1111 11111 111111111 111111 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».


2222 2222 22222222 2 22 22222 2222 2222 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Smiley faceМы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».




333 333 3333333333 3 3333 33333 333 333333 333 333333 33 33 3 3 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, Smiley face приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Smiley face Smiley face Smiley face Smiley face



555 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события.

Smiley face Smiley face

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Жить здорово! [1949 - @]


Жить здорово! [1949 - @]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

ЖИТЬ ЗДОРОВО

http://sf.uploads.ru/9wTmP.gif http://sa.uploads.ru/JXn3E.gif
Tom Riddle & Adriana Mauret Piccard

Место, время: по всей Европе, начиная с 1949-ого

[indent] Всё, что слишком коротко для того, чтобы стать эпизодом, но слишком шикарно, чтобы остаться за кадром. Наброски из памяти.

+1

2

[AVA]http://se.uploads.ru/Yhfv9.png[/AVA]13.10.1949 Будапешт
[indent] У нее могла быть семья к этому времени. Или она могла войти в табор дяди как полноценная шувани. Или она могла вырваться оттуда и путешествовать туда, куда хочет. Может быть даже побывала бы в проклятой Британии. Или вовсе укатила бы в Америку, там, по слухам, сейчас можно было хорошо устроиться, и никому не было дело до твоего прошлого. Но вместо этого она сидела на кровати в темной комнатушке в гостином доме и смотрела в окно, за которым ничего толком не было видно. Ливень начался еще днем и так и не останавливался, иногда превращаясь в моросящий мерзкий дождик, от которого ломило кости, а потом вновь набирал силы, прибивая все к земле. В комнате было холодно. Даже закрытое окно не могло удержать тепло. Морет казалось, что она кожей чувствует каждую щель в деревянной раме, сквозь которую пробивается ветер. Она дрожала всем телом, но не могла пошевелиться, болезненно наслаждаясь этим состоянием. Почему-то казалось, что все должно быть именно так — холодно, одиноко и пропитано сожалениями. И повышенная влажность, из-за которой вещи были будто не до конца высушенными после стирки и противно липли к коже, тоже отлично вписывалась. Редкое, а от того ценное единение физического и душевного.
[indent] Морет могла бы применить магию, убрать всю эту зябкость, но что уберет кошек скребущихся на душе? Она ненавидела кошек. Сейчас больше чем обычно. По покрывалу ползла большая поздняя муха. Почему ты все еще не спишь, мерзость, подумала Морет, наблюдая за насекомым. Мух она тоже ненавидела. Но сейчас ей было все равно. Спать на этой мушиной кровати она не будет. А летучая тварь будто дополняла уныние, в котором находилась вся комната.
[indent] Морет было грустно. Еще с утра, когда они только прибыли в Будапешт. Том отправился куда-то по своим делам, оставив ее в этом отвратительном помещении. Часы тишины, нарушаемой только начавшимся после полудня дождем, сделали свое дело. Этот гостиный дом был будто мертвым. Морет казалось, что она угодила в гробницу, в которой что и было — только призраки ушедших дней и воющая из щелей тоска. И ни одной живой души, кроме нее. Она пыталась читать, чтобы хоть как-то отвлечься, но вся обстановка давила на нее, мешая сосредоточиться. Перечитав одно предложение по третьему кругу, она сдалась и перестала пытаться.
[indent] Том вернулся ближе к вечеру. Морет уговорила его отправиться куда-нибудь в центр города и поужинать там. Она надеялась, что хотя бы на главных улицах не будет так тоскливо. Но ливень загнал всех людей по домам и ресторанчикам, и город казался мертвым. И Тому, конечно, захотелось зайти в самую тихую забегаловку, которую только можно было найти. Кроме них в зале были всего два занятых столика — одиноким мужчиной за пятьдесят и пожилой женщиной с молоденькой девушкой, в которых Морет сразу опознала мать и дочь. И все посетители несли на лицах все ту же печать скорби, которая накрыла в тот день столицу Венгрии.
[indent] Вернувшись в гостиный дом, Морет чувствовала себя еще хуже, чем днем. Разговор за ужином не клеился, даже она сама не могла найти что сказать, чтобы как-то заполнить тишину, возникавшую после каждой редкой реплики. Прогулка по городу еще больше убедила ее в том, что все люди вымерли. А ливень, под которым они промокли до нитки, буквально дополнил картину. Вернувшись в свою комнату, Морет стянула с себя мокрую одежду и достала из сумки теплое платье. Она чуть ли не взвыла, когда поняла, что оно успело пропитаться влажным воздухом и было холодным и противным на ощупь. Ей даже не хотелось доставать палочку и что-то с этим делать, настолько глубоко она провалилась в отчаяние.
[indent] Остаток вечера в голову лезли разные отвратительные мысли. Морет безразлично наблюдала за тем, как на улице загорались фонари, и буквально тонула в тоске. Спать она даже не пыталась, понимая, насколько провальная эта затея. Да и делать что-то тоже было невозможным. А проклятая муха стала последней каплей. Морет даже не заметила, как разрыдалась. Ей было стыдно за такую слабость, но она ничего не могла поделать.
[indent] Трясущимися руками она вытащила из-под покрывала холодную и влажную подушку и, положив ее на колени, обняла. Она не знала, сколько времени просидела так — разводя еще больше мокроты и прижимаясь к подушке. Но в какой-то момент ее просто потянуло из комнаты. Ей хотелось сбежать от этого отвратительного одиночества, склизкими пальцами с длинными когтями впивавшегося в ее душу. И взяв палочку, она вышла.
[indent] Ничего лучше, чем направить палочку на замок двери Тома и прошептать «Алохомора», она не придумала. Вопреки ее ожиданиям, что-то щелкнуло. Морет тихо вошла внутрь, чувствуя, насколько отличается комната от остальных помещений. В ней было тепло и сухо, а от того уютно. Согревающий воздух окутал ее, даря ощущение комфорта. И ей почудилось, что она — мятежное приведение, которое попало в мир живых. А от того стало и стыдно, и обидно одновременно. Утерев влагу, вновь грозящуюся сорваться с ресниц, Морет прошла внутрь. Кровать была такая же большая, как и в ее комнате, и Том лежал очень компактно. На левой стороне было много места.
[indent] Положив свою подушку, Морет улеглась рядом. Под одеялом было еще уютнее: прогретая человеческим теплом кровать буквально выталкивала все переживания, накопившиеся за этот ужасный день. Да и ощущение другого живого существа рядом дарило спокойствие. Том, конечно, не образчик душевной теплоты, но сердце его работало исправно, гоняя горячую кровь по телу. Морет не хотела его тревожить, да и вообще чувствовала, что уже сделала что-то весьма выбивающееся из их отношений, но она не смогла удержаться и придвинулась ближе. Аккуратно и медленно она потянулась рукой, скользнув по теплому боку, и обняла Тома, чувствуя, сколько радости это принесло. Так можно было даже умереть.

Отредактировано Adriana Mauret Piccard (26 июня, 2017г. 17:16)

+1

3

[indent] В чём плюс быть мёртвым внутри и иметь стальную репутацию - всё время тратится рационально. Нет беспричинных смен настроения, тоски и мыслей о вечном, потому что сущность занята делами, которые не только саму вечность принесут, но и моральное удовлетворение, выгоду и превосходство вдобавок. Да, ради этого приходилось бродить по свету; по местам приличным и злачным; маггловским и магическим. Встречаться с людьми, иметь дело с артефактами разной степени сложности. Да, всё это было, и в некотором смысле эти действия повторялись из раза в раз. Таким образом подумает тот, кто привык ныть, печалиться и не имеет деловой жилки. Многие ли могут похвастаться обширными связями, постоянно приобретаемыми навыками и, в конце-то концов, тем, что видят всё новые и новые части света, в которых вероятнее всего не побывали бы, откажись в своё время от подобного образа жизни. Том находит данную истину элементарной, самой мотивирующей и заряжающей. Всегда и везде. Для этого даже фактор наличия или отсутствия души значения не имеет, понимаете? Реддл вот прекрасно. Потому его ни очередная поездка, ни очередные дела не удручали. Ему нравилось не сидеть на месте, чего греха таить.
[indent] Когда после неудавшейся (судя по лицу цыганки) прогулки они вернулись обратно в гостиный дом, Том так и не понял, что помешало девушке занять себя чем-то, пока он отсутствовал. Что помешало выйти в город, посетить волшебную часть города, познакомиться там с другими волшебниками? Загадка, на самом деле, его рациональному и прагматичному уму, лишённому отягощающих факторов в виде эмоциональной и чувственной составляющих, неподвластная к разрешению. От того и разговор не задался, и вообще от Морет веяло такой тоской, что юноша даже
не брался с этим что-то поделать. Закончится нытьём, слезами, какими-то глупыми вопросами. Женщина не в настроении - надо переждать, и тогда всё снова станет хорошо. Или коротко о глубоких познаниях Тома о натуре прекрасной части человечества.
[indent] Когда они разошлись по комнатам, Реддл согрел её переносным волшебном огнём в банке, погода ему было не почём. Даже более того: ливни, грозы и молнии со всем сопутствующим вызывали у него скорее подобие расположения. Лучше сочетались с его далёко не солнечной натурой, привычнее и логичнее для чёрно-белого мира, в котором пока что приходилось Реддлу, чтобы точно знать свои цели и своих врагов. Допоздна он изучал свеже-приобретённый артефакт, записывал его характеристики в дневник. Разбирать пока не стал, для этого требовалось оборудование и специальное помещение, иначе в маггловскую среду может выплеснуться сгусток тёмной магии, на что, само собой, тут же прибудут авроры. А потом, закончив, потушил свет и, убрав огонь обратно в банку, а банку в сумку, лёг спать.
[indent] С данным процессом у него проблем не наблюдалось. В смысле, юноша благополучно уснул. За то, что его тронут, не переживал: дверь закрыта, магглы не войдут. Если кто проникнет, то окажется волшебником, а с таковым Том запросто разберётся. Да и поставил предупреждающие чары, этого хватит с лихвой. Потому, когда под подушкой нагрелось, британец невольно проснулся и насторожился, положив руку на палочку у матраса. Пока не поворачивался, делая вид, что спит. За артефактом никто не полез. В него никто ничего не кинул. Тишину ночи нарушали лишь его дыхание, ещё одно дыхание и тяжесть на кровати, как когда на неё ложатся. И шелест ткани. Конечно же, да, Реддл понял, что это Морет, но... но... но? Напряжение в потенциальной готовности убивать не смогло отступить сразу, сохраняя волшебника в состоянии то ли встревоженного кота, то ли затаившейся кобры. И при этом всё равно было темно и дико хотелось спать, он думал, делал и готовился на полу-автомате. Как никак, Том всё же человек как минимум по физиологическим параметрам, и после тяжелого дня устал. А вот теперь драккл пойми что.
[indent] Он вздохнул про себя, собираясь уже обернуться и узнать, что же такое, но из-за сонливой заторможенности (это не механическая боевая реакция, это нечто ужасное) не успел. Вернее, вот уже хотел было, так почувствовал на себе женскую руку. Внутри наступила пауза. Везде наступила пауза. Комната стала паузой.
[indent] «Чего?..» - только и выдал Реддл про себя на подобную то ли наглость, то ли бестактность, то ли извинения, то ли порыв, то ли как снова понять женщин, даже если они - это Морет. Юноша глухо кашлянул.
[indent] - Ты заблудилась? Как мне это понимать? - бесцветно, т.е. без воодушевления, выдал он, коснувшись руки девушки на своём боку. Не померещилось. М-м. Видит Мерлин, британцу даже мог бы присниться какой-то прекрасный мрачный сон, не проснись он, а не вот это всё. Скидывать цыганку пока не стоит, в принципе не стоит. Отправить назад? Можно. Оставить тут, пока не мешает? Можно. Понять, что ударило ей в голову? Пожалуй, нужно. Реддл в замешательстве, и это создаёт дискомфорт для него. Прикосновения - чепуха. Дело в личном пространстве и разделении зон, понимаете? В логово кобры всунулся сородич, но сделал это без приглашения. Внутренняя мёртвость в такие моменты весьма противоречива.

+1

4

[AVA]http://se.uploads.ru/Yhfv9.png[/AVA] [indent] Конечно, она не питала глупых иллюзий на тему того, что темный маг спит, когда у него в комнате кто-то хозяйничает. Однако она все равно дернулась, когда послышался кашель. Это не было действием Морет, это ее тело отреагировало на громкий, в сонной тишине, звук. Вообще, она не то чтобы поверила в то, что ей такое спустили с рук. Вернее, она бы поверила буквально секунд через двадцать три, если бы не кашель. Полминуты — вполне достаточно для того чтобы Том отошел от удивления, что-то для себя решил и начал действовать или не начал. Поэтому внутренне Морет расслабленной не была. Она ожидала, что ей может прилететь.
[indent] Однако вопросы поставили ее в тупик. Ну точно. Заблудилась и случайно использовала открывающее замки заклинание. Заблудилась и случайно прихватила с собой подушку. Заблудилась и совершенно случайно обняла Тома. Если первые два еще как-то можно было натянуть на ситуацию, не без старания, конечно, то вот последнее у него в голове как укладывалось? И что он сделает, если Морет ответит «да»? Пожелает приятной ночи и перевернется на другой бок? Она бы даже заинтересовалась этим сценарием, если бы не была в состоянии полного отчаяния. Поэтому, такие вопросы к ней в голову не приходили. У нее просто не было сил ими задаваться.
[indent] — Нет, — через несколько секунд ответила Морет.
[indent] Она была немного в растерянности. Ей не хотелось возвращаться обратно в холодную и одинокую комнату, не хотелось погружаться в те пучины, которые еще недавно ее поглотили, и хотелось просто немного тепла. И она не знала, как Тому это понимать. Она, если честно, даже не знала, как ему объяснить. Поэтому ничего другого не придумала.
[indent] — Завтра рано вставать, — голос ее жалобный и отчаянный.
[indent] Прижавшись к Тому еще ближе, Морет поерзала головой по подушке, устраиваясь поудобнее, и замерла. Еще полминуты. Она, пожалуй, даже не особо переживала, что ее могут просто вышвырнуть из комнаты. Ей было настолько тоскливо, что она к такому повороту была готова с безразличным смирением. Это было бы прекрасным окончанием прекрасного дня и в картину вписалось бы лучше некуда. По крайней мере, она сейчас ухватит свою долю тепла и общества другого живого существа и будет потом эти воспоминания лелеять и пытаться ими греться. Главное сейчас — схватить как можно больше приятного, чтобы выбить из души уныние. И, пожалуй, уткнувшись Тому в затылок носом, вцепившись пальцами в ткань его одежды, она чувствовала себя комфортнее, чем могла мечтать.
[indent] Но все равно, цеплялась она отчаянно, будто за спасательный круг, и дыхание у нее было сбивчивое. Пусть темнота, которая душила ее изнутри твердила, что она заслужила, чтобы ее выкинули, что-то другое умоляло мироздание, чтобы этого не случилось. Ей хотелось сказать ему «не выгоняй меня», только что это изменит, когда слова обращены к Тому? Поэтому она просто надеялась, что он решит ничего не делать.

Отредактировано Adriana Mauret Piccard (26 июня, 2017г. 17:17)

+1

5

[indent] Никакой жалости, никакого сострадания. Том просто хочет спать, помня про насыщенный завтрашний день и нежелание заливать себя зельями с их мелкими, но неприятными побочными действиями. Просыпаться посреди ночи изначально не входило в его планы, как и обнаружить рядом с собой Морет, буквально источающей безысходность.
[indent] Признаться честно, подумав по первому кругу Реддл решил отправить её обратно в соседнюю комнату. У неё нет ни единого повода оставаться здесь, прикасаться к нему и продуцировать кругом тлен. Кроме того, усиливать её тлен, показав, что ему это под селу - подобное, пожалуй, по вкусу Тому. Власть, сила, вот это всё даже в мелочах. Разумное, правильное и в целом характеризующие британца решение. На втором кругу сонных размышлений ему подумалось аналогичным образом, однако зачем-то юноша подумал ещё и по-третьему кругу. Таковой не вышел подтверждающим верность с концами, отнюдь нет и как раз наоборот. Выгони он её сейчас, так цыганка уснёт с плохим настроением, проснётся с плохим настроением, приумножит плохое настроение, перенеся его через весь день, а Тому с этим всем находиться, так или и иначе, рядом. Повесть о недовольной женщине, все наверное слышали много таких, да? Сильная половина человечества по итогу там преимущественно страдает. Между тем, как вы помните, планы на день грядущий у волшебника имелись, умирающий рядом лебедь в него вписывался плохо. Потому, продолжив мысли, подкинутые на третьем кругу, Реддл отметил: в таком случае, от него ничего не отвалится. По крайней мере сейчас, проводить её всегда успеет, если история повторится. Девушка не кусается, не шумит, радуется Наследнику (чешем, чешем тщеславие даже спросонья, не забываем о главном) и намеревается мирно заснуть. Ну и, как самый последний аргумент: юноше на удивление не противно. Морет обвила его руками, прижалась, со всеми её живым теплом, сердцебиением и грудью. Не самое уютное положение на свете, но и дискомфорта, чтобы критично, Том не испытывал. Как-никак, а мужчина. Да и уже почти полгода как трутся рядом, грязью (магглами) Пиккар не запятнана. Потому ему вкупе, в общем-то, всё равно. По крайней мере до тех пор, пока дают просто полноценно выспаться, чего сейчас хотелось гораздо больше, чем думать, начинать день с плохого и затем снова ловить заумные взгляды цыганки.
[indent] - Не прижимайся слишком сильно, - резонно ответил сквозь лёгкий зевок, таким образом позволяя ей остаться и возвращаясь к воплощению желаемого: сну.

+1

6

2.11.1949, на юго-востоке Венгрии близ поселения Nagykereki
[indent] Нелепости в жизни Тома происходили нечасто. Но если происходили, то показательные, с размахом. Как там: редко, но метко. И, конечно же, на сей раз нелепость ничто не предвещало. Изначально день выдался размеренным и почти свободным. Настолько, что британец даже позволил устроить себе и цыганке прогулку по весьма живописным и практически безлюдным окрестностям. Поздней осенью остатки листьев, серость и начинающая брать своё зима делали местность довольно привлекательной, выдавая целую гамму коричневых, чёрных и синих тонов. Лучше всего смотрелось озеро, к которому вышли волшебники. Тёмно-синее, уже холодное, окружённое полями и небольшим голым лесом, среди которого виднелись редкие сосны да ёлки. Небо бледно-голубое, с растянутыми облаками. Уже  не тепло, и тем лучше: можно дольше прогуливаться, не страдая от палящего солнца, слепящего глаза, и надоедающей жары со зноем.
[indent] И, снова, беды ничего не предвещало. Стоя рядом с озером и всматриваясь в пейзаж Реддл никак не планировал, что из сумки вылезет филин, выдав письмо с краской отметиной, на языке партнёров Тома говорящей о неотложности послания. Вообще портальный артефакт-адресат для почтовых птиц и прочих посыльных Том разработал сам, создав номинальный адрес-портал, на самом деле всегда ведущий в его сумку с расширением. Необходимость из-за постоянной смены локации и отсутствия единого адреса, в то время как многим было, что писать и о чём информировать британца. Вот и сейчас птица вылетела из сумки в воздух, чтобы вернуться к своему хозяину - отсюда она знала, как это делать, будучи почтовым питомцам.
[indent] Реддл торопливо прочитал письмо и недовольно цокнул: дело действительно не терпит отлагательств. Он чуть сощурился и обратился к Морет, протянув ей руку для парной аппарации.
[indent] - Это срочно, потом вернёмся за вещами, когда я со всем разберусь, - не вдаваясь в подробности пояснил волшебник, указав главное: дело неотложное. Если уж так считал Том, то у девушки нет ни единого повода для сомнений.
[indent] Раздался хлопок и они очутились в заброшенной деревушке, где их встретил немного взъерошенный плотный мужчина за пятьдесят довольно опрятной наружности.
[indent] - Мы пройдём сквозь разовый портал, чтобы русские ничего не нашли. Имперские ищейки, я не знаю, у кого авроры столь же дотошны, как эти, - пожаловался венгр торопливо, приглашая волшебников пройти вместе с ним в заброшенный дом. Открывает портал и пропускает их вперёд, следом проходя за ними и закрывая портал. - Там установили обширный антиаппарационный купол, имейте это в виду, когда будете отбывать.

[indent]  Насколько понял британец, оказались они на другом конце Венгрии, север. Том бывал здесь, когда занимался делами с Ароном Патаки (тем самым мужчиной). Он временно стал компаньоном волшебника в вопросах артефактов, перепродажи и ещё кое-чего. Реддл имел достаточно хорошие отношения со многими людьми, чтобы оставаться у них задаром и пользоваться всеми благами, когда понадобится, однако на повседневные нужны, путешествия и новые артефакты, зелья да прочее требуются деньги - естественно, их нужно было откуда-то брать. Так, чтобы с пользой да познаниями для себя. Вот один из основных и весьма прибыльных источников.
[indent] - Вы оставайтесь в моём летнем доме, пока это не разрешится, ладно? Нет, ничего не стесняйтесь, пользуйтесь. Только Том, давайте же скорее, у нас очень мало времени!
[indent] Реддл оставил Пиккар, она себе занятие найдёт. Да, вещи прихватить не успели, но да разве проблема занять себя и привести в порядок, когда есть магия? И лесок кругом, и поселение магглов в пяти километрах. В общем-то, все условия, чтобы провести день, плавно перетекающий в вечер, без глупого смотрения в потолок.
[indent] Вернулся Том уже ночью. Не без усталости да истраченного на нервы и панику Арона терпения. Цыганка уже спала, будить её и грузить россказнями о русских мракоборцах британец не стал, приняв душ и, подвесив освежённую, немного влажную рубашку в маленькой солнечной гостиной в воздухе у окна, чтобы к утру под первыми лучами впитала приятный запах прохлады, завалился спать.

[indent] «И где?» - возник вопрос утром, когда рубашка на месте не обнаружилось. Пришлось приводить себя  порядок без неё. Вещи Морет он даже как-то и не заметил, с самого утра обсасывая и причёсывая в голове планы на день. Рубашка. Для планов на день ему нужна его рубашка. Белая, прохладная. Нужна на нём и как можно скорее, потому что только с подобным Том ещё и не возился, собираясь активничать с самого утра, ну в самом деле. [AVA]http://s9.uploads.ru/SRpcr.png[/AVA]

+1

7

[AVA]http://i.imgur.com/T4xewM0.jpg[/AVA][indent] Морет нравилось находиться на природе. Особенно при учете того, что, будучи волшебницей, она не сталкивалась со всеми нарушающими комфортное пребывание тысячами насекомых, удобствами за соседним кустом и отсутствием нормального душа. Морет была скорее ценителем природы, чем фанатом. Быть на природе хорошо и уютно, а через несколько часов можно и домой, к цивилизации. Но вот последнее время с визитами на нетронутую рукой человека территорию у нее было плохо, а от того прогулка, которую решил устроить Том, была в разы приятнее.
[indent] Пока не появилась чертова птица. Вернее, до самой птицы, конечно, Морет дела не было, а вот письмо, которое пернатое происшествие принесло — это, скорее всего, проблемы. Даже если там просто какие-то заметки или безобидная новая информация, есть шансы, что все потеряно. Тому ведь вообще ничего не стоило загореться идеей применить\проверить\еще что-то полученные знания вот прямо сейчас, в этот самый момент. А значит конец прогулке. А Морет только расслабилась.
[indent] Она тяжело вздохнула, наблюдая за лицом Тома и уже понимая, что все — счастливые мгновения подошли к концу. И совсем не удивилась, когда тот заявил, что это срочно. Ну да, нет времени объяснять, возьми меня за руку. Это не было чем-то новым: нет времени объяснять, собирай вещи; нет времени объяснять, хватай портал; нет времени объяснять, заткнись и спи. Все это давно пройдено, изучено и завязло в зубах. Поэтому Морет даже не замешкалась, хотя ей очень хотелось хотя бы немного поныть. Спорить с Томом было бесполезно и неуместно, но хотя бы просто поныть хотелось чертовски. Настолько, что она не сдержалась и таки выдавила недовольный, плаксивый стон, как маленькая девочка, у которой отобрали куклу. Аккурат перед аппарацией. Чтобы не обрадованный таким поведением Том не стал ей ничего высказывать перед другими людьми и вместе со своей не-радостью отправился по срочным делам.
[indent] Мужчину, встретившего их, Морет слушала внимательно. А когда они использовали портал, даже хотела выдать какую-то вежливую формулировку на его предложение, но как открыла рот, так и закрыла, напомнив самой себе рыбку, — мужчина явно не был в настроении обмениваться любезностями и тараторил все, что, по его мнению, нужно было сказать.
[indent] А потом Морет осталась одна. Она оглянулась, безошибочно определила, что есть летний домик и двинулась внутрь. Изучив все комнаты, которых было не особо много — кухня, маленькая спаленка с одной кроватью (на что Морет невольно усмехнулась, памятуя о недавнем эпизоде в Будапеште), небольшой душ, совмещенный с туалетом, ну и все. Ах, да, еще веранда, конечно. Уютненько. Пусть не очень шикарно обставлено, но явно со вкусом и практично — Морет не нашла ничего, что было бы только для красоты, каждая вещь была нужной в быту. И такой подход ей нравился. Отличное решение для летнего домика, который нужен, чтобы жить, а не заваливать его хламом.
[indent] Побродив по окрестностям, Морет изучила владения взволнованного мужчины и, не найдя ничего интересного, решила что неплохо бы ей продолжить единение с природой. Благо, рядом был лесок. Оставив верхнюю одежду в домике, она вышла и медленно, пританцовывая, пошла знакомиться с деревьями. Когда-то бабушка показала ей этот ритуал. Не столько магический — хотя само наличие волшебника все что угодно сделает магическим — сколько больше для души и выказывания уважения природе.
[indent] Сначала Морет было ужасно холодно, но чем больше она углублялась в лес, чем сильнее расходилась в танце, тем быстрее согревалась. И в какой-то момент осенняя стужа вовсе стала незаметной. Она и сама не поняла, в какой момент потеряла связь с реальностью. Окружающий мир поплыл, наполняясь туманом, звуки растворились и стали тише, но в тоже время резче, отдаваясь в голове мягкой болью, а сознание замутнилось. Танцы всегда имели над Морет эту власть — закидывать ее в транс, даже если она сама того не хотела. А сейчас прямо сама обстановка располагала. И это было потрясающе — она плясала и чувствовала единение с природой и магией. Это не было чем-то привычным, что испытывал каждый маг, находящийся в лесу и творивший волшебство. Это было что-то очень древнее, когда заклинания еще не были облачены в словестную форму, а весь мир был пропитан магией. И Морет наслаждалась каждым мгновением.
[indent] Она не знала, сколько времени так провела, и в каких частях леса побывала, но в какой-то момент ее просто выбило из блаженного состояния. Она оглянулась и поняла, что потерялась. А еще что причиной ее выхода из транса стало колючее растение, в которое она забралась, ободрав ноги. Оно больно впивалось в кровоточащие ранки и не давало нормально двигаться. Немудрено, что ее выбило.
[indent] Путь назад был нелегкий. Недавние дожди размягчили почву, и Морет тонула в грязи по щиколотку. А в какой-то момент и вовсе свалилась, поскользнувшись на полусгнившей листве. Счастье от общения с природой постепенно сходило на нет. Лесок, впрочем, был небольшим, поэтому мучения довольно скоро закончились. Путь был трудным, но достаточно коротким. И Морет была благодарна хотя бы за это.
[indent] Войдя в домик, она разделась и оценила повреждения на одежде — платье можно было смело выкидывать. Если бы у нее было что-то другое, конечно. Верх был мокрым и запачканным, а подол и вовсе порванным и через всю грязь с него стекавшую, Морет не могла точно определить насколько все плохо. Обувь, благо, крепкая, но тоже требовала чистки. В дополнение ко всем этим результатам общения с природой — куда-то потерялась сережка. Сама Морет тоже была не в лучшем состоянии: грязная, замерзшая и мокрая. И с разодранными ниже колена ногами. Ранки, конечно, неглубокие, но многочисленные.
[indent] Приняв душ, она подлечилась, вспоминая бабушку, научившую ее исцелять руками, добрыми словами и, поняв, что сил больше не осталось, отправилась спать. Завтра можно было и с одеждой разобраться. Утро вечера мудренее.
[indent] Когда Морет проснулась, Том лежал рядом. Даже очень рядом. А его рука, согнутая в локте, покоилась на ее плече. Вот тебе и «не прижимайся слишком сильно».
[indent] Аккуратно встав с кровати, стараясь не потревожить, она прошла на веранду. Судя по всему, было еще очень ранее утро. Ранее даже для Тома и его срочных дел. Морет сладко потянулась, чувствуя на коже слабые лучи осеннего солнца. Денек обещает быть погожим. Она не сразу сообразила, что совсем нагая, а когда до нее все-таки, дошло, ничего лучше не придумала, и стащила висящую рядом и бросавшуюся в глаза белизной, рубашку. Понятно чью.
[indent] Когда на кухне появился Том, Морет сразу его заметила. Он как-то странно на нее смотрел и не спешил желать доброго утра.
[indent] — Мне нужна моя рубашка, — наконец он разлепил губы.
[indent] Тебе тоже утро доброе, — про себя подумала Морет и пожала плечами. Нужна, так нужна. Она, ловко перебирая пальцами, расстегнула пуговички и, позволив ткани скользнуть по плечам, поймала ее за спиной, а затем, встряхнув, протянула Тому.

+1

8

[indent] Не то чтобы Том шокирован, задет или обескуражен тем, что Морет напялила его рубашку, однако эта деталь юноше не понравилась. Потому что дракклова граница, дракклово личное пространство, дракклова его рубашка. Да, конечно, они не успели прихватить с собой вещей, но так вот и повод внимательнее следить за тем, что имеется. В конце-то концов, трансфигурировтаь остатки ткани, коли таковая пришла в негодность, во хоть что-то, дабы покрывало. Или использовать занавески, Арон ему за такое ничего не скажет, списав на нервы, любовные утехи или ещё чепуху какую, может даже вовсе не заметив. А Наследник вот стоит, молчит какое-то время, не то чтобы довольно осматривает девицу.
[indent] Она же знает, что они здесь не просто так. Что, заверши Том дела ещё ночью, не поленился бы нагло поднять девушку ни свет ни заря и вернуться во временное жилище, дабы полноценно выспаться там на разных кроватях, в привычном аскетическом, но комфорте и в ночной одежде. Он мог бы, он сделал бы. Стало быть, дела завершены не все, потому Реддл явно приступит к ним по началу нового дня. Простая, очевидная логика, перемешавшаяся с нарушением иерархии и вот этого всего; деталь, но всё же как-то неприятно осевшая, заставила юношу справедливо, но от части бестактно попросить (потребовать) рубашку назад - ему уходить, и уходить не без верхней части одежды, напялив мантию на голое тело. Том тоже вредный, знаете ли.
[indent] И девушка в самом деле в тот же момент принялась снимать рубашку. К сожалению, принялась. Реддл правда думал, что она сейчас выйдет из кухни, снимет, накинет на себя хотя бы одеяло, а затем вернёт. Но этого не случилось точно также, как и не последовало «Доброе утро» от Реддла.
[indent] Секундное молчание. Его брови в некотором вопросительном удивлении поползли вверх. Взгляд на неё. На рубашку. Снова на на неё. И на рубашку. Дикость в чистом, т.е. голом, т.е. нагом виде, с позволения сказать. Юноша завис всего на какую-то секунду, не то чтобы рассчитывая на именно такое поведения (хоть и не отрицая его вероятность), но этого оказалось достаточно для того, чтобы и без того нелепая ситуация стала в край нелепой.
[indent] Ибо осторожно, двери в нетерпении без предупреждения открываются, венгр, торопящиеся делать дела, на пороге появляется.
[indent] Раз.
[indent] Два.
[indent] Три.
[indent] - ...
[indent] - ...
[indent] - ...
[indent] - Доброе утро, - после взгляда на Морет, рубашку, снова Морет и стоящего на пороге мужчины со спокойствием удава на лице выдал, слава дракклам, уже давно мёртвый внутри британец. Да, мистер Патаки, вам могло показаться, что вы наблюдаете любовные утехи с самого утра, но нет, мистер Патаки, вы даже не представляете, насколько ошибаетесь. Впрочем, больше всего Тома удивило и выбило поведение цыганки в дальнейшем, как реакция на происходящее. Брови снова поползли вверх, тишина затянулась на целую вечность длительностью в несколько секунд. Долгие несколько секунд.
[indent] - А, я наверное помешал, мне так неловко, но я хочу напомнить, Том, что мы... - венгр приличия ради мог бы отвернуться и закрыть дверь, но он говорил (чуть теряясь в словах), как-то непроизвольно пялясь на Морет. Раз уже помешал, так не уходить же, в самом деле - наверняка думал мужчина, оставшись. Том же произвольно на неё не пялился, буровя взглядом мужчину.
[indent] - Да, мы торопимся, - сухо и бесцветно выдал волшебник, таки взяв рубашку и, торопливо накинув её на плечи, поспешил выйти из комнаты, за плечо развернув Арона и выводя его вслед за собой.
[indent] - Огонь!.. - раздался комментарий не выдержавшего венгра уже после того, как двери закрылась.
[indent] - ... пожар, - и сухая (вымученная) констатация до сих пор мёртвого внутри Тома.
[indent] Как же хорошо, всё-таки, что он в самом деле мёртв. Хотя бы внутренне. К физической смерти юноша не стремился, но вот на секунду подумалось, что зря. Ибо. Бхмн. [AVA]http://s9.uploads.ru/SRpcr.png[/AVA]

+1

9

[AVA]http://i.imgur.com/c1ALqXM.jpg[/AVA][indent] Том для человека, которому нужна рубашка, на удивление не спешил ее забирать. Морет даже приподняла бровь, мол, чего ждем-то, вот ты, вот рубашка, только руку протяни. Для нее в ситуации ничего странного вообще не случилось. Ее попросили отдать — она отдает.
[indent] Открывшаяся дверь заставила Морет прикрыть глаза, посмотреть на вошедшего мужчину и вернуть взгляд обратно на Тома. Ничего вообще не изменилось. Она все так же стояла с протянутой рукой, в ожидании, когда немая сцена кончится. А мужчин будто парализовало. Ну и что прикажете с ними делать? Было слышно, как легкий ветерок на улице гоняет листву, дверь чуть скрипнула — а, все-таки не совсем парализован, — а на плите шкворчал завтрак. Морет казалось, что им сейчас не хватает только какого-нибудь очень запоздалого сверчка, который не уснул на зиму и решил спеть им песню своего народа.
[indent] Том-таки очнулся, пожелав своему товарищу доброго утра. И Морет закатила глаза. Ну да, как же. Ей вообще показалось, что между мужчинами было какое-то особое понимание сейчас. Будто они знали о том, что происходит больше чем она. И что сегодня со всеми, всплыл в голове вопрос. И правда, какие-то все сегодня странные.
[indent] Когда Том наконец-то забрал рубашку, которую потребовал, казалось, вечность назад, Морет развернулась обратно к плите и задумчиво помешала содержимое сковородки. Благо, ничего не успело пригореть, пока у сильной части человечества в голове решалась какая-то сложная и требующая слишком много времени задача. Бросив взгляд на покидающих домик, она с досадой прикусила губу.
[indent] — Зря только на двоих готовила, — еще до реплик, которые раздались с улицы, когда дверь закрылась, вздохнула Морет. Ну и ладно, собственно, может быть, Том не вернется до самого вечера, так у нее хотя бы будет обед.
[indent] А потом короткий диалог донесся до ее ушей и Морет рассмеялась. Она не могла сказать с уверенностью, что поняла, что вообще произошло, но от чего-то ей было смешно.

+1

10

Будапешт, 13.11.1949
(курьёзы с подводкой  к тому самому продолжаются)

[indent] Куда только дела артефактные Тома, а следовательно и его что временное, что постоянное сопровождение не заводили. Чаще всего, конечно, на подпольный рынок с лицами более чем сомнительными, без должного воспитания и необходимости вести себя культурно. Аристократичность и сдержанность у Реддла в крови, однако подобные компании от части расшатывали: разговоры понимали не все, особенно на понятном культурном языке, приходилось развязывать руки своему поведению. Но, как передышка для-таки не созданного для низов Наследника, имелись и случаи, напротив сводящие с людьми более приличными, окультуренными, близкими к понятию «полноценные волшебники». В конце-то конов, Европа не так мала, и маги разбросаны по всем её землям, не скопившись исключительно в Испании, Франции и Британии. Что, конечно же, не могло не обнадёживать. Сегодня Том с Морет попали именно в одну из таких, весьма себе приличных компаний, где собрались ценители да коллекционеры. Вернее, изначально попал Реддл, но поскольку одно из негласных условий - приходить парами, будь то невесты, супруги или матери, то и Пиккар оказалось с ним (у хозяина вечера странное аврорское прошлое и повышенная подозрительность, а сопровождение, по его мнению, есть гарантия безопасности). Что вовсе не плохо, стоит отметить: иначе британец, несмотря на обилие вроде как волшебников со схожими интересами, наверняка бы стух. Ибо на деле разговоров о семьях, детях и быте оказалось куда больше, чем об артефактах. Так-то хоть можно с Морет переглядываться, отвлекаться напитками да танцами (т.е. вы понимаете, насколько скучно, раз этим юноша перебивался, да?). Нужного человека он всё равно уже заметил, наплёл ему какую-то чепуху про невесту, невероятную историю знакомства (деликатно упустив часть про Круцио да приукрасив) и межкультурное разнообразие со всеми его преимуществами. От остальных вопросов, слишком бытовых и слишком сложных для Тома, его спасло далеко не совершенное знание венгерского. Короче, новый знакомый остался в восторге: красиво поговорить, красиво по-обнимать девушку за талию, сдержанно улыбнуться, задать формальные вопросы, мало болтать и много слушать (на деле впадая в анабиоз).
[indent] Когда начался очередной коллективный танец, ибо всё-таки бал и вечернее мероприятие, Реддл задумался сразу о многом. О том, кто все эти люди, с кем ему ещё стоит познакомиться поближе, как долго ещё ждать, чтобы подойти к хозяину вечера для обсуждения реально интересующего британца дела по конкретному артефакту, насколько быстро его можно будет уговорить и далее по списку. И думал бы он об этом ещё какое-то время, танцуя по механически выработанной и отработанной ещё в Хогвартсе до тошнотворного автоматизма, однако...
[indent] - ... Том?
[indent] Кажется, Морет обращались к нему не в первый раз. По крайней мере, так юноше показалось, исходя из её взгляда и выражения лица. Кажется, она какое-то время молчала на него смотрела, а потом несколько раз позвала? Да, похоже на то. Волшебник не очень понял, что не так, немного вопросительно приподняв брови.
[indent] - Новые светские правила, или твоя рука на моей заднице потому, что тебе так нравится?
[indent] Британец на долю секунды (ладно, дальше) замер, едва-едва прищурил правый глаз, пошевелил пальцами одной руки - ничего особенного; второй - мягко. Молча, с неизменным выражением лица, чуть приподнятыми бровями и едва прищуренным правым глазом опустил взгляд туда, где должна лежать рука - на талию. Рука есть, но не совсем там. Лицо все также не менялось, рука без лишних слов вернулась на место. Том давно мёртв внутри, ничего не произошло, простое недоразумение. Камень, камень, статуя. Просто воспитанность немного уколола. Глядит всё неизменно: туда же, куда ранее отпустил глаза.
[indent] - ... - поднял их на Морет, лицо непроницаемое. Недолгая пауза, которая для Тома тянулась целую вечность. - Рука расслабилась, я слишком задумался, - ничего не случилось. Британец в самом деле так и выглядит. [AVA]http://sa.uploads.ru/39HRc.jpg[/AVA]

+1

11

[AVA]http://i.imgur.com/r4DJifX.jpg[/AVA][indent] Бал — это как цирк уродов, только под более приемлемым для общества предлогом. Обязательные атрибуты данного мероприятия: выгул новых нарядов, причесок или их обладательниц (для сильной половины человечества). Поэтому когда Том сказал, что Морет идет с ним, она в восторге не была. Однако, поняв, что все потеряно и идти придется, решила, что выгуляет что-то уж совсем прекрасное. В своей дикости, конечно. А чтобы у Тома не возникло мысли отправить ее переодеваться, Морет решила, что отправится за платьем часика за полтора до самого события. Благо, времени свободного у нее всегда много и заранее заказать то, что ей хотелось, труда не составило.
[indent] И, признаться, ее расстроило, когда никто ничего не сказал про платье и откровенные вырезы на нем. Шептались, конечно, дамы даже прикрывали рот ручкой, чтобы соблюсти приличия, но вслух никто ничего так и не сказал. Даже Том, кажется, совсем забылся в своих делах и умопомрачительной истории их бурного романа. Морет на какой-то момент даже показалось, что он как-то чрезмерно распинался на тему горячей страсти. Впрочем, нет, показалось.
[indent] Ну, если с платьем дело пошло плохо, всегда можно использовать это мероприятие, которое бы вызвало мигрень, если бы Морет не пыталась развлекаться, для веселья. Том же говорил о романе? Вот и получил лезущую обниматься и кокетливо шепчущую что-то на ушко жениху барышню. По всем канонам — безумная страсть, безумно влюбленная дама, которая никак не может отцепиться от руки суженого и чуть ли не виснет на нем.
[indent] Именно поэтому, когда Том в танце положил руку на зад Морет, она подумала, что он этим пытается на что-то намекнуть. Как бы отплатить той же монетой. И проигнорировала данный жест. Только вот прошло пять секунд, десять, пятнадцать, а ладонь все так же покоилась на ее ягодице, иногда скользя, если в танце был резкий поворот. Нет, приятно, конечно, теплая рука, иногда поглаживает, но Морет уже заметила нескольких дам, принявшихся шептаться с удвоенной силой и дергавших бровями в сторону пары. С каждой секундой пар глаз, прикованных к ним, становилось все больше.
[indent] — Том, — шепнула ему на ухо Морет, не выдерживая такого давления со стороны общественности. Ей хотелось сказать ему, мол, поиграли, и хватит, намек понят, однако ни один мускул не шевельнулся на его лице. Он смотрел куда-то в пространство отрешенным взглядом и, кажется, был совсем не здесь. Поэтому отдуваться за все приходилось Морет в одиночку.
[indent] — Том? — повторила она, смотря ему в глаза. Ноль реакции. Будто в трансе, умер, покинул тело и не обещал вернуться. А люди кругом все больше замечали бледную руку на черном платье. Сложно было не заметить, эта самая рука будто сияла на темной ткани, как бы сигнализируя, что она тут и требует, чтобы все на нее посмотрели.
[indent] — Том! — все еще тихо, но требовательно позвала Морет. Нет. Ничего не изменилось. Как был где-то там, так и остался. Какой-то юнец лет семнадцати стрельнул в нее глазами, растягивая губы с редкими мелкими усиками в пошловатой улыбочке. От этого ее передернуло.
[indent] — Том! — последняя попытка говорить тихо. И неудачная. Будто кто-то его выключил, как один из этих электрических маггловских приборов.
[indent] — Том? — Морет сказала это в полный голос, прямо на ухо. И — о, чудо! — он ожил. Она даже сразу не нашлась что сказать. Разрывалась между «ты ничего не потреблял? Никаких зелий или пятнистой в нежелательном виде?» и тем, что собственно, после непродолжительной заминки, потребовавшейся на войну двух вопросов в голове, и высказала:
[indent] — Новые светские правила, или твоя рука на моей заднице потому, что тебе так нравится?
[indent] Реакция, конечно, была бесценной. Вернее, для других людей ее совсем не было, но Морет знала Тома не первый день, чтобы не различать на его лице малейшие изменения. Да и его реплика тоже была не менее бесценной. Поэтому она не сдержалась и, стараясь изо всех сил не рассмеяться, предложила:
[indent] — Посмотри на присутствующих, Том, посмотри внимательно. Их глаза прикованы к нам не потому что я сногсшибательно выгляжу.
[indent] Морет не смогла себе помочь, и захихикала, прижав голову к груди Тома, чтобы спрятать веселье. Ей казалось, что она будет тем, кто заставит все это сборище их запомнить, но ее обскакали. И не то, чтобы она была против. Она теперь официально в этом не виновата.

+1

12

[indent] Все нормально. (нет) Том - воспитанный человек. (нет) Он предпочитал не лапать свою «невесту» на публике. (нет). Как вы понимаете, предложения - правда, а «нет» - великое, ценное и, конечно же, очень важное мнение общественности господ, собравшихся в зале. Реддлу-то по большому счёту плевать, но дела иметь именно с присутствующими здесь людьми, потому медленным взглядом он их, не поворачивая головы, мимолётно окинул. Ну, что сказать. Его как минимум запомнят, пускай и не в том свете, в котором привык волшебник. По крайней мере, если искать в этом что-то хорошее, то теперь никто не скажет, что Том мёртв внутри и ничего не выражает: вон, посмотрите, выбирает особенное (экстравагантная пара), ценит прекрасное (у кого-то есть вопросы касательно притягательности задней точки Морет, особенно в её платье?), плюёт на общепринятое (это вообще нуждается в пояснении).
[indent] «Прекрасно», - процедил он про себя, однако в лице не изменился. Реддл смирился со странным внешним видом цыганки - ей шло, репутация немного странных и, вероятно, зажравшихся в своих туманах да Эйфелевых башнях иностранцев соблюдена (хоть, будь она реально его невестой, из дома бы не выпустил); смирился с темами разговоров на данном мероприятии, да вообще со всем смирился, просто желая сделать свои дела. Ему лишь не повезло впасть в мыслительный анабиоз от испытываемого безудержного веселья и любви к танцам. Пиккар впадает в транс (не думайте, юноша заметил), так почему британец не может делать то же самое? Слабое оправдание, ладно, стоит согласиться.
[indent] Что же, допустим. Понято, принято. Танца никто не отменял, мероприятия тоже. Том Реддл также не нуждался в перезагрузке, оставаясь, несмотря на все невзгоды, самим собой. Он растянулся в самой милой и задорной улыбке, на которую только был способен, про себя желая стереть из памяти последнюю минуту жизни у всех собравшихся разом. Тому юнцу с пушковатыми усами даже подмигнул отдельно, причём в такой манере, что... Данный момент он, пожалуй себе сотрёт уж точно, чтобы не помнить эту выжимку актёрской игры, прошедшей с ним сквозь годы. И не смотреть на лицо Морет. И не разговаривать с ней. Он чувствовал, как, уложив на него лову, она сдерживала смех (что смешного?), потому усугублять не спешил. Лишь прижал её за талию чуть ближе, и продолжил танец, какое-то время так и двигаясь всё с той же улыбкой, пока она постепенно не начала сползать с лица. Поэтапно.
  [indent] Главное теперь всем и дальше в принципе улыбаться, подмигивать да всяческими другими образами демонстрировать (имитировать) самое страшное - весьма живой, задорный, но не шумный и юморной характер, склонный к лёгкому эпатажу. Ранее рассказанные истории про знакомству и далее по списку, словно по предсказанию, сыграли на руку. Об артефакте ему-таки придётся договориться.
В любом случае и теперь без вариантов, дело принципа да железной мотивации. [AVA]http://sa.uploads.ru/39HRc.jpg[/AVA]

+1

13

[AVA]http://i.imgur.com/r4DJifX.jpg[/AVA][indent] Остаток бала пролетел почти незаметно. Эпатировать публику больше не было надобности: все итак обратили внимание на парочку иностранцев; Том занялся делами, да с таким рвением, что виснуть на нем достаточное количество времени, чтобы это было интересным, не получалось; да и окружающие стали очень заинтересованы в общении. Морет чувствовала себя гвоздем программы. Даже ее платье отметили. А когда узнали, что она из Франции, так и вовсе сочли, что такой фасон — новое веяние. И все молодые леди стремились узнать побольше о ее «женихе», щедро раздававшим улыбки направо и налево. Ну конечно, до этого он казался таким серьезным и неприступным, как айсберг в океане, а тут — нате — схватил даму за ягодицу прямо у всех на виду. Наверное, очень страстный мужчина. Морет очень хотелось выложить подноготную этого больного ублюдка, любящего раздавать непростительные и жечь магглов заживо, но почему-то ее больше беспокоило не то, что никто ничего о нем не понимает, а то, что эти барышни вовсе интересуются. Где-то очень глубоко кольнула ревность. Все-таки столько времени они вместе и Морет уже давно считала Тома своим. Хотя ему об этом знать, пожалуй, не стоило. С его-то ранимой душой и манией величия.
[indent] Все эти причины, ну и сам факт того, что это бал, заставили Морет выдохнуть с облегчением, когда они с Томом покинули мероприятие. И как же, все-таки, было потрясающе вернуться домой. Можно было скинуть туфли, растрепать волосы и размазать макияж по лицу, почесав и потерев оное во всех местах, которые того требовали. Что она и сделала. После чего Морет сразу отправилась в свою комнату и, скинув платье, продефилировала в душ, отметив, что Том уже уселся с книгой в гостиной и отключился от этого мира. Обычная картина.
[indent] Хотелось смыть с себя налет от постоянных взглядов, смыть притворство, которым щедро поливали на балу, смыть пошлую улыбочку юнца. По-хорошему, хотелось кожу соскрести, так сильно Морет «понравилось» мероприятие. Но уже под струями воды она отметила, что калечить себя необязательно и простое мыло делает свое дело. Настроение улучшалось. Да и совсем начистоту, было этим вечером и веселых моментов достаточно. Помимо инцидента с рукой и ягодицей. Например, когда Морет сказала одной рыженькой прелестнице, что Том любит, когда женщина проявляет инициативу. И та, будучи юной, прекрасной и очень смелой девой, поймала его подальше от «невесты» и долго, с чувством, пыталась зажать и положить его руку себе на то самое место, которое было облапано им во время танца с Морет. Пока последняя тихо посмеивалась, старая выглядеть непричастной. Да и в целом, подшучивать над барышнями, так откровенно посягавшими на Тома, было весело. Хотя бы, потому что они это заслужили. Морет вообще не могла понять, как им в голову пришло так явно проявлять интерес в разговоре с «невестой».
[indent] Закончив водные процедуры, Морет не обнаружила полотенца. И самое противное было в том, что она же сама утащила его к себе в комнату, когда собиралась. И забыла отправить на место. Палочка ее была там же — в спальне, поэтому ничего не оставалось. Когда она вышла, Том все еще сидел за книгой. И, если бы ее спросили, она бы не смогла ответить, что ей двигало, то ли обложка, бросившаяся в глаза, то ли кураж от прошедшего вечера. Но вместо того, чтобы уйти за полотенцем, Морет двинулась к Тому и положила мокрую голову ему на плечо. Казалось, что желание спросить горело изнутри синим пламенем, грозясь спалить.
[indent] — Новая книга? — тихо сказала она, стараясь сильно не нарушать тишину, в которой было слышно, как с нее капает вода. — О чем?
[indent] Морет даже не пыталась сама заглянуть в книгу, повернув голову на лицо Тома.

+1

14

[indent] Том Реддл - взрослый, состоявшийся, темнейший из ныне (и не только) живущих волшебников. Ещё в школе порвал душу, ступив за грань, убил семью, обокрал, подставил и засадил дядю в Азкабан. Чем занимался и что практиковал после - вообще лучше не знать, потому что то по глазам, что по поведению, что по внутренней смерти можно предположить обилие оттенков чёрного и как минимум пограничного.
[indent] И вот этот вот самый волшебник, конспирируясь под подобие нормального и почти женатого человека, зажимался какой-то совсем юной девицей, очень, ну очень настойчиво утянутый-таки ею в сторонку. В голове всплыли прекрасные, но кажущиеся очень далёкими школьные годы: нарушь правило - получи внимание красавчика-старосты; квест на День Всех Влюблённых - отыщи старосту, выкрои у него минуту времени. Абсурдно, но имело место быть, как и рыжая девчушка, всего на несколько лет старше, чем выпускницы Хогвартса. Смотрел он неё, смотрел, улыбку на лице хоть какую удерживать сложно, мышцы устали, внутреннее мироощущение тоже. Взгляд почти случайно, чтобы абстрагироваться, не уйти, не сорваться и прочие «не», зацепился за Морет на несколько секунд. Сквозь сложившееся вокруг неё женское окружение она явно делала вид, что даже не смотрит, и вообще, что... Про себя Реддл насупился. Ему совсем не весело, а эта рыжая девица никогда бы не подошла первой, не подтолкни её кто-то, прямо как те остальные барышни, что не подходили и, традиционно, просто смотрели (за то спасибо).. Ну или британец быстро отнекивался - легенда с невестой выглядела неплохо, по крайней мере, развязывала руки возможности отлынивать от большей части бесед и личностей. Что же, хорошо. Напрягая все свои не желающие жить лицевые мышцы, силу воли, не склонную к бессмысленной коммуникации, Том немного подзаколебался, потому руке позволил (попытка девицы быть ненавязчивой) на пятой оказаться, а потом и сам её зажал, ладони не убирая. Только шепнул что-то на ухо (наученный Малфоем и собою дополненный), от чего та даже издалека было видно, как покраснела, но чего-то явно поняла, потому юношу благополучно оставила в покое совсем скоро, в последствии то и дело на него глядя, но каждой раз отпуская глаза, едва улыбаясь. Жить стало спокойнее, правда, в дальнейшем Реддл старался держаться рядом с мужчинами, хозяином вечера и далее по списку. Так, на всякий случай да дела ради. И в действительности без хорошего настроения.
[indent] Вернуться домой оказалось так приятно, так приятно. Тихо, спокойно, ни единой души, никакого шума и сомнительных персон. Юноша быстро освежился, сменил рубашку и, прихватив книгу, ранее выманенную у одного из гостей, устроился читать. П - польза. И п - причина. К примеру, потратить всё время перед сном на спокойное чтение. Что волшебник и сделал, провалившись в собственную реальность, в которой окружающий мир не то чтобы слишком соприкасался с Реддлом.
[indent] Вернуться пришлось от того, в плечо стало мокро. И капли. Несколько умудрилось упасть на страницы, из-за чего текст местами расплылся.
[indent] - «Пространственное перемещение вне границ в кармане мантии», - скорее как-то механически выдал юноша, обратив внимание на капли, а после перевёл взгляд на  Морет. В глаза бросились в первую очередь волосы, местами выбившиеся длинные пряли. Влажные, вода по ним продолжала стекать. Прямо на Тома, естественно. А станицы высыхать не спешили, потому руку с книгой британец немного увёл в сторону. Тогда же до него дошло и всё остальное. - Ты забыла полотенце, - спасибо, капитан! В лице юноша не меняется, но напоминание о том, что одежду придумали не просто так, проскользнуло в памяти. Намочила книгу, намочила Тома, не оделась. Вероятно, приложила слово к той рыжей девице, вырядилась в странное (нет, британец не скажет, что чем-то даже ничегошное, конечно же) платье.
[indent] С лицом абсолютно неизменным, сетование на всё перечисленное он решил никак не выражать. Просто потому, что перед сном не нужно будоражить себя ни ссорами, ни пытками, ни шумом. Том вымотался и хочет спокойствия. Просто, чтобы девица и сама-то хоть немного удивилась, чуть наклонился к её лбу, чмокнул. То ли «покойся с миром», то ли «спокойной ночи», то ли что-то ещё. Касательно последнего догадки, конечно же, не будут озвучены даже мысленно. И вернулся к книге, теперь её подсушив и продолжив чтение, когда Морет тих ушла.
[AVA]http://s0.uploads.ru/LHs2l.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Жить здорово! [1949 - @]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC