущую атмосферу. Омут покажет им, как куда-то вглубь Азкабана уволят Тома. И омут покажет, что Маркус не особо защищал друга, не выторговывал для него лучшие условия, хотя и мог бы... Но Том этого не просил. Это правильно, Маркус понимает, хотя и как-то аморально. А самое главное, младший Нотт только сейчас поймал себя на мысли, что он не знает, какое именно воспоминание он боится увидеть, что он не хочет чувствовать. Он ощущал, что Том тут не причем, точнее не совсем причем... Впрочем, медлить было больше нельзя, и молодой человек присоединился к своей гостье.
Они начали с коридоров французского Аврората - небольшая прелюдия перед главным действом, но она отражает весь формализм и абсурд ситуации. Конвой не нужен, если задержанный вызвался сам, но конвой окружает Реддла, потому что так положенно. Зачем сдерживающие чары, если Том ни разу не оказал сопротивление? Но так должно быть. Маркус наблюдает со стороны, уже пережитое им сегодня, правда в этот раз его внимание привлекает еще и София, которая, кажется, буквально сгорала от нетерпения, особенно когда молодые люди в воспоминаниях подошли к порталу.
И вот уже знакомые мрачные стены помещения, в котором витает атмосфера холода и безумия. Маркус чувствовал это тогда, чувствует и сейчас. Он переводит взгляд с себя, Серро и Реддла на Софию, и не знает, что ему больше интересно, что необходимо. Разобраться в себе? Или насладиться удовлетворением от эмоций мисс Стэнеску, которые становились все ярче в зависимости от того, как далеко проходили молодые люди. Сейчас они зайдут в небольшую комнатку, где состоится формальная передача задержанного, дальше этой зоны Маркус не пойдет, но этого достаточно, чтобы оценить масштабы, чтобы представить последствия, которые, например, Нотт совершенно не хотел представлять.

+1

14

[indent] София не ждала того, что увидит весь Азкабан, его дальние и подробные детали, и дементоров тоже увидеть не рассчитывала. Она волшебница образованная, в общих чертах имела представление о том, как устроен Азкабан хотя бы внешне, потому и о нежити внутри никак подумать не могла. Но саму атмосферу, минимум света, усталые и сухие лица сотрудников - что-то такое она планировала увидеть, ей бы понравилось. Если Маркусу нескольких минут хватило на то, чтобы выглядеть сейчас столь подавленным, то как минимум такое обязано было ей увидеться.
[indent] Всё началось с контраста. Светлый, чистый, просторный аврорат. Знакомые лица: Нотт, задержанный Реддл, Серро (о нём девушка не могла не знать, статус обязывал), конвой. Странная картина, на самом деле, волшебника даже оглянулась на Нотта, чтобы посмотреть на его лицо в тот момент. Тревожное, но смиренное. Маркус ничего очевидно делать не пытался и просто следовал формальностям. Главный аврор следил, потому что дело важное, остальное - так полагалось. Интересно стало после того, как они преодолели несколько секунд пребывания в портале. Вот тогда и наступил контраст, всё в момент поменялось.
[indent] Стэнеску не сказала бы, что место, в котором они оказались, не ухоженное. Нет, здесь всё было аскетично, но чисто. Серо, не слишком темно, строго. Она не могла прочувствовать всех нюансов, ведь омут их не передавал. Зато имела возможность оценить общую обстановку, атмосферу, угнетённость и единую антипатию к данному месту у всех присутствовавших. Живые люди в эти стены не вписывались вовсе, даже при попытке обжить его, сделать лучше. Что-то улавливалось даже без отсутствовавших ощущений деметоров, и Стэнеску именно за это и схватилась, оно ей важно и было. Сотрудники привыкли к этому месту, очевидно, хотя французские авроры явно бывали здесь нечасто, кое-кто даже непроизвольно ёжился. А вот Маркус и Том, эти двое вообще никак не вписывались в картинку даже более-менее. Представить Реддла в этой обстановке более чем на несколько минут плохо получалось, пускай волшебница и не отличалась богатой фантазией.
[indent] Даже так общая атмосфера ощущалась и немного щекотала Софию. Неприятно для остальных, но для неё, повидавшей и чуланы, и подвал родового старинного особняка, очень даже привлекательно. Потому каждую секунду девушка ловила с жадностью, рассматривала, по возможности проникалась. Воспоминание не очень долгое, но ей понравилось.

[indent] Когда всё закончилось и вода стала просто водой, волшебница подняла голову от домашнего омута. Мокрое лицо, конечно, но ничего, скоро высохнет. Может и ветром подсушит, хотя мыслями она думала совсем не об этом. В её голове застыла картинка той темноты, в которую увели Тома Реддла. Что-то невероятное, хоть и не ощутившееся ей до конца в силу характеристик омута.
[indent] - Волшебный мир такой противоречивый. Кто бы подумал, что маги так жестоки к собратьям, - голос девушки прозвучал негромко спустя какое-то время молчания, ведь обоим нужно было прийти в себя. Софии подумалось, что ведь там, в Азкабане, в этой обстановке годами, а то и всю жизнь находились волшебники. Их зачем-то держали там, пытали, заставляли страдать. Это как искупление понятно, про себя девушка признавалось, что ей нравилось бы лично запирать там людей. Но ведь кто-то должен был придумать Азкабан как тюрьму, поддерживать его, отклониться от набиравшего обороты гуманизма.  И всё это - тоже магия. Родная ей, понятная, но после увиденного снова прошедшаяся в голове бегущей строкой. А вот глаза Стэнеску словно бы ярче стали, в их обычно блеклой серости замелькала голубизна. Тусклая, но всё равно выделявшаяся на её бледном и обычно почти недвижном в силу забитости и воспитания лице. - Твой друг или честен, или безумен, прямо как ты. Это так здорово. То, что вы можете быть такими. Завораживает, - искренне, хоть и странно по сути призналась волшебница. Маркус показал ей кусочек себя, так и она ответит ему тем же.

Отредактировано Sophia Stanescu (4 октября, 2017г. 15:02)

+2

15

[indent] София была удивительная! Осознанно ли она подвела младшего Нотта к повторению прожитого им совсем недавно тяжелого события или же она действовала по интуиции, или вообще не предполагала, что Маркус предложит ей посмотреть на Азкабан изнутри, пусть и только на первый самый светлый и теплый коридор, но проглядывая свои же воспоминания прошедшего дня Нотт ловил себя на мысли, что он больше следит сейчас за собой, чем за своей гостьей. Обычно Маркусу нравилось наблюдать, как его "игры" преображают мисс Стэнеску, открывают в ней что-то темное, но живое и страстное, что заставляет ее глаза блестеть, а голос дрожать. Но сегодня молодой человек смотрел только на себя, и вокруг себя, еще раз переживая то тяжелое чувства сомнения в себе и страха перед правотой отца. Да, именно то, что его родитель оказался прав угнетало младшего Нотта, не дементоры, которых он не видел, не заключение Тома, который, может быть, и не знал, что делает, но точно желал этого. Маркус злился из-за того, что отец оказался прав. Попади Маркус в Азкабан, он долго там не протянет. Предрасположенный к психическим расстройствам, переживавший в детском возрасте истерические припадки, от Маркуса Нотта быстро останется лишь оболочка, если его запереть в крепости посреди моря. Темная Магия опасна, Темная Магия может свести его с ума, или уже это сделала, если он предложил девушке, которая пришла к нему в гости посмотреть на тюрьму для волшебников. А Магия ли виновата в этом? Ведь все Нотты странные, да? Еще одно фамильное клеймо. 
[indent] Воспоминания закончились, и оба молодых человека оказались в реальности. Им обоим было над чем подумать, поэтому Маркус не торопил Софию, пока примеряя себя внутренне со своими истинными страхами. Он боится отца - его влияния на него, боится быть на него похожим, боится совершать ошибки такие же как он... Боится, что отец прав на его счет. Понимание себя чуть рассеивает туманную пелену, что застегали глаза молодого человека пол вечера. Юноша наконец обращается к Софии и незаметно, но тепло ей улыбается. Маркус очень благодарен сегодня этой девушке, хотя вряд ли сможет объяснить ей самой насколько. Да это и не нужно. Маркус не заговорит об этих своих страхах. Лучше поговорить о ней. Мисс Стэнеску заслужила внимание к себе, и юный Нотт даже поймал себя на мысли, что ему нравится, когда она рядом, когда она с ним беседует и когда за ним ухаживает, не делая ничего по сути выдающегося, а просто выполняя женскую функцию, но это было приятно, нужно и всё же необычно, ведь девушка Маркуса ничего не была должна. А ее слова... Первые, после омута памяти... Нотт невольно улыбнулся чуть шире, услышав их. Ее ассоциации, ее мысли, ее выводы - они нравились Маркусу, хотя, наверное, ужаснули бы кого-нибудь другого. Особенно странно для такой хрупкой девушки как София звучали некоторые ее новые интонации, которые Нотт раньше не слышал, но различил и запомнил. Надо будет капнуть глубже. Надо будет лучше ее узнать. Но постепенно, чтобы не испортить себе же удовольствие.
[indent] - С Томом мало кто может соревноваться в безумии,- усмехнувшись ответил Маркус и встал с давала. Он взял вино, которое принесла София, призвал акцио бокалы и разлил напиток, подойдя к девушке, передал ей один бокал. - Мне нравится, когда ты такая. Настоящая что ли. Это тоже завораживает, и, может быть, даже немного пугает,- Нотт вновь приподнял уголки губ, чокнулся с девушкой и сделал небольшой глоток вина. Все это время Маркус не отводил взгляда от мисс Стэнеску, рассматривая черты ее лица, ее темные волосы и тонкие пальцы, вглядываясь в ее глаза, в которых, он бы уверен, могли танцевать чертики.

+1

16

[indent] София не знала, менялась ли она внешне и менялась ли, но внутри чувствовала то, что испытывала очень редко. Не шла речь о любви, желании, ярко выраженной симпатии, негодовании или жалости. Испытываемое ею очень слабо тянуло на какое-то определение в принципе, особенно на определение положительное, но в её случае любое наполнение являлось событием. И пока что большую часть эмоций за последнее время в её жизнь вносил именно Маркус, что, вне сомнений, девушку крайне располагало. И даже заставляло привыкнуть к компании дипломата, не желать прекращать это общение. Нотт давал девушке то, чего ей в жизни не хватало - саму жизнь, - но при этом не давил на неё, не осуждал и не причинял физических увечий. Волшебница не то чтобы плохо к ним относилась, но боль ей нравилась преимущественно другая, а особенно - в других. Маркус как будто балансировал где-то в той среде, и выдаваемые им реакции не раздражали, но делали наблюдение за ним довольно приятным, даже если сам волшебник в такие моменты и не чувствовал счастья, а напротив.
[indent] - Удивительно. Маркус, спасибо. За... весь этот вечер, что позволил остаться. За то, что показал. За проявленное доверие, - пока София не звучала как заведённая кукла, ещё не утеряв внутри себя ощущения от удивленного. К тому же, они в целом затронули тему довольно интересную, и если Нотт не против, то хотела бы развить её дальше. И момент продолжал оставаться ценным, уникальным для девушки, с учётом того, какой формат общения обычно присутствовал в её жизни. - Настоящая? Что ты увидел? - она даже перевела на Нотта взгляд, почти впервые смотря на него вот так. Даже не тянуло опустить глаза, в которых сейчас можно было разглядеть то, чего обычно не было. - И твой друг, мистер Реддл... Вас ведь что-то особенное связывает? Я не настаиваю на том, чтобы ты отвечал, но мне показалось, что в нём есть что-то странное, - к примеру, он вызывал в сухой душе Софии подобие опаски, подсознательного страха, что приятно, в её извращённом случае, щекотало нутро. Она не видела таких людей раньше, хоть связи отца и включали самых разных волшебников. И Маркус находился именно в компании этого человека, не наоборот. Между ними тогда, во время той встречи, девушка даже при всей своей ущербности почувствовала между ними какую-то специфическую связь, а нормальная дружба обычно выглядела иначе.

Отредактировано Sophia Stanescu (9 октября, 2017г. 21:14)

+1

17

[indent] Наверное, "спасибо" после такой сцены, после той темной атмосферы, которой были пропитаны воспитания Нотта, должно было звучать странно. Это "спасибо" должно было отпугнуть и оттолкнуть, но Маркусу оно понравилось. Нет, даже не оно. Ему понравилось то, как их практику восприняла София, ее интерес, ее скупая искренность. Ему было приятно слушать ее скудные на эмоции, но всё же искренние и правдивые речи, которыми девушка делится из-за нахлынувших на нее переживаний и чувств, а не от того, что ее научили быть вежливой, отвечать, когда ее спрашивать, и поддерживать беседу, когда в воздухе зависает неловкая пауза. Может быть, хотя бы ради этих слов Софии те несколько минут в Азкабане стояло пережить? К тому же, благодаря тем долгим минутам, благодаря мисс Стэнеску, младший Нотт чуть лучше понял себя и чуть лучше разобрался в своих переживаниях и страхах. Это тоже стоит много. Особенно в случае с Маркусом.
[indent] - Тебе спасибо, София. И не только за чай. Я рад, что ты решила навестить меня. Я бы сам никогда бы не смог подумать, насколько полезной и необходимой может быть для меня эта встреча. Я увидел, и вижу сейчас не только набор фраз и движений, которому тебя научили. Я вижу в тебе сейчас что-то твое личное, только твое. Это интересно, и мне нравится наблюдать,- Искренность за искренность - это честно, и София как никто другой сегодня заслуживает слов благодарности от младшего Нотта, даже если благодарность звучит так же странно как и "спасибо". Но чем бы занимался Маркус один в дипломатической квартире? Спал бы? Это не принесло бы успокоения в его душу и позволило приготовиться морально к следующему бы дню? Читал бы? Нет, буквы бы путались с мыслями и это только бы раздражало юношу. Пил бы? Нотт пока не дошел до такой стадии, но этот процесс... Кто знает, сколько Аврорат будет вести расследование, и сколько они продержать там Реддла. Хорошо, что пришла София и отвлекла его. - И я был бы рад, если бы у тебя и впредь получалось бы заходить ко мне, пока я слишком нагружен, чтобы приглашать тебя куда-то... Мне кажется, у меня может найтись еще пару вещей, которые тебя заинтересуют,- Нотт хитро и беззлобно улыбнулся и отпил еще вина. Он все еще стоял рядом с Софией, чуть нависая над ней, и всё так же внимательно следил за ее реакций взглядом, и, конечно, пусть и не очень осознанно продолжал рассматривать ее, может быть даже и оценивать черты ее лица. Не зачем притворяться, компания привлекательной молодой особы для Маркуса была нетипична, и Нотт все чаще ловил себя на странных мыслях, например, что София вызывает у него симпатию, или что ему иногда нравится просто смотреть на ее лицо... С эстетической точки зрения.
[indent] - Том...- Маркус тяжело выдохнул, услышав из уст девушки имя друга, и, наконец, отводя взгляд, отошел чуть в сторону. Нотт не хотел говорить с ней о Реддле. Это было небезопасно, особенно сейчас, когда против Тома идет процесс, и делиться сведениями о нем, значит навешивать на этого человека бремя соучастника. Он не хочет беспокоиться за Софию, он хотел бы, чтобы их практика и встречи были максимально безопасными, хотя может быть и балансировали где-то на тонкой гране. - Ты права, София, он безумец. Очень талантливый безумец с очень интересными мыслями. Он многим со мной поделился, и я многим ему обязан. Он меня знает очень хорошо, слишком хорошо, лучше чем я сам. Я его знаю лишь от части,- "лишь в той части, в которой он сам позволяет". Маркус первый раз сформулировал свои мысли по поводу их взаимодействия с Томом так ясно и четко. Куда пропала школьная необходимость называть Реддла другом даже уже в те года, когда Маркус понимал, что их связывает вовсе не дружба? Все произошло как-то естественно, как-то правильно прозвучали это слова, на самом деле объясняющие многое и самому Нотту.

+1

18

[indent] Обстановка начинала казаться довольно интимной. Не в том смысле, что обычно подразумевали под этим супруги или любовники, наверное, и Маркус никаких непристойных намёков не делал, но они точно вышли за пределы формальностей и исключительных обязательств, должного и признательности в знак благодарности за пошлое. Непривычно для Стэнеску, потому ей внутренне неуютно с непривычки. Сколько раз она вот так общалась с молодыми людьми прежде? У неё даже с девушками общение складывалось строго, спасибо воспитанию и переломанной в нескольких местах личности, она ведь привыкла быть одна. Читать, обслуживать себя, отца, его гостей, следить за тем, что он говорил, терпеть наказание за то, что не сделано идеально. Доверие, интерес к собственной персоне, взаимное желание поддерживать общение с её стороны, в конце-то концов, распивание подаренного ею вина один на один без присутствия кого бы то ни было вот так, стоя близко-близко - всё это диковинно не душевно, но для повадок, поведения, привычек.
[indent] - Спасибо за правду, - с неизменно сухой скромностью, от части из-за непривычки и незнания, как реагировать правильно, а не заученно. Но никакой злобы, страха, огорчения, раздражения. Просто София такая, она так слеплена, так работало её нутро, и такой Маркус. Никто не говорил, что сухость обязательно являлась ложью.  София не врала ни слова. - Я с удовольствием буду заходить в гости, Маркус. И только обрадуюсь, если ты пожелаешь показать мне что-то ещё, - Нотт голосом хитрил, а девушка так не делала, хотя и ловила эту простую, живую игру в Маркусе. И к сведению приняла, пускай так. Интерес его, значит, искренен. Возможно, это позволило бы их общению продолжаться, чего бы Стэнеску очень хотелось. Она не совсем глупая, и отец у неё не глупый, чтобы просто так допускать нечто подобное. Пора бы уже, наверное, задуматься о главном в жизни, о чём учили и к чему готовили. Только пока неловко, что ли, ведь Маркус явно смотрел на ситуацию иначе, воспитывался в других условиях, всё воспринимал не так, или хотя бы большую часть.
[indent] - Это похоже на некую иерархию. Интересно, - лёгкий кивок, даже осторожно, почти не давя и мало что выражая во взгляде, продолжила смотреть на него ещё в течении какого-то времени. - Спасибо, что ответил. Я понимаю, что, наверное, неприятно было вспоминать, особенно после сегодняшнего, - опустила пустила глаза, уставив их в свой стакан. Сразу стало комфортные, близкое расстояние между ними и остальное так не давило странным, но не неприятным образом. - Могу я сделать что-то ещё для тебя сегодня? - потому что и тему стоило как-то перевести, и полноценно в норму Нотт явно не вернулся. Может, какая работа, даже домашняя, нуждалась в его внимании, а он не был бы в состоянии сегодня сфокусироваться. У него выходной, но и рабочая неделя скоро вновь начнётся. Софии совсем нетрудно, а её натура не могла сейчас вот так вот стоять долго и так странно, требуя сделать хоть что-то, чтобы заглушить непривычное положение.

+1

19

Маркус видел и понимал, что София чувствует себя неловко. Ее замкнутость и скованность молодой дипломат списывал на девичью стыдливость и осторожность, ведь как не крути она одна с почти незнакомым мужчиной пьет вино в его доме. В скольких из десяти случаях это могло закончиться трагично? К тому же Маркус был для мисс Стэнеску почти незнакомцем, и любую другую это "почти" могло отпугнуть. Радикалы, Клуб Лестрейнджа, этот сеанс воспоминаний, наверняка, она уже понимает, что Нотт и сам не гнушается применять "опасные" заклинания, но тем не менее она сама к нему пришла, и она все еще сидит напротив, сжимая бокал, который он ей подал. А самое главное, она именно за этим "опасным" сюда и пришла. Она могла себе в этом не признаваться, но Маркус был уверен, что Софии интересно, что ей нравится, что ей бы хотелось оказаться там, где был сегодня Нотт, может быть, хотелось почему вставать себя на несколько минут там, где сейчас Реддл, иначе зачем столько вопросов о нем? Маркуса не пугали подобные догадки о желаниях юной барышни. Ему бы тоже было интересно, с научной точки зрения. С точки зрения ощущений. Впрочем, ведь именно этого и ищет София? Ей нравятся чувства, мрачные и трагичные. А Маркусу нравится смотреть, как девушка преображается, пропитываясь чужими чувствами и чужой жизнью.
- Конечно, пожелаю. Я сам предложил. Может быть, чуть позже, я устрою что-то интереснее воспоминаний. Но это после того, как мы разберемся с берлинским происшествием,- Маркус на секунду осекся и внимательно посмотрел на Софию. Она видела Тобиаса. Она же поняла, что тот мальчик мерно он? Были фотографии в газетах, не могла не понять. - Что ты думаешь о ней? О событиях в Берлине? Что ты думаешь о мальчике?- Нотт говорил твердо, может быть, несколько резко. Его самого пугало его безразличие и равнодушие к ребенку. Он воспринимал его как оружие, как средство, как очередную игрушку Тома, и только прочитав одну из газет, в чей статье было проведено прекрасное журналистское расследование, Маркус понял, что у этой игрушки Тома было имя и это его не тронуло. Совсем. Затравленный магглорожденный мальчишка в руках Реддла принес волшебному миру больше пользы, чем он же но с магическим образованием. Но София девушка, пусть и чрезвычайно умная, говорят, что девушки всегда жалеют детей.
- Нет, мне не "неприятно". Хорошо, что ты спросила. Некоторые вещи в слух звучат совсем по другому, нежели у нас в голове. И, наверное, ты права - иерархия, она была еще со школы,- на шаг в стороне, на ступени ниже, и это по сути правильно, потому что Том сильнее и Том знает, что делать, а вот Маркус почти никогда не знает.
Но сегодня Тома тут нет. Компанию Нотту составляет интересная барышня, которая вновь скромно опустила глаза и предложила помочь. Маркус бы согласился, он знал, что ему бы понравилось наблюдать за мисс Стэнеску, например, убирающей со стола, но сегодня ему хотелось немного другого. Нотт подошел еще чуть ближе к Софии, и осторожным, нежным, почти не чувствующимся движением  осветил овал лица девушки дойдя до подбородка пальчиками приподнял его, заставляя мисс Стэнеску по смертельна него. - Допей со мной сегодня это вино?- Маркус улыбнулся, и, помедлив секунду, отступил в строну, чтобы подоить алого напитка в их бокалы и сесть на свое прежнее место.

+1

20

[indent] - Разумеется, - коротко согласилась с очевидным. Ей не хотелось перегружать юношу своим вниманием, а уж тем более делать это, когда ему не до неё, когда он занят и должен о других вещах думать, нежели о развлечении своей наглой гостьи. Непозволительная роскошь, непозволительное проявление невоспитанности.
[indent] - Там, где я выросла, иерархия значит порядок. Проявление уважения, благодарности, без неё получается исключительный хаос, что препятствует порядку, - после недолгой паузы София принялась отвечать на вопросы. Они уже были сформированы у неё в том или ином смысле, потому что и отец говорил, как положено, и всё то же пресловутое воспитание, и собственная невтянутость в политику. Подряднее особенно важно, потому что позволяло внести в мнение Стэнеску исключительный субъективизм, но при этом ничем её не обязывало. Только просмотр тех воспоминаний немного, или даже много, внёс коррективы в то, что думалось девушке раньше. Точнее даже подчеркнул красками то, что ей казалось. - Событие страшно своими смертями. Магическое сообщество слишком малочисленно, чтобы хоть кто-то страдать в подобных трагедиях. А беспокоиться о смертях магглов я не вижу смысла, это разве что добавило работы министерствам. Они не готовы нарушать Статут и просто не представляют жизни вне его. Не знают, как можно реагировать вне его, и что можно посмотреть на ситуацию иначе, - Стэнеску не была жалостливой, у неё на месте сердца выпаяно одно простое слово: долг, а страдания, мысли о трагедии вызывали невыразительные, но явно ненормальные для таких случаев эмоции. Не то, чтобы их одобрил бы хоть как-то из её знакомых. Но говорить об этом при Маркусе она не стеснялась, ведь волшебник этого от неё и ждал. Иначе зачем слушал, спрашивал, явно оставался довольным ответами. Стэнеску видела его увлечения, его друзей, его работу и то, что он не являлся миролюбивым безучастным дипломатом. Она видела и знала о нём чуть больше, что и позволяло ей говорить немного больше, чем то, что писали в газетах или озвучивали в дипломатических кругах. - Тот мальчик не был человеком. Я не слишком многое знаю об обскурах, но если в маггловском теле каким-то образом паразитирует магия, не созданная для магглов, что убивает его со временем, наверное, так тому и быть. Сегодня или завтра, он всё равно бы умер, потому что его не должно было быть вовсе. То, чем обернулась его смерть... не думаю, что ему можно было найти более полезное применение. Я не верю в то, что магическое сообщество хоть о чём-то задумается по-настоящему, но хотя бы имеется наглядный пример, из которого кто-то может и сделает выводы, - София была из консервативной семьи и представляла консервативную страну, пускай и танцевавшую в угоду другим странам в либеральном ключе. Даже Британии. Вот только то, что говорил Маркус, представитель этой самой Британии, и то, что говорила девушка - совсем не то, что озвучивала хоть какая из сторон официально. София не отрицала, что Нотту, вполне возможно, не хватало подобного мнения или взгляда, отличного от лести или формальной лжи. Не похоже, что его друзья абсолютно свободны. К примеру, Стэнеску осведомлена, что у Лестрейнджа недавно родился второй сын и имелся бизнес, Малфой женился и обитал пока в Британии, Блэки и остальные находились там же. А Нотт здесь, с работой во Франции.
[indent] - Иерархия со школы? - волшебница не совсем удивилась, потому что прекрасно помнила и друзей Маркуса, и отдельно Тома. Но чтобы прямо со школы, среди учеников, вероятно, Слизерина - гордого факультета, а фамилии Реддл она никогда не слышала... Вероятно, волшебник в самом деле имел что-то особенное, в самом деле выдающееся, раз даже наследник Ноттов говорил сейчас так. Когда-то она узнает об этом больше, а пока ей достаточно. Её собственные эмоции от присутствия Реддла встали на место. Значит, это нормально, так и положено среди других. - Я поняла тебя, Маркус. Спасибо, что сказал это.
[indent] Но потом София на какие-то мгновения застыла. Не потерялась, а внутренне напряглась. Маркус почти её не касался, но София могла Мерлином поклясться, что почувствовала каждый кончик его пальцев. И без того бледная, она не покраснела, а сделалась ещё бледнее. То ли от страха, то ли от удивления, то ли от того, что нечто приблизительно похожее мелькало на подкорке её мозга несколько раз.
[indent] - Как пожелаешь. С удовольствием, - она недолго смотрела ему в глаза, что, судя по всему, своим жестом юноша и призвал её сделать. Только потом, правда, снова их опустила, про себя беззвучно и без всякого внешнего выражения выдохнув. Осанка её не дрогнула, но стало как-то легче. От всего. Хорошо, тогда она просто допьёт с Ноттом вино.

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » В нужное время [19.04.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC