Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Цени, как самого себя [1976]


Цени, как самого себя [1976]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ЦЕНИ, КАК САМОГО СЕБЯ

Лорд & Люциус & Беллатрикс
Место, время: Малфой-Мэнор, 1976

[indent] Канон, паранойя и искажение книг смешались вместе. Океан фанона. Кого волнует? Преданность и наследственная данность - они перед Ним, а Он принимает решения.

[NIC]Lord Voldemort[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/Qt9yl.gif[/AVA]

0

2

[indent] Времена спокойствия прошли. Времена, когда была возможность сесть за стол переговоров и согласиться на мирное реформирование, прошли. Возможностью не воспользовались, хотя Лорд её и давал. Честно и справедливо предоставил шанс, прежде чем начать крушить всё то, что знал нынешний волшебный мир. Он говорил в своё время, что война - последнее средство. Так и было. С той лишь поправкой, что тогда ещё Том точно знал: быть войне. Тот, кто стал на путь защиты магглов и грязнокровок, неспособен разумно мыслить, заглядывать на глубокую перспективу и далее по списку. Они несговорчивы, они неспособны слышать то, что им предлагают и говорят, их глаза завешены шторками, позволяющими смотреть прямо перед собой, но никак не на более широкий угол обзора. Волдеморт готовился к этому, знал, что так и будет, потому теперь действовал без стыда, сожаления, жалости и переговоров. На войне все средства хороши. Он начал войну не за территорию, даже не только за власть - иначе бы баллотировался в Министры - или влияние, но за будущее всего магического мира, где он станет во главе, рассчитывая также и на эффект домино. Настолько жёстко и долго, насколько придётся.
[indent] Все уже знали, кто такие Пожиратели, чем они занимались и кто возглавил их, вернувшись в Магическую Британию. Знали и боялись. Общество разделилось, большинство на его родине готовы согласиться. Однако кучка сопротивления, состоящая из грязнокровок и магглолюбов, не желали возвращаться к консервативным истокам, не желали сохранять самобытность и само существование магического мира. Они шумели, возникали, показательно страдали, и это заставляло других сомневаться и задумываться над тем, что в принципе не должно иметь место  в природе.
[indent] Очередная, одна из первых, на самом деле, карательная миссия со стороны Пожирателей завершилась лишь недавно. Успешная, результативная, усилившая страх и шумиху в обществе. Волшебники в чёрных мантиях и масках наводят ужас одним лишь своим упоминанием, а их символика то и дело появляется на стенах, в небе и на коже всё большего числа неверных покойников.
[indent] Но сегодня Лорд собрал их не для обсуждения войны. Лестрейндж и Малфой нужны ему для другого, для личного, для деликатного. Первой он безоговорочно доверял, второй же представлял собой наследственное доверие от Абраксаса к сыну, во многом покрывающее Люциуса. Пока ещё. Две семьи, полным составом поддержавшие его, и Тёмный Лорд не мог этого не отметить. Он знал, что делать, прямо сейчас.
[indent] - Подойти к мне, Люциус, - спокойно произнёс волшебник, когда в помещение почти беззвучно вошли вызванные им последователи. Беллатрикс посчитал ненужным отмечать, первое дело её не касается. Но она должна видеть, знать, а затем, как прекрасно понимает Лорд, пристально (завистливо) следить за своим соратником. [NIC]Lord Voldemort[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/Qt9yl.gif[/AVA]

+1

3

[indent] Люциус никогда не сомневался в том, каким станет его выбор в будущем. Ещё со школьной скамьи он мечтал пополнить ряды последователей Тёмного Лорда. Внести свой вклад в магическую судьбу, подчеркнуть собственную значимость. Чистокровный, исключительный, правильный, образцовый, талантливый - в нём имелось всё для того, чтобы выбрать подобный путь, когда Волдеморт начал набирать существенный вес и заимел настоящее, пугающее, но зачаровывающее в своей невероятности имя. И дело было не только в отце, который с детства на глазах мальчика выражал симпатию взглядам и личности бледного мужчины с пронзительными чёрными глазами. Это просто так правильно, так естественно, так выгодно. Мир, такой, каким он был ещё совсем недавно (ему рассказывали) - это то, что непременно должно вернуться. Мир, где Малфои будут столь же значимы и ценны, как в настоящем, но без связанных рук; где можно будет открыто ценить свои интересы, без осуждения игнорируя и вовсе не видя тех, кто попал в мир магии случайно. А может даже перевернуть его, стерев Статут как позорную ошибку миролюбивости предков. Такой мир выгоден семье платиновых блондинов, и ещё с детства ребёнок понимал это, был научен этому и воспитан в абсолютной вере в это. А лидер, о чьём прошлом он едва ли знал многое - отец говорил, что Лорд - великий волшебник, но не уточнял совместного прошлого - и чьё настоящее совпадало с его целями, являлся тем, с кем и за кем Люциус готов был проследовать. Трудиться, вносить вклад.
[indent] Блондин в своё время являлся прилежным учеником, членом Клуба Слизней, старостой факультета. Возглавие одного из отрядов растущей армии Тёмного Лорда - очень логичный поворот. Молодой, способный и правильный волшебник, неглупый, активный и верующий в общее дело, сын Абраксаса Малфоя - мало кто подошёл бы для подобного лучше. И Люциус, вне сомнений, этим гордился, ведь иначе и быть не могло. Гордился и ценил. Он и отец, занятый больше в делах бюрократических и судебных, но от того не мене значимых. Волдеморт блондина заметил, отметил, вознаграждал и поощрял, не игнорируя ни его статуса, ни его талантов. Что, конечно же, молодого и в любом случае романтичного в своих идеалистических взглядах юношу воодушевляло. Внимание Тёмного Лорда ценно - это Малфой давно усвоил.
[indent] - Милорд, - не поднимая светлых глаз на волшебника, юноша сделал несколько шагов ему на встречу, остановившись в полутора метрах от него. Очень хотелось взглянуть в это бледное лицо и напороться на страшные, но чарующие, затягивающие очи Лорда. Передёрнуться, сглотнуть, искупаться в этой бездонной тьме, словно бы окатившись ледяной водой. В этом взгляде что-то было; то, что пробиралось под самую кожу, в самую суть, облепляло, и за чем следовал пока ещё наверняка каждый из них. Но Люциус не подведёт своего отца, своей семьи и своего статуса. Он воспитан и прекрасно распознаёт ситуации. Будет так и стоять, чуть поклонившись, пока не последует дальнейших действий лидера. Если его признал отец, то не мог не признать сын.
[indent] На Беллатриксу юноша сейчас внимания не обращал. Они в целом были в неплохих отношениях, объединённые кровью и целями. Однако при этом имелась между ними некоторая конкуренция, в подобные моменты совершенно обостряющаяся. Ведь непросто так их сюда вызвали, в столь узком кругу и малочисленном составе. Что-то должно было случиться. Как надеялся Люциус - похвала. С учётом его успехов в недавней вылазке, это было бы логично. Малфой почти не сомневался, что так. Потому Лестрейндж сейчас была почти последней, о чём вообще думал волшебник. [NIC]Lucius Malfoy II[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/7zk53.jpg[/AVA]

0

4

[indent] Она была вне себя каждый раз, когда Он её вызывал. От счастья, радости, воодушевления, чего угодно. Даже если на деле вызывали не её, а их, то в подобные моменты девушка чувствовала себя невероятно счастливой. Для Беллатриксы служба Тёмному Лорду - самое яркое событие в жизни. Отрада, спасение и краски.
[indent] С детства волшебница знала, что ей предстояло: брак, семья, продолжение рода, к которому посредством замужество будет приставлена. Воспитание, этикет, образцовое поведение, учёба, вечера в узком кругу избранных чистокровных, из раза в раз, из раза в раз, из раза в раз одно и то же. Годами. Рутина, однообразие, определённость, предсказуемость. А душа, меж тем, требовала большего, хоть и Лестрейндж была женщиной. К супругу она никогда не питала чувств, как и он к ней, воспринимая как данность и одну из многочисленных обязанностей. Они не стремились заводить детей, не проводили друг с другом много времени, да и вообще по сути в семейной жизни доминировала Белла, а не наоборот, что само по себе говорило о многом. А затем на горизонте появился Он. Тот, чьи слова, сила и действия давали девушке перспективу разнообразить свою жизнь. Внести в неё смысл, куда более больший, чем простое продолжение рода. Раскрыть свой огромный магический потенциал, повлиять на мир, оказаться действительно полезной. В конце-то концов, выплеснуть всё, что скапливалось в её подвижной, страстной и от части забитой правилами душе.
[indent] Он предложил близкие урождённой Блэк идеи, показал свою силу, и убеждать волшебницу в том, что так правильно, что ей стоит присоединиться к Нему, долго не пришлось. Беллатрикс знала, что обязана последовать за Волдемортом; что это - её истинное предназначение и то, что способно удовлетворить все потребности её души. Как, собственно, и сама личность тёмного волшебника неимоверно привлекала девушку. Такая вера в собственные убеждения, необъяснимая харизма, мощь, умение взаимодействовать с окружающими, говорить и действовать - всё это привлекало Лестрейндж. Она ревностно, проникшись душой и разумом, относилась ко вниманию милорда, желая быть полезное, получать признание и любую форму взаимодействия с ним - злость, гнев, довольство, похвала. Каждое из этих проявлений внимания заставляли её не оставаться неравнодушной, чувствовать, что Ему не плевать на неё. Он признавал ей достаточно, чтобы наказать, ибо ожидал большего. Он признавал её достаточно, чтобы похвалить, потому что она достаточно использовала свой потенциал. Понимаете? Беллактрикс интересно гадать, что и какую реакцию вызовет у Лорда, это вынуждало её трудиться больше возможного. И, в общем-то, она, как и присутствующий здесь да сейчас Малфой, занимала руководящий пост в армии Тёмного Лорда. Только, в отличие от последнего, никогда не боялась рваться в бой первой, раньше раньше всех. Запал, страсть, ненависть, гордость, мечты - это всё взрывалось в ней, позволяя чувствовать себя живой.
[indent] Сегодня девушка полагала, что милорд скажет что-то хорошее. Было за что, прекрасно понимала. Но почему первым вызван Люциус? Делить внимание с ним не хотелось, хоть девушка и смиренно принимала всё, что говорил Он. Желает видеть их двоих - хорошо, это уже проявление особенного отношения, ведь собрались не все приближённые Пожиратели. Волшебница неплохо знала про взаимоотношения Повелителя и Абраксаса, потому от части полагала, что расположением Лорда Люциус во многом был обязан своему отцу. Она присоединилась к Пожирателям раньше; она верит и Него и готова на большее, чем блондин; так почему Тёмный Лорд попросил первым подойти именно Малфоя? В этом, кончено же, имелся смысл, однако его наличие не успокаивало девушку. Она лишь молча смотрела в пол, после того, как проводила самодовольного Люциуса взглядом, с некотором раздражении зажевав губу. Но смолчала, но понимала, что так надо. [NIC]Bellatrix Lestrange[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/fkb9m.jpg[/AVA]

0

5

[indent] - Ты достойный волшебник, Люциус, и последняя операция лишь укрепила моё мнение об этом, - начал Тёмный Лорд, когда юноша оказался относительно рядом, замерев на месте с опущенными глазами. Дисциплина всегда приятна. От кого угодно, будь то Люциус или любой другой человек. Всем подобает следовать дисциплине и порядку, иначе деструкция или потенциальный общественный вред. Бледный мужчина недолго помолчал, смотря прямо и исключительно на платинового блондина. Беллатрикс им пока полностью игнорировалась, хоть волшебник о ней и помнил. - Я верю в твою ответственность и преданность, потому хочу наградить тебя, - смотреть на юношу волшебник не прекращал. Палочка, не покидавшая его собранных за спиной рук всё это время, сделала лёгкий пасс. Во второй руке появился чёрный, явно старый блокнот-тетрадь. Крестраж. Тот самый, в котором тогда ещё Том Реддл заключил первую оторванную часть своей души. Самую большую, самую полноценную. В данное вещицы, если подумать, его души было куда больше, чем сейчас оставалось в самом мужчине. - Эта вещь стоит в десятки раз дороже жизней сотни полноценных волшебников. Я отдаю её на сохранение тебе, Люциус. Ценность данного предмета не может быть определена, храни его, как собственную жизнь. Береги, не отдавай никому и сохраняй в целости. Этот темнейщий из существующих и сильнейший из возможных артефакт - доказательство моего расположения и доверия по отношению к твоей семье. И к тебе, Люциус, - Волдеморт говорил медленно, глаз от Малфоя не отводил. Откровенно давил и взглядом, и интонацией, и самим поступком. Поводом. - Прими оказанную тебе часть, - протянул дневник Люциусу, приподнимая подбородок. - Теперь это наш секрет. Сбереги его.
[indent] «Можешь посмотреть на меня. Я хочу видеть твои глаза, полные благодарности», - отправил он ментальный посыл отпрыску своего старого, хитрого и верного приятеля. [NIC]Lord Voldemort[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/Qt9yl.gif[/AVA]

0

6

[indent] Люциус озадачен и взволнован. Он не знал, что именно испытывал. Сложная, насыщенная, противоречивая комбинация. Однозначно там
доминировало даже не самолюбие, а ответственность и понимание того, что любую ответственность, насколько бы честью она не являлась, нужно взваливать на свои плечи и нести, оберегать, хранить. Тёмный Лорд подчёркивал и имел это в виду всей своей внешней натурой: интонацией, словами, позой, давящим и проходящим через него, словно бы сквозящим юношу взглядом, который тот ощущал особенно ясно.
[indent] От понимая фраз, смысла и подчёркивания значимость передаваемой вещи и до этого не совсем обыденно стучащее сердце забилось сильнее, чаще, громче, отдавая по всему телу. Даже руки вспотели, внутри, несмотря на всю гордость момента, немного трясло и дёргало. Волшебник ощущал каждую мышцу своего тела, всю свою тяжесть, вес, живость, как и твёрдость пола под ногами; в него он словно бы врос.
[indent] Предмет, который демонстрировал Волдеморт, буквально разил, словно бы состоял из чистейшей тёмной магии, был пропитан ею. Но если Лорд держал его без перчаток в руках, то и Люциусу было нечего остерегаться: очевидно, предмет опасен не нахождением в руках, а чем-то ещё. Только чем? Про цену и силу блондин понял и не сомневался, но всё же: ему выпала честь охранять... что?
[indent] Он с молчаливым угождающим поклоном принял из рук Тёмного Лорда что-то похожее на чёрный дневник, касаясь его осторожно, не сжимая слишком сильно. До того момента не осмеливался поднимать глаз.
[indent] - Милорд, я буду оберегать эту вещь столь же тщательно, как и собственную жизнь, - а что может быть ценнее собственной жизни для Малфоя? Если не учитывать семью, то ничего. - Честь для меня, я оправдаю возложенное на меня доверие, - он ненадолго замолчал, повисла тишина.
[indent] А затем, следуя внутреннему посылу, осмелился поднять глаза на тёмного волшебника, не в силах противиться порыву и сдерживать это желание. Он хотел уловить на себе этот взгляд.
[indent] - Смею ли я узнать, что это, мой лорд? - осторожно и ненавязчиво спросил, конечно же желая быть в курсе, что же ему доверено. Что же может стоить так много, что же может так ценить Волдеморт. За что теперь несёт ответственность. Впрочем, даже если волшебник не ответит - это никак не изменит данности, Люциус в любом случае обязуется сохранить переданную ему вещь. В общем-то, у него просто не было выбора. Как и желания делать другой выбор, ища варианты - тоже. [NIC]Lucius Malfoy II[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/7zk53.jpg[/AVA]

0

7

[indent] Беллатрикс продолжала покорно и с пониманием молчать, однако с любопытством вслушивалась. Улавливала всё,  что говорил Тёмный  Лорд, и  украдкой позволила себе поднять глаза на Люциуса. Вернее, на его руки. Чтобы хотя бы боком, хоть как увидеть, о каком предмете шла речь. Почему именно Малфою? С чем это связано? Ему доверяли больше? Проверка? Зачем тогда Он вызвал её,  чтобы смотрела и завидовала? Что же, девушка завидовала. И пока не понимала, ища во всём этом более глубокий,  нежели казалось на первый  взгляд, смысл. Малфой - достойный волшебник, Лестрейндж  знала.  Значимости блондина она не унижала , кровь и таланты древнего рода ценила.  Но и свою значимость и некоторое превосходство точно также понимала. Никто не был верен и силён  также,  как Беллатрикс. Потому она имела право желать знать, хоть и не просить, не умолять Тёмного  Лорда.
[indent] Возможно,  ей надо было просто проследить? Знать, что ситуация была, также став свидетелем исключельной щедрости  Лорда? Это походило на правду, мыслями о подобном волшебница себя и успокаивала. Проследить? Хорошо. Если ей не доверят ничего хранить,  что стало бы для девушки желанно и бесценно,  то она примет и это. Уже приняла. Потому вслушивалась в каждое произнесенное мужчинами слово. И запоминала.
[indent] Её  не могли вызвать просто так, Беллатрикс точно знала. В этом был смысл. Тёмный  Лорд  иначе не поступал. [NIC]Bellatrix Lestrange[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/fkb9m.jpg[/AVA]

0

8

[indent] Вполне понятно, что Люциус желал знать подробности. Или по крайней мере хоть что-то, что дало бы ему конкретную наводку на доверенную, пускай и бесценную изначально вещь. И винить его в этом было бы неразумно: знание не вырабатывало доверие в данном случае. Важно было то, что Волдеморт мог раскрыть Малфою, а что нет. Что аукнется Тёмному, а что принесёт пользу.  Он балансировал на этом лезвии всегда, и сейчас продолжал делать это.
[indent] - Смеешь, - отозвался со всем своим снизошедшим великодушием, уведя бездонный взгляд от блондина на протянутую вещь. - В некотором смысле в этом заключена частица меня. Мои возможности безграничны, как сама магия, и то, что я тебе даю, пригодится мне в будущем. Не советую изучать его самостоятельно, Люциус. Это может оказаться чревато для тебя. Ты ведь и сам чувствуешь, насколько тёмная и сильная магия исходит от него, верно? - не без самодовольства, предупреждения и инструктажа. Меньше всего Лорд желал, чтобы пострадал Малфой или кто-то из полноценных волшебников. Они, так или иначе, ему не безразличны, как минимум должны обеспечить и возглавить новый дивный мир в скором будущем. Доверительный, насколько это вообще допустимо, тон волшебника между тем резко переменился. - Можешь идти, Люциус, - и пускай запомнит каждое слово, сказанное Волдемортом.
[indent] Молча выждав, когда Малфой удалится, обойдя Лестрейндж, мужчина наконец-то обратился к ней, уставив на неё прямой открытый взгляд. Сам подошёл к девушке, остановившись в полутора шагах от волшебницы с собранными за спиной руками.
[indent] - Ты слышала всё, что я сказал? - в голосе его не было осуждения, а лишь сухое уточнение: она должна была точно услышать, потому и была здесь. От части. Отвернулся от неё, кивнув, чтобы следовала за ним. Попутно неторопливо прошёлся к шкафу, не менее расторопно, выдержанно и представительно, как и всегда, пояснил. - Запомни этот разговор. Если что-то случится, то ты подстрахуешь переданную мной Люциусу вещь, - открыл шкаф, достал из него длинный узкий свёрток в несколько слоев, обмотанный какими-то тонкими светящимися чарами. - А вот это я хочу, чтобы сохранила ты.
[NIC]Lord Voldemort[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/Qt9yl.gif[/AVA]

0

9

[indent] Не зря, конечно же не зря. Конечно же не зря она стояла здесь и наблюдала за всем тем, что происходило. Милорд никогда не делал что-либо просто так, и Белла в который раз имела возможность в этом убедиться, чтобы потом снова и снова не сомневаться.
[indent] Иногда Лестрейндж казалось, что она понимала желания и ближайшие планы Тёмного Лорда. Ей хотелось так думать и, может быть, частица правды в этом имелась. Конечно, стоило Белле лишь подумать о том, что она думает так же, как и Он, как волшебника одёргивала и ругала себя: никто не может быть как Он, и близко даже. Однако, быть ему полезной, делать общее дело и думать о пользе этого дела - такое гордая от природы Блэк могла себе позволить.
[indent] Это сейчас она покорно стояла, молчала и ждала. Ждала, пока терпение начинало сдавать, любопытство и горечь - преобладать над ней. В какой-то момент захотелось сделать что-то нехорошее Люциусу, но и здесь она себя одёрнула: неправильно, ей стоило трогать грязь, а не достойных по крови и мыслям собратьев. Потому, действительно, оставалось только ждать.
[indent] Знание милорда, хоть какое, подсказывало женщине, что всё это скоро закончится. Что скоро Малфой должен исчезнуть, оставив их наедине. Потому что зачем иначе она ждала, зачем иначе её позвали? Должно было иметься что-то, и волшебница изнутри начинала сгорать от желания узнать, о чём же именно шла речь. Держало лишь обожание, гордость и воспитание Блэков.
[indent] Когда Люциуса в самом деле отправили прочь, но ничего не сказали о ней, Белла внутренне встрепенулась, оживилась, изменилась. Значит, Лорду имелось, что поручить и ей? А, может, показать, научить? Что-то или чему-то, явно не для ушей Малфоя. А уж семья блондинов, все заметили, в некоторым смысле являлись у милорда фаворитами, что понять можно было, но откровенно не хотелось.
[indent] Она замерла, а и без того ровная спина по струнке стала совсем ровной, неестественно ровной, когда Он подошёл.
[indent] - Всё, мой Господин. Слышала и видела, - Беллатрикс позволяла себе смотреть на Волдеморта, как и Он позволял ей. Сейчас имела возможноcть рассмотреть совсем близко, отвлечься на это, но от того не терять внимания к ситуации. Она стяла, ждала, и теперь получала свою награду. Подтверждение ценности, значимости, доверия и, очевидно, занятия. Врать женщина также не собиралась, хотя бы потому, что искренне верила - бессмысленно, Господин всё равно узнает, от этого могло подорваться доверие. И глупо, с учётом того, что именно она среди всех была приглашена изначально.
[indent] Лорд отошёл столько же быстро, уверенно и грациозно, как подошёл. Ей явно стоило проследовать за ним? Да, именно так Белла и сделала, проникнувшись почти детским любопытством и готовностью слушать: что же Он желал ей донести? Поделиться? Рассказать? Поручить?
[indent] - Вы хотите сказать, что... - и замолчала. Недоверие Малфоям? Проверка? Перестраховка, порученная ей, на случай, если... Если что-то случится? Похоже, у Волдеморта имелись планы. Но не похоже, чтобы он планировала ими делиться. Что досадно, Беллатрикс очень хотелось быть посвящённой. Впрочем, внимание уже скоро оказалось переключено на другую, более конкретную вещь. - Я сделаю это, чем бы это не являлось, милорд. Возможно, мне стоит знать детали? - должна была иметься связь с оставленным Люциуса предметом. Должна была иметься связь с присмотром, доверием. По очертаниям можно предположить, что ей нужно будет оберегать какое-то оружие или посох, но каковы детали? Преданность, решительность, любопытство и решимость, даже некоторая ревность  в её глазах сейчас бы прочёл даже самый глупый, невнимательный человек. Он может доверять ей. Она, Беллатрикса Лестрейндж, урождённая Блэк, посвятила Ему и делу всю себя, сердце и душу, и, если надо было, отдала бы жизнь, а не как Малфой. Волдеморт обязан был это знать.  [NIC]Bellatrix Lestrange[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/fkb9m.jpg[/AVA]

0

10

[indent] Ценность Беллатрикс заключалась в том, что она не врала. Ему. Никогда. Отсутствие хитрости, изюминки, навязчивость, неподобающая женщине подобного ей происхождение - общество по-разному называло данную черту, однако Лорд не относился к подавляющему большинству, являлся исключительностью. С другими Белла могла быть сколь угодно хитра, неприветлива, какой пожелала бы, но не с ним: волшебник ценил в ней эту черту, она была уместна, необходима, он желал видеть её. Правильно наблюдать сие качество в каждом его приближённом, но, увы, не приходилось. Именно потому, будучи осведомлённым об отношении Лестрейндж к себе, нисколько в ней не сомневался и мог доверить что угодно, пускай порой женщина в самом деле была достаточно надоедливой. Даже если бы но стоило Беллатриксе жизни. Ей не в минус, пускай, характер такой. Исключительная польза для Лорда,  наглядное подтверждение того, что он прав в своих воззрениях. Потому и то, что он вознамерился передать Беллатрикс, также не ставилось им ни под малейшее сомнение. Люциус - это отголосок прошлого, дать ему же; Беллатрикс - верность настоящего, осознанного и приобретённого на стадии, когда можно было отказаться.
[indent] - Именно это, - подтвердил её догадку, не моргнув глазом, ни диной мышцей лица не шевельнув. Малфоям Лорд также доверял, но именно потому, что они являлись Малфоями, стоило быть готовым. Подозревать и не прощать - вот чему научило его время. - Это меч Гриффиндора, Беллатрикс, - в некотором смысле даже мягко, поучающе пояснил волшебник, переведя взгляд с Лестрейндж на предмет. - Огромных трудов стоило отыскать его. Ещё больших - сохранить, - потому что предмет имел подобие воли, перемещался туда да когда, куда хотел, и данные его свойства не до конца изучены, но не могли быть проигнорированы Волдемортом. - Никогда не снимай с него полотно и спрячь настолько надёжно, насколько возможно, - предмет передан девушке. - Скоро грядёт война, Беллатрикс, и мы не должны давать врагу не единого шанса на победу. От этой вещи зависит моя жизнь и наше будущее, он не имеет цены, - мужчина чуть прищурился и наклонился ближе к волшебнице, чтобы особенно внимательно и проницательно заглянуть в глаза. Какой именно мыслительный процесс он там увидит? Будет ли что-то новое, ранее им незамеченное в ней? -  Это то, что тебе стоит знать. Ты поняла? - словно бы у девушки имелась хоть какая опция на выбор.
[NIC]Lord Voldemort[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/Qt9yl.gif[/AVA]

0

11

[indent] Беллатрикс внутренне замерла. Тёмный Лорд доверил ей хранение подобной вещи. Ей. Ей! Не кому-то другому, и ни чего-то менее существенного, если так можно было говорить о делах и доверии Его вообще, конечно. Будучи Блэк, настоящей и первой, волшебница была фанатичной до магической истории и почти всего, что связано с ней. Основатели Хогвартса - совсем не исключение, и о них мало кто знал так же много и так же подробно, как Белла. Она знала историю каждого Основателя, родословные каждого из них едва ли не до сегодняшнего дня, а уж о мече Гриффиндора не могла не знать! Легендарная, мощная, светлая вещь, которую почти невозможно уничтожить, почти невозможно покорить, почти невозможно отыскать, потому что меч появлялся там, где считал нужным. Этой вещи обычно присваивали исключительно светлые свойства, никогда меч не светился в историях в качестве напарника злой стороны, но с появлением Пожирателей представление о белом и чёрном у женщины слились. Туда, куда и должны были, где находились всегда, но до этого лишь тише. Магия - она одна, просто разная, и как же глупо ограничиваться подобными разделениями, словно бы волшебники не братья и сёстры, не созданы для жизни в общем, очищенном от грязи мире! И этот меч, непокорный и загадочный, Тёмный Лорд смог обнаружить. Сам по себе факт невероятный, а если учесть ещё, что сейчас Он умудрялся его как-то сохранять - вообще выходило за рамки возможного. Стало быть, этот материал заколдован каким-то образом так, чтобы не позволять мечу телепортироваться, перемещаться, оказываться в других местах? Только это бы что-то объяснило, ведь сам меч едва поддался бы подобной магии, таковая его натура, а слухи и легенды у волшебников о подобном врали редко. Кроме того, тот факт, что Лорд обнаружил этот меч и решил спрятать его... Можно ли было воспринимать его, как знак наличия плана? Или угрозы? Или опасений? Беллатрикс может быть полезна чем-то, кроме как хранением меча Гриффиндора в самом надёжном в мире месте? Она знала, что ей нужно спросить; что она не может не спросить, даже если милорду это не понравится.
[indent] - Каждое слово, мой господин, - пролепетала волшебница, глядя на свою альтернативу Смысла Жизни. Война, хранение, "наше будущее и моя жизнь" - действительно, Волдеморт говорил о каких-то планах. Он предполагал, что нечто нехорошее могло случиться, что-то способно угрожать даже такому, как Он? Белла не знала, чем это могло быть и могло ли вообще быть, но не спорила. Война скоро станет действительно войной - это так, всё верно, Лестрейндж давно это знала, да и таковая уже началась, разве что постоянно меняясь в масштабах. - Никто и никогда не найдёт этот меч. Я позабочусь, чтобы было так. Это высшая честь, - в разговоре с Ним её голос мог звучать так, как ни с кем более. Гордо, уверенно, но с неким благоговением, благодарностью. За что? Как минимум за то, что в её жизни появилось нечто более ценное, чем домоседство, и кто-то более масштабный, чем нелюбимый молчаливый муж, верность и долг перед которым она, конечно же, неизменно несла, будучи Блэк. А Блэки не предавали традиций, принимая то, что им заготовила участь, с гордостью и без сопротивления. Ей в этом смысле невероятно повезло с партией, достойной по крови, взглядам и возможностью держать в своих женских руках некоторую странность Лестрейнджа. Беллатрикса могла чувствовать себя свободной и делать почти всё что угодно, поскольку обладала сильным, громким, волевым характером, а супруг оказался на удивление спокойным, даже податливым для её влияния мужчиной. При отсутствии любви, они всё равно смотрелись и сосуществовали гармонично, а общая цель, особенно увлечённость Беллатриксы, их только укрепляла. Не делало её женский долг ценнее, но стабильнее - да. А теперь их семья будет хранить меч, ломая каждого, кто попытается отнять эту реликвию у них. - Может быть есть что-то ещё, милорд? То, чем я могу быть полезна. Я могу. [NIC]Bellatrix Lestrange[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/fkb9m.jpg[/AVA]

0

12

[indent] Каждый из его приближённых был человеком. Личностью. Каждый из них обладал своими характером, предрассудками, особенностями - в общем, нюансами, которые Лорд учитывал и, разумеется, использовал. Он сам обладал таковыми, и окружающие подстраивались под них. Разница лишь в том, что Лорду не стоило играть или изменять себе: он выработал, справедливо достиг, самой природой оказался на том месте и в той позиции, когда подстраиваться должны были под него, а не наоборот. И всё-таки, чужие нюансы оставались чужими нюансами, и они же придавали общению нечто большее, чем безмозглое подчинение. Живость, что ли, разнообразие. Волдеморт ведь не дикий, не нелюдь, в самом деле. Он строил общество для волшебников, а не для пустых да одинаковых материализованных призраков. Лестрейндж вот как раз являлась почти что самым ярким из примеров. Жизни, в смысле.
[indent] - Рассчитываю на тебя, Беллатрикс, - и в голосе его именно то, что имелось в словах. Доверие, непоколебимо принятое решение, признание Лестрейндж. Она - способная волшебница, одна из самых способных, что встречались Лорду, а игнорировать потенциал полноценных магов - как глупо; подобного Наследник не допускал. Какой-то частью не отмершего себя, не чистого рассудка, решимости и безграничного (нездорового) целеполагания Тёмному Лорду даже нравилась подобная преданность в смысле банальном, а не как повелителя-господина-эгоиста. Внимание, преданность, симпатии - чуждые ему эмоции, которые между тем ощущать на себе приятно, занимательно, полезно. Редко, изредка, считанные разы, но всё-таки они выступали даже эффективнее страха, который, какой сюрприз, имел куда более узкие, нежели собачья преданность, границы. Лишь разум задевался в обоих случаях, просто по-разному. Как раз то, что и нужно было Волдеморту. - Ты всё узнаешь, когда придёт время. Я знаю, что ты можешь. Впрочем, кое-что в самом деле стоит сказать, - чуть отступил от Беллы. - На следующий выход я дам тебе руководить большей группой волшебников. Займёшься их подготовкой, у тебя это хорошо получается, - потому что только пускай кто-то попробует сделать не так, как требовала Лестрейндж. Не так, как требовала Лестрейндж для дела. Не так, как требовала Лестрейндж для Него. - Следи за всем, что происходит в наших рядах. Иногда мне кажется, что среди нас есть предатель. Или предатели, - проговорил он негромко, медленно и уведя взгляд в сторону. Руки его собраны за спиной, и в этом Лорд был сейчас так естественен, даже словно бы не полностью восковой; как наивысшая, недоступная, но форма всё-таки жизни, а не наоборот. Только спустя какое-то время он вновь перевёл взгляд на Беллу. - Ты можешь идти. [NIC]Lord Voldemort[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/Qt9yl.gif[/AVA]

0


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Цени, как самого себя [1976]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC