1111 11111 111111111 111111 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».


2222 2222 22222222 2 22 22222 2222 2222 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Smiley faceМы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».




333 333 3333333333 3 3333 33333 333 333333 333 333333 33 33 3 3 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, Smiley face приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Smiley face Smiley face Smiley face Smiley face



555 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события.

Smiley face Smiley face

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Виновный будет найден [19.04.1952]


Виновный будет найден [19.04.1952]

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

[indent] Момент этот был во всём прекрасен. В том, насколько негативные эмоции повисли в воздухе с обеих сторон, не направленные при этом конкретно друг на друга. В том, насколько решителен был Том, и насколько беспрекословным понимающим лицом выступил Маркус. В том, что Азкабан - особенная тема для каждого из них (интересно, Реддл встретит там своего деградировавшего дядю?), пускай и по разным причинам (впрочем, в историях обоих был замешен Реддл). В том, что два британца сидели во французском Аврорате, один устроил крупнейший погром в  Европе, а второй его покрывал (так или иначе). В том, что речь шла об Азкабане: только один решил использовать его в собственных нездоровых личных целях, а второй получил возможность, предоставленную первым, действовать во имя общего дела, не ища ни причины, ни предлога, ни повода для своих действий. Уникальное, значимое событие, которое состояло из дракклового желания Тома остаться, но необходимости попасть в заключение, и нежелания Маркуса видеть Реддла в Азкабане, но необходимости следовать просьбе (приказу) приятеля (лидера), способствуя обратному. Оба всё прекрасно понимали без лишних слов, это понимание их угнетало, однако ситуация развивалась так, как и должна была. Так, как и спланировал Том. По его извращённому, непростому, нестандартному, но очень убедительному сценарию.
[indent] - Выжми всё из этой истории. Ты знаешь, что делать. И ещё. У меня на квартире есть звенящая валентинка якобы от некой Мишель, а на этой мерзкой валентинке адрес в Ла-Рошель. По этому адресу ты обнаружишь старую комнату на окраине города с кипой пустых бумаг в ней. Расколдуй Проявителем и разошли по всем указанным там адресам послания: "Пришло время. F.T.R.". К тому времени большинство заготовок должны уже начать шевелиться, но некоторым из них лишняя встряска не помешает. Мою же квартиру Аврорат наверняка захочет осмотреть. Пускай, посодействуй им, - Том даже не понтовался своими наработками сейчас. Все его мысли заняты невесёлыми соображениями об Азкабане, которые более приятными не делали даже мысли об ученике Фламеля и бессмертии. И это своё негативное предвкушение волшебник, не теряя контроля над собой, перенаправлял в полезное, практичное русло: забивал делом. Вероятно, одна из действительно сильных черт его характера. Мало кто думал бы о свои планах, окажись у него критическая необходимость попасть в царство жрущих души дементоров. Но всё-таки, если бы Реддл хвастался, то ему в самом деле было бы чем, помимо личных успехов в магии: связи его гораздо более обширные, чем бог представить даже Нотт, и он обскакал бы в этом всех своих приятелей. Совсем чёрных дел и совсем чёрного общества чурался даже меньше Лестрейнджа, в то время как Нотту и Малфою очень многое не позволял холёный статус и фокус на других вещах да работе. Что же, зато целеполагание позволяло это Реддлу, и теперь его совсем чёрные, нелицеприятные связи и влияние обещались принести пользу. Или, как минимум, подобным образом успокоить Маркуса, дав ему хоть какой-то шанс спать несколько часов в суки: у Тома всё под контролем, всё спланировало, всё закончится хорошо. Не то чтобы у Нотта имелся хоть единый повод сомневаться в результативности планов Наследника прежде, не так ли? А уж в масштабности и "бесконечных возможностях Реддла во всём" Нотт убедится позже, чтобы ещё больше укрепиться в вере Тому. - Действуй. И... Не переусердствуй с успокаивающими зельями, только хуже станет, - ценный совет напоследок. А заодно и намёк на то, что наступили тяжёлые времена, Маркусу придётся сильно понервничать. И не выразительная улыбка тоже напоследок, ну... такая. Какой же, дракклова зараза, Том Реддл больной ублюдок. Продуктивный, ненормальный, эксцентричный в своих решениях, радикальный, результативный и правый по итогу больной ублюдок.

+3

22

[indent] Сидеть было неудобно. Однотонные грязного цвета стены неприятно давили на ощущения себя. Реддл напротив, скованный магическим способом, говорящий о желании попасть в Азкабан, откровенно злил. Маркус не понимал этого стремления друга, и даже радовался, что не понимает его. Но Маркус не мог не раздражаться на то, что Том втянул его в эту авантюру. Это при том, что Реддлу, как никому другому, известно об особой любви младшего Нотта к аврорам, к Азкабану и допросам. Ему хватило своего процесса, он не хочет видеть своих друзей закованными и заточенными в крепость с дементорами. Он хотел бы способствовать освобождению Тома, хотел бы добиться хотя бы домашнего ареста или подписки о невыезде для наго. Но Том выразился предельно ясно и четко, впрочем как всегда. И как всегда Маркус не пойдет против. Потому что это глупо и бессмысленно. Если Том хочет в Азкабан, его дело, как бы Нотта не напрягало то, что он должен помогать в этой добровольной экзекуции.
[indent] - Да, знаю,- короткий ответ, и дальше Маркус внимательно слушает и старается запоминать каждое слово бывшего старосты. Молодой дипломат знает, какая реакция нужна Тому и знает, как ее запустить. И он, конечно, сделает это не дав стараниям друга бесследно пропасть. Он обеспечит шум. Но вот что обеспечит это послание? Интересно. Наверное, Маркусу, как (теперь точно) одной из фигур Тома на его же шахматной доске, было бы не лишним знать. Но если "гроссмейстер" считает иначе, опять таки Нотт не станет спрашивать. Может быть, так безопаснее для Маркуса. Может быть, безопаснее для Тома. Может быть, просто дело не касается младшего Нотта, которому в принципе будет чем заниматься ближайшие дни.
[indent] Реддл закончил говорит, и Маркус ответил ему коротким кивком. Слова не к чему. Зада понятна, можно, нужно, начинать ее выполнять. Но Нотт не спешит подняться со стула, на котором ему так неудобно. Он поднимает взгляд на Тома и несколько минут смотрит в его темные, полные решимости и самодовольства глаза. Да, аналогия с шахматами была очень удачно. У Реддла просчитано все до самого мата, Маркус знает это, может понять. Он сам учил Тома играть в шахматы. Вот только Маркус никогда не играл людьми. Но, кажется, пора осваивать и эту науку. Они ведь выходят на новый уровень, так, Том? Они должны выйти на новый уровень, ведь Том подготовил такую площадку для старта. Именно в эти минуты Маркус начинает ощущать, что ему следует собрать их старый клуб по интересам. Это пока не оформившаяся мысль, не план и не идея. Это ощущение, которое Нотт разовьет, чуть позже, когда Реддл окажется заперт в крепости посреди моря.
[indent] Маркус поднимается с места, уже разворачивается и почти выходит, как слышит прощальную реплику Реддла, и обернувшись видит его улыбку. Кая же сволочь. Нотт ухмыляется в ответ, внутренне действительно радуясь, что у него забрали волшебную палочку, иначе какой бы был соблазн!  Но ладно, наверное, не хорошо думать, как запустил в безоружного и скованного друга заклинанием. Как то это не по товарищески. Другое дело помочь попасть в Азкабан... Тьфу, Мерлин, далось же ему в голову. Так Маркус вышел и закрыл за собой дверь, отправляясь обратно к месье Серро, чтобы "обрадовать" его молчанием мистера Реддла и его желанием провести несколько дней (недель?) в Азкабане.

+2

23

[indent] Не прошло и пятнадцати минут с того момента, как Нотт покинул его кабинет, а затем вернулся. Значит, выяснить ничего не удалось, ведь тогда дипломат задержался бы с уточнениями, бумагами, подписями и прочими техническими нюансами, которые заняли бы достаточно времени.
[indent] - Месье Нотт, - глава аврората встал из-за своего стола, на котором осталась чашка недопитого чая. - Прошу, - указал на ранее знакомое, облюбованное ими место.
[indent] Серро предположил, что разговор не выдастся долгим, но им в любом случае придётся поводиться с бумажной волокитой. Лица людей аврор умел считывать достаточно хорошо, чтобы определить неудовлетворённость и смирение в дипломате. Сам приблизительно то же и испытывал, на самом деле, только по другим причинам. В своей голове он уже перевёл Реддла из задержанного в подозреваемого, только когда подозреваемый заперт в камере, молчит и не сотрудничает - это никакой радости не приносило, и помощи тоже никакой. Выходило, что Серро придётся вести дело с самим собой, рыться и тыкать пальцем в небо, теперь разве что сконцентрировавшись на персоне Реддла. Пока и если тот не заговорит, конечно же. Уже что-то, но, Мерлиновы подштанники, насколько мало! Злило, но что поделать. Может, устроить давление в камере? Серро мог, хотя была велика вероятность, что человек не тот, да и нечего из него пока было выбивать. Прибывшему Нотту, кажется, только лишь предстояло сообщить о результате своей встречи, но они оба, скорее всего, понимали, что нечего рассказывать. Только браться за бумаги и поднимать на уши всех, кто отвечал за временное задержание, оформление принятия подозреваемых под стражу и прочая бюрократия.

Отредактировано Bernard Serrault (23 октября, 2017г. 11:16)

0

24

[indent] Они поняли друг друга без лишних слов. В крайне степени неожиданные отношения сегодня складывались у Маркуса с французским Авроратом. Обычно ему приходилось разжевывать каждое свое слово, чтобы донести до блюстителей закона и порядка, что от них требуется. Но не сегодня. Месье Серро не только ранее безукоризненно выполнял все процессуальные нормы и шел на встречу британской стороне, но и сейчас стоило младшему Нотту показаться у него в кабинете явно сообразил, что ничего хорошего от англичанина он не услышит. Маркус был загружен, немного хмур и жутко злился на Реддла. Последнее юноша старался скрывать наиболее тщательно, хотя, может быть, выглядеть перед месье Серро более человечным было бы кстати. Как никак в Азкабан Маркусу предстоит отправить одноклассника, бывшего старосту и просто приятеля, и это только то, что было в всех на виду.
[indent] - Благодарю, - коротко отозвался Нотт, сел в кресло, в котором буквально минут двадцать назад он уже слушал главу французского Аврората. А вот теперь Серро предстоит слушать британского дипломата, и лучше бы ему тоже сесть. - Мистер Реддл категорически отказывается давать какие-либо еще показания, и в принципе как-то комментировать свое задержание. Он не отрицает свою связь с обс... С мальчиком, но...  В его понимании расследование порочит память мальчика, от чего мистер Реддл хотел бы отойти. Но также он понимает и французский Аврорат, и что значит "безопастности магического сообщества". Мистер Реддл настаивает на том, что если его задержали, то и должны содержать там, где справедливого суда ждут обвиняемые (ведь без вины французский Аврорат не задерживает?), - Маркус говорил четко, спокойно, но как-то излишне монотонно, а может быть даже слишком быстро. К тому же он не смотрел на месье Серро. Глава французского Аврората удостоился прямого взгляда младшего Нотта, лишь когда Маркус продолжил после небольшой паузы, которую юноша использовал, чтобы сделать глоток уже остывшего чая. - Мистер Реддл изъявил желание провести время до суда в Азкабане. У английской стороны нет ни юридических, ни политических причин препятствовать этому. А безопасность магического сообщества требует подобных мер, в отношении даже подозреваемого в столь крупном преступлении, как берлинская трагедия.
[indent] Быстро переключаться с одного на другое, но все при этом держать в голове - Маркус давно начал осваивать подобное искусство. Оно было не просто полезным, оно было необходимым. Особенно в таких ситуациях, как эта. Нотт должен оставаться профессионалом в глазах месье Серро, но он еще не до конца отошел от встречи с Томом. Его напрягала вся ситуация, он не хотел в ней участвовать, но знал, что выбора у него особо нет. И так же понимал, что чтобы не подставить под подозрение и себя самого эмоций должно быть в меру. Одно дело провожать просто школьного приятеля в Азкабан, и совсем другое отправлять туда Тома. Но сегодня для Маркуса не должно быть никакой разницы.

+1

25

[indent] Серро порой корил свой опыт за то, что он предрешал исход. Не было чувства ожидания чего-то хорошего, не было ощущение блаженного обмана, больно ударял не только поданный факт, но и опыт, гноящий разум ещё до того, как факт стал доступным. Сейчас Бернарду хотелось обманываться, ему это было нужно для поддержания мотивации и боевого духа, но он не мог. Просто не мог.
[indent] Они заняли свои места, Маркус заговорил. Всё говорил, как и подобало дипломату, используя необходимые слова и отсылки к закону. Он был прав. Но лица мужчин в этот момент говорили куда больше, чем слова. То, как всё с Реддлом вышло, должно было радовать Серро, но как прошло по итогу, как стартовало и началось, так обоих не радовало, ни сколько. Дело будет сложным, невероятно сложным.
[indent] - Я понял и принял позицию задержанного. Спасибо, месье Нотт, - голос главы аврората звучал неизменно строго, как ему и свойственно. Потерять лицо перед британцем он не мог, держал себя в руках хорошо. Только в голове мужчины всё было иначе. Где-то в виске лопнуло терпение, лёгкие заполнились тяжестью, глаза на секунду перестали видеть.
[indent] Ему же не показалось, Нотт ведь говорил об Азкабане. Серро ожидал того, что Реддл ничего не захочет говорить, откажется от сотрудничества, попросит поместить его в одиночную камеру на время следствия, как и полагалось почти во всех случаях, если такое желание озвучивалось. Только Бернард никак не мог предположить, что речь зайдёт от Азкабане. Только безумец, сошедший с ума от самоуверенности или боли потери, решился бы на такое. Или Том боялся давления в камерах Аврората? Что побудило его? Как теперь вести дело без подозреваемого, и, в конце-то концов, на насколько высокий уровень теперь переведётся дело...
[indent] У мужчины заболела голова от того, сколько мыслей засело в ней в один момент. Он только держал себя в руках. И себя, и свой голос, и своё лицо. С точки зрения закона задержанный не потребовал ничего, что ему не позволяли бы его права. Да, за всю историю в практике таких случаев было всего несколько, во Франции дай Мерлин три, и то в прошлых веках. Но что поделать? Пока у Серро объективно не было рычагов влияния, даже несмотря на его высокий статус. Только не теперь, когда в это замешана Магическая Британия, и вообще наблюдала вся Европа, будь то союзники, оппоненты или нейтральные наблюдатели. А могли бы быть, останься Реддл в Аврорате. Серро нашёл бы. Но теперь нет, теперь всё.
[indent] Очень умно. Или очень большая, ранимая, задетая душа. Серро хотел бы верить во второе, но слишком хорошо помнил глаза Реддла, чтобы так думать. Там не было ранимости.
[indent] - В таком случае, мне стоит уведомить соответствующие инстанции. Нам следует преступить к бумагам прямо сейчас, если таково решение задержанного гражданина Магической Британии.
[indent] Записка с поручением послана разослана в несколько минут. Бланки для заявления и бюрократов появились на столе.

+1

26

[indent] Они говорили слишком официально, напыщенно официально, но, пожалуй, только от того, что так было проще осознать и принять то, о чем просил мистер Реддл. Маркусу удобнее хотя бы попытаться абстрагироваться от того, что сегодня ближе к вечеру его хороший друг, школьный товарищ, в какой-то степени наставник или всё же лидер их небольших собраний, на которых разных молодых людей связывал один волшебник одной идеей, будет заперт в камере под охраной существ, сотканных из темноты и страха. А месье Серро вряд ли был в восторге, что его единственный подозреваемый, единственная зацепка по делу о разрушенном яр скупом Берлине отказывается давать показания, предпочитая общество дементоров аврорам. Последние, конечно, тоже не самые приятные личности, но лично Маркусу они нравились больше молчаливых стражей Азкабана. В голове совершено не укладывается. Том спятил. Но и выразился Реддл предельно четко, так что у младшего Нотта нет иного варианта, кроме как выполнить просьбу друга. Очень странную просьбу, произнесенную очень странным тоном и очень странным другом. Или не просто другом. Об этом надо будет подумать на досуге. Не сейчас. Сейчас работать.
[indent] Маркус со спокойным, несколько расслабленным выражением лица слушает ответ месье Серро, и кивает ему в знак согласия со всем, что озвучил главный аврор французского Аврората. В этом кабинете Нотт чувствует себя свободнее, чем в камере с Реддлом, здесь, как бы странно это не звучало, он чувствует меньше давления на себя, хотя ответственности при беседе с Серро безусловно больше, чем при разговоре с Томом. Маркус тоже многое знает об обскуре, достаточно интересного знает о Реддле, французскому Аврорату пригодились бы эти сведения, но Маркус делиться ими был не намерен, и все время держал в голове то, о чем нельзя говорить. В чем нельзя вызвать даже подозрения. И всё равно, в кабинете месте Серро сейчас Нотт ощущал себя спокойнее и комфортнее, чем рядом с Томом. Это все больная решимость Реддла. Слишком "за рамками" для психологически слабого и нестабильного Маркуса.
[indent] - Разумеется, давайте займемся формальным оформлением мистера Реддла в место его дальнейшего пребывания на время следствия, чтобы его молчание хотя бы не мешало и не отвлекало от основного расследования. Думаю, что в ближайшие часы Вам поступит досье на мистера Реддла из Министерства Магии магической Британии, а так же я считаю возможным и необходимым провести обыск в квартире или доме мистера Реддла. В данном случае не думаю, что со стороны французского правительства возникнут сложности в оформлении ордера, Британская же сторона так же возражать не будет против такой меры в отношении ее граждан - ситуация того требует, а молчание подозреваемого ее только усугубляет.
[indent] Маркус не на стороне Реддла. Маркус не на стороне Аврората. Маркус на стороне безопастности, в частности безопастности магической Британии. Он знает, как должен себя вести в соотвествии с ее интересами. Знает, насколько плотно может сотрудничать с французами и что ему говорить в интервью, которое давать придется. Впереди несколько дней, а может недель работы с месье Серро, прессой, с дипломатическим корпусом. И еще не официальной работы по реакции на Реддла, на обскура, на магглов. Маркус знает, что делать, знает во многом благодаря Тому, и только благодаря ему может говорить себе, что справится. Но Нотт знает, что он будет уставать, а одинокий отдых дома (читай сон) не принесет необходимой разгрузки. Но даже предвкушая все это безумие, Маркус всё равно не может отделаться от невероятной мысли - сегодня Том Реддл, подозреваемый, проведет первую ночь в Азкабане.

+1

27

[indent] Серро действовал наполовину механически, пока они заполняли бумаги. Что-то подставлял, что-то давал, что-то сам подписывал или дополнял, потому что должен был, так следовало. А мысленно он далеко от этого кабинета был, где-то там, рядом с задержанным Томом Реддлом. Что творилось в голове у этого англичанина? О чём он думал, чего хотел, к чему стремился? Ни один человек даже для того, чтобы избежать пожизненного, не отправился бы в Азкабан временно по доброй воле. Это ничто не доказывало, никак не помогало, только и ставило палки в колёса. Тогда зачем? Какие выводы главе Аврората стоило сделать? Его опыт не имел не малейшего понятия, мужчина зашёл в тупик, и единственное, что чувствовал, так это тревогу. Задетое высокое мнение о себе и своей работе, беспокойство, нехорошее предчувствие, усталость. Бернард чувствовал, что рад задержанию, но уже понимал, что это даст не слишком многое по итогу. Теперь он станет доскональна капать всё, что только возможно, чтобы найти хоть что-то на этого волшебника. Или да, или нет, но уже ответ. Либо единственная зацепка к чему-то приведёт, либо окажется ошибочной. Он всё равно будет искать дальше.
[indent] - После того, как задержанный будет доставлен в Азкабан и вы убедитесь в соответствии наших действий законаму, мы проведём обыск. Если британская сторона будет присутствовать, то я распоряжусь организовать его завтра. Вам понадобится отдых, - как и самому Серро. Хорошо, что не ему нужно было передавать Реддла в Азкабан. Он бывал в этом месте, ещё не раз побывает, только стремился всё равно сократить свои визиты до минимума, свести к крайней нужде. Азкабан сильно выматывал, вытягивал силы, такие нужные в его деле, и служил местом, где волшебный мир проявлял себя не с лучшей стороны, с одной из наиболее тёмных и нелицеприятных. Бернард поставил последнюю подпись. Та засохла, приобретя странный переливавшийся оттенок с внутренним микроскопическим узором. Его подпись благодаря магическим чернилам не повторить, не скопировать и не подделать. Аврорат к такому очень внимателен, война против Гриндевальда и его приспешников многому научила. Сколько тогда кротов повылетало... Серро получил свой пост с организацией в довольно плачевном и потрёпанном войной состоянии. - Я рад тому, что мы сошлись на сотрудничестве. Это именно то, что нужно. Всегда, но особенно сейчас. Вы понимаете, месье Нотт.
[indent] Война закончена, в ней победили те, кому и следовало, но это не значило, что опасные оппоненты все уничтожены. Были более консервативные страны, те же Испания и Британия, было общество, довольное не в полной мере, были и просто членовредители. Именно поэтому Берлинское дело такое важное, оно должно было показать волшебникам, что они под защитой своих правительств и мракоборцев. Им всем стоило жить дальше, а не оглядываться на прошлое. В будущем тоже может стать хорошо.
[indent] За минут двадцать они закончили со всей кипой документов, получили ответ из Азкабана, отправили туда новый свиток, получили подтверждение, и теперь только формальности остались. Сама передача задержанного, его доставка в тюрьму, а для Бернарда - распоряжение бумагами и дальнейшими приказами. Кое-что останется у представителя Британии, коке-что у него, кое-что пойдёт в другие ведомства.

Отредактировано Bernard Serrault (30 октября, 2017г. 22:01)

0


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Виновный будет найден [19.04.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC