Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » This Is A New Shit


This Is A New Shit

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

This Is A New Shit

http://www.providermodule.com/news/uploads/duesenberg_namm_th.jpg
Morphine Kruger & Anthony Foster

Место, время: ЛА, 14 февраля 2006

В какой удачный момент человек может заболеть, чтобы вместо себя подарить людям космос.

Может хоть на 3 проекте как-то доведу.
[NIC]Anthony Foster[/NIC][AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0018/49/6e/14-1497619583.jpg[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/O0cNL.jpg[/SGN]

+1

2

[indent] Если среди 365 дней, которые ныне забиты в календарь, можно было бы найти самый стремный, самый пиздец, самый конченый день, сделав вид, что между ними вообще есть хоть какая-то разница, то этим избранным днем стало бы не Рождество. Тема распятого Иисуса, исключительно божественного воскрешения и прочего дерьма соответствующей тематики о мальчике, который родился, дабы страдать "за всех нас" - то немногое, что являлось настолько смешным и глупым, что лишать себя удовольствия наблюдать за зрелищным дерьмо-веро-жуйством есть воистину святотатство. И даже не ебаный Новый Год, каждый раз отсчитывающий то, что планета Земля пережила очередные 365, полные выхлопных газов, поп-культуры, мусора по мусорке и яичниц на завтрак, дня. И даже не День Благодарения, когда все собираются за столом, как показывают в фильмах, дабы все накапливаемая в течении года ненависть вдруг заслужила прощения. О, нет, это лишь странные дни, символизм, эстетичные своей примитивностью и массовой оценкой.  Лучше давайте подумаем о том, что воспевают, что всегда побеждает зло, что порождает зло, что по сути своей есть вещь настолько пошлая и повязанная на инстинкте, что остается лишь иронично ликовать на тему того, что столь базовому явлению посвящают целый праздник. День Святого Валентина, День всех Влюбленных, 14-е февраля, самый романтичный день в году, единственный день в году, когда Купидон окупает затраты на свое содержание и прелюбодеяние, дабы затем весь год нашпиговываться веществами: в дерьмо вроде любви без химии никак не поверить. Слишком оно ванильно и возвышенно, а Морфин Крюгер, как вам известно, скептичен к подобного рода вещам. Из собственного опыта помнит, какое оно нахуй болото. Нахуй, нахуй, пережито, повторы не требуются.
[indent] И, как вы понимаете, есть дни, которые невозможно игнорировать. Рождество имело ряд внешне приятных атрибутов и не то чтобы нуждалось в особенном проявлении внимания, даже приятный денек, в общем-то. А вот День Всех Влюбленных (вы думаете в верном направлении, если улавливаете привкус Хэллоуина) словно бы создан для того, чтобы проводить его правильным образом. Сжечь Библию, развести вакханалию на сцене, напиться. В общем-то все, что и как соответствуют данному дню, но только наоборот: сопли, гламур, нежность, возвышенность, сладкие слова, шоколад заменяются на чернь, секс и виски. Без смысла, пощады, этики и морали. По мнению ограниченных, как вы понимаете. Даже Морфин готов зарабатывать на имени Валентина, какая ирония. На его обсирании и, в общем-том, оно абсолютно полностью соответствует репертуару шок-рокера и его же внутренним позывам (вы думаете в верном направлении, если улавливаете привкус блевотины).
[indent] Не вдаваясь в подробности раньше положенного времени уточним, что мир не беден теми, кто, будучи в большей или меньшей степени одиноким, предпочтет провести "праздничный вечер" у сцены, на которой сракой в небо извивается сын Сатаны, орет своим хриплым голосом и делает вещи, диаметрально противоположные тому, что обычно пишут на валентинках. Прекрасный рекламный ход и, вообще-то, все по итогу довольны. В конце-то концов, публику нужно шокировать, а 14 февраля Крюгер выступал совсем нечасто, чтобы это стало привычным делам. В его стиле - да, типичность - нет. И даже программа в некотором смысле готовилась особенная, его команда очень усердно работает над подобным. Шоу-биз, дерьможуйство, рейтинги, прочая херня, на которую Морфин клал хуй, но за которой следили все окружающие. Морфин планировал оторваться и, пожалуй, на этом все.
[indent] До определённого времени даже никаких проблем не возникало. Билеты распроданы еще несколько недель назад, программа поставлена, алкоголь уже готов вернуться в кровь, равно как и все, что обычно по ней блуждало. Репетиции по расписанию, прочая часть для подтверждения официоза. Но, блять. Ебаное 14-ое февраля, оно решило протестовать. Нет, блять, серьёзно, без шуток. Когда твой гитарист, способный выдержать лошадиную дозу чего угодно, не спать по хуй знает сколько и вообще подобный одному из существ Ада, которым вообще на все похуй и станет играть в любом состоянии, вдруг заболевает - это протест, это вызов. Причем не просто заболевает, а впадает в лихорадку с температурой под сорок и осложнениями за, сука, меньше 12-ти часов до выступления - наверное, Морфин не даром шутил про Иисуса и всю его свору. Услышали, блять. Но, впрочем, похуй. Крюгер так просто не задаётся и обладает достаточной изобретательностью, чтобы выкрутиться.
  [indent] У него два варианта. Один, простой, заключается в том, чтобы включить в выступление другой каст. Таковой всегда имелся в наличии, дабы подхватить, вот как сейчас. Но какой это нахуй шок-рок в самый конченый день в году, когда, раз уж решено делать шоу, оно будет так банально? В смысле для самого Морфина, в смысле простая замена, прочее. Ай, не заморачивайтесь, ногу сломаете в его мыслях, если нигде не словите инфаркт. Ибо довольно быстро в голову пришел второй вариант: Тони, мать его, Фостер. Нет, блять, серьезно. Этот ублюдок был чертовски хорош в вопросах игры на гитаре, они часто упарывались в студиях, бренчали и страдали херней разного уровня охуенности, да и записываться вместе тоже приходилось, о чем всегда вспоминалось с горделивым бальзамическим восхищением. Нет, подождите, не так: мы сошлись на том, что нет веры в Иисуса, потому что страдания на всеобщее благо вообще процесс сомнительный, но если вовсе не в Иисусе дело? Гитарист слег магическим образом, в голову пришел Тони, мать его, Фостер столь же магическим образом, а на календаре, сука, ебаное 14 февраля.  Ты ли это, Сатана, ты ли решил обстебать все еще сильнее, но, за верную службу того, кто тебя не прославляет, внести в сей день нечто, блять, охуительно вдохновляющее? В общем-то, как вы понимаете, первый вариант с заменой Морфин откинул сразу, и вообще загорелся идеей касательно игры с лучшим другом. А если он загорался, то, блять, все. Будет пиздато, осталось только поставить этого обаятельного ублюдка перед фактом и убить всех тех, кто мог стать его сегодняшними "планами", дабы не мешались.
[indent] Вы помните, кто на стороне Крюгера сегодня, потому святой Валентин и его розовая (а для кого-то голубая) команда оказались абсолютно неспособны помешать празднеству шок-рокера. Еще одно доказательство этому нашлось в тот момент, когда Тони оказался как по заказу не занят. По крайней мере, не прошло и часа, как закадычные друзья уже засели в студии для репетиции, проведя там остаток дня, а затем, когда пришел вечер, притащились в зал. Репетировали и там тоже и, блять, сука, мразь всего этого ебаного мира, Морфин чувствовал, насколько охуенно оно было. Ему, в общем-то, и чисто так хорошо, когда зал пуст, потому что музыка кругом, Тони нахуй творит космическое невесть что под боком. Так с людьми, поди, вообще припадок внутренней сути бытия, заряд, феерия и... нет, картинки слишком шикарны для того, чтобы делиться ими с кем-то еще. Все, блять позже. Вы еще поблагодарите себя за то, что потратили этот день не на поход в кино и набивание желудка во имя сексуальных утех, а оказались среди рокеров, готовых выслушать куда более интересную позицию касательно Валентина и попсовой культуры, берущей истоки еще в Средневековье. К слову говоря, об этом: Крюгеру больше всего нравилась версия с протестующими проститутками. Ах, подождите, это не 8-ое марта. Впрочем, теперь вы знаете. Убийство священника тоже пойдет, как раз то самое, те самые отголоски.
[indent] Кого-то ждет сюрприз, никто ничего не знает. С праздником, ублюдки. Сегодня Морфин поздравил сам себя, его же поздравил Сатана, а Валентин, похоже, решил принять человеческую форму и вооружиться гитарой. Пиздец конечно ассоциация, но что-то в этом было, серьезно. По крайней мере внутренний, сука, вдохновлённый трепет своеобразного ожидания, предвкушения, уже играющие в голове ритмы - вполне себе стрелы Купидона. Нестандартные, с извращенной скурпулёзностью католика созданные персонально для шок-рокера. Мразь, а, мразота, вообще говна кусок: близок к достижению своей цели, зараза. Все о том же Купидоне.
[indent] А теперь время начать. Крюгер особенно старателен с гримом сегодня, пускай и выглядит как продвинутый доминирующий садо-мазохист. Команда его выглядит чуть лучше, но не сильно: все в масках, все такие черные, лаковые, охуенные, что прямо мерзко. И куча визуальных эффектов с самого начала.
[indent] Музыкант закатывает блядскую, конечно же недолгую и матерную речь в честь блядкой особенной даты. Крики, восклицания, шум. Он заряжается с самого начала, а ведь к этом моменту оказался пьян не больше, чем обычно (т.е. на ногах стоять способен и сракой к небу сразу не пойдет). Просто охуенно, все это есть то, что Крюгер так любит.
[indent] Раз, два три, поехали. Шум и гам разбавляют первые аккорды, в зале по-прежнему темно, но на переднем плане загорелись красные лампы, освещение все подчеркивает. Такова задумка. Так он видит.

[NIC]Morphine Kruger[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/CPvLj.gif[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ZTYdK.gif
Доказан неизбежный и серьёзный вред мастурбации для здоровья человека. Вред мастурбации выражается и в мозговой неврастении (с) интернет мракоробрцев
[/SGN]

+2

3

[indent] Впервые за шесть лет 14 февраля в жизни Тони никак и ничем не подчёркивалось. Он не то чтобы и раньше как бы то ни было отличался особенным подходом, однако наличие жены, вероятно, придавало всемирному Дню Влюбленных хоть какой-то смысл и тональность. Да, вероятно, так и было. Вероятно, могло бы быть снова, если бы Тони завел себе новую девушку. Но, к собственному счастью и бессилию, ничего подобного не произошло. Его не хватало на подобное, потому в этом году 14 февраля являлось просто днем. Розовым, красным, распиаренным, с Амурами и прочей тематической всячиной, которая кого-то радовала, кого-то бесила, кого-то доводила до состояния лужи, а кому-то приносила неплохие деньги. Гитара, кофе или виски, телевизор или тишина, уединение с собой и наслаждение отдыхом в собственном обителе - вероятно, идеальный сценарий, который заготовил для себя артист. И не то чтобы ему, как человеку, избегающему скопления людей, нужно было что-то большее.
[indent] Оно, однако же, случилось само собой. Произошло, обрушилось, упало в руки. В самом неожиданном ключе, насколько оно вообще могло считаться. И нет, речь не о том, что он встретил сестру-близняшку бывшей жены, нашел любовь всей жизни или пригласил домой свору проституток. Все гораздо интереснее: прямо сегодня вечером ему выпала возможность сыграть с Крюгером на "праздничном" концерте. И, как вы понимаете, существует такая категория авантюр, на которые ты готов согласиться (и соглашаешься) без раздумий. Вообще. Сразу, даже не дослушав до: "... и в конце тебе придется оголить зад, оказаться принесённым в жертву, а с неба начнет ссыпаться розовая мишура. На фоне твоих внутренностей, само собой". Подобного, конечно же, не последовало, но с точки зрения бестолковой масс-медиа нечто подобное более чем могло последовать. Ключевое слово - "бестолковой", как вы, наверное, поняли.
[indent] Вообще-то Морфин даже более чем кратко, но доходчиво объяснил, в чем именно ему помог Сатана, как именно этому попытался помешать Купидон и,  в общем-то, согласился, что у него (Фостера) с Амуром свои счета, потому композитор не может отказать себе в поддержании этого... движения? Ладно, оно не суть важно. Просто скажем, что на самом деле Фостера обрадовался в степени с несколькими нулями. И нет, этого он не скрывал, оживился вот прямо с ходу. А там и часа не прошло, как друзья собрались в студии, дабы прогнать вполне себе конкретные вещи, по вполне конкретному сценарию, со вполне себе серьезными намерениями. Они и раньше так собирались, но без всего того, что подразумевало хоть какой-то смысл. Время их также обычно не подгоняло. И вопрос о том, насколько можно напиться, сколько косяков можно выкурить и все такое вновь подобным образом не стоял. Теперь же нужно держать себя в руках. По крайней мере Тони: он не привык заниматься творчеством на людях в угашенном виде, в отличии от того же Крюгера. Наверное, это хорошо. Или не очень. Или... ай, ладно. Упустим детали.
[indent] Из студии старо-новый дуэт перекочевал в зал. Совсем в диковину: за пределами "комнатными" Тони никогда не приходилось играть с другом, что вызывало определенные опасения. Не за Морфина, само собой. Он уверен в этом сукине сыне на все сто процентов и, наверное, если в целом выстраивать пирамиду из восторженных фанатов, готовых терять сознание под\на\рядом\над сценой, то значительную часть из них Форест был способен обогнать да растолкать безо всяких проблем. В переносном смысле, образно выражаясь, само собой. Просто чтобы вы понимали, насколько классным казалось предстоящая возможность. Хотя, конечно, нихера эти слова не объясняют: станьте 14-ти летним фанатом и тогда, может быть, поймете. И то вряд ли. Тони не переживал даже за то, что не работал с командой. В этом смысле он был тем самым человеком, который очень быстро адаптировался, интуитивно приспосабливался, вливался, пристраивался, да и лишнего внимания не привлекал. По крайней мере, он к этому не стремился, оно по итогу так-то выходило само собой. Почему-то. От чего-то. Короче, в общем, просто волнительно. И просто очень хочется.
[indent] Круто было даже с пустым залом. Дкже более того: с пустым залом оно лучше. Кого-то энергия других людей питает да заряжает, Форест тоже можно отнести к их числу, однако в данном случае игра с Морфином всегда становилась чем-то личным, почти интимным, и мужчина совершенно не подставлял, чем и как оно может закончиться, если они вынесут это в люди. И вот это-то не очень хорошо, пускай они оба и любили неопределенность. Здесь уже включается Форестовская приземленность: Крюгеру нужно устроить шоу, и если это шоу провалится, то будет не очень хорошо. Как и, впрочем, не очень плохо, ибо на репутации Морфина подобная "чепуха" в подобных контекстах сказаться не способна в принципе. Там что пятки облизывай, что все говном поливай - эффект все тот же. Фанаты и церковь в своих позициях неизменны. И в этом, пожалуй, наблюдалось своеобразное преимущество музыки по отношению к кино. Бхмн, вернёмся в здесь и сейчас.
[indent] В здесь и сейчас им удалось сыграть в экспериментальном составе, понять, въехать, подготовиться, увидеть детали. Доработаться хотя бы до того (Тони), чтобы не краснеть и не смеяться прямо на сцене. Они, типа, за разврат, линию и обсирание общественных стандартов, а не "смех без причины - признак дурачины". На том и сошлись.
  [indent] И не подумайте, что мы тут совсем спятили, но, велико событие: Тони Фостер побрился. В смысле, ему для работы нужно было, потому какое-то время он ходил без усов и бородки. И оно сказано не случайно, потому что так уместно, так уместно, что Сатана продолжает свой тренинг-уроки-помощь по высмеиванию Купидона. Поясним. Присутствие Тони на сцене для всех станет фактом неизвестным, новым, незапланированным, и лучше бы, как считал Фостер, его вовсе не узнали, дабы обойтись без предвзятости хоть какое-то время. Акцент все же на другом, артист это прекрасно понимал. Без усов это сделать сложнее, ну вы понимаете. Кроме того, Морфин Крюгер являлся шок-рокером. Это подразумевало не просто музыку, но и зрелищность. Какие-то перемены, мелкие или не очень "фишки", картинку, атмосферу, слова, прочие элементы тематического сопровождения. Именно потому все, кроме самого Крюгера, в этот раз были в черных масках, да и вообще одеты в темные цвета. А хуле, логично: День Святого Валентина. Не одинаково, потому что каждый из участников команды есть индивидуальность, у каждого свой круг фанатов и все такое, а все же. Вот и Тони следовал заданной политике: в маске, как и остальные. С даже немного высветленным лицом, снова, как и все. Волосы, правда, зализать так, чтобы не выглядеть как гангстер из секс-шопа (маски не оттуда случаем, кстати?) не получилось, ну и да ладно, все равно пока еще шатен. А некоторые атрибуты он вообще напялил машинально, интуитивно. Просто потому, что совсем ни за чем не прятаться не мог: и без того остался без шляпы. Из иных плюсов: пригодилась невысокая платформа, которой мужчина периодически компенсировал свой в целом средний, далекий от высоко рост. Т.е. понимаете, да, как круто, что усиков нет: в музыкальном экстазе никто даже не обратит внимание, в то время как каждый из артистов словит свою порцию кайфа от концерта, останется доволен, а выступление пройдет как надо. Ну, как-то так думалось изначально. Вот. Да. Бхмн.
 
[indent] Тони тотально проникается всем и, улавливая общее настроение предстоящего мероприятия, частично отключается, уходя частью – в себя, частью - в  музыку, частью - в других членов команды, дабы гармонизировать и вставлять свои несчастные, но нужные три аккорда. Как и все: не играет в самом начале, настраивая инструменты по звучанию, пока Морфин заводил зал своим вступительным анти-массовым слоганом. И с ходу крики, ор, возгласы. Удивительно: мужчина ведь даже петь еще не начал. Нет, правда, удивительный человек. Невероятный, фееричный и очень, очень талантливый. Еще раз отметил про себя, насколько ему повезло оказаться на сцене с, казалось бы, другом, которого знает как облупленный, но по-прежнему эталонным музыкантом. И все те истории с сожжением дома, Новым Годом, пьянками и прочим словно бы мимо. Вернее, в дело.
[indent] Фостер скромно занимает боковую позицию и в первых же ударных, с первых же аккордов, с первых же нот не стремится отжигать, словно бы выжидая, когда его собственные аккорды действительно нужны. Он ощущает вибрацию сцены, вибрацию воздуха, вибрацию звука. Он чувствует, как отзывается тело, как все кругом просто проваливается, подобно тому, когда ты принял ЛСД и оно очень хорошо тебя вставило. Ощущает приятный, но не отягощающий вес гитары, благодаря своеобразному освещению не видит ничего лишнего.
[indent]  В процессе. В другой вселенной.
[indent] У него в руках свой собственный космос, который с ходу внедрился  общий, более масштабный космос. Или черную дыру, от которой не отлепиться теперь вовсе.
[NIC]Anthony Foster[/NIC][AVA]http://sf.uploads.ru/1WnKI.png[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/O0cNL.jpg[/SGN]

+1

4

[indent] Вы имеете право не любить Морфина Крюгера. Да, в общем-то, ваши права никто не ограничивает в принципе. Никто, если не считать государства, общества, религии, СМИ и, конечно же, вас самих. Морфину, снова в общем-то, сугубо на это похуй, потому что он и сам никого любить не обязан. Просто есть вещи, которые в принципе трудно отрицать. Одна из них: Крюгер умел заводить. В первую очередь сам себя, а далее и толпу, и отдельно взятых персон, и отдельно взятые церковные объединения. На это, по большому счету, ему также похуй, пока он ловил от этого что-то свое. Не смысл, само собой, потому что это понятие слишком грубое, громкое и изначально ограничивающее. Говоришь о смысле, ставишь цель, отсекаешь все, что мимо нее. Теряешь градус, теряешь широту кругозора, теряешь краски, ограничиваешь вложенное, получаешь в итоге какое-то шоу, рекламу, МТВ или Дискавери. С лейблом собственной жизни, облицованной, обработанный и прошедшей шлифовку. Нормативно-общественную.
  [indent] Все те, кто собрались здесь сегодня, не являлись исключением: Морфин не настолько высокого мнения о людях, чтобы считать своих фанатов поголовно умными, поголовно вдумчивыми, поголовно вникающими в его философию. И оно, конечно же, хорошо: если бы все соглашались с тем дерьмом, что Крюгер выливал на сцену и в интервью каждый раз, то разве назывался бы провокатором, шок-рокером и вот это-все-прочее? Ни в коем случае, никто ни в коем случае не должен понимать и разделять его философию, иначе это уже какой-то культ, секта, движение, подражание. А секта подразумевает, что идеи воспринимают неправильно, начиная следовать каждому слову. В общем-то, как и всегда, ничего особенного: каждый ориентируется и следует за кем-то. Вот и второй плюс: присутствующие здесь по той или иной причине выбрали верное направление. Кто-то во имя голой сраки, кто-то во имя треша, кто-то во имя музыки, кого-то вставляет картина, другим заходит все и сразу. В общем-то, тоже похуй - нужный эффект достигается в любом случае, пока Морфин Крюгер заводит сам себя. А сегодня не заводить не может как минимум по двум причинам: блядский день глобального траха и блядский Тони, мать его, Фостер, т.е. глобальный трахатель музыки в рамках мира, существующего на сцене. Но, конечно же, сегодня тот самый смысл не в смене гитаристов; сегодня, конечно же, суть все же в выступлении именно Морфина, как и всегда, от чего даже интереснее. Расфокусированность внимания. С одной стороны, Тони на заднем фоне. Никто об этом, естественно, не знает и, исходя из договоренностей с другом, в идеале бы так сразу и не узнали. И оно, чтобы вы понимали, впервые на публике, еще и в такой ебуче-охуенный день. Гребанная провокация, гребанный космос, в том смысле, что потенциала всей этой затеи пока не знал даже сам шок-рокер. Так, заведомо догадывался. Тонкая грань между выделить "сценическую обновку" и забить на таковую нахуй, уйдя в сам себе фрукт. Ебаная херня, которую словами не объяснить, как только не пытайся.
[indent] Морфин Крюгер включается, уже давно и совершенно определённо. Не для того, чтобы просто отработать концерт. Не потому только, что так нужно, ибо это часть работы.  А бывало, что естественно, и такое - каждый раз гореть невозможно, особенно если ничего в себя не забрасывать. Сегодняшнее выступление - не шара; не то, на котором можно расслабиться и экспериментировать с выдержкой аудитории, дабы проверить, сколько слов они знают, какой уровень жевания слов самим вокалистом вынесут и все такое. Сегодня, сейчас, уже, Морфин Крюгер горит так, как и положено в случаях, когда люди ловят кайф от своего занятия. Удовольствие и все такое.
[indent] Весь мир крутится вокруг вокалиста, он строится им, он подстраивается под него. Ноты и аккорды, казалось бы, самобытны, как самобытна и немногочисленная подтанцовка в виде двух девиц вызывающей наружности. Хрипящий, пронизывающий голос Крюгера заправляет здесь всем: все крутится вокруг него, все возвращается к нему. Танцы, барабаны, гитары, клавиши - все сводится к простроенной им картине, рождено его сознанием, но при этом представляет собой отдельные элементы, которые можно рассматривать вне общей композиции. Если захочется. Капнуть глубже. Тут прекрасно все.
[indent] Артист делает множество резких движений. Рыков. Вызывающих. Выпадающих. Пинает свою стойку, едва ли не сносит свет, становится на вспомогательную технику ногами; кричит, рычит, выплескивает не всего себя, но ту часть, что не позволяет не смотреть, не проникаться и не тянуть к нему рук.
[indent] Вызов. Доминирование. Беспредел читается между строк. Строгость в помеси с распущенностью, желание и ограниченность. Смех, издевка, порыв. Морфин Крюгер в процессе, Морфин Крюгер творит и выплескивается. Ему охуенно, пускай это же нельзя сказать про его голосовые связки. На сцене нет ничего и никого, что в теории может помешать ему, отвлечь, попасться под руку. В один момент он холодно, но так привлекательно для тех, кто привык быть "снизу", хлопает одну из танцовщиц по заднице, затем обхватывает ее за шею, поет совсем-совсем близко в микрофон, резко отпускает. В другой момент он уже словно бы готов выкинуть нахуй стойку: прямо в толпу или в клавишника, почему нет? Удерживает, по сути, только та часть, что остается вне образа. Крохотная.
[indent] Он проходит вдоль сцены раз, затем еще, и снова. Прямо, стоя, изогнувшись, на коленях - по-разному, потому что не статичен и жив в своем исполнении для тех, кто готов согласиться с тем, что мертв внутри.
[indent] Затем докапывается до одного из гитаристов, по счастливой случайности - к солирующему. Почти дает пинок, засовывает пальцы в рот - и обоих все устраивает, оба словно бы смеются от, над и с этого. Снова рывок, снова рык, толпу снова накрывает голос - сегодня Морфин Крюгер не отказывает себе в экспериментах, даже если потом кто-то и станет сетовать на то, что "голос не тот, исполнение не то, но вообще то, но не то". О, ебать, как ему похуй. Он творит, не они. Он и вся та команда, что рождает музыку, которая скрутилась, слилась с голосом, уникальным среди тысяч других раздающихся по радио и выкладывающихся на YouTube. 
[indent] Крюгер не выключается, его не переклинивает в тот момент, когда он, отойдя от края сцены в очередной раз и предварительно сплюнув воду куда-то вглубь нее, оказывается рядом с Фостером. Именно поэтому происходит нечто прикольное; именно тогда сталкиваются два самых ярких элемента, чьи глаза, руки, вся внутренняя и внешняя сути горят. И ему так похуй на эти одинаковые черные маски, на эти в целом схожие костюмы. В какой-то момент даже становится похуй на то, что Тони в принципе не желал светиться, наивно полагая (а Джереми не мене наивно с этим согласился), что сможет остаться инкогнито. Крюгер трахает звук, Крюгер трахает зрителей, Крюгер словно бы готов трахнуть всех, кто находится на сцене вместе с ним. Просто так, ибо ебаная дичь и переебаное 14 февраля. А Тони, сучара, трахает свою гитару, говорит, что моногамен, флиртует с доминантом, но нихуя при этом не дает, увиливая. И это не порнография – это музыка. Живая, разворачивающая прямо на глазах у всех, кто присутствовал на вечере и мог заглянуть да уловить чуть глубже; прочитать за движениями пальцев и попытками коснуться струн.
[NIC]Morphine Kruger[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/CPvLj.gif[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ZTYdK.gif
Доказан неизбежный и серьёзный вред мастурбации для здоровья человека. Вред мастурбации выражается и в мозговой неврастении (с) интернет мракоробрцев
[/SGN]

+1

5

[indent]  На деле прошло совсем немного времени, а Тони не покидает ощущение того, что прошла целая вечность. Не в том поганом понимании, что всё очень плохо и пора бы скорее кончать c этим дерьмом. Напротив: каждый отдельный момент пролетал быстро, но моментов оказалось чертовски много. И каждый - наполнен, каждый - невероятен, каждый - неповторим, каждый - неотделим от предыдущего. Каждый в итоге составляет вечность, потому что нет стремления торопиться, нет вообще желания следить за временем. Не факт, что таковое вообще не покинул их на этой сцене. Только тонуть в новом опыте, но совсем не новых нотах. Перенестись из узких рамок на обширную сцену. Тут есть кулисы, тут есть, где пройтись, тут есть всего три стены, а четвертая представляет собой сотни рук, глаз и тонну запала. Живых. Слушающих. Вопящих. Готовых полностью отдаться.
[indent] Сначала Тони держится ближе к кулисам. Сначала Тони беспокоится о других музыкантах, присутствующих на сцене, и несмотря ни на что на свете, старается не мешать и не выбиваться; задача не то чтобы простая, с учётом специфики его игры и подачи, но Фостер правда считает повышенной наглостью ломать чье бы то ни было выступление. Даже если это выступление Морфина Крюгера. Нет, не так: особенно если это выступление Морфина Крюгера. Творца, который умел делать шоу и даже выше; не то шоу, за которое стыдно, а то шоу, за которое может быть стыдно, но неимоверно гордо. Потому что. И сейчас, если признаться, в какие-то редкие секунды с некоторой определённой периодичностью, артист ловил себя на мысли о том, что, так бывает, сам стал частью этого. А ведь не то чтобы когда-то стремился к этому по-настоящему, предпочитая восхищаться в качестве стороннего наблюдателя, по ту сторону. А теперь оп: привет. Раскрашенный в своём исключительно неповторимом стиле Крюгер, подтанцовка, находящаяся на грани дозволенного что в своём внешнем виде, что, собственно, в самом танце, действительно шикарно поставленное освещение (как режиссер Фостер не мог не отметить этого факта, антуражность и правильность, чёрт возьми, каждой проставленной секунды). Музыка, как вы понимаете, в перечень не входит, являясь отдельным и важнейшим составляющим элементом. А еще люди. Не те ощущения, когда под сотню тел на съемочной площадке, где все говорят тебе, что делать (а Тони, зараза эдакий, не следует инструкциям, заставляя всех то ли переживать, то ли писать завещание, то ли восторгаться жизнью, что он вносит в общее дело). И здесь, и там от него чего-то ждали; и здесь, и там - жаждали результата. Только вот его виды и проявление разнились, доставляя совершенно разные ощущения, два разных типа удовольствия. Приятным ладаном всё это напоминало раннюю молодость, когда Тони учился в школе, заиграл с ребятами, как затем приехал в Сан-Франциско и заиграл уже там, пока финансовое положение и воля судьбы не решили, что пинок в кино-индустрию выглядит более убедительно. И вот она, молодость. Здесь и сейчас. Приумноженная в своих эффектах, наполнении и сопровождении. В день, который Фостер уже успел привыкнуть проводить не в одиночестве, но в этот раз должно было выйти именно так. Он иных способов и не искал, даже был готов позволить себе "час печальной ностальгии". Естественно, чтобы выпить. Действие для любой понятной и не очень ситуации - пить. Так вот: этот нехитрый план, отличающийся от всего, что было последние лет пять, накрылся. Теперь Тони снова проводит 14 февраля не в одиночестве и, кто бы мог подумать. Кто бы мог представить. Кто бы мог... Боже, ребят, да разве есть что-то более предсказуемое, чем выпавшая в этот раз случайность? Рано или поздно, на старости лет или не столь долго-мучительном одре, но эти двое обязаны были сыграться вот так вот. Или не совсем так, но, в общем-то, "когда-то" наступило бы в любом случае. И классно, что сейчас. Что так. Или нет?..
[indent] Оно всё чертовски завораживает. Заставляет, в конце-то концов, оторваться от кулис и продвинуться чуть ближе к центру сцены, по-прежнему стремясь не отступать от своей прежней стратегии. И, наверное, ждать. Поджопника или еще чего. Судя по хитро-задорным наблюдениям артиста, таковые едва ли не по кругу прилетает то одному, то другому играющему музыканту. Без массовых драк, избиений и прочего (повесим основную часть на толпу и все их внутренние флеш-мобы; они одинокие, за разбитые рожи дома никто не поругает, а кто тут и без того с парами, явно использует это как некий эротический возбудитель и горделивый факт: "Я разбил себе морду на эксклюзивном концерте Морфина Крюгера. Теперь каждую неделю стану распарывать раны, чтобы никогда не зажили!"). Но, как вы понимаете, пиздюли получают все, кроме Тони и барабанщика. Последнего спас горячий нрав, любовь в ответку бить палочками и, если совсем взаправду, положение в пространстве: тянуться далеко, неудобно, и вообще-то можно отрываться на его стойке. Да и кому-кому, а этому чуваку еще весь концепт по ней лупить, потому ни её, ни барабанщика смысла (сразу) ломать нет; ему из-за кулис ничего запасного, включая морду, не вынесут, как могут сделать это для других. Что же касаемо Тони... Он же Тони, мать его, Фостер. Как вообще можно? Вы же просто на него посмотрите. Даже без усиков, даже в маске, даже во всей этой атмосфере все-распущенности и морального разложения общества (спасибо объединённой позиции католической и протестантской церквей) он оставался, блять, собой. И не то чтобы вообще склонным, вроде как, к насилию; но не то чтобы не способным за таковое устроить возмездие. Не разбиванием гитары (это святой инструмент, о чем речь вообще, ироды). Не битьем каких бы то ни было частей тела, но, сука, музыкой, движениями и созданием четвёртой стены вокруг себя прямо на сцене. А это, знаете, месть местью, жестокая и такая, что и думать страшно, даже ему самому. Но, конечно же, причина не в последнем, а в уже названном первом. И вообще, какая нахуй разница. МУЗЫКА. ШОУ. ЛОВИТЕ, БЛЯТЬ, ВОТ ЭТО ВСЁ? И оно есть только начало.
[indent] Фостер периодически поглядывает на музыкантов, чаще - на Морфина. В основном не улыбается, но такая, исключительно манерная ухмылочка иногда проскальзывает на лице едва ли не каждый раз, когда он снова уводит взгляд куда-то. На гитару, или в зал (почти неловко, да), или в пол. А потом так оп-оп, и вот уже Фостер почти (нет) незаметно покидает своё место, перемещается по задней оси где-то в зоне Морфина, но не подходит; и к себе подойти не даёт; и вообще словно бы оказывается там случайно, по итогу заняв аналогичную предыдущей позицию, но на противоположной стороне. И только глаза поглядывают, и играют, и так ему во всём этом задорно. Охуенно, блять. Задница Крюгера, свет в глаза, где-то там дальше - едва различимые очертания слушателей. И это всё под шикарность, небольшую часть которой он производит и сам. 
[indent] А это только всего несколько композиций. [NIC]Anthony Foster[/NIC][AVA]http://sf.uploads.ru/1WnKI.png[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/O0cNL.jpg[/SGN]

+1

6

[indent] Морфин рвёт сцену в клочья, он убивает и оживляет зал из раза в раз. У собравшихся кончается воздух на то, чтобы кричать; они хрипнут, они скулят, не в состоянии продолжать вопить своими севшими голосами. Они затыкаются, молчат какое-то время, а затем с новой силой принимаются кричать, тянуть руки, гудеть и даже биться. А Морфин тащится, он впитывает это, насыщается; его переполняет дурь собственной крови, дурь зала, дурь музыки, дурь Фостера. Его, сука, прёт и ломает от переполняемой энергии и всего на свете, чего не поймёт никто и никогда до тех по, пока не побывает на сцене в подобной обстановке и сам.
[indent] Вот, смотрите, Крюгер: злой, агрессивный, грубый. Он пинает колонку, он мечется туда-сюда, он плюётся в зал минералкой, показывает средний палец и периодически хрипит в микрофон всякие непотребства. И это никого не смущает, это всех приводит в восторг. Эти сукины дети ебаного потреблядства ради этого сюда и пришли сегодня, верно? Шок-рокер даст им ожидаемое сполна, он додаст им даже больше; они, да и он сам тоже, пока не представляют, насколько Морфин перенасытит каждого в зале сегодня, насколько он вставится и недо-насытится сам, потому что космосом, этим ебаным космосом позади него вот там вот слева, невозможно насытиться. Но это чуть позже, пока же просто смотрите.
[indent] Вот он подошёл к Алику, накричал ему что-то в ухо и пнул соей высоченное платформой. Гитарист в ответ схалявил несколько аккордов, наступив на наглеца, почти завязалась драка; впрочем, что позволено Крюгеру, то никому более не позволено, в его случае спускаясь с рук, тормозов и здравого смысла.
[indent] Вот он, наплевав на все правила нахождения на сцене, зашёл за барабанную стойку, отобрал одну палочку у музыканта, перестав на какое-то время издавать звуки в микрофон; ударил этой палочкой по тарелке, да так, что это оказалось слышно даже в его микрофоне. Зал завопил, спустя несколько секунд отойдя от шока. Морфин меж тем не намерен останавливаться, его не отпускает, он накрыт происходящим, собственной охеренностью и самим случаем, тематикой и составом сегодняшнего представления. Он намеревается сделать то, чего безумно хочет одна вторая его угашенного и вялого мозга: направляется к Фостеру.
[indent] Он не может пнуть космос даже сейчас, будучи на адреналине. Он может себе это позволить, засранец поймёт всё на свете; но тут другое, особенное, понимаете? В благоговение нельзя плюнуть, эта ебучая библейская романтика и нежность, сука. Не то ли, чего повсеместно ищут на День Сучьего Валентина? В окружении переодетых на фетишистский манер мужиков, играющих музыку о непотребстве? Да, ну или как-то так. Того и ищут. Того Морфин им и даст. Он обходит Фостера, мать его, Космоса, обнимает за шею рукой с микрофоном, а второй нагло полез под руку, касаясь инструмента. «Смотри, Тони, я тоже трахаю твою бабу, ты оставишь это просто так?». Он бы, на самом деле, и Фостера бы потрогал, но так же интереснее. Оргазмический кончательный концерт в выебаную дату. С кем и для кого же ему стараться, как не для собственного комнатного космоса? А наличие маски на гитаристе ему вовсе не мешает. Это даже больше заводит. В творческом смысле, разумеется.

[AVA]http://s9.uploads.ru/CPvLj.gif[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ZTYdK.gif
Доказан неизбежный и серьёзный вред мастурбации для здоровья человека. Вред мастурбации выражается и в мозговой неврастении (с) интернет мракоробрцев
[/SGN][NIC]Morphine Kruger[/NIC]

+1

7

[indent] Изначально они просто должны были сыграть. Ну, там, получить свою дозу удовольствия, конечно, но вообще разговор шёл не о том. Тони бы мирно заменил заболевшего гитариста без привлечения лишнего внимания; запомнил бы этот день, отметил бы его в календаре, а потом они бы напились. Понятное дело, конечно, что на самом деле вышло бы иначе, но благословен тот, кто верил, да?
[indent] Фостер действительно пёрся, но не то чтобы делал что-то криминальное. В их понимании криминальное. Вообще ничего: просто был. Просто находился на общей сцене. Просто играл. И, в общем-то, мысль об этом до сих пор не покидала его головы. Он правда не выделялся (почти) ничем от остальной компании, даже стилистически на них походил и вот это всё. Маска, в конце-то концов, тоже как у всех. И вон дымок, вон декорации, музыка - всё, чтобы Крюгер чувствовал себя как дома. А выходило... вы чувствуете, как в воздухе запахло свиданием? Иначе межудтекстье (нет такого слова?) не назвать. Всё правда шло нормально. Охеренно, классно, как и должно было, как и планировалось из того, что можно было спланировать в чистой вакханалии.
[indent] А потом Крюгер вспомнил о Тони чем-то большим, чем интонацией и чем-то незримым, но повисшим в воздухе. Гитарист не отвлекался от своего инструмента, иногда поглядывал в зал, чтобы словить их восторг от происходившего на сцене, и на своих коллег по цеху, чтобы оценить то же самое и скооперироваться. Фостер, вообще-то, не думал никуда двигаться, планировал так и стоять в полу-дыме, как вдруг планы изменились. Не прямо так, но теперь к этому всё шло. Он почувствовал на своей шее горячую руку, совсем рядом - тепло чужого (нет, близкого) заведённого вдохновением и адреналином тела.  Это было клёво. Это заставляло внутренне чувствовать себя прекрасно, странно, и даже позабыть про то, что они сейчас на сцене, кругом глаза и как бы программа. Нет, Тони совсем не сбился, продолжил с неизменным лицом бродить пальцами по грифу, задевая струны и делая то, зачем и пришёл. Горящих глаз всё равно никто (кроме нужного человека) не видел, чёрт сегодня официально был один - наивысший из чертей, да? Знаете, лучше бы рука поползла по ноге или ещё чему, чем трогала гитару. Сейчас это ощущалось прерванным интимом; тем, что должны были разделять двое, а не устраивать групповуху. Потому Фостер зажал несколько струн и прошелся вдоль них, издав истошный звук; он не выделялся и списывался в то, что происходило на сцене, даже аккорды оказались нужными; но их тон, момент их появления на свет - это как выкидыш не готовой совокупляться с двумя сразу женщины, желавшей детей лишь от любимого, а не гадать, кто отец. Поглядите-ка, кто это начал думать, как сам Сатана? Нет, Крюгер, ещё рано трогать самое драгоценное, что имелось у Фостера в руках. У самого Фостера, пока ещё не выпившего на этой пирушке ничего.
[indent] Он почувствовал, как он его шеи в момент задето отлипли одним резким движением, гораздо быстрее и резче, чем когда только подходили к нему. Он спровадил вокалиста чуть прищуренным взглядом, а сам продолжил играть. Публика к тому моменту истошно свистела, кричала, а девицы верещали, прямо как когда Тони снимался в сериалах для девочек и выходил на публику. Только здесь и сейчас круче, гораздо круче: помимо публики фанатов тут имелся кое-кто ещё.
[indent] Действие на сцене продолжалось, наступила очередь нового трека, а там Тони почти сразу переместился к другому гитаристу, Алику. Тот тоже отбитый психопат, на самом деле, но да кто из собравшихся - нет? Фостер лишь косил под нормального. Гитаристы - это как братья, они из одной среды, потому здесь музыканты позволили друг другу взаимно обменяться аккордами на гитарах друг друга, даже стать спина к спине, сыграв несколько очередей одновременно. Это напоминало Титаник. Ну, почти. Казалось, что Сатана не в удел и мог руководить да питаться всем этим балом гитарной оргии, разрывая толпу, не так ли? Прекрасно. Постояв рядом с Аликом ещё некоторое время, Фостер покрутился на месте и отошёл в сторону, в то время как коллега переместился туда, где Тони стоял изначально. Как же, чёрт возьми, классно. Моментами даже уши закладывало, а сердца своего мужчина так и вовсе не чувствовал. [NIC]Anthony Foster[/NIC][AVA]http://sf.uploads.ru/1WnKI.png[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/O0cNL.jpg[/SGN]

+1

8

[indent] Так нечестно. Пирушкой сегодня здесь руководил Крюгер, и всех женщин, бухло и наркотики тоже принёс он. Не то чтобы пирушка держалась на этом, с учётом всех элементов, но ведь всё равно нечестно. Не-чест-но. Морфин мог трогать здесь всех женщин, каждую вещь, декорацию или человека, потому что он Король Ебли, воплощение гротеска и страха католической (не только) церкви. Он хочет взять - он обязан получить. Особенно от Тони, ведь, правда, что стоило для него разделить свою женщину с лучшим другом (клише, клише, всё эти чёртовы клише)? Какая разница, от кого родится наследие? Не уж-то пожелал личного пространства? Пожадничал делиться? Захотел сказать, что есть что-то, не принадлежавшее власти Морфина? Отвратительно, Тони, ты просто отвратительный засранец. Мужчина шумно фыркнул и матернулся в микрофон, резко отпустил артиста и шагами горделиво, не поверженного и вообще властелина отошёл от него. Отыгрался на стойке: та завалилась так, что даже не смогла подняться обратно. В общем-то, так ей и надо. Крюгер вообще пассивно-агрессивно спрыгнул со сцены и принялся издеваться над фан-зоной.
[indent] Народ там, конечно, завопил оглушающе, даже петь почти невозможно стало. Ну, Крюгеру несложно, он и принялся разве что иногда чего-то шуметь, баловаться, а не петь и не орать. Трогал руки фанатов, от них же отбивался; кого-то трогал за лицо, кого-то за волосы, кому-то нагло вертел голову в своей манере доминирующего императора. В общем-то, все довольны. Когда слишком навязчиво его самого пытались потрогать, несколько раз послал нахуй (громко), показывая средний палец. А там и вернулся на сену, став сракой к залу. Показал всем два средних пальца, вытянув руки в стороны. Выронил микрофон, на этом сцена утихла, трек закончился. Ушёл вглубь темноты важной походкой.
[indent] Пока у него полминуты, образ сменился. Чёрный длинный пиджак дворецкого, полицейская кепка с хуем вместо знака, очки поверх размалёванного лица, белые перчатки, трость в форме жирной свиньи у основания. Огни снова зажигаются, император выходит на сцену, и в нём пиздец как горит. Весь свет на него; белый, остальное всё чёрное, как и он сам - черно-белый. На какое-то время Крюгер даже забывает, кто с ним сегодня, закидываясь публикой и закидывая публику. Он поднял ловким жестом высоких ботинок ранее опрокинутую стойку. Одной рукой держал её, пока пел в микрофон, а второй делал странные, но такие подходящие ему жесты тростью.
[indent] Всё шло охуенно до тех пор, пока задний свет не включился, не начал мелькать; пока не стало видно тех, кто и что там делал. Потому что к тому моменту Крюгер как раз повернулся, разгорячённый и вопивший что-то в микрофон. Он, блять, даже непроизвольно откинул нахер стойку. Что он только что увидел? Что он только что узрел? Какого, ебать дилдой без смазки в зад, хуя? Тони, мать его, какого хера? Почему его женщину можно трогать Алику, но нельзя Морфину? Что за нахуй? Это вызов, из этого можно делать выводы? На его сцене? Не дело. Мужчина прорычал что-то неприличное в микрофон очень разочарованно и агрессивно, потом просто рыкнул. Повернулся резко снова к залу и как завопил своим пока еще не севшим голосом, так завопил, изнашивая связки. Так, что публика аж заверещала, рук стало больше, чем было.
[indent] - Сучки, вы все - сучки системы, - указывает на них пальцами в зал. - Все, кто окружают меня сегодня - сучки. А, кто сегодня есть не сучка? Давайте, покажите мне этого, я заебу ему членом папы римского, если церковь ещё не успела сделать этого, - зал орёт, зам шумит, от зала ничего более не требуется. Крюгер упирается платформой о колонку с искривлённым лицом, полном вызова, агрессии и гротеска. Как и всё, что он делал сегодня, вчера, всегда. Ебаный вызов, но системе совсем не одной и той, о которых все думали. Не сейчас.
[indent] Мужчина снова рванулся с места, повернувшись спиной к залу. Показал средний палец, пока не пел. Прошёл к третьему гитаристу. Тихому, мирному, самому, блять, адекватному и не атмосферному.
[indent] - Вот она, эта сучка, кого обработали, - заявил вместо текста песни. Взял музыканта за волосы, оттянул и оставил засос со следом от помады на шее у того, нагло помацав струны. - Добро пожаловать в мир сучек, тебе нравится? - и отшатнулся от него, нарочно запутавшись в ногах. Вспомнил про текст, начал его рандомно петь, попутно обойдя сначала  Алика, чинно держа руку с тростью за спиной, а затем и Тони. Их гитар не трогал, фу, какое предательство себя самого трогать это, но показательно остановился рядом с Фостером, встав к нему спиной, а к залу боком. И ещё более показательно при этом пел. Там как раз было что-то про пускание крови за излишнюю въедливость в память и сердце. Ну или Морфин пел так, словно бы об этом.
[AVA]http://sh.uploads.ru/vtDnU.gif[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ZTYdK.gif
Доказан неизбежный и серьёзный вред мастурбации для здоровья человека. Вред мастурбации выражается и в мозговой неврастении (с) интернет мракоробрцев
[/SGN][NIC]Morphine Kruger[/NIC]

+1

9

[indent] В какой-то мере хорошо, что "обидка" и всё такое. Как бы того не хотелось, а Тони не отвлекал поверх не нормы, и шоу, само себе себе являвшееся вакханалией, не стало бы исключительным хаосом. Морфин мог контролировать себя, сцену, зал. Ну, пока что. Вроде. Кокаин в этот раз остался вне крови музыкантов, и в некотором смысле оно обнадёживало, как ни странно. Пользоваться случаем и дурить, не беспокоясь при этом о реакции окружающих - как раз о Крюгере и Фостере, да? А всё-таки. Шоу не о них, или по крайней мере пока эту новость удавалось скрывать, как и очевидность подобного утверждения.
[indent] Когда персональный Сатана обиделся и временно (бросьте, они слишком хорошо знали друг друга) потерял  интерес, всё вернулось на круги своя, перекоса и трагедии (ну, такой, относительной, наверное) удалось избежать, ну или отложить. Может, всё в самом деле пройдёт как обычно клёво, Тони так и останется почти инкогнито, без лишнего внимания и в памятный кайф? Да, так и было какое-то время. Мужчина играл, команда отрывалась, Крюгер заводил публику, публика заводила всех, обожая и раздражая Морфина. Все прекрасно. Он здесь руководил пирушкой и решал, как чему идти, куда вести уклон и вообще. Фостер с удовольствием следовал, и более ничего в нынешних условиях в принципе делать не мог. И не желал, в общем-то. Лишь бы не мешать и не сбивать - так говорила совесть, остальные стороны нутра не слушал.
[indent] Лишь ухмылялся со слов Крюгера; он, падла, такой он; такой офигенный, нечто невозможное: иногда Тони не верилось, что ему настолько повезло с друзьями, а Земле настолько повезло с такими талантами. Девиантными, отбитыми, но бесконечно крутыми. И, несмотря на близкое общение, продолжал искренне Джереми восторгаться. Каждый раз, снова и снова.
[indent] Вакханалия протекала, гремела стабильно до какого-то момента. Упс, кажется, кое-кто завёлся. Завёлся в другом направлении, заметив милование гитар и их ведущих. Кое-кому не понравилось. Тони даже почти беззвучно икнул, на несколько секунд брови непроизвольно поползли наверх, а после секунда - ничего не было. Только мимолётная плутовская и в крайней степени довольная ухмылка: нет, мать вашу, ему не стыдно.
[indent] Он так и играл, боковым зрением наблюдая за лайтовым зверством расстроенного Морфина. Оу-оу. Ну, ссорян, в сообществе гитаристов сегодня битком, как-то в следующий раз! Может быть, если позовут. Однако до Тони, конечно же, Крюгер не дошёл: паршивец задел Его Высочество, Его Величество повернулось сракой-с. Как изволите-с, покорный слуга на чужом корабле готов показать себя паинькой, чтобы втереться в доверие и не соискать нелюбви главного. Не считая того, конечно, что по кайфу.
[indent] Тони сначала никак не реагировал и просто продолжал играть. Ну, чего он там не видел; он лишь скромная пешка (но это не точно). Однако одна партия, другая. Крюгер принципиально требовал извинений, неизменно стоя в единой позе и выкрикивая свой текст. А Фостер что? А Фостер не гордый. Ведь именно он не дал трахнуть свою крошку, и ведь это всего-то она, понимаете? А на деле были ещё они, аж целых двое, и как бы... там совсем другие разговоры. Качнувшись с гитарой наперевес, музыкант сделал полтора шага в сторону, изменив тональность и оттенок своей игры; если прислушаться, то можно услышать, что и Крюгер сделал тоже самое. Тот не поворачивался, но, поверьте, в сраке и на затылке у него по глазу, которые только за Тони и наблюдали. Не самоуверенность, а точное, блять, точное знание! Так вот, сначала пират просто встал рядом-рядом, затевая Сатану локтем и гитарой едва ощутимо, а после просто чуть наклонился в сторону, подогнул одну ногу и уложил голову на плечо Морфину, растянувшись в очаровательной улыбке. Да, правила здесь диктовал Крюгер; ну так разве он не сам пришёл, хотите сказать? Тони официально умывал руки от ответственности! Но границу сохранял, потому что внимание не обойдёт его стороной в любом случае; но навязчивое, излишнее - вот этого бы избежать. Хорошо, мать моя, да?.. Правда, Морфин?..  [NIC]Anthony Foster[/NIC][AVA]http://sf.uploads.ru/1WnKI.png[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/O0cNL.jpg[/SGN]

+1

10

[indent] Принципиален. Иногда Крюгер до жопы принципиален, хотя по большей части, конечно, балабол, кидалово и наебальщик. Но не на (ладно, почти, иногда) сцене, не на своей сцене. Здесь он повелитель, господин и единственный, кто имел право решать. А тут посмотрите, один пират в гражданском, и вот уже Морфин показательно подчёркивает принадлежность этой сцены себе. Чтобы, конечно, случайно не сломаться, не завалиться на колени ну и вы, блять, знаете, кто в этом, кроме ебли, Король.
[indent] Он пел про то, что все когда-то сдохнут, про предательство; символично хрипел о том, что это, блядь, не самое дерьмовое, что может случиться, если ты не один. Социопатам положено умереть, двум социопатам - сломать сраный мир. Или что-то такое, наверное, как-то так бы трактовали. Стоял спиной к тому, кто сегодня являлся единственным, кому можно что-то демонстрировать; единственным, перед кем Крюгер не устанет это делать. Себе-то, всем этим, блядь, людям, которые выкладывали деньги разный величины просто за то, чтобы посмотреть на Морфина, уже давно всё доказал; мог хоть выть, хоть ссать, хоть дрочить, хоть петь, хоть поджигать музыкантов - любое его действие вызовет одинаково животный восторг и неизменную реакцию. Закономерность, стабильность и то, что принималось, в общем-то, не без тщеславного удовольствия. Люди  счастливы, когда их насилуют и унижают. А Морфин вот всё стоял и стоял, не одну строку простоял, и, сука, вот сейчас выдумал себе игру, принцип, от которой бы нахуй не отказался. Принцип, который под натиском вольной жизни, конечно же, очень быстро просядет, против чего сам артист не выступал. Скорее бы, он что, девственница, чтобы ломаться?
[indent] На четырёх бутылках, нет, ящиках абсента поклялся бы, что почувствовал спиной, головой и, особенно, сракой изменение положения засранца. Так, пират зашевелился? Демонстрация, обида и вот это всё босса (нет) дали свой результат? Да бросьте, сука, не могло не дать, это же Тони, мать его, Фостер! Перетёртый, но нежно уложенный калач. Морфин тянет ноту, переходит на ультразвук, народ верещит, а мужчина предвкушает свою победу и результативность своих методов на своей (их, их, их!) сцене. Раз, два, три, четыре, пять и... И Крюгер нахуй расползается в сучью лужу, в домашние тапки с котиками. Бля, если в секунду получение ожидаемого могло изменить мир и отбросить 99.9% окружения в яму ненужного,  то вот это, блядь-блядь-блядь-сука, оно самое.
[indent] Голова Тони такая соблазнительная на то, чтобы её потрогать. Такая не тяжёлая, но увесистая к смысле экзистенциализма. Взять бы его за волосы, зарыться бы в них, да молчать при этом - вот это кайф. Но Крюгер же дикий, Крюгер же не дерьмоглаз на сцене, а, типа, исчадие, вот это всё. Ему нельзя ломаться. Ему непозволительно ломаться. Ему нел... Поздно. Задевание, соприкосновения, ВОТ ЭТА МИЛАЯ ГОЛОВА. Боже, нет, в Бога Морфин не верил, но вот ЭТОТ подарок - бля, разве сын Сатаны заслужил? Да, заслужил. За верное прославление и службу, с позволения сказать. И на этом его "заслужил" не заканчивались.
[indent] Мужчина растянулся в улыбке абсолютно счастливой и удовлетворённой: ладно, допустим, извинения услышаны. Ладно, хорошо, ещё и приняты. Издал охуенный звук, которого вовсе не должно быть в  природе, некая смесь пиздец громкого "арр" и "йее", вытянул руку с микрофоном к небу-но-не-сракой. Народ, естественно, порвался ещё раз.
[indent] Он пел про то, что все когда-то сдохнут, но насколько на это наплевать, когда умирать будут вдвоём; когда найдет тот, ради кого и с кем можно прожить оставшиеся секунды. Да, блядь, Крюгер вообще сраный и конченый романтик, но так разве это их не объединяло? Это исполнение потом будут называть странным, ужасным, эпичным, топовым, высоким, да похуй как - оно посвящено гостью, и сегодня не слова, но смысл между строками для них, для него. Библейская, блядь, романтика. Какое-то время Крюгер шумел, почти пел, прекрасно и направленно, наслаждаясь моментом. Это только потом развернулся, не убирая головы Тони, так, чтобы можно было его обнять и нагло прижать к себе, уткнув куда-то в грудь. Как жаль, что на тот момент прикрытую одеждой. Вот оно, счастье. Но нет, нет, не так просто. Голос перешёл на шепот, такой, какой был только у Морфина и у кого на свете. Чтобы не кричать на ухо, не ломать момент, чтобы сохранить атмосферу, остановить время, понимаете? Он прижимал Тони к себе, а после попутно согнулся таким образом, что это пришлось сделать им обоим. Смотрелось, конечно, странно, но, типа, всё, что происходило в исполнении Крюгера, в принципе не могло называться нормальным и всё такое, да?
[indent] Хорошо, пока музыкант даже построит из себя паиньку какое-то время, гитару трогать не будет. У него теперь всё тело, всё отмщение и, признаться, о том, что он мешал Тони вообще не думал, ибо... какая разница? Нет, серьёзная, какая, к хуям, разница? Потому, находясь и в этом странном положении, и разогнувшись (да качнувшись на платформах), Крюгер просто нагло залапал бесценного пирата (какая разница, что сейчас не пират и вообще должен был оставаться незаметным инкогнито), обеими руками обхватив его за корпус. Крайне благородно не трогал рук, а там дай боже и сам, совсем сковывая, подбородком на плечо уложился. Ну, с другой стороны, подбородок - это даже не всё тело, как и не отдельные его выдающиеся части... [AVA]http://sh.uploads.ru/vtDnU.gif[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ZTYdK.gif
Доказан неизбежный и серьёзный вред мастурбации для здоровья человека. Вред мастурбации выражается и в мозговой неврастении (с) интернет мракоробрцев
[/SGN][NIC]Morphine Kruger[/NIC]

+1

11

[indent] Зачем, зачем, зачем, ЗАЧЕМ Тони тронул самого Дьявола? Зачем устроил ему искушение, на которое тот поведётся, чтобы повестись и самому? Детский, бездумный, необдуманный и несерьёзный сад. Словно был забыл, где находился, кто правил балом и что такое Морфюн Крюгер на гребне творческого, сценического, живого прихода. Не то чтобы концептуально отбитый в юные годы Фостер не мог упустить подобной возможности. Тоже пёрся, типа, таки вторая по величине мразь на этой сцене.
[indent] В какой-то мере каждый из них знал, что будут делать оба. Интуиция, изученность, связь в космосе, шуточный (нет) брак на краю света - что-то из этого определённо работало. И это знание обволакивало сознание, заставляло приятно щипать и продолжать поддаваться картинкам в голове. Или не совсем картинкам, но вот если вы когда-то чувствовали рукой в воздухе эфирное тело или нечто вроде того, то как-то так. Как сучий бред, какой сучий бред, а всё-таки.
[indent] Почувствовал он, конечно же, руки. И тепло, и сердце. Секунда-раз-два. Ему захотелось сделать одновременно всего так много. Распирающее прекрасное чувство, от которого, правда, не то чтобы мозг работал лучше - умопомрачительное отупение и почти животные рекреации на свет, звуки, присутствующих, особенно на стоявшего позади и любовно прижимавшего к себе. Не подумайте ничего пошлого, речь о вещах немного иного тона. Пока вообще ничего пошлого, как могло показаться со стороны. Наверное.
[indent] Тони исправно продолжал играть. Сквозь все тернии, препятствия и изгибы, а пальцы не бросали бродить по грифу и струнам. Конечно, формат самого звучания пришлось изменить - это не то, как они репетировали, но тем и хорошо, понимаете? Живая музыка всегда круче, потому Фостеру особенно нравилось то, что Крюгер каждый раз пытался исполнять одно и то же, но в разных манерах. Гитарист не обладал усами сейчас, потому даже маска и ракурс не могли скрыть то ли ухмылки, то ли улыбки, а глаза так правильно отражали прожекторы и софиты, что уединение на двоих в целой компании и перед всем миром приобрело знакомые и любимые нотки вакханалии и, чёрт его подери, романтизма. Без романтики не хотелось дышать, тогда как, как не сейчас, заполонить ею воздух? Когда, как не сейчас, когда голос Крюгера перешёл на шепот, и это стало почти интимно, приватно, в самую душу. Обалденно. Боже, Сатана, Космос, как угодно: как же Тони обожал своего друга, вдохновителя, свою противоположность, да как угодно зовите, любым лицеприятным словом, ибо подходящего английский язык пока не изобрёл. В таком моменте можно было и потеряться, а на несколько мгновений оба в самом деле выпали; только если Морфин мог позволить себе становиться что колючкой, что лужей - ничего нового в его состоянии, в общем-то, не было, и даже срака прилично прикрыта не только стрингами, то Фостер, так уж вышло, так не мог. Он часто был и в очередной раз стал тем, кто должен встряхнуть их, будучи свободолюбивой заразой.
[indent] Очередная строка слов исполнителя закончилась, Тони "заело" на трёх аккордах, а после одна протяжка, четыре аккорда и ненадолго его партия закончилась. Он воспользовался этим для того, чтобы одной рукой отпустить гитару, перехватить Сатану за ворот его обалденного показного пиджака и, повернувшись, подтянуть к себе, чтобы милейшим образом смачно чмокнуть в щёку. Морфин откровенно задержался рядом с Тони, стоило намекнуть, что сие пора исправлять. Там скоро следующий трек, к слову говоря.
[NIC]Anthony Foster[/NIC][AVA]http://sf.uploads.ru/1WnKI.png[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/O0cNL.jpg[/SGN]

+1

12

[indent] Надо уходить? Правда? Серьёзно? Да бросьте, Морфину вообще не хотелось. Что вообще за намёки такие: надо, уходить, ещё и ему? А всё равно расплылся в сраной улыбке. Такой, что с учётом намалёванных и пока не растёртых к херам губ совершенно в его стиле. Кот доволен, нюхнул валерьянки, теперь ему хорошо; даже если кот немого не из земной локации, привык срать всем под дверь и портить произведения искусств, высмеивая при этом котов домашних. Мимика Крюгера - его вечный друг и выражение внутреннего, зачастую гротескного, но то того не более подставное, почти честное. Почти. И сейчас мимика всё делала за мужчину, с гримом становясь неповторимой и видимой издалека.
[indent]  Специально-не специально состроил рожу, оторвал руки от Тони (просто убрать - недостаточно подходящее выражение) и зажал ими своё лицо, имитируя то ли восторг, то ли удивление, то ли что-то в стиле: "О боже, о боже, о боже!". Речи, конечно, ни о каким Боге не шло (если не относить Фостера к таковым, но это пускай останется между ними, да?). Там же пришлось отлепить лицо от плеча, с неизменной улыбкой плута-кота-Сатаны-владельца-публичного-дума-с-самой-крутой-шлюхой выпрямиться. Позволил себе обогнуть Тони, коснуться струн его женщины, подняв ногу аки ласточка, а после уже спустя несколько мгновений вернуться снова к краю сцены. Вытянуть руки, прошипеть что-то мимо слов, перестать обращать внимание на гул публики, ибо там стабильно громко шумели; стабильно громко достаточно, чтобы адреналин накрывал, восторг накрывал, и вообще всё, что можно, накрывало.
[indent] Так прошло ещё несколько треков. Морфин прыгал, отломал кусок декорации, которую кинул в зал, оплевал клавишника шампанским, почти подрался с ним и одним из гитаристов; другому засунул пальцы в рот, всем всё нормально. Спускался в зал, садился на краю сцены, пинал колонку; несколько раз возвращался к Тони, то обнимая того за шею, то облокачиваясь, то валяясь перед ним (и фирменно - сракой, и чёртовой звездой, и трахающейся деревяшкой, и счастливчиком на животе после блевотины). Ассоциации с брачными играми, эпилептическим припадком, обдолбанностью, и как ему при этом хорошо. Но нет, Морфин стабильно продолжал петь, выть, кряхтеть, орать, обзываться и при этом не блевать. Короче, всё в лучших из его традиций. После одного из треков сменился костюм, затем тот оказался снят прямо во время выступления (угадайте, рядом с кем тогда стоял Крюгер? Вспомните о Боге), мужчина оказался снова с около-голым верхом.
[indent] Но главный свой план он только вынашивал. Его воспалившееся, возбудившееся и взбудораженное сознание требовало доконать Фостера, отомстить за запрет трогать его женщину, выбесить остальных и узреть, насколько тянутся голосовые связки толпы. А заодно и собственная выдержка.
[indent] После очередного трека начался новый. Нежный, суицидальный, романтичный; под такие обычно прыгают с крыши, вскрывают вены и бухают от переполняемого нереализованного хорошего (не совсем). В руках же Морфина появился нож. Толпа снова треснула, зная, что будет их любимое: Крюгер намерен причинять боль самому себе. Только в этот раз он вовсе не стремился показывать это всем. Поиграл с ножом, поугрожал зарезать несчастного в который гитариста (хуй ему, а не гонорар), ну и после устроился, конечно же, у Фостера. Блядская, конченая, эстетичная, библейская романтика - пускать кровь рядом со своей любовью, не так ли? Сейчас таковы роли, сейчас об этом рассказывал текст. А что правда, то никому знать не стоило. Нужному лицу слова не требовались.
[indent] Он порезал свою руку, порезал чуть выше солнечного сплетения, отрезав к херам часть костюма. Продолжал при этом петь, смотреть какое-то время в толпу, а потом... просто принялся неторопливо ходить вокруг Тони. Размеренно и самоуверенно ходить, хрипеть, реже - кричать отдельные слова - текст, пускать кровь, помахивать ножом. Сделал так круга два, на третьем остановился позади чуть сбоку от Фостера. Пускай прелесть играет, смотрите, какие пальчики, смотрите, как бегали. Голос перешёл в гипнотический шепот о вырезании сердца, о том, как бывает больно, но что всё это - результат греховного бездушия; о том, что за это не стоит обижаться, за то, что это лишь очередной повод не откладывать смерть далеко, ведь как жить без сердца, когда ты уже пуст внутри? Музыка столь же ненавязчивая, расползающаяся, и даже зал притих - слышите, это пошло личное, тонкое, да? А Морфин мразь, а Мофрин мстительный, а Морфин тролль, а у Морфина так себе с границами. Он, всё также стоя у Тони, вытер о его оголённые руки свои, изрезанные, запачканные кровью. Опустил микрофон, вернее, нахуй выкинул (случайно - снова чуть не пострадал один из гитаристов, но это он сам виноват, Крюгер не целился и вообще мысленно был в триумфе). Фостер говорил: "Я не хочу светиться, не подчёркивай меня лишний раз, ага?". А, что, Морфин уже переступил эту просьбу пять..шесть..восемь..десять раз? Чепуха. Прежде он еще ничего не сделал, блядь, о-о-о, какое ни-че-го, не по-настоящему. Совершенно непринуждённо, требовательно, но не в резкой, около-трепетной манере провёл ножом по шее чёртового пирата, заставив того повернуть к себе лицо. Нежно-нежно поднёс к нему окровавленную руку, кончиками пальцев которой перед этим провел по порезам на груди, и коснулся щёк, опуская их вниз, чтобы остался след. Ну а потом у адреналина в крови и чертей в голове просто сорвало крышу; "не подчёркивай меня лишний раз" заиграло вызовом, а нехорошесть как человека да символичная сраная дата в купе с Богом, что разделял сегодня сцену с Сатаной, взяли вверх над и без того мёртвой совестью. Морфин просто поцеловал Тони, а ножом скинул с него маску. "Я не хочу светиться, не подчёркивай меня лишний раз, ага?". "Не подчёркивай меня лишний раз, ага?". Не подчёркивай, ага?". "Ага?". Ага. Хуй.
[AVA]http://s5.uploads.ru/kzVcE.gif[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ZTYdK.gif
Доказан неизбежный и серьёзный вред мастурбации для здоровья человека. Вред мастурбации выражается и в мозговой неврастении (с) интернет мракоробрцев
[/SGN][NIC]Morphine Kruger[/NIC]

+1

13

[indent] Тони отличался приятной способностью или, может, чертой характера: спокойно реагировал на вакханалию. Даже она негативный окрас. Тогда просто не совался. В данном конкретном смысле он просил совсем немного: не привлекать к нему лишнего внимания. Все всё в любом случае узнают, однако то, на чём и как оно отразится, на, скажем, шуме в жизни - дело другое. Фостер являлся парнем рискованным, но некую черту не переходившим. В общем и целом не любил выпячиваться, нарушать чужое пространство и приносить дискомфорт конкретным людям, а не массе как таковой - тоже. Ну и, так или иначе, ждал подобного в ответ хоть немного. В случае Морфина... что же, тоже дождался: вакханалия стала чумовой (от слова чума) пирушкой не сразу. Сатана держался, видят все, кто под и над людьми, правда держался. Наивно говорить, конечно, что, соглашаясь на всю эту авантюру, Фостер ждал бы того, что его не будут трогать. Бросьте, невозможно же! Да и он сам, в общем-то, не слишком против. Действительно знал, что бесполезно просить Крюгера о подобном просто потому, что он Крюгер. Тот и сам знал, что некоторые вещи делать не стоило. Принял это и получал удовольствие. Только если говорить о фантазии, то, пожалуй, её они выражали по-разному. Тони давали каркасы, которые он завершал, изначально бравшись лишь за те основы, что ему нравились. А Морфин... Морфин всё сооружал сам. Тони - просто актёр; Морфин - творец. Актёры играли и имели границы, даже если ехали крышей; творцам не обязательно ехать крышей, чтобы из раза в раз пересекать черту и заходить так далеко, куда порой даже художники (коим ко всему прочему являлся Крюгер) не могли ступить. Так вот. Когда творец творил, он переступал границы очень просто, не осознавая или не понимая последствий, а иногда и как раз для того, чтобы увидеть и из понимания таковых, нарочно. Ну или творец просто являлся Морфином Крюгером, сукиным сыном, мразью и бесконечно офигенным человеком. Тони для себя не решил, что именно, когда... "не привлекать к нему лишнего внимания" оказалось истоптано не из простого кайфа, но из принципа. Нее-е-ет, подобное Фостер знал прекрасно, приблизительно улавливая, как работали черти внутри космо-друга (да ладно?). И, в общем-то, сие снова произошло. Предсказуемо в теории, но неожиданно по факту. Fuck this shit. Ублюдок. Охуенный ублюдок.
[indent] Он спокойно, с вдохновением и воодушевлением принял и разнос декораций, и своеобразное взаимодействие с командой (бросьте, они тут все больные, почему должно волновать?), и всё, что происходило. Валяния на полу, объятия, даже тот факт, кто Крюгер резал себя. Тони, кончено, подобное бы не повторил, наверное, но так на то он и простой актёришка, а Морфин Крюгер - подарок человечеству и ему лично (вероятно, подарок незаслуженный, ибо вы только посмотрите). Сам Фостер ни на что не напрашивался и единственное, что в его поведении могло бы считаться за вызов (кроме самого Тони), так это его игра, манера игры. Но, знаете, с этим ничего не поделать, иначе в чём кайф? Всё, в общем-то, шло прекрасно, потому даже кровопускание актёр мог понять, пускай и побаивался вида крови. Пока его она не касалась, он просто опустил глаза и сконцентрировался на игре, абстрагировавшись. Морфин в крови - значит, абстрагироваться и от него тоже, оставив лишь голос в голове, дорисовывая остальное. Они не договаривались, что такое будет, но раз случилось, то пускай. Это шоу не Фостера, и вдохновение, сама атмосфера помогали ему на какое-то время абстрагироваться и просто кайфовать по музыке, не поднимая на творца взгляда. Меньше зрительного, больше аудиального.
[indent] Он ушёл в процесс достаточно глубоко, чтобы даже проигнорировать, упустить факт того, что Крюгер снова оказался рядом. Крюгер в крови, порезанный самим собой. Именно потому словно бы "включился", когда к его руке прикоснулись. Что-то влажное, тёплое и немного вязкое осталось на его коже от этого прикосновения, даже растеклось, оставив что-то... страшное. Брови Тони поползли наверх в непонимании и удивлении, он как-то даже внутренне замер, как и замерла его нога, не реагируя на игру на гитаре. Пальцы пока пиляпали. Это что? Кровь?.. Нет, Морфин не мог. Он же знал, что Фостер панически боится крови, что это у него давно, что оно даже вызывало некоторые сложности на съёмках, что... Морфин же не... Сделал это?
[indent] Просто выпал. Он, блядь, просто выпал. На какие-то доли секунды у него даже закружилась голова, чему поспособствовало ещё и сценическое освещение и всё, что творилось вокруг. Случилось то, чего не должно было случиться. То, чего в принципе не могло случиться. Но оно случилось. Морфин Крюгер переступил черту. Тони даже не предполагал, что таковая существовала, однако вот она - красная, прямо на его пальцах и теперь на... щеках Фостера. Настоящая. Алая. Тёмная. Даже в таком свете остававшаяся собой. Кровь. Пальцы соскользнули со струн, руки просто перестали играть, став тяжелыми и холодными, как и само существование актёра в пространстве. Он на сцене. Он должен держать себя. Он не подведёт это шоу. Он помнит о последствиях. У него была сила воли, а если не было, то он обязан был её найти. Снять свою одежду, отыскать полотенце, вытереться о помощников в чёрном -  сознание, разум, голова, мысли мужчины вмиг забились только этим. Критически важно, сос, защитная реакция. Тони не ушёл со сцены, не упал в обморок, но потерялся. Он не являлся единственной или ведущей гитарой, его аккорды были вспомогательными, потому в целом от остановки Тони глобально ничего не пострадало, ничего, кроме...
[indent] "Слишком" - мало. Когда слишком одно - мало. Он бы всяко иначе отнесся и к поцелую, и к маске, если бы не кровь. Заулыбался бы, ответил бы, заиграл бы, короче, вышло бы весело и круто, однако на деле стало только хуже. Гораздо хуже. Морфин что, до этого облизывал нож?.. Солоноватый привкус почувствовался во рту, и вот здесь всё. Артист даже вздрогнул, второй рукой вцепившись в остатки верхней одежды Морфина. Но не в страсти, не в игре, не в одобрении. Это была просьба прекратить, услышать; раздражение, агрессия, обида (настоящая), защитная реакция, напоминание. Из последних психологических сил, переступая через всё, что было в нём, собрав выдержку, волю и что-то ещё в кулак, Фостер подтянул к себе Морфина, словно бы в шутку-игру-по-настоящему-сцена-хуй-пойми отвечая на поцелуй, однако стоило тому по воле-неволе оказаться над ним, как Тони скользнул к уху, голосом глухим, забитым, но прямо Крюгеру в мозг шепнув:
[indent] - Вытри.
[indent] Тони, мать его, Фостер выпал из образа. Ему страшно. Он не слышал музыки, не видел людей, и даже забыл про людей, про маску. Наверное, этот взгляд бы и с ней читался, а теперь, без неё, так Крюгеру вообще никак не отвертеться. Фостер даже не заметил, как из-за резкого притягивания нож Морфина задел и актёра. И как выронил синтезатор тоже. Он едва ли многое замечал сейчас.
[NIC]Anthony Foster[/NIC][AVA]http://sf.uploads.ru/1WnKI.png[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/O0cNL.jpg[/SGN]

+1

14

[indent] Его переклинило. Вставило, отрезало, вмазало, опрокинуло, трахнуло, в секунду ударило осознание. Он, кажется, сделал невозможное.  Впервые за много лет Морфин Крюгер... выпал в Джереми. Две неделимые части одного целого обернулись боком, разлетевшись подобно двум плюсам. Вот сейчас, когда стало слишком поздно, мужчина понял, что натворил, всё также вмиг покрывшись испариной и словив внутри непонятное, ужасное, отвратительное, худшее из тех, что он когда-то испытывал ощущение... вины. Прошло всего несколько мгновений, а неудачный эксперимент с кислотой и курением человеческих костей показались ему моральным раем и совестливым отдыхом в сравнении с ЭТИМ.
[indent] Тони ведь не из трусливых, но крови боялся панически. Рассказывал же, что свидетельства неприятных историй в молодости, отдававших ассоциациями и по сей день. Ведь и на площадках так было, и когда Крюгер несколько раз показывал свои свежие раны, и даже когда кровь шла носом из-за кокаина или другого дерьма... СУЧИЙ ВЫРОДОК, ЧТО ЖЕ МОРФИН, БЛЯДЬ, НАДЕЛАЛ! СУКАСУКАСУКАСУКАСУКАБЛЯТЬ! Животное, мразь, эгоист хуев, в пизду заигрался, забылся; хотел, блять, выделить Тони, отомстить в этой тонкой игре, подчеркнуть, устроить романтику в Хуев День Святых Еблей, и, сука, выделил. По тройному тарифу, как никого, ебатьебатьебать, более не выделял. Сделал невозможное в той гармонии, что из себя представляли их отношения, не заслуженные ни одним человеком на этой сраной планете.
[indent] Морфин чувствовал себя ебаным котом. Котом, который разнёс всё к херам, опрокинул работы хозяина-архитектора, нанёс ущерб, а потом виновато смотрел всё на того же хозяина, понимая, что сделал то, чего не следовало, но поделать ничего не мог. Так-то так, но Крюгер не сучий кот; его нельзя просто мокнуть в лицо, чтобы оставить всё в прошлом, чтобы исчерпать ситуацию, иначе бы давно сам туда обмакнулся больше, чем уже сделал это. Ни с кем угодно более, но с Тони - именно так.
[indent] Стоило вытереть, стереть эту кровь с лица Фостера, уже за этим потянулся, но, сука, руки музыканта, каждый сраный палец был в крови, как и одежда. Бессмысленно. Артист передёрнулся, беспомощно рыкнул, откинув к хуям нож. Со стороны выглядело то ли как ссора, то ли как когда Крюгер психовал, только ему самому не важно: Джереми плевать на шоу, у Моорфина вмиг упал и больше не стоял на шоу, хотя выть и кричать хотелось неимоверно. Но нет, не пока Тони в таком состоянии. По вине, блять, сукиного посланника. В несколько шагов, быстрых, резких и нервных, он отвернул своего персонального Иисуса от зрителей, отвёл подальше. Похвалит бутылку воды и просто облил. Лицо, свои руки, всё, блять, положив хуй на остальное. Группа продолжала играть, и только попробовали бы не играть - Крюгер поубивал бы всех, уродов.  Но уроды смекали, потому играли, а световик даже что-то догнал, выключив один луч света, что был направлен на Тони.
[indent] Из-за кулис повыбегали сотрудники сцены в чёрном, принялись чего-то выяснять, а сам исполнитель просто повернулся сракой ко всему миру. Трясся почти внешне, изнемогал изнутри, чувствуя себя настолько ущербно, насколько, блядь, даже после кокаиновой ломки не бывало. Смотрел на Фостера таким виноватым, молельным взглядом, а в голове, а перед глазами все стояло испуганное лицо гитариста, его глаза. Этот ужас, страх, простая человеческая обида в непростых нечеловеческих отношениях.
[indent] Он хотел к ебеням закинуть этот концерт к чёртовой матери, прекратить прямо сейчас, однако последовавшее придерживание его Тони за руку остановило. Завершить?... Значило, что надо завершить всё это? Блядская, выебаная в анус драма: "Ты должен закончить это, иначе все жертвы были зря... Я не знаю, прощу ли тебя, но раз на то пошло - сделай это ". Или конкретно сейчас Крюгер считал ситуацию как-то так. Несколько человек окружили Тони, приводя того в себя, вытирая, обливая и всё такое, но из-за освещения зрителям шевеления почти не виднелось, только какое-то копошение контурами. Лишь бы только его увели, лишь бы он свалил из этого Ада, в котором не заслужил более страдать. Но почему не уходил, зачем оставался на этом заднем фоне, словно бы желал продолжить? Выключившийся Крюгер не смог слечь в могилу, не смог, блять, там пролежать. Просто ушел за сцену, оперативно нашёл там один из своих длинных пиджаков. Ему, сука, стыдно, он, блять, сделал выводы; ну нахуй, на его сцене должен контролировать всё, включая себя. А эта кровь... сейчас Морфин не мог на неё смотреть. Свидетельство, память, доказательство. Да, этот костюм не по-плану, но да разве не хуй, в который раз, на это положил?
[indent] Злой, разъярённый, в черном полу-костюме поверх порезанного тела и остатков верха предыдущего костюма, с начавшим течь из-за воды мэйком, он как загнанный, агрессивный, разъярённый зверь выскочил на сцену и, казалось, весь зал, сама жизнь замерли на несколько мгновений. Оторвал с ходу часть барабанной установки, причём такую часть, что реально сломал её. Но тронуть его никто не посмел - въёбал бы не в шутку. Метался по сцене и не просто  убивал собравшимся слух, буквально истошно верещал, как не выходило даже в моменты особенных стараний (он уже позволял себе халтурить, просто потому что имел право, разве нет?). В какой-то момент завалился на пол, ползал, словно в молельную позу мусульманина устроился, ногами-попой к залу. Где-то в этих движениях нащупал ранее отброшенный нож в своём вокально-эмоциональном припадке. Уселся на корточки, коленями в пол, упёр этот нож в землю и буквально заорал. Метал даже прогнулся от той силы, сколько вины, агрессии и сожаления мужчина вкладывал в этот предмет. Изо всех сил пытался, но не мог совпадать с собой, то и дело заглядывая в тёмную часть сцены. Сука, как же его разрывало. В какой-то момент захотелось порезать себя в концами, как было в начале карьеры, когда, выпуская свои лучшие треки, всерьёз подумывал о суициде, так и непонятно, зачем оставаясь в живых каждый раз.
Hey, we love the abuse
Because it makes us feel like we are needed now
But I know
I wanna disappear

[AVA]http://sa.uploads.ru/nu45z.gif[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ZTYdK.gif
Доказан неизбежный и серьёзный вред мастурбации для здоровья человека. Вред мастурбации выражается и в мозговой неврастении (с) интернет мракоробрцев
[/SGN][NIC]Morphine Kruger[/NIC]

+1

15

[indent] Какое-то время Тони находился в прострации, сводя весь свой мир до одной детали - не упасть. Сохранять самообладание, максимально сопротивляясь тому бессознательному, что жило и извивалось в каждом человеке подобно червю. Плохой, но всё-таки актёр, и пускай задетый, но всё же на музыкальном шоу, потому портить его не мог. Не имел права. Его страх - это только его страх, и никто более не должен был страдать. Выводы сделает после, когда будет уверенно стоять на ногах, а не в пограничном потери сознания состоянии. В принципе соображал очень туго, интуитивно, исключительно как животное - на инстинктах, что, наверное, даже хорошо.
[indent] Он пришёл в себя, отойдя от застывшей перед глазами картины кровавого месива (Морфин в крови, нож в крови, Тони в крови, собственное лицо в крови, что-то течёт по шее от соприкосновения с ножом), только когда Крюгер отошёл. Оказалось, что сначала он, а затем работники сцены облили гитариста водой, предварительно забрав у него музыкальный инструмент. Кончено же никто не знал об этом страхе Фостера, потому он пролепетал что-то про то, что надо стереть кровь. Стянул с себя верхнюю одежду, успевшую заляпаться, сказать про заброшенную до выходу на сцену за кулисами рубашку. И не только это: Тони даже не дал Морфину сорвать собственное выступление, задержав того за руку и кинув короткий взгляд. Наверное, осуждавший, но не одобрявший мысли в голове исполнителя, которые, вне сомнения, там появились. И всё это - всё - Фостер не помнил, проделав на исключительном автопилоте. И, удивительная штука, это подсознание: знало, что вытаскивать, и даже предотвратило уход самого Тони со сцены, что, в общем-то, было логично. Нет, уйти со сцены так просто, будучи в нормальном состоянии, он бы себе не позволил. Слишком много уважения к музыке и тому, что она порождала. Потому и не ушёл. И не планировал делать этого даже когда в голове перестало сжимать, а все пять ощущений мира встали на место. Обида, что-то новое, обнаруженное в Морфине, в Джереми, личное - это потом. Тони, мать его, Фостер - актёр, коим положено разделать своё и рабочее. Когда своё болело, весь мир занимало рабочее. У него всегда так случалось, потому, может, и не без трудоголизма; "сейчас" не стало исключением. Тони закрыл всё личное в себе и перешёл в режим "работа". Формальности ради попросил поменять гитару: они чиста, с ней никаких ассоциаций несостоявшегося, откровенно разрушенного и совсем откровенного космоса. Морфин Крюгер хотел сорвать маску с Тони Востер - хорошо, тогда Тони Фостер не будет снова скрываться за маской, эта часть шоу пройдена. В своей потрёпанной мятой серо-чёрной полосатой рубашке, застёгнутой только на последние (снизу) три пуговицы, всё равно теперь выделялся, а характерные для него татуировки на груди просматривались и без того. В некотором случае, символизм, для зрителей - продолжение игры: изменения, которые наступают после совокупления и вырезания сердца, о чём так настойчиво пел Крюгер ранее.
[indent] Он спокойно, словно ничего не случилось, снова вышел из тьмы, но стоял где-то на границе, не под самими лучами, словно бы так и надо. А если и не задумано, то ничего не портило и не подчёркивало. На Морфина более не смотрел - сейчас это вызывало слишком много мыслей и, что главное, вопросов; оно - не то, что способствовало качеству музыки. Её Дик любил в любом состоянии, в неё всегда имел, что вкладывать, даже если и переходил на игру с элементами механизации. Теперь здесь был только он, редкое взаимодействие с другими музыкантами, общая сценическая картина и необходимость довести работу до конца. Нога неизменно поигрывала, пальцы неизменно блуждали по струнам, и почти ничего не изменилось для внешнего наблюдателя. Он трахал свою женщину. Не стало только одной небольшой, в сравнении с помпезностью шоу и даты, участка космоса. Без которого, впрочем, было только лучше: Морфин Крюгер "расцвёл", пускай Тони и знал, с чем это было связанно. С кем. Хоть и обижен, а делать это слепо не мог, особенно в отношении Морфина, даже во многом (почти во всём) сострадая мучениям (вы не слышите, как вы можете не слышать их?) Крюгера. Потому, что слишком хорошо знал его. Его, но, как оказалось, не его границ, которых... А, впрочем, какая разница.
[indent] Несколько треков взаимодействия не было. Вообще.  Под конец второго Тони даже поменялся местами с другим гитаристом, самым тихим, заняв его место на Камчатке и далеко от пирушки. Отсюда было удобно улыбаться людям и трогать их руки, что тянулись крайне настойчиво - вот и удел Тони, мать его, Фостер на балу у Сатаны. Чтобы отойти нужно немного времени, которое, увы, могло быть предоставлено только поверх концерта. [NIC]Anthony Foster[/NIC][AVA]http://sf.uploads.ru/1WnKI.png[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/O0cNL.jpg[/SGN]

+1

16

[indent] Все недоразумения, неправильно воплощённые желания, вообще всё, что обернулось боком, по итогу зажгло и пустило в отрыв. Тот, который обычно выдавали вещества, и тот, который так обожали, за который осуждали и боготворили зрители. И словно бы даже никаких выводов не сделал, вернувшись к старому, прежнему, лучше всего знакомому: к деструкции. К той самой, порывом которой сделал больно, разочаровал, оберзоружил, подставил - как угодно, так пускай и будет - единственного (без преувеличения) человека в сраной Америке, в запизделом, сука, мире, которому не желал вреда ни в каком из его проявлений. Единственному, с кого бы можно и пылинки сдувать, да оно бы не стало в наказание: существуй Бог или Сатана в самом деле, так не осудили бы и даже помогли. Только теперь Морфин крушил сознательно; он контролировал хаос, порождал, раздувал и провоцировал его. То ли для себя, то для него, то ли потому, что, блядь, no fucking reason объяснять поступки Крюгера. Он сам - явление; он сам - творит явление. Он Бог Ебли, Император Гротеска и воплощение библейского муждустрочья. И никакого подтекста, никаких трюков, артист сейчас честен, показателен и не вкладывал в то, что делал, ничего, кроме того, что все наблюдали.
[indent] Несколько треков он не подходил к Тони, даже не смотрел на него (почти). Важным стал факт того, что космос без оттяжек вернулся, продолжил. Какие они, блядь разные, какие, блядь, разные. Морфин не знал, как сам бы действовал, окажись перед ним что-то подобное; дорогое, воплотившее самый страшный его страх, просто потеряв контроль - и вся соль заключалась в данном факте, а в не в чёртовой крови, поцелуе, да чём угодно. Крюгеру собственная отбитость в счастье, но мера, мера, это мерзкое слово, она переполнилась в самом нелицеприятном (не так: недостойном, о лицеприятности думать давно не приходилось) из возможных, треснув. Потому и отрывался, потому и сам для себя решил дожать это шоу, в сраную дату, со сраными зрителями, в сраном блядском зале. До барабанщика-таки доебался, всё выступление сегодня раздражал, мразь. Ну, короче, ещё кусок инструмента полетел в зал, а сам музыкант подрывался свалить, оставшись в итоге со стойкой весьма обнищавшей. Вероятно, его спас собственный припадок и адреналин в крови, на котором сегодня все сидели особенно плотно. Но, конечно, о данном моменте даже спустя годы Крюгер станет рассказывать при любом удобном случае, ничем не реже, чем о расстреле в школе или собственном отце. Вообще без вариантов, не всё же поджигать да?
[indent] Концерт не вечный, и подходил к своей кульминации, в случае Морфина - к завершению. Осталось всего несколько треков, декорации по программе должны были смениться. И здесь, в общем-то, всё пошло по-плану. Свет эффектно погас, ещё более эффектно включился, а Сатана уже сидел на положенном ему троне. Он, в общем-то, по всем имевшимся титулам был нужен, просто никак без него. И четыре полуголые бабы в телесных костюмах на сиськах, само собой. Две танцевали стоя, две танцевали-ползали у трона сидя. Зал в оре да экстазе, Морфин в наслаждении и самолюбовании, остальные музыканты на сцене невредимы и в безопасности (пиздец только барабанной установке, но вообще-то кому, как не Крюгеру иметь особенные и даже стабильные фетиши). Какое-то время артист исполнял там, на троне, попутно лапая девиц и имитируя неприличные деяния во всей их красе. Потом, конечно же, с трона пришлось встать, этот момент всегда наступал, выходя неизменно охуенным, полным пафоса, доминирования и исключительной атмосферы. Даже позаботился о жабо поверх пиджака, всё в пизду, анус и дно как серьёзно. Ещё битую часть трека эстетично бушевал, расхаживая по сцене и даже выйдя к люду, а после вознамерился завершить то, что задумал ещё до этого сраного поворота очень личного момента. Лучше, конечно, не говорить ничего в духе "не туда кончил" и "не услышал стол-слова", но Крюгер достаточно на адреналине и заёбан, чтобы именно так думать.
[indent] Артист проследовал к Фостеру, держа одну руку за спиной подобно высокопарному дворецкому. Зашагал, остановился. Им надо поговорить и порешать с этой сучьей чертовщиной. Прямо сейчас. Морфин снова будет стоять, стоять он умел, даже если речь шла всего-то о ногах да сцене. Для Тони так вообще чем угодно. Бабы у трона между тем продолжали танцевать, теперь уже все на карачках и чуть раскинувшись в ширь. Начальство ушло, можно и отлипнуть, не так ли? Как же Крюгеру на них сейчас насрать, знали бы вы. У него идея фикс и очень конкретное желание, в котором Фостер не откажет. Иначе бы его здесь сейчас не было, иначе он бы не был Тони, мать его, Фостером.
[NIC]Morphine Kruger[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/CPvLj.gif[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ZTYdK.gif
Доказан неизбежный и серьёзный вред мастурбации для здоровья человека. Вред мастурбации выражается и в мозговой неврастении (с) интернет мракоробрцев
[/SGN]

+1

17

[indent] Тони не планировал игнорировать Крюгера, подобное устремление очень быстро рассеялось, продержавшись... сколько? Фростер уже не помнил. На него актёр вообще не мог должно обижаться, уж слишком близкий, родной и изученный. Обижаться - вообще слово, наверное, не подходящее. Не представлялось возможным, грубо говоря, не в их случае и не при достигнутом уровня, с позволения упомянуть подобное на сцене Морфина, брака, заключённого в самой ноосфере. Мужчина успел отдохнуть, вернуть себе равновесие, втянуться. На артиста он не злился уже спустя несколько минут, и лишь пометил для себя в качестве "итого", что, вероятно, не все углы Крюгера, не все его тормоза и катализаторы изучены; будь они в край упороты, так Фостер бы сразу отключился и дело с концом, а Крюгеру бы простилось в силу веществ. А так... а так Тони запомнил, увидел на своём примере то, с чем лично в отношении себя не сталкивался и, в общем-то, предположить не мог, что такое могло бы быть. Оно смогло, оно существовало и, наверное, при всём своём знании Морфина Тони теперь с концами осознал, что именно подразумевали коллеги артиста, говоря: "Он пиздец отбитый, он самый конченый и безумный псих среди всех, кого я знаю". И восхитительный.
[indent] Тони не против бы дать дружеский (нет) поджопник, по-дружески (нет) чмокнуть в щёку или что-то такое, однако не время. Крюгер ушел в свой процесс, а вклиниваться в него, нарушать нечто совершенное - нет, Фостер не мог себе позволить. Да, в общем-то, ему и так комфортно: он часть процесса, элемент этой потрясающей вакханалии, вносил свою скромную лепту. Этого хватало с головой, от этого вполне себе вставляло, а подступавшие от самых ног к голове волны вдохновения стирали и неловкость, и то, что было до. Гитарист просто чувствовал себя счастливо и на том месте, где ему и положено. С тем, с кем и хотелось.
[indent] Но, спасибо, Боже, Сатана, Кто-то-Где-то-Там, спасибо: Морфин услышал то, что не один человек в природе не услышал бы. Почувствовал, уловил, догадался, словил то же самое. Он просто, блядь, в какой-то из моментов своего припадка под названием выступление подошёл к Фостеру. Слов пока не было, лишь проигрыш. То, что нужно, короче. То, что просто, блять, нужно! Тони перевёл взгляд на Крюгера, теперь не отводя его от него. Уставился, на секунду приподняв брови. "Порешаем?". Качнулся к исполнителю, затем от него, а тональность, что играли пальцы, в момент изменилось. Казалось, что вся музыка стала тише, что весь мир ждал этого момента. То ли ребята подхватили, то ли так вышло, но в какой момент гитара Фостера стала ведущей? Он просто заиграл. [i]Ему.[/i ]Всё в порядке, его неведомые дали приняты, ничто не изменилось. Улыбка плутовская, странная, исключительно Тони, мать его, Фостера, а глаза смотрели только на Крюгера. Сука, это испытания, которые бывают на пути любви, закалка, которая в итоге всё равно сводила в месте, крепче и ярче прежднего. На деле, конечно, ничего подобного, суть вообще в другом, но разве не оно важно? Сегодня ведь День Всех Влюблённых, мать вашу! Самый дебильный, но романтичный праздник на планете.
[NIC]Anthony Foster[/NIC][AVA]http://sf.uploads.ru/1WnKI.png[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/O0cNL.jpg[/SGN]

+1

18

[indent] Охуенно. Всё. Было. На. Своих. Местах. Все, кто имел смысл, и всё, что нужно было технически. Морфин вообще-то эгоист, если кто не заметил, потому лишние на данный момент элементы что шоу, что мира, упускал вообще за нехуй делать. Они друг друга поняли, всё осталось в прошлом. Крюгер честно, нет, это то честно, которое взаправду, на которое он даже не насрёт, будет следить за собой, потому то в случае Тони оно имело смысл. Ну а сам Тони... короче, увидел, понял, простил. Немного драмы в этой слащавой, приторной, но от того не менее горящей, горячей, пламенной истории.
[indent] Гитарист играл, Крюгер имел возможность слушать. Ребята подхватили, даже не раздражали, ибо вот теперь всё было как надо: Фостер вёл звук, остальное лежало у и вокруг исполнителя. Который, к слову, иногда издавал странные звуки в микрофон и обращался к Тони, говоря ещё более странные вещи, которые едва ли бы разобрал хоть кто. Там, вообще-то, цитаты из библии, собственных песен и того личного, что было за кадром, за камерами, за сценой. Такой, знаете, чёрт в тихой гавани, в утихшей, но не закончившейся вакханалии. Морфин имел свой план, в этом смысле он метафорически (нет?) поимеет Тони, и, в общем-то, сейчас ловил кайф от этого сраного, почти посланного силами самой тьмы совпадения. Сраный Валентин, бесценный Фостер, сцена, музыка и, что совсем охуенно, зрители. Бросьте, Морфин реально хотел, чтобы это увидели. Мнение остальных, включая гитариста, его совершенно не интересовало. Мог себе позволить, а если и не мог, то сраный эгоист, к тому же волне вдохновения, адреналина и обожания. Котиком в него никто сейчас не кинет, а значило, что машину никак не остановить.
[indent] Ещё до того, как проигрыш закончился,  Морфин прямо так, такой весь из себя, рухнул на колени и, потянув Фостера, обнял руками его ляшку, приложив к ней щёку. Гитаристу пришлось, конечно, со своим инструментом изловчиться, но бросьте, здесь же такой порыв. Когда последовали слова, мужчина их не орал, а пел настолько нежно и бархатно, с хрипотой, насколько ему позволял голос. Как раз пошла такая тема под конец трека, снова о погибели. Снова о том, что, блядь, каждый раз можно сгорать, а в конце топлива не останется, и из раза в раз они будут трахаться, пытаясь сделать вид, что не мертвы внутри. Пока не найдут того, с кем можно прыгнуть с крыши или умчаться на край света. Просо так. No fucking reason. Спустя куплет отлип от щек, но так и остался сидеть на коленях. После завалился, даже в сторону зрителей. Ну, вы знаете, эти неприличные движения... Впрочем, надолго Крюгера не хватило. В интересном положении на полу он закончил очередную песню. Разлёгся на спине, держа микрофон перед собой.
[indent] - Вы, блядь, помните, какой сегодня день? День, в который никто не хотел бы нас здесь видеть. А, блядь, что? Не слышу согласия, - конечно же рёв, - сегодня все ебаные соплепускатели ищут повод для того, чтобы заняться сексом. Вкладывают в это деньги, потому, что любовь в их понимании можно купить. Но для того, чтобы потрахаться, нахуй не нужен повод. Нужен лишь порыв. Ебаный, сука, порыв. Я, блядь, заставлю вас испытать его, - и конечно же это подводка к последнему треку на сегодня. Романтичному по-своему, по-своему пошлому, с резким выпадами, но в целом спокойному. О, эта вокальная вакханалия, та игра слов, мелодия. Гитары издали первые аккорды, народ завизжал, барабаны (их остатки) подхватили, а Морфин.. А морфин лежал. Попялился на Тони со своего ракурса, улыбнулся со своим к херам перекосившимся макияжем, но неизменной линзой, перевернулся на живот и поднялся движением несколько оперативным, словно бы на земле, на полу, на дне - его типичное, нормальное состояние. В общем-то, не так уж и далеко от истины. Только по причине совершенно не той, о которой вы, выблядки, подумали. - Испепелить сердце, расковырять сраной стрелой Купидона, - заорал он истошно, переходя на скрип, а с него.... с него и начал хрипеть. Приятно. Прошёлся по сцене, присел на корточки скраю, протянув руки в сторону зала. Так целый куплет. Всё нормально. Затем выпрямился, состроил своеобразное, мимически продвинутое лицо. И вернулся к Тони. Он с ним не закончил.
[indent] Морфин перехватил гитариста за руку, нагло заставив оторваться от инструмента. Обнял, смачно облапав, а затем буквально допинал, дотянул, дотащил, донёс (одновременно) его до тона. Подтолкнул, чтобы облокотился о него и... рухнул на колени, запев. Зал потерял значение как вдохновители и опора, здесь конечная точка. Нет сердца, нет души, но есть место, которое всегда свободно только для одного - для того самого человека - даже если он будет тем самым (в оригинале, конечно же, речь о женщине) на одну ночь. Они слишком мертвы внутри, чтобы заглядывать дальше, и важно лишь настоящее. Тони, конечно же, сел на подлокотник трона, свесив одну ногу, второй подперев. Гитаре не мешало, Крюгеру не мешало: играть, петь, тащиться, видеть друг друга. "Пожалуйста, не привлекай лишнего внимания." Ага.
[indent] На последнем куплете он поднялся и плюхнулся на трон. Один Сатана и один чёртов пират, Иисус. И трон. Их трон. В день повсеместного Траходрома и фальшивых признаний, переданных через блядский дешевый шоколад и мерзкие картонные сердца. В какой-то момент Морфин склонился к Тони, обнял его одной рукой, облокотился головой о его бок, и пел тихо-тихо, так, что даже залу пришлось чуть заглохнуть, чтобы хоть что-то услышать. На деле, конечно, шумели, но так похуй. Вы посмотрите на картинку, зачем ей вообще слова. Наверное, дальнейший сценарий - самая предсказуемая херота на свете, да? Ну, блядь, романтики все чем-то похоже, если речь не об эстетическом вырезании глаз, к примеру, или детей из чрева матери; это уже немного иные, не романтичные, а библейские или научные формы девиаций.
[indent] И Тони, сукин сын, Фостер тоже знал, как это говно провернуть. Не зря гитару так удобно устроил, а затем сделал несколько растяжек, после устроив одну руку в волосах, потрепанных и не самых чистых, Крюгера. Изогнулся, чтобы уложить на макушку щёку, и с улыбкой такой довольной-довольной, плутовской-плутовской, доброй-доброй, скромной-скромной. Короче, хуев провокатор. Типа, один момент слит, нужен второй? Вообще без проблем. Нож Крюгер как раз не прихватил, как и кровопускания более не устраивал. Раз-два-три-четыре-пять, и... ловите в пизду (или анус) романтичный поцелуй на троне напоследок. Его, светомузыку, шумную вакханалию в звучании (особенно оторвались остатки барабанной установки; может, зря на него Морфин бесился?), а потом, уже из темноты, громкое и в пизду счастливое: "А ТЕПЕРЬ ИДИТЕ ВСЕ НАХУЙ. Настало время онанизма.".  [AVA]http://s5.uploads.ru/kzVcE.gif[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ZTYdK.gif
Доказан неизбежный и серьёзный вред мастурбации для здоровья человека. Вред мастурбации выражается и в мозговой неврастении (с) интернет мракоробрцев
[/SGN][NIC]Morphine Kruger[/NIC]

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » This Is A New Shit


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC