Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ЗАВЯЛИ ПОМИДОРЫ » Мир недостроенных иллюзий [15.03.1952]


Мир недостроенных иллюзий [15.03.1952]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Мир недостроенных иллюзий

Vivien Moreau & Christophe Cartier
Место, время: 150км к Югу от Берлина, 15.03.1952, через несколько часов после этого эпизода
Зарисовка о человеческих отношениях и открытии новых граней в себе

http://funkyimg.com/i/2vNwt.gif
и я выбираю
свой мир недостроенных иллюзий,
разочаровываюсь в людях
вовремя,
чтобы не подпустить ближе и не шагнуть дальше.
это мой мир недостроенных иллюзий
пусть в нём никого не будет
только я

Отредактировано Christophe Cartier (19 августа, 2017г. 19:34)

0

2

[indent] Она позвала Кристофа, а в ответ безмолвие. Тишина. За окном лишь ветер играет с черепицей крыши и качает деревья. Вивьен на некоторое время замерла, словно в оцепенении. Подождала немного, оглянулась, а затем будто вовсе забылась. Вновь ушла с головой в свою писанину. Француз принес чай, тихонько поставил на стол и снова пропал. Белокурая не заметила, уже не обращала внимание, что происходило вокруг, полностью погрузилась в свои мысли. Она энергично строчила. Время шло.
[indent] Когда статья была завершена, девушка откинулась на спинку стула, выдохнув. Только сейчас она поняла, как сильно ей мешают белокурые пряди, выбившиеся из прически, загораживая угол обзора. Француженка убрала их за ухо, оглядываясь и обнаруживая, как много валяется комочков смятой бумаги возле стола, под её ногами. Уже далеко не один. Кажется она слишком увлеклась, погрузившись в творческий процесс целиком. Теперь все готово и она может дышать ровно. Она подняла руки вверх, разминая затекшие конечности. Вспомнила, что где-то в доме находится Кристоф и достаточно быстро обнаружила его на диване, когда обернулась. Юноша был тише воды, ниже травы, она даже не ощущала его присутствия. Может все это оттого, что она была слишком погружена в процесс? Казалось взорвись возле дома что-то еще, Моро и глазом бы не моргнула, когда корпела над своей статьей. Над своим маленьким шедевром. Дебют ждет. Совсем скоро Том заберет статью и она разлетится по Европе, насколько далеко, Вивьен понятия не имела. Она просто верила, что это станет почти мировой сенсацией в магическом обществе. Только где-нибудь в тундре никто не узнает об разрушениях в Берлине, впрочем, северные медведи не читают газет. Поморгав немного,будто привыкая к освещению, блондинка соскочила со стула. Она тихонько подошла к Картье, присев рядом.
[indent] - Кристоф.. - позвала девушка не сильно громко француза, - Кристоф.
[indent] Настойчиво она желала услышать от него ответа. Признаков жизни, чего угодно, только не дикого молчания, начинавшего немного пугать. Он с ней до сих пор не разговаривал, с того момента, как они побывали на месте разрушения. Что-то явно было не так. Она легонько положила свои тоненькие пальчики на его плечо, потрепав. Возможно он был поражен увиденным, но она ведь тоже, только немного иначе относилась к происшествию. Вивьен ушлая журналистка, ей нужна слава и сенсации, неважно какой ценой. Потребуется идти босиком по кровавым телам, блондинка пойдет, главное, чтобы цель была достигнута. Она много раз переступала через людей, ей не впервой. Моро не остановится перед трудностями, Моро пробьет любые препятствия. Этой деве не жалко ребенка, она его практически не знала. Мальчик был всего лишь средством для Тома, а для неё совсем никем, главное, событие, которое свершилось.
[indent]- Кристоф... ты в порядке? - Вивьен задала наиглупейший вопрос, но она жаждала услышать от юноши хоть что-то. Необходимо его расшатать, только пусть не молчит. Молчание убивает.

+1

3

[indent] Когда Кристоф вышел с кухни, Тома уже не было, в гостиной осталась лишь Вивьен, согнувшаяся над пергаментом. На душе сразу стало как-то особенно мерзко. От себя. От всей этой ситуации, в которую попал француз только из-за себя. Картье все еще винил себя за то чаепитие, и теперь он окончательно определил для себя, что та его выходка сильно понизила его репутацию в глазах Реддла, если даже сегодня, после того, что он им показал, англичанин не посчитал нужным уделить французу ни минуты времени. Зато имел продолжительную беседу с мадмуазель Моро. Кристоф наивен, но это не означает, что он глуп. Он хорошо умел чувствовать ситуацию, пусть иногда его взгляд и застилали чувства. Но не в этот раз. Сегодня чужая жестокость, бесчеловечность, чужое горе отрезвляло разум юноши. Пусть Кристоф еще не до конца осознал, какой глубокий шрам на его душе оставило представление Реддла в Берлине, но он прекрасно понял, где находится грань в их взаимодействие. Не стоит лезть туда, от чего его отворачивают. Не стоит пытаться узнать то, что Том считает, для твоих ушей не предназначено. Не стоит даже задумываться о возможности нарушить эти постулаты, иначе можно пропасть, как пропал тот мальчик и, наверное, сотни случайных прохожих. Пропасть.
[indent] Кристофу нечего в этой комнате, если тут нет Реддла. Он бы с удовольствием отправился бы домой, ему о многом надо подумать, а в этом домике невозможно собраться с мыслями, потому что нельзя дать волю эмоциям. Одной тихой истерики для ранимого француза недостаточно, Кристоф чувствует, как пережитые эмоции ворошатся в нем, выдерживаются, приобретают новые оттенки. Но пока юноша старается отойти от них и думать о более насущных вещах. Например, что не убранный чайник может не понравится Реддлу, когда он вернется. Так проще и понятнее. Вернуться домой он все равно пока не может. Должна быть инструкция. Кратье достаточно хорошо знает англичанина, чтобы понимать – у того на каждый шаг есть инструкция, которой надо следовать в точности. Поэтому Кристоф молчаливо опускает кружку с чаем рядом с Вивьен, а сам удаляется обратно на кухню: пить свой чай и убираться.
[indent] Прислушиваясь к себе, изучая и пытаясь понять себя в эти минуты, часы, Кристофу совершенно была безразлична фигура Вивьен Моро. Если в первые минуты после «взрыва», у Кратье она вызывала отвращение, юноша хотел ее объяснений, хотел ее вразумить, то теперь, понимая, что у нее есть какие-то дела в Реддлом, что, возможно, она  обманывала его тогда в парке, когда Кристоф делился своими самыми сокровенными мыслями, что ей совершенно все равно на судьбу других, лишь бы все шло к ее выгоде, мадмуазель Моро стала французу безразлична. Просто еще один «друг» Тома, которому француз должен сделать чай, с которым нужно посидеть, как Кратье сидел с мальчиком. Поэтому, даже когда на кухне не осталось дел и пришлось вернуться в гостиную, Кристоф не пытался с ней заговорить, не смотрел на нее, не думал о ней. Просто держал в голове ее присутствие где-то рядом. Мысли же юноши были же заняты самобичеванием и (прогресс) самоанализом, в процессе которого Кристоф, так или иначе, подходил к необходимости хотя бы внутреннего развития, внутренних изменений.
[indent] Спустя какое-то время  Картье услышал, как знакомый женский голос зовет его. Он чувствовал Вивьен рядом, как она прикасается к нему, говорит с ним. Ему бы опять спрятаться в себя. Закрыться. Молча сделать несколько пасов палочкой, чтобы убрать смятую бумагу на полу и опять уйти на кухню. Но что-то внутри Кристофа не дает так сделать. Он чувствует в себе не только отвращение, но и злобу. Он плохо понимает такие чувства, Кристоф их раньше не испытывал настолько ярко. Поэтому пока он ясно осознает одно свое желание – он хочет, чтобы она знала, что она сделала не так. Хочет, чтобы она сама это поняла. Он не хочет ее перевоспитывать, пытаться открыть глаза, внушить какую-то мораль. Он хочет, сделать ей больно. Если не себе, то ей.
[indent] - Я – нет,- после продолжительного молчания честно, но без эмоционально отзывается Кристоф, доставая волшебную палочку. – Зато ты в порядке, - скривившись юноша заканчивает фразу, а потом неспешно, аккуратно начинает сотворять заклинания, убирая с пола испорченную бумагу.

+1

4

[indent] Он ответил, отозвался, но.. слова Кристофа настолько безразлично прозвучали, что француженке стало не по себе. Она не ожидала от юноши подобной реакции на себя, её задело, кольнуло это его безучастие к её персоне. Глаза Вивьен округлились в удивлении, девушка отпрянула от Картье, словно прикоснулась к чему-то ледяному и пробирающему до мурашек, передвинувшись на край дивана, наблюдая, как монотонно он убирает с пола испорченные комочки бумаги. Почувствовала себя лишней в этом помещении, ненужной. Самолюбие блондинки задето, в пекло все произошедшее, главное, что её тут ни во что не ставили, а это позвольте самое неприятное! Этого Вивьен никак не ожидала. Безразличие Кристофа словно водой обдало её с ног до головы и теперь она вся такая мокрая, липкая и противная.   
[indent] - Да в порядке, ты прав Кристоф! Я в порядке, а знаешь почему? - девушка вскочила с дивана, повышая тон, не сдерживая своих эмоций, впрочем, даже не собираясь их сейчас контролировать. Поведение Кристофа бесило. Если ему настолько паршиво и противно, пусть орет, кричит, но не молчит, не закрывается в своей скорлупе. Его немногословность раздражает! Он раздражает! Хочется его прямо сейчас взять и придушить, откуда у блондинки столько агрессии взялось в один миг? Эмоции в ней забурлили, норовясь вырваться наружу, взорваться, словно воздушный шар с оглушительным треском, - потому что, это жизнь, Кристоф, правда жизни! Открой глаза! Или же ты их уже открыл и тебе не нравится? Аа?
[indent] Девушка заметалась из стороны в сторону, обхватив себя руками. Он не понимает, ничего не понимает, как и его сестренка, слепые котята! Возникло чувство, что Вивьен сейчас переместилась на несколько лет назад, в ту библиотеку, когда обрушила на Бланш полочки с её драгоценными пыльными книжками. Как же это бесит, закрылись в своих картонных красивеньких домиках и думают, что мир прекрасен! Их проблемы настолько мелочны, но они считают, что нет. Выбрать галстук к мероприятию или украсить зал цветами - для них это уже задача волнительная, словно все вокруг крутится только возле этого всего. Не понимают потребности других, потому что, никогда не были в чужой шкуре. Потому что не приходилось бороться за свой кусок счастья, вытаскивая его из глотки у другого. Не всем уготовлено место под солнцем при рождении, некоторым приходится крутиться, чтобы хоть немного почувствовать на себе теплые лучи. Разве это плохо? О, Вивьен всегда найдет себе оправдание. Ей жаль было, что она потеряла когда-то Бланш, но та предпочла остаться в своем сказочном радужном домике, закрывшись от неё, а теперь Кристоф. Теперь он перед ней и раздражает её своим поведением. Хочет упрекнуть своим безразличием? Показать ей что-то, что она не права? Он вообще её хотя бы знает? Нет. Вивьен сама виновата в этом, никогда не рассказывая ничего лишнего о себе и все же, не видела за собой никакой вины. Она не планировала с ним сближаться настолько, чтобы он её узнал и вот к чему все это привело. 
[indent] - Ничего ты не знаешь, Кристоф! Ничего! - выпалила светловолосая и отвернулась от него, чтобы больше не глядеть на эту монотонность его действий, от которой тошно. Как-то все не правильно выходило, мерзко, не приятно.

+1

5

[indent] Вивьен была необыкновенная. Она была светлая, воздушная, улыбчивая. Она была доброй и понимающей. Виьвен была. Сейчас для Кристофа ее не сосуществовало. Ответные гневные реплики белокурой журналистки не ранили юношу. Кристоф слышал все, что она говорила ему, понимал, что она хотела до него донести и отчасти даже соглашался. Ему действительно не нравилось то, что он видел сейчас. Для него Вивьен была другой, и Кристоф бы хотел сохранить в памяти тот образ совей возлюбленной. Образ, окрашенный в розовый цвет и сопровождаемый жизнерадостным смехом. Та, что сейчас стояла перед Картье, была настоящей, но такой чужой. Холодной. Гневной. Разъяренной и  отталкивающей. Кристоф влюбился в другую девушку, он переживал и хотел защищать другую. Но мадмуазель Моро лишь носила маску красивую и привлекательную, в то время как ее истинное лицо было обезображено алчностью и жестокостью. Она предала его доверие этим жестоким обманом. Она предала все лучше, что было в Кристофе. И сейчас она насмехалась над ним, пыталась сделать его виноватым, не понимая, что своими же руками разрушает того юношу, которого знала еще день назад, юношу, который был не способен на жестокость или злость.
[indent] Ее слова раздражали юношу. Ее реплики выводили из себя. Она считает, что права. Что имеет право быть бесчеловечной, потому что ей «не повезло» в жизни. Она винит Картье в том, что он не выбирал – это злит, потому что у самой Вивьен был выбор, она могла бы быть искренней, могла бы сострадать, хотя бы самым близким, хотя бы тем, кому говорила, что любит. Она могла бы не играть с людскими чувствами, чтобы усладить свои потребности. Она могла бы… А вот Картье не мог бы родиться в другой семье, но уже давно мог бы податься тяге к запретному или влиянию Тома и испортить свою душу.
[indent] - Жизнь? То, что было сегодня в Берлине, ты называешь жизнью?- голос Картье звучит тихо, но твердо. Даже жестко. Он смотрит прямо на Вивьен, без грусти или жалости. В его взгляде можно заметить новые оттенки злости, которых раньше никогда не было, даже когда его задирали в Шармбатоне, потому что никогда до сегодняшнего дня Кристофа так жестоко не предавали. Он никогда не встречался с настолько аморальными людьми. Даже Том… У него хотя бы было более высокая, более благородная и более общая цель, чем то, что видела перед собой Вивьен. Жизнь. Это был настоящий праздник смерти. Ужасной смерти, которую не заслуживает никто. И тот мальчик. Кристофа до сих пор бросало в дрожь при воспоминаниях о нем, о том, как он любил своего «старшего брата».  Жизнь.
[indent] Она встала к нему спиной. Показывает характер, чего-то добивается. В юноше такое поведение белокурой красавицы не влекло ничего, кроме злости, съедающей и жгущей из нутрии не хуже чувства вины. Кристоф смотрит на спину девушки, чувствует, как в нем рождается ненависть и новое желание отомстить. Доказать ей, что она не права. Показать ей, как было тем людям на площади. Как было тому мальчику. Желание сделать больно, от которого чуть покалывает пальцы. Кристоф несколько раз прокручивает палочку в руках, прежде чем встать с дивана. Он смотрит на силуэт Вивьен, но не спешит обходить ее, чтобы посмотреть в ее ледяные глаза, не хочет видеть такие знакомые, но уже чужие черты лица. Он хочет только доказать, что он прав. Что он понимает. Он хочет отомстить. За себя и за тех людей на улицах в Берлине, на которых ей было все равно. Он хочет причинить ей боль. Именно ей, той, которая сломала его самую сладкую иллюзию. И он готов наслаждаться этой болью. А заклинание юноше так хорошо известно.
[indent] - Круцио, - твердо, спокойно, в спину. Не подражая Тому, но прекрасно зная, какая боль последует дальше, произносит Кристоф, желая причинить именно такую боль, невыносимую и неотвратимую.

+1

6

нанизаны звуки на тонкую нить,
ты можешь связать меня, можешь убить.
меня это вовсе не будет смущать,
я может быть даже не буду кричать

[indent] — Жизнь? То, что было сегодня в Берлине, ты называешь жизнью?
[indent] Прозвучало тихо, но слишком уверенно и совсем не свойственно для Картье за спиной Моро. Белокурая не предала этому значения, она ничего не желала объяснять. Никаких оправданий. Понимаете, когда человек остается один на один с миром, без родственников, без какой-либо поддержки, ему приходится делать выбор: сломаться или бороться. Вивьен выбрала второе, ей неоткуда было ждать подачек. Она всего добивалась сама, поэтому не стоит винить её за алчность и жажду славы. Не стоит упрекать в эгоистичности, ведь она всегда полагалась только на свои силы и делала все ради себя, а не ради других. Она хотела жить полной грудью и получить мировое признание. У Вивьен высокая цель и она двигалась к ней ошеломительно быстро, но с таким же успехом все могло полететь под копыта гиппогрифа.
[indent] Девушка не развернулась к Кристофу, она молчала. Ей стоило предусмотреть, что близнецы примерно одинаково действуют в схожих ситуациях. Что там сделала Бланш? Кажется достала свою волшебную палочку и использовала против Моро какое-то школьное заклинание. Библиотечная мышь! Вивьен изобразила жертву и ударила в ответ, заявив, что Бланш поступает подло, нападая со спины. Никогда, слышите, никогда не поворачивайтесь спиной к тем, кто стал вам хоть немного дорог. Только дорогие люди способны причинить неизгладимую боль, оставляющую в памяти рубцы. Лучше жить без любимых, чем страдать от их бесчувственности. Вивьен даже не подозревала на что способен Кристоф. Она понятия не имела, что пробудила в нем что-то страшное, пугающее и в тоже время способное её удивить. Этот слабый, ранимый, чуткий, впечатлительный юноша изменялся прямо за её спиной, на что она совершенно не обращала внимания. Круцио раздалось твердо. Оно влетело ей прямо в спину, накрывая одеялом сотканным из нечеловеческой боли. Моро взвизгнула от неожиданности, падая на колени и даже не почувствовала, что собственно произошло. Её пальцы впились в дощетчатый пол, боль заполнила все тело, отдаваясь эхом в каждой клеточке. Сознание молило прекратить эту муку, не способное больше ни на какие желания. Кристоф действовал совершенно непредсказуемо, слишком много неожиданностей для Моро. Она не стала сопротивляться, не стала бороться с этим, впуская боль в себя. Пусть Картье наслаждается, если сумеет, а потом она будет злиться, будет злиться на него за проделанное. Она это просто не оставит! Она этого не забудет и припомнит! Ему не укрыться от её оскорблений, не укрыться от гневного вопля и как он её заткнет? Очередным круцио? Проще сразу убить, ведь теперь она ему не даст спокойно жить! Ей глубоко чихать, что рыжий желал показать своим жестом, главное, что он сделал. Действия определяют кто есть кто, а слова не всегда показывают суть.
[indent] Моро окончательно свалилась на пол, ощущая лишь нескончаемую боль. Этого ли добивался Картье? Нравится? Оглушительно заорала, на всю глотку, что было сил и пусть она охрипнет, а она обязательно охрипнет, если Кристоф не прекратит. Или он решит воспользоваться заклинанием немоты? Что он вообще планирует делать дальше? Нет, сейчас она не задавалась этими вопросами, а просто визжала, громко, очень громко, чтоб потрескались стекла в окнах домика и заложило уши у её мучителя. И будто бы даже от боли она кричала назло, не сопротивляясь, извиваясь на полу, пока её кости плавились внутри. Незабываемое ощущение.

+2

7

[indent] Кристоф не отрывая взгляда смотрел на женскую фигуру, корчащуюся на полу. Он был внимателен, сосредоточен и пугающе для себя самого спокоен. Юношу не раздражали истошные вопли его бывшей возлюбленной. Он, признаться, их почти не слышал. Он лишь смотрел на то, как молодое девичье тело неестественно выгибает под действием его заклинания и доставляет невыносимую боль той, которая так жестоко его обманула. Кристоф знал, как нестерпимо это заклинание. Он на себе испытывал это ужасное жжение под кожей, и он знал, что именно такую боль хотел сейчас причинить Вивьен. Он считал это справедливым. Он считал, что она заслужила эти крики своим бессердечием и честолюбием. Она не Том. Она была светлой, воздушной, очаровательной. Такой ее видел Картье, такой он ее любил. Но сегодня Вивьен потеряла свою маску, образ растворился, навсегда оставив рубцы на сердце рыжеволосого француза, который сейчас мстил за себя, и наслаждался этой местью.
[indent] Что она там говорила? Он ничего не знает о жизни? А что она знала о нем, кроме того, что знали все? Знала ли она о приключениях француза с Реддлом в австрийском лесу? Про попытки Кристофа сотворить темномагической заклинание? Могла ли она догадываться, что юноше всегда было интересно, что находится за чертой? Просто он не решался переступить ее. Но сегодня его грубо вытолкнули за нее, и Картье начал действовать. Он не сожалел о примененном заклинании и вряд ли бы когда-то пожалеет. Он сделал все правильно. К тому же сейчас Кристофа начали переполнять совершенно новые, незнакомые раньше эмоции, которые вызывали приятное покалывание в кончиках пальцах, а уголки губ чуть приподнимались в странной улыбке. Да, Кристофу нравилась, картина, которую он видел перед собой, которую он создал, и он не собирался прекращать заклинание.
[indent] Темная магия опасна. В особенности для того, кто ее использует. В особенности для новичка, коим Картье и являлся. Она увлекает и не проходит бесследно. Кристоф опасался ее, но всегда желал прикоснуться. Правда, он никогда не думал, что сможет так легко сотворить одно из самых сложных и опасных заклинаний, особенно после того, как прочувствовал на себе боль от Круцио. Но разве тому мальчику не было сегодня больно? А случайным прохожим? А ему самому сейчас разве не было больно? Эти мысли образовали в голове юноши замкнутый круг, который всегда заканчивался воспоминанием о бессердечной блондинке с колдоаппоратом в руках. Эти мысли не давали Кристофу опустить палочку. А еще юноша вспоминал слова Тома. В тот вечер и сегодня. Сегодня Реддл с ним практически не говорил, но зато общался наедине с Вивьен, но Картье не дурак и в состоянии понять, что теперь Тома и его бывшую возлюбленную связывает что-то большее, чем чаепитие. А в тот вечер... Том ведь был прав со своими намеками, которые показались Кристофу оскорбительными. Том всегда прав. И она с самого начала обманывала его и насмехалась над ним. Это жестоко. Картье считал, что он не заслуживал подобного, потому что его чувства были искренними, сильными и первыми. Он так радовался каждой их встрече, так переживал за свою неловкость и глупость, а ей было плевать. Она собиралась только использовать его, как использовал всех Реддл. Вот только Том не обманывал. Во всяком случае, Том не обманывал Картье. И Том был прав, считая, что Круцио это хороший способ кого-то чему-то научить. Сегодня Кристоф понял это еще более ясно, чем когда сам не мог подняться на ноги от невыносимой боли.

+1

8

[indent] Реддл сказал - Реддл сделал. Несколько часов он в самом деле отсутствовал. Как говорится, задевал необходимые струны после того, что произошло сегодня. Теперь нужно было дуть на тлеющие брёвна, чтобы разразился пожар, перекинулся на сено и в итоге поджёг ближайший лес. В общем-то, самое близкое для юноши занятие: манипуляции, скольжение по земле, паучьи сети всегда были тем, что хорошо получалось у Тома.
[indent] Возвратился он в столь же приподнятом, в каком-то смысле даже вдохновлённом настроении, как и когда отбывал. В домишке его должна была ждать статья; с его стороны - дальнейшие инструкции, порталы назад во Францию, ещё кое-какие контакты. В конце-то концов, в этот раз Кристофу стоило успокоиться, потому Реддлу было бы правильно обратить на него внимание, наконец-то.
[indent] Хлопок аппарации, конспирации (для мира за пределами домишки) ради британец появился в прихожей. И по звукам сразу же понял, насколько не зря он вернулся. Крики, хрипы, перебитое дыхание и до приятного дурмана знакомый холод, как следствие раннее горячей эмоции. О, нет: на то, чтобы разобраться, что происходит, много времени не понадобилось.
[indent] Откровенно говоря, прерывать развернувшуюся картину не хотелось. Для извращённых душой личностей вроде Тома подобные ситуации приносили свою долю наслаждения и, в общем-то, зачем вмешиваться? Другое дело, что Реддл слишком хорошо знал Картье, как и имел определённые полезные виды на Моро. Потому первому стоило остановиться, а второй не успеть сойти с ума. Это если думать здесь и сейчас. Так-то где-то между прочими мыслями мелькнул вопрос о том, как сложится судьба этих двоих в дальнейшим. И, в общем-то, как вообще поведёт себя блондинка. Она была девушкой своеобразной, хоть и циничной в своих стремлениях (что британец понимал, разделял и, как бы, намеревался использовать, имея в данном смысле похожий склад ума: «Вижу цель, не вижу препятствий»). Своим выпадом Кристоф обещался всё подпортить. С одной стороны. С другой же... он сделал шаг на встречу не только Тёмным Искусствам, что уже давно пора, но и внутренним изменениям, которые, собственно, и породили всю эту, казалось бы, неестественную для светлого рыжего француза ситуацию. Ситуацию, последствия которой во многом расхлёбывать, снова и в который раз, Реддлу.
[indent] «Экспеллиармус», - несколько шагов, и палочка увлечённого процессом Картье оказалась выбита из его руки, отлетев к стене в сторону от него. Таким образом, даже если француз занервничает, он не предпримет ничего глупого, среагировав на опасность, собственное вздрагивание или вроде того. Акцио притянул выбитую палочку, чтобы чуть позже, когда Кристоф придёт в себя, вернуть ему. Валяющийся в стороне инструмент досаждал бы обоим. А, может, и Вивьен, хотя она... короткий взгляд на блондинку, и стало вполне понятно, что сейчас даже просто думать - не самое доступное ей действие.
[indent] - Тебе стало легче? - строгим спокойным голосом обратился к французу. Без осуждения, но и без особой радости. Тёмные Искусства да овладение ими - прекрасно. Но ведь дело в другом. - Ты знаешь, что будешь делать с этим дальше? - потому что когда Том выплёскивал свою злость подобным способом, он всегда понимал последствия, из раза в раз и вовсе сдерживаясь. Сейчас же... Несколько минут статья подождёт, ему попалось нечто более интересное, пускай и совсем не глобальное, как взрыв обскура.

0

9

[indent] Больно бывает не только от боли. Снова тебе не хватило силы воли, справиться со своими страстями, Кристоф. Кости внутри блондинки казалось плавились также как из металла плавят оружие под диким огнем с неестественно высоким градусом. В таком ли аду живут черти? Казалось она уже дышит запахами паленого. Галюцинации? Она сходит с ума? Нет, только не в таком молодом возрасте. Кричит от боли, впустив её в себя, заполнив полностью каждую клеточку тела. Голос звонко вибрирует, наполнив помещение. Она уже не слышит себя, не видит ничего перед собой, царапая пол ногтями. У боли разные оттенки, а эта с привкусом разочарования и не Вивьен, а Кристофа. Он видимо не планировал в ближайшее время останавливаться, словно глух к её истошному крику. Она не могла думать, не могла противостоять, лишь извиваться от дикой боли. Просто прекрати. Покончь с этим. Давай. У этой боли не имелось конца и края, казалось она бесконечная. Её нельзя сравнить ни с чем, она обезоруживает. Вивьен хотела закрыть глаза и погрузиться в темноту. Собственный голос звенел в ушах, в какой-то момент блондинка начала хрипеть, но ей казалось, что она продолжает громко кричать. В голове шумело.
[indent] Неизвестно сколько прошло времени, казалось вечность, но боль резко прекратилась, точно также как началась. Вивьен согнулась на полу в знак вопроса, прижимая к себе руки. На её розовых щеках застыли солёные дорожки от слез. Под ногтями грязь. Неосознанно Моро под воздействием круцио содрала нежную кожу своих пальчиков, которыми так ловко совсем недавно щелкала по задвижке колдографа. В них пульсировала кровь, отзываясь уже другой болью, никак не связанной с заклинанием. Пожалуй, она и привела блондинку в чувства. Сначала она не различала ничего, но затем расслышала голос Тома. Знаешь, что будешь делать дальше? Что Кристоф планировал делать дальше? Ответ прост – ничего. Он ведь наверняка об этом не подумал. Моро прижала свои пострадавшие пальчики к губам, будто собиралась зализывать раны словно уличная кошка. Все пройдет, все заживёт, не беда, можно использовать заклинание, только сейчас Вивьен сложно что-либо вспомнить из колдомедицины. Она предпочитает побыть мебелью, разговаривающий озлобленной мебелью. Француженка надеялась, что дар речи у нее не пропал и плеваться ядовитыми словами она ещё в состоянии. Не убил, значит, получай ответную гранату.
[indent] - Сс.. – вырвался невнятный шепот, но Моро упорная, - ссс..лаа…бааак! Слааа..баак!
[indent] Неистово хрипела блондинка. Она естественно адресовала это Картье, чтобы он знал, что ничего у него не вышло, чтобы он там не пытался до нее донести. Ещё одна не самая лучшая черта Вивьен, никогда не признавать своё поражение, до последнего плеваться желчью, если понадобится, до последнего вздоха. Борец по жизни, некому было за нее постоять. Маски сорваны, броня разбита, но боец ползет по земле и не успокаивается, землёй швыряется словно оплеухами. Блондинка настырна, а рыжий, рыжий просто ни черта её не знает! И сейчас ей не до игр в театр, сейчас она такая, какая есть на самом деле, волевая, не нуждающаяся ни в чьей помощи. Она сама со всем справится, со всей этой болью разберётся. Она-то уж точно не сломается. Попыталась приподняться и отползти к стенке, чтобы почувствовать опору, что весьма удачно вышло. Вдох-выдох. Закрыла глаза, немного передохнуть.

Отредактировано Vivien Moreau (12 сентября, 2017г. 00:29)

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ЗАВЯЛИ ПОМИДОРЫ » Мир недостроенных иллюзий [15.03.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC