1111 11111 111111111 111111 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».


2222 2222 22222222 2 22 22222 2222 2222 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Smiley faceМы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».




333 333 3333333333 3 3333 33333 333 333333 333 333333 33 33 3 3 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, Smiley face приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Smiley face Smiley face Smiley face Smiley face



555 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события.

Smiley face Smiley face

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » В тёмном лесу среди тёмных магглов [+ 3.04.1951]


В тёмном лесу среди тёмных магглов [+ 3.04.1951]

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

[indent] - Как только немного разберусь с делами местного заповедника, с удовольствием. – Бракс вытянул вверх руки и потянулся с таким довольным видом, словно только что хорошенько выспался на самом лучшем ложе, в самой уютной компании и с самыми дивными сновидениями. - Но предупреди своих клыкастых друзей, чтобы держали свои пасти закрытыми. Или я подарю им намордники. – Блондин всем своим видом все еще как будто пребывал в расслабленной неге, но вот интонация его была совершенно серьезна. Кормить каких-то претенциозных мертвяков своей голубой кровью Малфой был решительно не намерен, но любопытство – не порок, любопытство - это вечный двигатель по жизни, а потому почему бы и не смотаться в сей чудовищный монументальный замок, воочию узрев тех самых упырей.
[indent] Зевнув, отдохнувший без сна стараниями специального зелья, Малфой огладил летаргическими широкими ладонями простынные взгорья и равнины, вовсе без чаяний кого-либо там найти, а просто так, в благодарность за отдых и оттолкнулся, приподнимаясь на месте, принимая сидячее положение. Время пролетело совсем незаметно, когда надкусанное тучами солнышко, уже стало робко оставлять короткие тени, но уже спустя полчаса небо обратно заволочет хмарью. Кажется, в здешних местах не было иной погоды или это присутствие Реддла так влияло на атмосферу. Сунув ноги в ботинки, Бракс поднялся во весь рост и застегнул рубашку как полагается.
[indent] - Девица с темными волосами - это твоя цыганка, о которой ты говорил? – Он оглядел себя в зеркало, пригладил назад волосы и, полностью удовлетворенный увиденным, обернулся к другу. - Интересная. Она будет там? Представишь нас друг другу? - Хоть и подозревал, что сейчас велик риск напороться на тяжёлый взгляд Наследника из разряда "даже не думай". Все же, тот знал его слишком хорошо. Доверительная легилименция тому доказательство.
[indent] Так, их уход не ознаменовался никакими происшествиями. Как и прежде, он предоставил вести все переговоры Тому, сам попутно накидывая верхнюю одежду, рассеянно оглядывая заведение и забывая напоследок оглянуться назад, туда, на грязные окна, где на этажах застыли пара детских мордочек, прилипая носом к стелу, чтобы проводить с интересом две загадочные фигуры иностранцев.
[indent] Высокие, богато украшенные шпили собора старой эпохи, подобно острым гарпунам, вспороли небесное брюхо. Самым остриём они будто щекотали пятки самого Бога, разнося его громогласный смех изломом кучевых облаков. На небе не было и малейшего намёка на просвет среди мрачных тяжёлых туч. Большое цветное витражное окно с изображением белоснежных ангелов, склонивших свои благородные спины в молитве Всевышнему, казалось чудесным порталом, который может перенести в одно мгновение прямо на небеса, если ты окажешься достойным Его милости. Абраксас криво ухмыльнулся своим художественным мыслям.
[indent] - Это здесь? Каков наш план?
[indent] На нём вновь было то же самое элегантное чёрное пальто-костюм грешника, идеально подходящий его прогнившей душе. Он медленно, без лишних резких движений, поднимался по каменным лестницам собора, как тёмный падший Бог, кривя губы в подобие улыбки, которая была похожа больше на оскал бойцовской собаки. Они появились неожиданно, как лишние фальшивые ноты среди сладкоголосого пения юных херувимов, вытягивающих высокие звонкие ноты своими широко раскрытыми ртами, глухо и вальяжно отстукивая каблуками до блеска начищенных  и вылизанных туфель, засунув руки в карманы пальто. С каждым шагом, который отдавался эхом от стен, складывался в единый гул, и в этот момент блондин в чёрном представлял, как все эти набожные святоши падают перед ним ниц, будто в страшной сумасшедшей агонии перед его величественностью, а он ступает по их рукам, ломая кости, безжалостно втаптывая в пол, дробя фаланги пальцев, как окурки сигарет. Абраксас не верил в Бога, как и Бог не верил в него. Для него эта магглская вера - это добровольная удавка или поводок на шею, а Бог великий обманщик - садист, впрочем последнее его качество ему порой вполне импонировало.

[AVA]http://savepic.net/9466362.jpg[/AVA]

+1

22

[indent] - Всё будет, - если только вампиры к тому времени не покинут замок. Том потянулся, выпрямил ноги и оттолкнулся от кровати, чтобы подняться на ноги. Тело немного затекло, потому нужно было к нему привыкнуть. Юноша размял запястья и стопы, поочерёдно ими неторопливо покрутив.
[indent] - А, Морет, да, -  поправляя жилет поверх рубашки подтвердил Реддл, не смотря на блондина. - Она периодически проветривается в таборе. Если застанешь, может и познакомлю, - волшебник даже без легилименции знал, о чём и как мыслил Малфой, а после персонального тура по всему наиболее выдающемуся в понимании Бракса, в отношении его характера не то чтобы слишком много нового узнал. Однако никаких тяжелых взглядов и прочего не последовало. У Наследника очень чёткое распределение понятий: моё, наше, чужое. Эти три категории редко переплетались между собой, аристократ не мог не знать об этом. Семь лет в одной спальне, ещё почти год за пределами Хогвартса. Оно не поменялось и никуда не ушло, потому Малфой и сам знал, к какой категории, вероятно, относилась цыганка. По крайней мере исходя из негативного отношения Реддла к блядству приятеля и нежелания впутываться в них. Только внимание на этом брюнет словами и действиями не акцентировал, считая чем-то само с собой разумеющимся, очевидным и, в общем-то, совсем не главным во встрече с бывшим сокурсником. Их отношения всегда базировались на других, более полезных и продуктивных вещах.
[indent] Они покинули комнату. Том снова (и очевидно) взял на себя всю коммуникацию, будь то благодарности, уточнения или прочие прелести (нет) общения с местными.
[indent] Совсем скоро они пришли к церкви, которая, естественно, у Реддла не вызывала никаких чувств. Он не слишком разбирался, чем отличалась одна маггловская религия от другой, хоть и среди волшебников в целом находилось множество христиан (Рождество тому доказательство). Том не видел смысла отстраивать кучу одинаковых зданий, из раза в раз повторять там ничем не отличающимся один от другого ритуалы, к тому же на практике не проносящие никакой пользы в быт и устройство волшебного сообщества. Потому и небольшая церквушка, самое приличное каменное и даже декорированное здание в деревушке, никаким особым вниманием с его стороны не удосужилось.
[indent] - Пока проходит служба, нам нужно изучить помещение и выявить, куда идти. Затем отвлечь священника, - пояснил брюнет, пока они поднимались по нескольким лестницам, заходя в помещение, а после небольшой технической паузы негромко продолжил, -  и проникнуть в подвал. Там и искать. Может быть стоит взять его под Империо да закрыть дверь, чтобы нам никто не помешал, - привлекать внимание магглов желания не было. Ладно, не так: желания с ними взаимодействовать в принципе не было. А вызывать у этих животных негативные осуждающие взгляды - бросьте, разве грязь имела на подобное право? Потому и не шумел, чтобы не сыскать себе повода для лишнего раздражения, которое пока получалось благополучно сдерживать и отталкивать от себя, но что, с учётом всех личностных и профессиональных деформаций, делать бесконечно у него бы не получилось.
[indent] Две разные, но тёмные и выделяющиеся среди всех фигуры проследовали на последние сиденья, беззвучно усевшись. Полное презрительной гордости лица Бракса можно было, как и всегда, переносить на портрет. Но Тома, конечно же, оно не выводило из себя. Помимо артефакта у них под ногами где-то в подвале, должен был быть хоть кто-то приятный глазу в этой клоаке животной веры и необоснованных надежд. Кто, как не Малфой? Его компания Наследнику приятна.
[indent] Небольшой хор из человек десяти пел в стороне, священник что-то зачитывал, даже Тому не слишком (почти не) понятное. Несколько магглов преимущественно из последних рядов покосились на них, иногда поворачивались, но  в целом животные в самом деле пришли на службу и за ней следили, не обращая толком внимания на иностранцев. Не считая нескольких девиц, периодически косящихся на красивых юношей из-за границы.
[indent] Оставалось дождаться, когда служба закончится и люди начнут расходиться.

+1

23

[indent] Проходя вдоль широкого светлого зала, взгляд заинтересовано остановился в двух шагах от статуи ангела, привлёкшего его внимание. Приблизившись на шаг к каменной статуи, он коснулся жёсткой ладонью гладкой холодной щеки и большим пальцем очертил линию скулы юного крылатого изваяния, как если бы он был живым воплощением, представляя, как от его прикосновения трепещут ресницы полуприкрытых век невинного существа. Даже будучи облачённым в белоснежный камень, подобно лёгкой струящейся ткани, камень казался невероятно живым и нужно отдать должное мастеру, который ваял его, создав такую манящую иллюзию. Склонившись к лицу ангела, он накрыл каменные губы подушечкой своего большого пальца, заключив прикосновение, пытаясь ощутить хоть какое-то подобие человеческого тепла, но камень оставался камнем и в жилах его не запульсирует и не заструится горячая кровь. Отстранившись, Бракс подмигнул каменному ангелу:
[indent] - Как там, чувствуй себя дома, но не забывай, что ты в гостях в доме Божьем? – Эмоции ожидаемо плескались на уровне отвращения, булькали там как кипящее зелье в гнилой Малфоевской душе, переваривались и обращались в азартную издевку и глумление над всем увиденным. Заняв место на самом последнем ряду, оглядел презрительным взглядом, будто дуло револьвера, затылки сидящих перед ним. Прислонившись спиной к спинке скамьи, деловито перекинул ногу на ногу, слегка качнув в руке трость. Пахло ладаном и воском. Губы плавно расплывались в дьявольской улыбке, обращённой всего одному единственному существу среди этих набожных овец, блеющих при одном только упоминании слова Божьего. С этой улыбкой он и кивнул Тому. Выискав жёстким, тяжёлым хищным взглядом пастора, он мысленно будто разрывал острым ножом сутану молодого священника, проповедующего о благодетеле и сострадании Бога, обнажая. Он так безбожно порочен в моменты, когда склоняет голову в молитве, стоя на коленях, - думается Браксу, - так трепетно и крепко сжимает в руках распятие, едва слышно шевеля своими губами молитву на этом жутком языке, что кажется сейчас кончит в священном оргазме в Его честь, - усмехнувшись, едва сдерживая злостный смешок, перевёл взгляд на распятие Христа.
[indent] - О, предоставь это мне, - отсалютовал змеиным набалдашником трости, слыша откуда-то со стороны недовольные осуждающие  шиканья в его сторону. На него оглянулась одна из прихожанок – милое личико, мелкие юные черты лица и трогательный взгляд той, кто без сомнения приходит каждую службу сюда. Абраксас впился взглядом в девчушку, бегло облизнул губы и подмигнул ей. Румянец опалил невинное лицо, она потупила глаза и быстро отвернулась. Она вновь бормотала молитвы на своем языке, стискивая руки в характером жесте. Дёрнув кадыком, Бракс поморщился. Слыша, как срывается с чувственных губ воодушевляющие слова молитвы, в самый раз было бы грубо и насильно затолкать их обратно своим языком, душа грубым поцелуем, дабы испить откровенные стоны, что будут застревать в горле вязким тугим комком, когда пальцы будут сжимать шею. Малфой еще провожал взглядом хрупкую фигурку невинной маггловской дурочки, когда она заливаясь краской бросала робкие стыдливые взгляды на иностранца-искусителя.
[indent] И окончание службы как долгожданное облегчение от этой тарабарщины. Поднявшись со своего места, волшебник в решительном жесте оправил пальто и плотно обхватив пальцами трость, направился в сторону исповедальни, куда держала путь его цель. Он намеренно слегка постукивал ей при каждом шаге, отчеканивая по полу и слушая, как разносится в акустике звук. Хористы расходились. Священник закончил утреннюю молитву. Дождавшись, когда он зайдёт в кабинку, Малфой мощной тенью последовал за ним и, воспользовавшись моментом, встал за его спиной, а после с силой схватив крупной ладонью за шею сзади, толкнул к стене, прижав всем телом, не давая ни единой возможности вырваться.
[indent] - Святой отец, я согрешил,- удерживая рукой за шею, повёл кончиком носа вдоль виска, торопливо проговаривая в полголоса. – Империо.
[indent] Трость ударила в бок под ребра, и вспышка озарила кабинку, отблеском в витражных окошках маякнув для Реддла – дело сделано.

[AVA]http://savepic.net/9466362.jpg[/AVA]

+1

24

[indent] Абраксас чувствовал себя прекрасно и, судя по всему, даже умудрялся получать удовольствие. Том же по данному поводу испытывал двоякие чувства. С одной стороны, к животному-магглу приятель относился совершенно правильно, не ставя ни в какой счёт. С другой же, отношение блондина уходило... в одно направление, постоянно крутясь вокруг вульгарности, чем и каким оттенкам она бы не характеризовалась. До, сие являлось частью блондина, его неотъемлемой чертой. Только вот чертой неправильной, недостойной чистокровного полноценного  волшебника. Той чертой, что стала червём внутри Малфоя, мешающим ему быть образцом от и до. Вы помните: Том не вмешивался, не пытался изменить эту данность, открыто повлиять, но совершенно очевидно не симпатизировал. Наступит время и Наследник станет действовать иначе, и у Бракса не останется выбора, кроме как найти новый способ сублимировать похоть; может, в работу, может, в садизм, может, в политику, может, в семью. И тем не менее, со священником блондин разобрался, уведомил об этом Реддла волшебной вспышкой. Хорошо.
[indent] Дверь защёлкнута. Британец последовал к кабинке, где расположился Малфой и ныне безвольным служителем.
[indent] - Можешь остаться здесь и следить, можешь пойти со мной в подвал, наказав этому сидеть на месте, никого не впускать и не реагировать не внешние раздражители, - священнослужителя Том отныне вовсе игнорировал, не личность сие более, никогда не был, теперь же совсем кукла, полная животной крови.
[indent] Юноша мыслями всё равно был уже не здесь, не с приятелем, теперь полноценным напарником, а с артефактом. Думал, исследовал, планировал, как тот мог не оказаться раздобытым кем-то до него. Ведь, откровенно говоря, лежи нужная ему мощная безделушка просто в подвале, её бы уже давно забрали, коли бы переступили через моральные и религиозные постулаты. Значит, нужно было пошуметь. Без возможности аппарировать. Понимаете, какая потенциальная западня, полная авроров? Впрочем, и сами авроры не имели возможности аппарировать, потому Реддл беспокоился чуть меньше чем совсем не.
[indent] Проследовав в небольшую дверь чуть дальше чем за алтарём, он спустился по узкой лестнице в подвал. Зажёг Люмос и принялся изучать небольшое убранное помещение. Несколько стеллажей, занавески, сложенные у одной из стен раскладушки. Священник жил за пределами церкви, как и прочие временные или постоянные служители, но когда-то помещение явно использовалось в жилищных целях.
[indent] Полностью переключившись на поиск артефакта, Том щупал стены, искал кирпичи, следы на потолке, необычные подтёки, однако ничего, кроме побелки, не обнаружил. Пришлось присесть на корточки, отодвинув шкафы куда подальше, буквально прислониться щекой к стене и, закрыв один глаз, внимательно щуриться, ища хоть что-то.
[indent] Удивительно или нет, однако на данное действие юношу потянуло неслучайно. ПЧ - профессиональная чуйка. С такого градуса оказалась видна одна продолжительная и невыразительная, словно бы теневая полоска, ведущая к потолку. Брюнет, в абсолютно полной увлечённости и практически полностью забыв по существование внешнего мира, разнёс тот кусок потолка, где заканчивалась эта линия, с иных градусов более не выражающаяся. Ничего, кроме того, что и полагается быть в церковном потолке нескольких сотен лет отроду, не обнаружилось. Но Том не отчаялся и обратился теперь, когда место разнесено, к скрывающим чарам - это было бы логично, с учётом всего проделанного и возможностями помещения. По крайней мере, Реддлу показалось именно так. И снова не зря: в глубине разнесённой части потолка показался некий небольшой проём, в котором волшебник, присмотревшись, заметил каике-то блики, отражавшие Люмос. Посредством Акцио он вытянул оттуда камень. Найдено. Есть.
[indent] Юноша выдохнул и растянулся в самодовольной улыбке, глаза заблестели (и от света, и от отражающего камня, и от удовольствия). Брюнет не спешил прикасаться к нему руками - вещица опасная, на что в действительности способна без проверки Реддл не знал, а словить какое-то пагубное проклятие сейчас оказалось бы совсем не вовремя, не говоря уже о том, что просто бесконечно глупо.
[indent] Отрезав всё той же палочкой кусок сложенной старой занавески, британец замотал повисший в воздухе камень в неё, восстановил потолок и, казалось, только тогда вспомнил, что кругом существует какой-то там окружающий мир. В частности Абраксас, вполне возможно, пронаблюдавший часть из проделанного. Обращался ли к нему блондин Том не знал, потому что когда сконцентрирован, то отсекал всё, что не представляло из себя опасность, даже не обращая внимания. Увлечённый Наследник - настоящий, искренний, одержимый Наследник.
[indent] - Есть, Бракс, - обернувшийся к приятелю с самодовольным блеском в глазах и до сих пор не прошедшей с лица аналогичной улыбкой, он обратился к Малфою. - Дело сделано.

0

25

[indent] Абраксасу Малфою 25 лет – всего лишь четверть века. Абраксасу Малфою 25 лет - он еще чрезвычайно молод и полон сил. Абраксасу Малфою 25 лет – он только недавно освободился от влияния отца из-за спины и похоронив старика и отгоревав свое, вкусил сладости жизни, при которой больше никому ничего не должен доказывать, кроме как самому себе. Абраксасу Малфою всего лишь 25 лет – энергия в нем бьет ключом, ища выход себе в пороках, доступных и разных, она еще не нашла себе верного вектора, не припечаталась черной роковой меткой на бледной коже и прямо в душу, не настоялась, не выдержалась как добротное вино из погребов. Он подвержен обыкновенным слабостям молодости, таким естественным для своего нынешнего возраста и поколения, чтобы перебеситься в них сейчас своей азартной натурой и к зрелости стать холодным серебром с герба Малфоев, таким, каким рано или поздно становится каждый носитель фамилии и генов в их семье – ценным и жестким. Он будет именно таким. Когда-то. А пока он такой, какой он есть. И больше он никогда не будет именно таким. Время течет. Моменты уходят. Молодость быстротечна. Вскоре от нее не останется ничего, но пока еще она позволяет ему совершать жестокие шалости, - прямо как сейчас, когда махнул рукой из исповедальни, мол да-да, я за всем прослежу, а ты иди по своим делам. Папочка оставил поиграться с новой игрушкой. А играться он любил. Схватив за шкирку падре, он поволок его из кабинки, как тряпичную куклу, как щенка, не встречая в своем порыве сопротивления.
[indent] - А вы, падре, не хотите покаяться мне? Мне кажется, ваша грязная душонка полна…как вы их называете… грехов? Вы похожи на того, кто, прикрываясь своей святой наивной верой, вынашивает паскудные мысли. Может, приторговываете индульгенцией? Или растлеваете монахинь? Или прошлой ночью ты совратил мальчика из хора, чей лик был подобен самому прекрасному из ангелов. Люцифер бы удавился от зависти, - пальцами он повторил изгиб кадыка, надавливая большим пальцем, чувствуя, как тот в свою очередь сдавленно сглатывает и что-то мычит. – А может ты сам не веришь в те бредни, что проповедуешь здесь каждый день, м? Где же твой Создатель, когда я могу делать с тобой все, что захочу, глупая ты никчемная зверушка? - ухватив за ткань сутаны, крепко сминая ее пятерней, Малфой грубо толкнул его на алтарь, отчего тот покачнулся. - Твоя душа жаждет избавления от грехов, сын мой. – С самым серьезным лицом паясничал он, рассматривая жалкую фигурку – Так и быть, я обращу твою душу к свету, - снисходительно вещал, покручивая в руках трость. В его глазах сквозила усмешка, как понимание того, что все происходящее здесь - фарс. Нет никакого обращения к свету, есть должностные обязанности и выдуманное глупыми магглами таинство, как не вполне связанные между собой вещи. Абраксас радостно смеется, и подает руку святому отцу, заставляя того целовать ее, а потом вытирает ее о края пальто с брезгливостью и отвращением. Порой удивляешься не только тому, как все насквозь прогнило. Но и тому, как поразительно смиренно в этой гнили существует наша жизнь, находя себе утешение в забавах, а может в осознании того, что все давно уже летит в тартар...
[indent] Он появляется в подвале все еще храня в глубине своих глаз шутливые искры, не предвещающие ничего хорошего. Но он явно доволен собой и вдвойне доволен, когда видит счастливый вид приятеля, который крайне редко может быть хоть малость эмоционален, не говоря уже об улыбке! Абраксас опирается плечом о косяк, почесывает скулу и с ответной улыбкой кивает ему.
[indent] - Отлично. Давай выбираться отсюда, больше здесь делать нечего. – Блондин поднимает ворот пальто торчком, памятуя о дурной промозглой погоде города Пакш. - Или может, желаешь на память поджечь это место? – чуть тянет он, поглядев на сверток в его руках и разворачиваясь обратно, чтобы выйти наверх и прочь отсюда. Отсюда, где стоит мертвая тишина, где заклинанием заперта дверь и где в самом центре залы новая инсталляция. На алтаре лежит священник без сознания, раскинув руки в стороны, художественно копируя позу Христа, с обмотанным куском своей же сутаны вокруг бедер, а по бледному лицу его тонкой струйкой бежит кровь, бежит прямиком со лба, где на коже глубоко вырезан крест. И совесть Малфоя (почти) чиста как слезы крещенного младенца, ведь падре сделал все сам, а он всего лишь сидел за органом и что-то бормотал себе под нос.

[AVA]http://savepic.net/9466362.jpg[/AVA]

Отредактировано Abraxas Malfoy (7 июля, 2017г. 18:38)

0


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » В тёмном лесу среди тёмных магглов [+ 3.04.1951]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC