1111 11111 111111111 111111 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».


2222 2222 22222222 2 22 22222 2222 2222 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Smiley faceМы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».




333 333 3333333333 3 3333 33333 333 333333 333 333333 33 33 3 3 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, Smiley face приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Smiley face Smiley face Smiley face Smiley face



555 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события.

Smiley face Smiley face

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Они собрались вновь [1.03.1952]


Они собрались вновь [1.03.1952]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

ОНИ СОБРАЛИСЬ ВНОВЬ

Rowland Lestrange & Marcus Nott & Sophia Stanescu & Abraxas Malfoy & Tom RiddleTobias Holzer
Место, время: клуб Лестрейнджа, 1.03.1952

[indent] Несколько лет бывшие сокурсники не собирались вместе, перебиваясь редкими личными встречами, далёкими от того, что было у них в школе. Что же, вот и шанс всё исправить, встретившись вновь. В  жизни каждого из них что-то изменилось: кто-то женился, у кого-то уже есть дети, кто-то продвинулся в изучении магии, а кто-то и вовсе породнился. У Лестрейнджа двойной, а то и тройной повод сделать этот сбор в своём приватном клубе особенным, встретив особенных гостей  лично. А уж новые лица, будь то девица или ребёнок, лишь покажут, что ничто в их жизни не стоит на месте. Двигается в том самом направлении, чтобы вернуть мир на положенное ему место, и даже лучше прежнего.

0

2

[indent] Шоу начинается. Весенний дуэльный сезон объявлен открытым.
[indent] Первый день марта. Европа пробуждается после зимы, но не все её части. Гористая Андорра заснежена, лёд тает медленно и не спеша, не торопясь превращаться в ручьи. Белое смешалось с серым, картина не самая лицеприятная. Средина весны обещает быть цветущей, а начало лета живописным. С высоты горного массива открывается невероятная, красочная панорама, но не в начале марта. Краски в марте однообразные и унылые, но магия способна их преобразить, разбавить многоцветностью. Особняк предназначенный для дуэльного клуба, располагался в небольшой впадине, окруженной горами, терновником и защищенный обилием различных чар, некоторые из которых чисто для картинности, но лазейку к месту вряд ли кто-то сыщет не посвященный. Грязным магглам тем более к особняку не подобраться, аномальная зона. Здание традиционно на английский манер, благодаря магии снег сошел и им возможно любоваться на склонах вершин. Водоем кристально чист, там водятся мерроу и прочая любопытная живность. Повсюду расцвели деревья, белыми и нежно розовыми цветами, а на землю будто ночью соткали и под утро выложили свежий, сочный, зеленый ковер из мелкой травы. Смотря на общую красоту местности не вооруженным взглядом, начинает казаться, что рай действительно существует и Лестрейндж определенно знает, как он устроен. Картинка радует зрение утонченные натуры, но внутренности особняка более притягательны и аппетитны. Истинные ценители не останутся равнодушны.
[indent] Роуланд гордился своими достижениями, клуб одно из оных, самое масштабное и вложено в него много сил, времени, терпения. Последнее Лестрейнджу давалось не легко, никто представить не в состояние, как трудно дается бывшему слизеринцу "терпение", но он работал над собой. Первые полвека человек учится терпению, если желает достичь высот, но у Лестрейнджа нет столько времени в запасе, поэтому приходилось укорачивать сроки обучения. Подготовка к открытию весеннего сезона шла тщательная, казалось с каждым разом Роуланд желает превосходить самого себя, совершенству нет предела, оно безгранично, как бессмертие Тома. Публика увеличивалась, требуя с раскрытыми ртами новой зрелищности. Они пришли сюда, чтобы увидеть невиданное, пощекотать свои искушенные умы и незабываемо провести время, что Лестрейндж гарантировал. Светские мероприятия с танцами и утонченной музыкой не вершина удовольствий, закрытое светское мероприятие, разбавленное кровью грязнокровок на отведенном им месте - вот это уже совсем другая история, вот это верх блаженства. Наряды соответствовали изысканности своих хозяев. Волшебники прибывали, Лестрейндж сегодня ожидал особых приглашенных гостей, для которых подготовил удобную ложу, откуда открывался прекрасный вид на представление. Несколько домовых эльфов раздавали программки на вечер с двигающимися картинками и обслуживали прибывающих искателей зрелищ. Нотт посоветовал сделать любимца публики, которого Роуланд предоставил этой самой публике, на него делали много ставок, но сегодня по сценарию ему суждено умереть, никому об этом заведомо неведанно. Если бы кто-то не знал Лестрейнджа, расценил бы подобное за особый ход, словно специально подкидывая зрителям золотой выигрышный орешек, в который они вкладывались ради азарта, а потом внезапно его расколоть, когда на орешек поставит большинство. Но ведь не в богатстве счастье, да? Каждый находящийся в закрытом клубе об этом знал, богатства мало волновали собравшихся, ведь они у них были с лихвой.
[indent] Сегодня Лестрейндж ожидал появление Нотта, Реддла и Малфоя. Первый намеревался прибыть с леди, второй на удивление с ребенком, а третий кажется в компании себя самого. Мужчина уже находился в ложе, перелистывая клубную документацию волшебной палочкой, проверяя списки прибывающих и прочие записи, открывать шоу он планировал не сходя с места. В ложе имелись мягкие диваны и сервированный стол, на котором появится любое блюдо по желанию проголодавшегося. С диванов открывался вид на своего рода круглую арену, которая защищена магическим барьером, дабы отлетевшее заклинание ни на роком не залетело в смотрящих. Если посмотреть вверх, то кажется, что арена находится под куполом стеклянным, за которым виднеется багровое небо, на нем обязательно разразится молния и гром, пойдет кровавый дождь и прочая эффектность в процессе самой дуэли. Публика так сказать не заскучает и не уснет. В особняке имелись еще комнаты, по которым можно было спокойно побродить, уединится и так далее. Библиотека, помещение со всякими редкостями и даже своего рода музей с полным собранием уже убитых в клубе, которые отображались на картинах в минуты своей гибели снова и снова умирая. Одной фразой, особняк готов был исполнить любое желание посетителя. Постепенно ложи заполнялись, ранние пташки уже слетались. Интересно, кто из ожидаемых Лестрейнджем прибудет первым? Самое время делать ставки? Если учесть, что все они выходцы слизерина и типичные англичане, то проще заявить, что появятся одновременно.

+4

3

[indent] Маркус, наверное, как и многие, особенно из его круга общения, не любил никому ничего быть должным. Особенно, когда речь идет о чем-то менее материальном, чем деньги, в которых, как вы понимаете, Нотт не нуждался. А вот долги у младшего Нотта имелись. И пусть случайная свидетельница связи Маркуса с румынскими радикалами вряд ли станет болтать об увиденной ею «дружбе» во все услышанье, Маркусу все равно хотелось и казалось правильным отблагодарить мисс Стэнеску за ее понимание, молчание и разрешение на еще одну встречу, которая ей должна обязательно понравиться. Нотт продумал все в лучшем виде и намеревался сегодня не просто лучше узнать Софию, но и познакомить ее со своими друзьями и утолить ее жажду запретного. Маркус ведь заметил, как менялась девушка, используя не самую безлопастную магию, и какое увлечение проскальзывало в ее глазах, когда София говорила о темных искусствах. Интересно, с каким наслаждением девушка приступила бы к их практике? Но пока об этом рано задумываться. Пока Маркус хотел наблюдать, изучать и рассчитаться за долг, который он не мог игнорировать, хоть которым его и не укоряли. София была интересна Нотту, ее хотелось ввести в свой круг общения и немного выдернуть из привычной для нее среды. Хотелось увидеть ее чуть более живой, чем дома или на прогулке. Почему-то клуб Лестрейнджа показался Маркусу прекрасным местом, чтобы выполнить все пункты из своего списка разом. Вот Вам и наглядная демонстрация Темной Магии, вот и новый для Софии и старый для Маркуса круг общения, незнакомая обстановка и нетривиальная атмосфера, которая просто обязывает к тому, чтобы хотя бы какую-то часть маски, что приросла к лицу, оставить за дверью.
[indent] Конечно, прежде чем приглашать Софию на шоу, Нотту пришлось уладить несколько формальностей. Во-первых, договориться с отцом девушки об их встрече, что оказалось проще, чем Маркус ожидал. Мистер Стэнеску захотел узнать подробности вечера, на который Нотт приглашал его дочь, но не потребовал никаких доказательств, не ограничил время для совместного выхода молодым людям, лишь уточнил, что полагается на должное воспитание младшего Нотта. Полагаться было на что, ведь даже немного искажая истину, право, Маркус же не мог сказать отцу, куда он ведет его дочь, молодой человек почувствовал укор совести, правда, совсем ненадолго. Во-вторых, надо было предупредить Роуланда, что в этот раз Нотт придет с дамой. Лестрейндж дорожил своим клубом и репутацией, Маркус понимал эти чувства и дорожил их дружбой, поэтому пара строк в ответ и обещание все рассказать при встрече, завершили большую часть подготовки Маркуса к этому вечеру, которого младший Нотт, признаться, ждал с нетерпением.
[indent] В дом мистера Стэнеску Маркус прибыл точно в назначенный час. Он был возбужден от предвкушения приятного вечера и хорошей компании, даже легкий мандраж Нотт почти не замечал. Он был уверен, что Софии понравится приготовленный им для нее сюрприз, а сама девушка сможет оказать приятное впечатление на старых друзей Маркуса. Сегодня у Лестрейнджа обещал собраться почти весь свет думающей и перспективной магической Британии. И ведь оно понятно – открытие нового сезона в столь элитарном заведении обещает быть грандиозным.
[indent] - София, я очень рад, что Вы согласились составить мне компанию сегодняшним вечером. Надеюсь, Вы не пожалеете о своем решении, -  проговорил Маркус, когда официальная часть приветствия закончилась, и молодые люди вышли за пределы поместья Стэнеску. – Я был не совсем откровенным с Вашим отцом по повод конечного места нашей прогулки. Как я ему и говорил, мы отправимся в гости к моему хорошему школьному другу, вот только это не обычный прием или ужин. Я позволю себе дальше сохранить интригу, но совсем не предупредить Вас мне казалось бесчестным и жестоким, - Нотт чуть улыбнулся, после взял Софию за руку и воспользовался порталом, который привел молодых людей в место, хорошо спрятанное от любопытных глаз.
[indent] Детище Лерейнджа было отделано со вкусом, поэтому Маркус не торопил Софию, пока они проходили к нужной им ложе и не отвлекал ее разговорами от созерцания и выстраивания догадок, куда же ее привели. У Нотта еще будет возможность узнать ее мнение, а пока же, пусть девушка осваиваться, находит себя, ведь они уже подошли к нужной двери, за которой их и обещал ждать старый друг.
[indent] - Роуланд, - Маркус кивнул Лестрейнджу и подвел к нему Софию. Пока никого из школьных товарищей в ложе не наблюдалось, но Нотт чувствовал, что ее заполнение дело нескольких минут. Пока же хорошо, что Софии удастся познакомиться со всеми постепенно, а не сразу попасть в компанию незнакомых мужчин. – Очень рад нашей встрече. Мы собираемся непростительно редко. София, это мой хороший школьный друг и хозяин сего чудного заведения Роуланд Лестрейндж. Роуланд, позволь тебе представить Софию Стэнеску – дочь моего коллеги из Румынии. Скажи мне, как поживает мой крестник и как твоя Пандора? Я опять ее не вижу рядом с тобой.

+3

4

[indent] После истории с похищением и связью Нотта с радикалами, у Софии появилась первая тайная. Настоящая, личная, не связанная с отцом (вернее, связанная, но не им навязанная), её. Как личности и как того, кто способен сохранить тайну. И девушка сохраняла, сохранила чутко, неизменно, верно. Несмотря на наложенную магию и то, что Маркус не являлся ей никем, по сути. Здесь принцип, шанс и возможность. Стэнеску всё понимала, не хотела причинять вред ни отцу, ни приятному ей в общении дипломату.
[indent] София не удивилась, когда батюшка позволил ей провести время с домнулом Ноттом, зато удивилась приглашению самого англичанина. Без подробностей, но как очередная тайна того, что они здесь увидят, как поняла девушка. От чего даже ожила внутри, представляя и предвкушая этот вечер. Компания Маркуса, выход за пределы дома без эльфа и отца, новое место, новые люди, что-то тёмное и ранее незнакомое для неё - всё это волновало скупую и зажатую фантазию.
[indent] Румынка не наряжалась. У неё  принципе не имелось одежды, способной нарушить этикет или показаться вульгарной. Слишком консервативно даже для нынешнего времени, когда многие семьи с вековыми традициями позволяют вводить новые, более открытые элементы одежды. С Софией иначе. Длинное платье с рукавами по локоть, без глубокого декольте. Тёмно-синее, шёлковое, почти упирающееся в пол, и скромная, более яркая синяя подвеска со маленькими серёжками из комплекта и браслетом, аккуратно собранные волосы, разве то с несколькими выбившимися прядями. Ничто не скрывало её худощавой фигуры, но ничто и не подчёркивало её же и достоинств.
[indent] Появление Маркуса Софию обрадовало. Хоть они и стали немного ближе после прошлой встречи, обращаясь друг к друг упрощённо, румынка всё равно вела себя прилично, не выходила за рамки и держалась максимально строго. Иначе ей, наученной и выдрессированной, было бы просто тяжело. Иначе она пока даже и не неумела.
[indent] - Я рада нашей новой встрече, Маркус, и готова провести её так, как Вы посчитаете нужным. Отец знает Ваше воспитание, - реверанс в знак приветствия, а затем, после всех формальностей, парная аппарация посредством портала.
[indent] Место назначения оказалось величественным. Не только красивый ухоженный особняк с садом, но и годы с природой позади него создавали приятную картину. Даже издалека не совсем глупая София смогла сказать, что место принадлежало не абы кому. Вкус, роскошь, ненавязчивая прослеживающаяся в деталях вычурность, но не помпезность. Элементы строгости. Румынка с благодарностью отнеслась к тому, кто англичанин её не торопил, позволил осмотреться и оценить убранство особняка. Приятно впечатлило это место, хотя пока о бурных эмоциях речи не шло. София не эмоциональна.
[indent] - Для меня честь познакомиться с Вами. Благодарю за то, что позволили мне присоединиться к вечеру, несмотря на возможные неудобства, - не поднимая на волшебника взгляда с опущенными глазами снова реверанс и маленький шаг на встречу, потому что о ней идёт речь. А потом снова назад, где и стояла. О Лестрейнджах Стэнеску в силу своего образования и происхождения не могла не знать. Один из древнейших британских родов, как её в Румынии. Кто бы сомневался, что наследник Ноттов, дипломат и умный человек общался бы с кем-то менее представительным?
[indent] Далее девушка, как и полагается, замолчала, не вклиниваясь в разговор мужчин. Сегодня Маркус несёт за неё ответственность и решает, потому она будет следовать туда, куда он и скажет. Как удобно иметь рядом дрессированного человека вроде Стэнеску! Вопросов румынка не задавала - не положено.

+4

5

[indent] Веселая трескотня льется изо рта напротив, как белый шум. Не слушает, больше погружен в чтение. На развороте Магического Дель Мундо красовалась фотография знакомого картофельного носа посольского секретаря Филиппа Торреса, магглорожденного португальского чиновника, погибшего накануне. Вездесущая и языкатая Дель Мунде, конечно, не написала о причинах смерти. Тут тебе не Британия, тут местный магический комиссариат сношает газетчиков все время, когда те не пытаются забраться сверху, и тут репортеров одернули за одно место – никаких мрачных подробностей о таком-то порядочном кабальеро, не умеющем отказаться от дополнительной порции чоризо. Все должно выглядеть чин-чинарем. Несколько секунд он смотрел в лицемерный газетный разворот, а потом разжал пальцы. Бумага спорхнула, чтобы с тихим плеском урониться в канал и серебряной рыбкой погружалась на дно.
[indent] Крутанулся на каблуках, вращая за собой землю, обозначил беглым взглядом голубиный помет на старинной брусчатке, по которой столько-то лет назад волочились пышные кринолины, пропитанные мочой и сифилитическим гноем. В этом было что-то изумительное, до немоты чувственное. Последнее время работы свалилось слишком много. И от этого напряжение нервов, гоняло его по городу, время от времени терзая художественным воображением, так что он не был уверен, хватит ли времени и сил увидеться лицом к лицу со своими бешеными призраками прошлого. Каталония была дня него особой. Особой, дамой, шлюхой, куртизанкой. Она была его собственностью. Его домом, его местом, где каждого можно дернуть за рукав и узнать в лицо. Так случается, когда слишком много яркого вписано в одну узкую яму Испании. Он бывал здесь счастлив и бывал здесь в отчаянии. А теперь просто был вынужден отлучиться – посреди вечерней дремы, пытаясь предстоящей обыденностью людского гомона абортировать себя от навязчивых мыслей.
[indent] Андорра – это контраст. И никогда ему не нравилась. Это что-то для пасторальных престарелых парочек, отстрелявшихся уже по жизни  и теперь вдыхающих праведный прохладный воздух. Есть в этом что-то священное, идиллическое. Умиротворяющее. Слишком умиротворяющее. Например, чтобы приехать сюда умирать. Но об этом он, конечно же, не скажет хозяину вечера. Он будет до тошноты любезен, потому что так положено. Местечко для спортивной клюки и мягких тапочек, навевающих мысли о седой дырке престарелой миссис, вывернутой наружу достойным числом отпрысков. Кстати, сколько там уже успел наплодить старина Роул? Одного? Двух? Ленивая чечетка подошв – его собственных, когда чеканит ровный шаг навстречу выстроенной однокашником громадине. Он внимательно разглядывает обстановку, пока его провожают в специально отведенную ложу. Тут и там дамы и господа чинно беседуют. Где-то справа между взрывами хохота доносятся отдельные фразы: «Дисциплина – признак истинного чемпиона!» и «Да-да, помню его еще с 48-го!» Безвкусно, тупо, многословно, банально. Абраксас Малфой молча проходит мимо. Когда он появляется в проходе ложи, то замирает за спинами уже присутствующих, ленивым мажущим взором оглядывая своих старых знакомцев. Милый кузен почти не изменился, а Лестрейндж… возмужал и закалился. Явление Абраксаса Малфоя народу ознаменовалось видом привычной элегантной посадки головы, идеальной стрижки уложенных назад волос, в которой каждый из платиновых волосков лежал строго на своем месте. Длинная парчовая мантия отливала темной зеленью, рубашка с рядком серебристых пуговиц, брюки по фигуре и блестящие чёрные туфли из драконьей кожи на шнуровке. Безупречный, светский – конечно, а чего же еще вы ожидали. Возможно, слегка авторитарный. Стиль, возведённый в ранг искусства.
[indent] - Добрый вечер, друзья. Рад вас видеть. – С любезной улыбкой он приближается к компании, чтобы, как и полагается, первому выразить свое почтение хозяину вечера. – Роуланд. Благодарю за приглашение. Дивное местечко. Не сомневаюсь, что сегодня вечером оно еще приятно удивит нас. – Крепкое рукопожатие случается, прежде чем он по привычке перекинет трость из правой в левую, не замечая мелкий отблеск света на инкрустированной голове змеи. Изумительное чудо иметь таких знакомцев с фантазией, кто знает как развлечь чужое эго и выгулять жестокость. Лестрейндж из таких.
[indent] - Маркус, с твоей стороны бесчестно не совершать гостевые визиты так долго, я успел запамятовать, когда мы виделись в прошлый раз. – В глазах теплое воодушевление, без напускного, был чертовски рад видеть кузена всякий раз, когда тот приезжал повидаться. Подступив на шаг, пожал ему руку и слегка тронул за плечо. Взгляд соскользнул с мужских профилей, лизнул мыски пижонских туфель, вознессясь по изящным икрам до категоричного подола, четкого как пощечина, зазевавшемуся волоките. В темно-синей купели юбки рельефно вырисовывались девичьи бедра. Абраксас подавил в губах ухмылку и воздел невинный, вежливый взгляд на миловидную фемину. Ай, какая цаца, цацкал бы и цацкал… Не смотря на общую невинность декольте, за которое особенно и не помять, личико было милое, и губы обещали. Прямо такие хорошие, мягкие губы, что не грех от таких и оттиск багряный поиметь.
[indent] - Дорогой кузен, не представишь ли ты мне свою прелестную спутницу? – протянув навстречу руку, Абраксас без лишних сомнений поймал пальчики юной брюнетки, чтобы склонившись с прямой осанкой, запечатлеть легкое прикосновение губ к нежности изящных фаланг пальцев. – Мисс, вы очаровательны. Осмелюсь утверждать, что сегодняшним вечером вы – дорогое украшение нашей скромной мужской компании.
[indent] Лукавая улыбка сытого высокомерного котяры ловко мельтешит рядом с границей между этикетом и вседозволенностью, ведь непристойно так рассматривать серьезную даму. Пошарил глазами в развороте горизонта, напоролся походя на чужой взгляд, любопытный, расхристанный интересом зрачок – отскочил, помотался, вернулся. Нежная румынская краля это, конечно, интересно, но где же главный почетный гость? Абраксас оглянулся в пол-оборота, вскоре заслышав позади знакомую поступь.

Отредактировано Abraxas Malfoy (26 июня, 2017г. 14:34)

+4

6

[indent] Откровенно говоря, Том - бездушная скотина, имеющая нездоровый взгляд на мир, камень вместо сердца, дыру ну месте души и завешанное справедливостью безумие там, где обычно находятся мотивация и целеполагание. Это делало его реальность простой по сути и прагматизму, но непонятной и дикой для окружающих, привыкших полагаться на что-то ещё, кроме результата, пользы и холодного расчёта. И, наверное, так даже интереснее: Том точно знает, что исключителен, потому может простить своему окружению и человечеству в целом некоторые дикие (уже для него) черты. Ведь они - не он, не Наследники Салазара Слизерина, не будущие повелители войны и мира. Именно поэтому местность, которую юноша уже успел увидеть однажды, сейчас у Тома ничего внутри не вызывала, не шевелила и не трогала. Действительно интересовал его на данный момент разве что собственный (очередной) эксперимент над обскуром. Да, Тобиас волшебнику поднадоел, продуцируя слишком много светлых (чуждых тёмному волшебнику) детских эмоций и требуя внимания, что доставляло британцу дискомфорт. Однако же посмотреть на то, как обскурия будет реагировать на настоящую жестокость - любопытно, уникальное и ценное наблюдение. Прямо перед глазами, изощрённую, коллективную. Жестокость, за которой наблюдают и которой наслаждаются собравшиеся люди. Жестокость, которой сможет насладиться и Тобиас, дав волю смотреть тьме внутри него. А уж о том, чтобы вышло именно так, Реддл позаботится.
[indent] Лестрейндж предупреждён, Тобиас отпоен успокаивающим зельем, а тьма внутри него предупреждена; Том посредством легилименции устроился на краю сознания между обскурией и мальчишкой, чтобы отслеживать, контролировать, чувствовать и общаться с паразитом на протяжении всего представления и, если что, отключить тело, дабы ничего плохого не случилось. Однако же волшебник сразу предупредил: тьма должна смотреть, запоминать и наслаждаться, ей не время выходить в свет в данном месте; если она это сделает, то чудесное шоу прекратится, и более она его наблюдать не сможет, а сам Том очень разочаруется, ведь оно будет означать, что обскурия не оправдала надежд, возложенных на неё сородичем, который наверняка сможет удержать собственную тьму внутри, выражая её без выхода из тела.
[indent] Прибыв на место за пятнадцать минут до назначенного времени посредством единоразового ключа-портала, британец провёл Тобиасу небольшую экскурсию, успокаивая его ещё с концами, настраивая и давая привыкнуть к местности. Природа, горы, красивый особняк, сад, подстриженная трава. Именно поэтому волшебник не сразу зашёл в здание, по итогу придя тютя в тютю по времени.
[indent] - Господа, миледи, - оказавшись в том самом помещении, откуда и принято наблюдать за прекрасным и ярким представлением, Реддл поприветствовал всех и, заметив среди своих незнакомое лицо, поклонился молодой девушке. Смазливая, консервативная на внешний вид, зажатая, находится рядом с Ноттом. Интересно, очень интересно. Впрочем, нарушать этикет и ждать британец не стал, пока ему не стали неприлично представлять леди. - Том Реддл. Надеюсь, вы оцените этот вечер сполна, - не будь у неё увлечения Тёмным Искусствами или хотя бы склонности у жестокости, то девицы здесь бы не было; точно также можно сказать и про её происхождением, потому в целом, если без деталей, общая картина Наследнику очевидна. Он переключился на приятелей, обведя их спокойным взглядом, не менее выразительным, как обычно, и не менее мёртвым, чем всегда. - Рад видеть вас всех, особенно вместе. Повода лучше и не придумаешь, - покосился на мальчишку, которого всё это время держал за руку, и который сейчас жался к нему больше обычного. Ещё бы: новое место, новые и важные на вид люди. А речей взрослых мальчик всё равно не понимал. Но наверняка не волновался, ведь рядом Том. Держит его за руку и не даст в обиду, как не давал и до этого. - Его зовут Тобиас. Он - то самое средство, о котором я рассказывал каждому из вас в том или ином виде, - кому-то про обскура, кому-то про «способ», кому-то про «интересный экземпляр». Единственное, то точно знают все собравшиеся, кроме новой знакомой, так это то, что на данного мальчишку у Наследника грандиозные планы, что затронут каждого из них, если вовсе не всё волшебное сообщество. Он красноречиво подмигнул приятелям взглядом. - Не удивляйтесь ничему странному и просто не обращайте внимания. Возлагаю большую надежду на то, что мы совместно насладимся представлением. Я отвык наблюдать вас всех вместе.
[indent] Без лишних вопросов Том в последствии прошёл на своё место, заранее подготовленное Роуландом. По ходу дела приятели успеют обсудить всё на свете (формально важное), а Наследник, помимо наслаждения от смертельного для участников представления и общения с приятной ему компанией, проведёт ещё и уникальный эксперимент, суть которого из всех собравшихся в той или иной степени был способен оценить только Маркус. Ибо у него в истории с обскурией имелась не последняя роль, как у исследователя и представляющего Британию дипломата, а также особенные воспоминания, показанные лично Наследником ранее.

+3

7

[indent] На лбу Лестрейнджа возле переносицы залегли две морщины, ознаменовав его увлеченность процессом изучения списков и прочих расчетов, но ненадолго. Цифры на пергаментах менялись и прыгали, перелистывал Роуланд не спеша. Не меньше десяти минут мерцало имя Реддла с Хольцером, указывая, что эти двое на территории клуба, но появляться не торопились. Любопытно. У хозяина клуба все схвачено, вертивжик не проскочит и носа не подточит. Эльф сообщил о приближении первых званных и долгожданных гостей. Мужчина кивнул, отправил животному всю эту волшебную бухгалтерию, поднимаясь с кресла ровно в тот момент, когда Нотт появился с леди. Складывалось впечатление, что Лестрейндж их ожидал в таком безмятежном состоянии уже не меньше пяти минут, заранее рассчитав их время прибытия. Парочка оказалась впереди всех, тот кто бродит по территориям не считается. Роуланд с первой секунды, взглянув на леди, отметил, что она хорошо смотрелась рядом с Маркусом, подходя ему по комплекции и дополняя его образ, словно последний тонкий штрих к костюму. Прекрасно, когда женщина служит украшением мужчине, а не наоборот. Нотт поспешил представить свою прелестную спутницу, в свою очередь Лестрейндж пожал ему руку, а затем припал устами к пальчикам румынской волшебницы, оставив поцелуй вежливости.
[indent] - Какие могут быть неудобства, мисс Стэнеску, своим присутствием вы разбавите нашу небольшую мужскую компанию, которой не хватает женского внимания. Лелею надежду, что останетесь довольны увиденным, - Роуланд старается не увлекаться и не распыляться на комплименты для леди, это не его прерогатива, уделив достаточно времени, а затем переключаясь на своего друга, - Маркус, ты мог бы заглядывать чаще на правах крестного отца, крестник скучает и скоро перестанет узнавать тебя, - и меня тоже, англичанин жестом указывает, что друг может занимать любое удобное место вместе со своей спутницей, пока еще никто не объявился, но сам не спешит присаживаться, - Пандора три дня назад подарила мне второго сына, поэтому не в форме, чтобы присутствовать на подобном мероприятии, - уголки губ мужчины дрогнули в довольной улыбке, подчеркивая, что у него уже второй ребенок, сын. Запасной вариант, если первый вдруг сойдет с верного пути или мало ли, чего с ним произойдет. Отсутствие супруги никак не сказывалось на мужчине, она не признавалась ему, но порой он ощущал, что идея клуба её не прельщала. Любительница волшебных цветов с колючками, Лестрейндж стал за собой замечать, что эта ползучая трава его откровенно раздражала. Последний раз на его пиджак пустила слюну ядовитая лоза, проев кислотой, которую он не выдержал и поджог, превратив в пепел. Одним словом, появляться в родовом поместье, Роуланд не всегда торопился. Не успел волшебник отчитаться перед Ноттом, как запахло приближением Малфоя. Появляться бесшумно явно не для платинового красавчика. Он умеет произвести впечатление на ровном месте, достаточно ему нарисоваться поблизости. Лоск, блеск, напыщенность - ничего не менялось с годами, а лишь закреплялось, приобретая эстетическую закономерность. Отбивая равномерную чечетку каблуками ботинок, блондин явился не запылился, дополнение ему абсолютно не требуется, его итак казалось слишком много и окружал ореол блеска с шиком. Пожимает руку, расплываясь в приветствиях.
[indent] - Обязательно удивит, Абраксас - кивает Лестрейндж, но Малфой уже переключился на своего кузена, а затем на мисс Стэнеску, щедро отсыпая порцией изысканных комплиментов, чуть больше, чем формальная вежливость и чуть меньше, чем откровенная лесть. Впрочем, это всего лишь начало вечера. Собравшейся компании не хватает последнего элемента, который собственно более не заставляет себя ждать, возникнув перед своими бывшими школьными друзьями с ребенком за руку. Роуланд бросает взгляд на мальчишку, интересный поворот. Кажется на этого малыша возложены большие надежды, достаточно об этом было подумать, как Том подтвердил догадки своими словами.
[indent] - Замечательно, все в сборе. Самое время начинать представление! - заявил Лестрейндж, оставив любезности на потом. Зрители заждались и требуют хлеба. Мужчина двинулся к краю ложи, практически соприкасаясь с магическим барьером, используя волшебную палочку как громкоговоритель, - Леди и джентльмены, усаживайтесь поудобнее! Смотрите и запоминайте! - сухо отчеканил англичанин, оскалив зубы в ухмылке, а затем продолжая с более напускным пафосом, - такого вы больше нигде не увидите! Такое вам могло лишь сниться! Цена жизни и величие смерти! Весенний сезон объявляю открытым! Встречайте первых дуэлянтов - близнецы!
[indent] Лестрейндж возвращается на свое место, усаживаясь. Далее будет объявлять его помощник и комментировать, почти как в квиддиче, только на стадионе никто не умирает. Дело Роуланда маленькое - открыть шоу и закрыть, ведь он все организовал. В самом начале, когда клуб не пользовался спросом, на первых парах, волшебник лично всем занимался. Систематизировав работу полностью, он переложил обязанности на другие заинтересованные лица. Каждый раз шоу приобретало новые черты, становясь более качественным.
[indent] - Близнецы на разогреве. Между ними, особая связь, они уникальны. Причиняя боль своему отражению, причиняет себе, - пояснил мужчина с такой невозмутимостью, словно озвучивал заголовок вчерашней газеты. На сцене появились фигурки, освещенные светом, - для дуэли у них имеется весьма любопытная мотивация. Маркус, я воспользовался твоим советом и создал любимца публики, скоро он появится. В перерыве, могу показать интересные уголки особняка, - взгляд скользнул по лицу румынки, а затем на Нотта, он ведь наверняка привел в клуб даму, чтобы её впечатлить. Впрочем, не обязательно, что последняя фраза предназначалась именно этой парочке, она ведь могла быть адресована всем собравшимся.

Отредактировано Rowland Lestrange (29 июня, 2017г. 01:17)

+4

8

[indent] - Роуланд, - Маркус чуть покачал головой другу, -тебе лучше всех известно, почему я не стремлюсь в Англию. И даже те приятные минуты, которые я смогу провести с тобой, твоей семьей или Абраксасом (кстати, мы его сегодня ждем?), не очень перевешивают негатив от иных, увы, неизбежных встреч. – Впрочем, упадническое настроение юноши длилось не долго. Уже через минуту он весело улыбнулся другу, искренне поздравляя его с прибавлением в семействе. – О, Роуланд, какой событие! Поздравляю тебя и Пандору. Как назвали мальчика? И ведь не строчки не написал! Разве можно так? От кого ты шифруешься? Да, определенно мы все вовремя нашли время для встречи. Но все же жаль, что Пандора не с нами. Признаться, я надеялся, что она расскажет Софии об Англии, а то мисс Стэнеску, наверняка, уже надоели мои речи об истории и культуре, но вежливость и воспитание не позволяет ей упрекнуть меня в скуке.– Маркус вновь весело улыбнулся, на этот раз адресуя свою улыбку Софии. Мда, он не предполагал, что его спутница окажется в сугубо мужской компании. Роуланд, Абраксас и Том, безусловно, образчики аристократического воспитания и чести, но, во-первых, каждый из них не без своих тараканов, а во-вторых, они все-таки мужчины, и мужчины для Софии ранее незнакомые и не находящиеся в родственных связях. Теперь вся надежда возлагалось на шоу. Откровенная жестокость. Настоящие эмоции. Магия, и не приятные обществом «дуэльные заклинания». Это все должно отвлечь мисс Стэнеску от компании молодых людей. Ей же нравится подобная магия. Маркус ведь правильно тогда понял ее взгляд? Ошибиться Нотту очень не хотелось бы, и не только из-за, тогда бы в любом случае, проваленного свидания, но и от того, что Софии подобная страсть к запретной магии придает таинственности, делает ее исключительной сери кисельных барышень, которые пусть и были хорошо воспитаны, но падали без чувств от вида крови. Или что-то близкое к этому.
[indent] Атмосфера в ложе менялась с приходом новых гостей. Каждый привносил в нее что-то от себя, и до темной ауры, которая расходилось от Тома в воздухе начало витать что-то экстравагантное, невозможно гордое и не без налета роскоши, шарма и изящества. Абраксас Малфой почти не менялся с годами, от того, наверное, Маркус сейчас особенно ясно ощутит, как на самом деле он скучал по кузену. Они виделись в последнее время непростительно редко не только для друзей, но и для родственников. А ведь А вдь из всех компании именно Абраксаса Маркус знает дольше всех, именно с Малфоем у юноши связанны детские, еще до школьные, воспоминания. Сегодняшний день сулил хороший отдых в приятной компании, и только сейчас Маркус понял, что просто обязан взять от этого вечера, как можно больше. Скоро для него начнутся трудные рабочие будни и «спасибо» за них он должен будет сказать Тому.
[indent] - Абраксас, я тоже очень рад, - Нотт отвечает на рукопожатие кузена и чуть отходит в сторону, чтобы представить Малфою Софию, впрочем, сначала следует сказать еще пару в данном случае не формальных фраз. – Работа поглощает почти все мое время. Но для тебя у меня всегда найдется несколько минут, если ты захочешь почтить меня своим присутствием в Париже. И да, разумеется. София – это мой кузен и тоже школьный товарищ Абраксас Малфой. Абраксас позволь представить тебе – София Стэнеску, дочь моего коллеги из Румынии. Я рад, что могу сегодня вас познакомить.
[indent] Не сказать, что Маркус не заметил слишком открытый и слишком оценивающий взгляд кузена, которым он окинул спутницу Нотта. Не сказать, что этот взгляд оставил Маркуса равнодушным, не затронув его чувство ревности, беспокойства за комфорт Софии и дежа, можно сказать, чувства собничества. Маркус рассчитывал сегодня увидеть живую реакцию Софии, ее интерес, ее эмоции, которые обычно девушка скрывает за идеальным воспитанием и которые не может позволить себе при родителях. Маркус хотел посмотреть на настоящую Софию Стэнеску, которую просто не может оставить равнодушной подобное шоу. И эти настоящие эмоции Софии должны были принадлежать только Маркусу, а не распыляться на остальных. Да, эгоистично. Но Нотту было любопытно. Ему хотелось посмотреть, как изменить Софию непривычная для не обстановка, как изменит ее чужая жестокость и ничтожность, а навязчивое внимание Абраксаса могло и помешать подобным изменениям. А теперь Маркусу придется следить еще и за тем, чтобы кузен не заигрался и не смущал его спутницу.
[indent] Но опасения по поводу поведения и мыслей кузена Маркус не спешил пока высказывать. Зачем заранее акцентировать на чем-то внимания, да и в ложе уже появился последний, кого они все ожидали. Том тоже пришел не один. Он привел с собой обскура. Неожиданно. Нотт вопросительно посмотрел на Тома, потом перевел взгляд на мальчика, в теле которого живет сгусток темной магии, реагирующий и различающий чужие эмоции страха, гнева и жестокости. В теле ребенка живет паразит, который способен чувствовать и реагировать на темную магию. А разве не это все вместе наполнит помещение клуба через несколько минут? Впрочем… Маркус вновь посмотрел на Реддла и на этот раз не смог сдержать понимающей усмешки. Кивок другу в знак приветствия и понимая. Но, однако, как смело и любопытно. Привести обскура в место наполненное болью и смертью и дать ему возможность только смотреть, и не позволять участвовать. Да, Том может что-то позволять или не позволять этой твари, которая пока прячется. Маркус на себе прочувствовал влияние, которое Том может оказывать на обскура. Поразительно, но повторения подобных эмоций Нотту бы не хотелось.
[indent]  -София, - Маркус обернулся в сторону мисс Стэнеску, - позволь представить тебе еще одного моего школьного товарища – Том Реддл. Том, мою спутницу зовут София Стэнеску, она дочь известного румынского дипломата, ты, наверняка, о нем слышал, - После Маркус, выждав формальные приветствия, ненавязчиво взял Софию за руку и направил ее к их местам. Шоу начинается! Лестрейдж сказал вступительное слово, пояснил друзьям дополнительно кое-что любопытное и заверил, что некоторые советы Маркуса оказались полезны. На это молодой дипломат ответил другу кивком головы, а сам склонился над ухом Софии, чтобы полушепотом произнести.
[indent] - Я надеюсь, что Вы сможете по достоинству оценить это представления. Прошу Вас, хотя бы в минуты шоу позвольте себе прочувствовать его и атмосферу, которая будет постепенно накаляться. Мне было бы это очень приятно.  А вот и первые «герои», - как только на арене появились дуэлянты, Маркус отодвинулся от Софии и обернулся к друзьям. Пока он не хочет ей мешать и смущать ее, пусть она полностью погрузится в зрелище. Странно, что ум Маркуса еще не пришло сравнивать сегодня себя с Томом, ведь они оба привели своих гостей для того, чтобы «посмотреть» последствия.
[indent] - О, спасибо, Роуланд. С удовольствием. У меня в коем-то веке выходной, мы, наконец, смогли собраться вместе. И Мерлин знает, как я рад этому.

Отредактировано Marcus Nott (2 июля, 2017г. 12:32)

+4

9

[indent] Стэнеску никак не ожидала, что за один вечер узнает столько именитых или близких Маркусу людей. Она конечно же слышала о Лестрейнджах, о Малфоях, но не думала, что ей выпадет честь с ними познакомиться. Особенно при подобных обстоятельствах, вне встреч отца. И они, и неизвестный по фамилии молодой человек (судя по всему, так или иначе его история пересеклась с магглами когда-то, даже если он и был чистокровным)  - все статные, аккуратные, представительные, красивые. Даже удивительно, что они не поскупились на то, чтобы уделить ей, фактически никому, внимание. Про себя румынка знала наверняка, что кровью не хуже собравшихся, к аристократии относилась напрямую, но всё же и не британка, и просто девушка, единственная в мужской компании.
[indent] Скромный реверанс домнулу Малфою. К громким словам София относилась скептично, комплименты всегда фильтровала - так её учили всю жизнь, того же требовала пониженная (скупая) эмоциональность с нездорово повышенной ответственностью.
[indent] - Очень неожиданно и приятно познакомиться с Вами. А я смеюсь надеяться, что Вы не изменитесь во мнении и столь приятной оценке, мистер Малфой, - глаз девушка традиционно выдрессировано ни на кого не поднимала, смотрела то в пол, то  на обувь или куда-то в сторону. Формальное в её понимании касание губами к руке. Хотя блондин, внешним убранством наиболее выделяющийся среди остальной компании, стал единственным, кто прибегнул к подобному приветствию. Как и заметила то, что единственный, кто представился самостоятельно, чтобы девушку не представляли, подобно экспонату - домнул Реддл. Самый немногословный, словно бы решительный. Странное впечатление сложилось у Стэнеску, пусть она всё равно намерена была держать его при себе, не озвучивать, и наверняка оно ошибочное. София же никого не знала, как и многого о собравшихся господах.
[indent] После прочих формальностей знакомства и расположения, румынка проследовала куда и полагалось, то и дело аккуратно, почти незаметно поправляя юбку платья, чтобы не собиралось слишком много складок, ничего не перекосилось и не зажалось. Понимала многое из того, о чём говорили молодые люди, но конечно же не лезла, ведь не её дело, её не спрашивали.
[indent] Устроилась она естественно рядом с Ноттом, ведь именно его спутницей и являлась.
[indent] - Для того Вы и предложили составить мне компанию, Маркус. Я постараюсь и верю, что проникнусь Вашим увлечением, - после того, как взгляд был направлен немного в сторону, он казался переведён на арену. София не отличалось глупостью, потому довольно быстро сообразила, что сейчас должно было начаться кровопролитие. Вопрос только в том заключался, кто именно развяжет бойню: животные, твари или... люди. Девушка немного удивилась, увидев первых героев, и окончательно притихла, даже без будучи почти что бесшумной мышкой. Невольно вспомнилось про присутствие ребёнка рядом с тем симпатичным молчаливым юношей - это нормально, так принято? Мальчика приучали к боям, часть воспитания отца или брата? Мысли о подобном удалось довольно быстр, хоть и временно, выбросить из головы, ведь началось представление.
[indent] Сердце румынки замерло, но не от ужаса, а от того, что в воздухе запахло чем-то нехорошим, не направленным на неё. К этому искалеченная душа брюнетки была небезразлична, имея склонность к тому, о чём сегодня не принято говорить в значительной части Европы. Слова домнула Лестрейнджа лишь подтвердили приятные ей догадки. И без того ровная осанка стала словно ещё ровнее, внутренне София ожила и словила себя на том, что находилась в предвкушении. Даже если и понятно, что сегодняшнее мероприятие не являлось легальным, правильным и гуманным, воздух в секунды пропитался подобным. Какая необычная компания у её знакомого дипломата. Осталось лишь успокоить в себе муки совести, связанные с отцом.

+3

10

[indent] Он смотрел в эти лица и видел то, чего ожидал. Они могут взрослеть, стареть, могут меняться чертами лица или стилем жизни, но в каждом оставался прежний стержень. И каждый взирал на него как и раньше, словно и не было лет разлуки школьных товарищей. Абраксас прекрасно знал, какое впечатление производит. Знал и искусно этим пользовался. Потому что отчасти гротескная приторная кожица лоска и глянца очень кстати прятала гнилую ядовитую сердцевину. Угрожать, шантажировать и пытать он умел так же изысканно, как подбирал оттенки рубашек под мантии. Но довольно лирики и самолюбования. Заслышав вежливый ответ кузена, Абраксас озвучил ответный реверанс в его адрес с пометкой на будущее.
[indent] - Как ты знаешь, я прикипел душой к Испании, но в следующем месяце в планах командировка в Париж, думаю, будет возможность увидеться вновь. – И он был уверен, что им найдется что обсудить. Это к тому, что Малфой вновь облапал взглядом его спутницу, которая стояла потупив глазки в пол и дежурно отвечала на комплименты. Какова скромница. Но на ее счастье, у мистера Малфоя не случилось мгновения, чтобы запустить свои методы обольщения еще поближе, потому как следующий гость забрал все его внимание. Впрочем, едва ли когда-то было иначе. София, Том, Тобиас, рад-рад, очень рад. И подобная чепуха. Пока все продолжали рассыпаться в любезностях, Бракс стоял в стороне и помалкивал, лишь внимательно наблюдая за Реддлом, которому кивнул в знак приветствия, и «бонусом», с которым он пришел. Вот уж колоритная выходила компания. И того самого колора в общую мрачноту палитры добавляли именно девушки и дети. Занятно было, как Том ни на секунду не отпускал от себя малого, держа его подле себя как щенка на привязи. До того, что даже устроился с ним глядеть на представление. Малфой только хмыкнул в унисон своим нечистым мыслишкам и занял место аккурат между Софией и Томом. Откинувшись назад на спинку кресла, блондин слегка вытянул вперед ноги, оперся рукой о подлокотник и склонившись к Наследнику, пробормотал негромкое:
[indent] - Надо же, он все ещё жив. Чего же ты ждёшь? – белесая бровь чуть дернулась в удивлении. Тем временем, шоу началось. Лестрейндж начал давать первые комментарии. Устроилась по местам великолепная кучка чистокровных мразей, точно знающих как надо жить. Потому что только взгляните на них. Потому что все есть. Деньги, которыми иные работяги тычат друг другу в лицо, как причиндалами на мерке за забором. Известность. Влияние. Абсолютная уверенность, что в жилах плещется кровь иная, чем у этих мужиков на арене, прищуренных и со сжатыми зубьями. Другое горячее мясо и хрупкие кости. Как будто не сломаются они, если их так же хорошенько подубасить опасными и острыми заклинаниями.
[indent] Взгляд уже изучал этих парнишек от и до. Блестящий взгляд, колкий, полный злого азарта и обыкновенной мужской жажды первобытной жестокости. Он смотрит на них и думает, что все в мире справедливо. Смотрит и думает, что здесь им самое место. Просыпаться назло и жить, улыбаться публике, беситься, играть на потеху. Что им еще делать? И пусть радуются убогой своей жизни, которая никогда уже не будет принадлежать только им. А они будут смотреть на них, гипнотизировать дрожащими влажными глазками. Один миг удовольствия - много боли. Боль ему нравится. Боль заводит не меньше, чем магия, деньги и власть. Сейчас Бракс уже не любовался барышней по правую руку, чтобы не сбиться с дроби ошалелого пульса, испытывая к действу диковатое любопытство. Щекотную до восторженного хохота, до сладкого спазма за ребрами, от которого не стыдно и роскошно. Будем честны, Абраксас Малфой был склонен к садизму. И не только психологическому. Он сам не отдавал себе в этом отчет, но время от времени исключительно по настроению причинение боли ближнему своему доставляло ему непередаваемое удовольствие, равно как и наблюдение за чужими страданиями со стороны. Поэтому, только глянув на открывшееся действо и первые вспышки заклятий, Абраксас понял, что станет почетным гостем «Табу».
[indent] - Роуланд, дружище, что на счёт тотализатора? – Малфой слегка наклонился вперед, находя взглядом хозяина вечера. - Я надеюсь, ты подскажешь на кого лучше поставить? – Где-то сбоку фоном маячило ушастое создание с подносом, обещая гостям добрую порцию огневиски, и которое моментально с полувзгляда верно поняло мистера Малфоя, семеня к нему с угощением.

Отредактировано Abraxas Malfoy (5 июля, 2017г. 21:16)

+4

11

[indent] Всё на месте. Жестокость кругом, Лестрейндж проникся и занялся ею, а все остальные наслаждались. Бракс рядом с Томом, Маркус рядом со своим сопровождением, Роуланд ведёт шоу. Нотт - анализ, Малфой - наблюдение, Лестрейндж - действие. Наследник не являлся традиционной частью этой пирушки, объединяя в себе все эти занятия, объединяя и всех собравшихся не сейчас, но в прошлом, да так и не распустившихся, в том числе и особенно благодаря Реддлу.
[indent] Он прекрасно умел сливаться с тенью, точно также, как и умел присутствовать в этой тени так, чтобы о его существовании не забывали. Сегодня Том, как и обычно, не изрекал пустых слов. Все знали, что ему нравилась собравшаяся компания, точно также как и Наследник знал, что все рады ему. Молча он устроился на понравившемся месте с прекрасным видом. Предвкушение, исходившее не только из их ложи, но и от стальных гостей, что располагались в иной части зрительной платформы, вызывало у волшебника удовольствие. Все знали, что будет жестокость. Ожидали. Игра, ставки, споры, предсказания, наблюдения, восторг - оно всё имелось в воздухе, витая и щекоча эмпатию того, кто ещё в школе назвал себя Тёмным Лордом, не имея никаких иных вариантов, кроме как приносить наслаждение. Ему, быть может, более сильное даже, чем остальным. И более извращённое, ведь дело далеко не только в жестокости. Для Реддла всё всегда куда глубже по смыслу, чем казалось окружающим.
[indent] «Хорошая задумка», - отметил про себя бархатной приятной мыслью, когда Роул объявил сегодняшних участников - близнецов. Том слышал и знал по существование особой связи между таковыми, потому находил что накал, что символизм более чем прекрасным. Хотелось, чтобы эти двое мучили друг друга как можно дольше. Всеми методами, что доступны им там, на гордо отведённой площадке, всеми имеющимися у магглов способами. Разве не этим привыкли заниматься животные - причинять друг другу боль, по итогу убивая? Что же, традиция не нарушалась, и ситуация продолжала сохранять своё естество. Сам Реддл, кончено же, о клубе никогда бы не додумался, по крайней мере до тех пор, пока все бессмертия мира не у него руках, как и сам мир. Для досуга и деталей существовали его верные приятели, очень скоро можно будет сказать, что последовали, и подобные занятия ложились на их плечи - достойные сами знали, что делать. Помимо собравшейся компании присутствовали и другие, что отдельно радовало Тома. Даже французы. Нигде нет полностью потерянного места, как и везде имелся шанс на то, что когда понадобится, когда наступит «клич», волшебники поднимутся и последуют в верном направлении.
[indent] - Готовности и момента. Весна, Бракс, что может быть лучше шума ранней весной? - едва наклонившись к блондину негромко пояснил юноша, ненадолго переведя особо тёмные в подобном антураже глаза. Если вообще можно соврать и сказать, что когда-то глаза Наследника и темнейшего в мире (вне со мнений, вы же знаете) волшебника бывают не тёмными. По природе и содержанию. - Наслаждайся, - Том слегка приподнял кончик губ, всё также смотря на Малфоя. Провёл рукой по плечу, как бы хлопая, и вернул своё внимание на сцену.
[indent] Легилименция между тем не прекращалась, юноша непрерывно находился в разуме мальчишки, контролируя его состояние. Мимолётно осмотрел собравшихся ещё раз: хорошо. Все на месте. Вписывались даже обскурия с девицей Нота (на тему чего, к слову, вообще можно по-удивляться, зная Маркуса; особенно Тому). Хорошее место для встреч, как минимум из-за подобного задумка Лестрейнджа имела свою ценность.

+3

12

[indent]Лестрейндж научился в своем клубе приготавливать мясо с кровью, дабы выглядело оно сочно и аппетитно, чтобы слюни потекли. Впрочем, кто говорил, что ему такое не под силу? Жестокость - сама по себе неотшлифованный бриллиант, которому необходимо придать форуму и содержание, поместить в достойную ему оправу, дабы все любовались. Гармония важна. Если блюдо вкусное, но не красивое, оно вызывает внутренний резонанс. Упаковка не менее значима, как и собственно само содержание. Близнецы появились на импровизированной для дуэли арене, настолько похожие друг на друга, что казалось невозможно найти отличие, но можете попытаться. Одинаковые ростом, телосложением, возможно даже весом. У обоих черные как смоль курчавые волосы по плечи, свободные белые рубахи, ткань коих совсем скоро приобретет багровый цвет, просторные черные штаны и сами по себе они босоногие. Задача усложнена, им предстоит ходить по песку, размешенным с крупицами мелкого стекла, которое не видно не вооруженным глазом, но ощутимо. Они вышли на арену заранее чувствуя боль, но им предстояло сыграть свою роль дуэлянтов, парадируя принятый дуэльный этикет. Держать их под империо не практично и не интересно, они вполне в трезвом уме и знают для чего сражаются друг с другом, правда, немного с промытыми мозгами, но зачем залезать в такие тонкости? Лестрейндж знал на что необходимо давить, находя самые глубоки слабости. С этими близнецами все просто на самом деле - семья. Каждый из них отец. Они готовы пойти на все ради своих детей, как это драматично, даже убить друг друга, являясь братьями. Низко, подло шантажировать подобным и угрожать, словно Роуланд понятия не имел, что такое семья, но как раз-таки наоборот, даже из всех сидящих в его ложе, он один лишь знал, что такое семья. У него она имелась и находилась в полной безопасности, в этом он был уверен.
[indent]Сидя в кресле возле Нотта, запрокинув ногу на ногу и положив руку на подлокотник, Лестрейндж самодовольно наблюдал за всем происходящем на арене, заранее зная все неожиданности и непредсказуемости, которые произойдут на сцене разыгравшихся событий для услады зрительских глаз. Кажется он уже давно не испытывал ничего к происходящему, только гордость и довольство за проделанную собой работу. Все шло по плану с определенным сценарием, полностью под его контролем. Периодически он поглядывал на своих школьных товарищей, которые сегодня здесь собрались, отвечая на вопросы. Они снова вместе, все как в добрые, старые времена и это потрясающе. Казалось они выглядели вполне гармонично, даже общую картину не рушили мальчишка Тома с дамой Маркуса. Лестрейнджа ничего не смущало, ничего не волновало, каждый в ответе за тех, кого с собой притащил. Малфой естественно поинтересовался на кого сделать ставки, кто бы еще затронул подобный вопрос? Роуланд щелкнул пальцами животному с подносом, которое уже поднесло блондину огневиски, заодно, чтобы предоставило еще клубную карту с рейтингом имен участников (точнее их кличек), под которыми менялись цифры поставленного на них количества волшебников.
[indent]- Полюбуйся сам. Вариации ставок разные: можно делать на победителя, на проигравшего или даже на время смерти дуэлянта, кто ближе, тот срывает куш, - усмехнулся Лестрейндж, разумеется, прекрасно зная на кого сегодня все ставили, уже третий раз подряд, под именем любимца публики зашкаливало количество голосов, - не советую следовать за большинством, по-дружески.
[indent]Роуланд перевел взгляд на арену, близнецы во всю пускали друг в друга заклинания. Яркие вспышки, отражались под куполом. Но что же это? Палочка одного дала трещину, кто вообще доверил палочки грязнокровкам? Посмотрите, они не умеют с ними обращаться! Чумазые, успевшие изваляться в песке, стереть подошвы ног в кровь, как положено подобным им. У другого палочка отказывается исправно колдовать, прекрасно. Они не достойны этих палочек, впрочем, они им не принадлежат, их собственные уже давно разломаны. Разумеется, все это было задумано, дабы публика оценила, подобную демонстративность. Удивилась или не удивилась? Начала перешептываться? Уголки губ Лестрейнджа дрогнули в довольной полуулыбке, из воздуха возникли шпаги, падая в песок острием. Близнецы побросали свои палочки, кинувшись к холодному оружию, одновременно, словно где-то на подсознательном уровне у них записано опередить свою тень. Сталь скрестилась, зазвенев. Пусть проткнут друг друга насквозь. Эльф маячил поблизости, исполняя желания всех присутствующих, поднеся хозяину клуба добротно скрученную папиросу, которую он закурил, любуясь своими марионетками на арене.

Отредактировано Rowland Lestrange (8 июля, 2017г. 15:29)

+4

13

[NIC]Tobias Holzer[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2pXCL.gif[/AVA]
[indent] Мальчику было боязливо, но интересно. Тьма внутри него находилась в предвкушении. Обе сущности ребенка знали, что им сегодня предстоит выход в люди, и если Тобиас обычно любил гулять с Томом, то сегодня он был насторожен и старался никуда не отходить от своего названного брата, потому что его окружало много незнакомых, чужих людей. Так же к старшему другу тянулась и обскурия, которая, услышав предупреждение Реддла, находилась сейчас в возбужденном состоянии, ожидании чего-то по истине невероятного и захватывающего. По крайней мере от слов товарища именно такое представление складывалось у темномагической материи, измеряющей мир в категориях детского разума. Ей не терпелось. И она хотела все видеть и воспринимать сама, потому что знала, что сегодняшняя прогулка не для Тобиаса, а именно для нее. Поэтому не гнушалась воспользоваться расслабленным состоянием ребенка, которого напоили специальным зельем, и подглядывать за происходящим в жизни, чуть затемняя голубые глаза мальчика.
[indent] Красивый, богатый дом, окруженной роскошью, которую Тобиас себе даже представить не мог. Природа, совершенно не похожая на родные венгерские серые или серо-зеленые пейзажи. Тобиас с подлинным интересом, тихо и послушно, держа Реддла за руку, ходил с названным братом по коридорам и рассматривал интерьеры, то и дело, дергая Тома за руку и выражая свое восхищение той или иной безделушкой. Потихоньку мальчик осваивался, начинал чувствовать себя свободнее и расслабление в незнакомом месте. Уже не так близко жался к Тому, не так крепко его держал.
[indent] Однако стоило им зайти в закрытое помещение, в котором находилось несколько мужчин, одного из которых Тобиас знал, и одна дама, как мальчик вновь напрягся и подступил ближе к названному брату, совершенно не собираясь отпускать его руку. Помимо мальчика насторожилась и тьма, которая узнала в одном из гостей, уже знакомого им друга Тома, от которого раньше она чувствовала страх, направленный в ее сторону.  Обе сущности ребенка были внимательны и напряженны, однако обе молчали и ничего не предпринимали. Тобиас не мог, будучи напоенным успокаивающим зельем. Он только чувствовал тревогу и инстинктивно искал защиты у старшего. Обскурия же помнила о предупреждении, поэтому пока, подогреваемая интересом обещанного «наслаждения» тоже ничего не предпринимала, только подглядывала за окружающими.
Кажется, его представили, потому что Тобиас услышал свое имя, а потом Том проследовал на свое месте, и мальчик, не задерживаясь, засеменил за названным братом, недоверчиво оборачиваясь к остальным людям.
[indent] - Кто это, Том? Вы не будете говорить так, чтобы мне было понятно? – мальчик заговорил на родном языке и еще раз оглядел всех собравшихся, а потом, следуя движениям Тома, сел к нему на колени. Да, так надежнее и так спокойнее. Тобиас уставился на сцену, совершенно не представляя, что последует дальше.
[indent] Две человеческие фигуры внизу. Громкий голос друга Тома что-то говорит. Тобиас напрягся или точнее замер в ожидании. Мальчиком сейчас почти полностью управляет тьма, потому что сам ребенок расслаблен и чувствует себя в безопасности, а вот обскурия начинает понимать, что будет происходить дальше.
[indent] Яркие вспышки. Кровь. Искаженные болью лица. Мальчик подается вперед, чтобы лучше рассмотреть гримасы двух похожих друг на друга как две капли воды мужчин. Обскурия чувствует чужой страх, но понимает, что боятся не ее. Это ново, интересно, не обычно. Она чувствуют чужую боль, причем не только физическую. Понимает на интуитивном уровне, что там замешана трагедия не меньшая, чем у ее носителя, и без сожаления начинает поглощать эти чужие эмоции. Вот уже и руки ребенка сжались в кулачки, а глаза все больше наливаются черным. Ребенок даже забыл, что они здесь с Томом не одни, что рядом есть еще люди. Правда, ей об этом напомнили, отрывая от зрелища.
[indent] Мальчик не очень довольно посмотрел на светловолосого молодого человека, с которым сейчас разговаривал названный брат, а потом перевел взгляд на Тома и настойчиво стал засыпать того вопросами.
[indent] - А эти искорки, это очень больно? А тот мужчина громко говорил раньше? А этот? Смотри, сколько крови. Наверное, это очень больно. Это же похоже на… Ну, на… ты понимаешь! – Тобиас не понимал еще магию, а значит и тьма не могла выразить свои ощущения, чтобы донести их до старшего товарища. Но ведь родные субстанции чувствуют друг друга . Тут все пропитано не только жестокостью. Ребенок вновь обращается взглядом к арене, но при этом продолжает свою речь. – Они бояться, Том. Очень страшно. Но они бояться не меня.

Отредактировано Game Shadow (20 июля, 2017г. 11:50)

+2

14

[indent] В воздухе уже чувствовалась жестокость, пропитанная страхом, а на кончике языка скоро появится металлический привкус крови дуэлянтов, которые все еще держатся на ногах, не смотря на многочисленные ранения. Маркус следил за представлением, догадался, что даже обычный шаг дается мужчинам с трудом, и оценил находчивость друга. Лестрейндж умеет развлекаться и развлекать. Никто бы не смог реализовать задумку подобную этой на столь же высоком уровне. Никто бы просто не додумался до заведения с такой не типичной, не массовой, но популярной и элитарной тематикой, не смотря на то, что ничего выходящего за рамки в клубе Роуланда не было. Как раз наоборот. Он был закономерным продолжением устоявшихся в обществе традиций, которые почему-то сейчас решили сломать. Архаичное по своей сути заведение прекрасно вписалось в быт и нужды современной магической аристократии, которые были вынуждены, так или иначе, подстраиваться под время. Каждый в этом зале за пределами этого клуба, за пределами «надежной» компании и семьи старается быть аккуратным в высказываниях. Даже Лестрейндж, даже Малфой. Поэтому-то они и бегут в Испанию. Маркус понимал не любовь своих друзей к Франции с ее гипертрофированным стремлением уровнять всех и вся. Ну а как? Как можно уровнять этих животных на арене с волшебниками, сидящими в зале? Это не аморально и не бесчеловечно. Это правильно. Разве римляне упрекали друг друга, что они смотрят гладиаторские бои? Хлеба и зрелищ. Но только достойным.
[indent] Малфой что-то спрашивал про ставки, Роуланд уже успел поймать эльфа, прислуживавшего им, и закурить, а Маркусу пока для полной картины мира допинг в виде азарта, алкоголя или дурманов пока был не нужен. Нотт то и дело переводил взгляд с арены на свою спутницу, которую нисколько не смущало жестокое действие. Именно тот эффект, на который Маркус и рассчитывал. София погрузилась в действие, и Нотту даже казалось, что в этот момент для ее спутницы перестало существовать все вокруг. Возможно, не заметно для остальных, кто видит мисс Стэнеску первый раз, но вполне очевидно для Маркуса изменился взгляд Софии. Она казалось напряженной, но не от неловкости или смущения. Она словно была в ожидании. Она была поглощена процессом, и она была настоящей. Именно то, что Нотт хотел увидеть в своей спутнице. Немного жизни, немного человеческих эмоций. Она же не кукла, хотя, безусловно, и Маркус отдавал себе в этом отчет, именно выдержанное и строгое поведение Софии обратили на нее внимание со стороны английского дипломата. А ее тяга к магии, которая порицается обществом и считается опасной и не женской, только добавляла интереса к Софии со стороны Нотта. Маркус не считал себя жестоким, но Темные Искусства такая же часть его наследия, как и ментальная магия. София тоже, скорее всего, не считала себя жестокой. Так от чего же ее привлекают столько специфичные «развлечения»?
[indent] Маркус тоже поймал эльфа, который все время был где-то по близости, и принял у него бокал с огневиски для себя и с красным вином для Софии. А после вновь чуть ближе пододвинулся к своей спутнице, подавая ей напиток.
[indent] - София, - Нотт передал бокал девушке, - Интересуют ли Вас ставки? Или же, может быть, попросить Роуланда поведать нам, как эти господа оказались сегодня на арене? Возможно, это сделает представление для Вас еще более увлекательным. Я ведь не ошибусь, если скажу, что оно Вас заинтересовало? – Маркус говорил тихо и ненавязчиво. Он не давил на Софию и не требовал от нее немедленного ответа. Пусть собирается с мыслями, определяется с чувствами. А пока Нотт развернулся к Лестрейнджу, отсалютовал ему бокалом огневсики и сделал глоток. Обжигающий напиток вызвал на лице Маркуса довольную улыбку. Он помнил и про кузена, сидящего по другую руку от его спутницы, и про Тома с обскуром, но пока не спешил отвлекать друзей от представления. Они успеют еще обсудить и прошлое и будущее, а пока все же стоит насладиться окружающей их атмосферой.

+3

15

[indent] Компания откровенно странная. Аристократы, дети, отдельная ложа, явно знакомые дуг с другом молодые люди, теперь ещё и дочь румынского дипломата. Очевидно, что ей оказана честь, некоторое проявление доверия. Девушка поняла уже, что так просто в это место не попасть, что конечно же оценила, на ус намотала и выводы сделала. Важная часть из всего того, что ей стоило узнать, познать и осознать за этот вечер, но почти всё внимание румынки сейчас приковалось к другому. К происходящему на сцене, бойне, схватке, кровавому и жестокому зрелищу. Для вынужденной сидеть дома девушки это выглядело нереально, сказочно, неправдоподобного. Было просто поверить, что нечто подобное могло существовать, но что в самом деле, и вот София сама находится к таком месте - вот что укладывалось в голове с трудом, оно же и заставляло сердце биться чаще, а глазам смотреть ещё более жадно. Внимать.
[indent] Это бизнес? Тут делали ставки? Была, очевидно, какая-то своя система. Румынка так всем этим увлеклась, что даже на какие-то моменты забывала, что рядом Маркус и его друзья, что нужно наблюдать за ним. Потому что хоть воздух и пропитался жестокостью, хоть происходящее и было неправильным, но оно очень нравилось Стэнеску. Внутри её солнечного сплетения как будто бы что-то приятно шевелилось, и ничего с этим она поделать не могла. Так что наслаждалась и не упускала ничего, что могла взять. Насилие диких и слабых магглов друг над другом, и при этом магглы ничего неспособны сделать с этим. Ничего против волшебников, и всё против собственной крови, ведь они были так близки, как никто более. Каждая подобная деталь, как и факт того, что там снизу, да и тут тоже, сидели другие волшебники, также наслаждавшиеся, будоражили и позволяли упиваться с ещё большим наслаждением.
[indent] - Это очень... Не просто заинтересовало, Маркус, - переняв бокал она почти с трудом оторвалась от зрелища, переведя взгляд на Нотта. Почти посмотрела ему в глаза, на деле, конечно, всё равно максимум то куда-то к подбородку. Прогресс, впрочем. Наверное её всё-таки сильно переполняло, хотелось поделиться. Казалось, даже в таком освещении её обычно бесцветные глаза налились цветом; ярко-голубым, красивым, словно бы вовсе и не чужие страдания давали им сил на то, что показать свой истинный цвет и красоту. Или просто игра света, София не мгла знать и видеть подобного. - Я даже не уверена, что Вы могли бы показать мне что-то ещё более невообразимое. Все эти волшебники, магглы там, ставки... Они, в самом деле - как оказались здесь, это произошло насильно? - ей интересно, ни кали осуждения или жалости.

+2

16

[indent] Лакомым впечатлением на душу Малфоя лег вид улыбки Тома и его краткое прикосновение к плечу. Приятно быть понятым и эмоционально отзывчивым, ловить эти крупинки взаимопонимания и смаковать их. Лаконичного обмена понятными им фразами было достаточно и Бракс с кивком головы довольного лица не стал далее развивать упомянутую тему дивной весенней шумихи, тем более, что в нее поспешил ворваться сам предмет обсуждения. Малфой заметил, как ревниво на него зыркнул пацан «катастрофа-замедленного-действия» и великодушно позволил тому забрать все внимание центральной персоны Реддла. Тем более, что к этому моменту ему самому проявили внимание прямиком от хозяина одиозного мероприятия. Абраксас взглянул на Лестрейнджа. Того явно распирало от гордости и удовлетворенности от собственного детища, и Малфой его прекрасно понимал, составляя ему компанию в общем пейзаже их ложи под названием «жизнь удалась».
[indent] - Очень любезно с твоей стороны, – блондин сложил трость поперек на колени, подцепил с подноса бокал огневиски, клубную карту и тонкое перо. – Ты приятно удивляешь, друг мой, я подумываю стать постоянным гостем. – Он поднес к себе чуть ближе клубную карту и вгляделся за тем как вносились ставки и менялось положение на текущей букмекерской арене, занятное было зрелище для такой азартной натуры как Абраксас Малфой. – И, пожалуй, прислушаюсь к твоим дружеским советам. – Сделав пометку в карте, он залез рукой во внутренний карман мантии, достал оттуда небольшой элегантный мешочек из черного бархата и бросил его на поднос домовика. Одноразовый кошель грузно приземлился со звоном «ставки сделаны, ставок больше нет». Эльф подобострастно поклонился и отбыл максимально незаметно.
[indent] Он чуть поболтал бокалом, краем уха слыша как в напитке мелодично кубики льда застучали о стенки сосуда. Взглянул на арену, вновь занимая себя зрелищем. Малфой, который знал, как именно обращаться с опасными тварями, как производить вивсекцию и знал место магглов и грязнокровок в этом мире, получал огромное удовольствие от увиденного. Малфой, который мог работать с трехметровым бичом так, будто тот был продолжением его руки, и заставлял его ложиться в сантиметре от предыдущего удара. Малфой, который знал как манипулировать огнем, кислотой и расплавленным металлом и насколько долго оставлять их на коже, прежде чем нервы живого существа потеряют чувствительность, или чтобы держать на самом пике боли, повышая эту самую чувствительность и снижая болевой порог, одновременно выворачивая наизнанку, чтобы доводить до предела, а затем уничтожать, когда этот предел будет пройден, не теряя при этом эстетического флера всего действа. Малфой, который считал передышкой две минуты Круцио вместо десяти. Этот Абраксас Малфой под обликом успешного драконолога и обаятельного, но заносчивого франта сидел и просто любовался представленным зрелищем. Однако, разговор по-соседству отвлек его от созерцания, подтолкнув даже влиться в беседу.
[indent] - Это называется «добровольно-принудительно», мисс Стэнеску, - неторопливо прозвучал словно шелковый и холодный как шелк голос на ее последний вопрос. – Может быть, Вы хотели бы прогуляться и взглянуть поближе на место обитания или тренировок участников? Если мистер Лестрейндж позволит нам такую экскурсию, я бы с удовольствием составил Вам компанию. - Его ледяные серые глаза мерцали лукавым блеском. – Ведь поистине завораживающее зрелище всегда приятно с кем-то разделить, верно? – Бракс пригубил виски и невозмутимо продолжил. - Думаю, мой кузен не станет возражать, чтобы я ненадолго украл внимание его прелестной спутницы… – Грациозным текучим движением он чуть склонился вперед, находя взглядом сидящего от него через Софию Маркуса. - Кузен. Ты ведь не станешь, правда? - И улыбнулся, и изгиб его губ выглядел как угодно, но только не приятно. Он сознательно хотел забавы ради поставить Нотта в слегка неудобное положение и посмотреть как тот станет выкручиваться - не станешь же ты при даме проявлять ревностные замашки и отказывать двоюродному брату? – безмолвно намекал Малфой тому, кого знал с самого детства, и кто из присутствующих лучше всех был в курсе шалостей Бракса. Ведь отличное развлечение для себя, любимого, потягать окружающих за нервы. А тем паче, братца, тоже любя и с веселым азартом.

+2

17

[indent] Том занимал то положение, в котором ему не требовалось говорить что-либо и в целом взаимодействовать с кем бы то ни было. Наследнику необходимо было лишь присутствовать. Уделять, тратить, выкраивать время на то, чтобы прийти и провести час-другой,  в данном случае, с давними приятелями. И всё, кто знали его, прекрасно понимали, что это выше и нагляднее всяких слов. Реддл даже раньше всегда был с ними, но при этом занимал особую нишу, требования и коммуникация с которой происходили не так, как с остальными. И они все это принимали, так было правильно и естественно.
[indent] Сегодня Том снова был с ними. Символично наблюдал за тем, как достойные волшебники не теряли связи друг с другом, привлекали других достойных волшебников и, в общем-то, оценивал детище одного из своих приятелей. Труды в живую, по-настоящему, как они и хотели в прошлом, вне школы и по-взрослому. Наследник чинно, молча, но обращая внимание словно бы одновременно на всё и всех сидел в своём кресле с ребёнком на коленях.
[indent] Лестрейндж буквально светился от гордости, более чем обоснованной, проделывая привычное для себя занятие разве что для самых особенных из особенных гостей. Малфой в свойственной для себя манере с одной стороны искал выгоду и договаривался, а с другой снова не упускал единственную присутствовавшую в зале женскую персону. Она сама между тем держалась и пыталась с головой проникнуться в очевидно симпатичную ей картину на арене. А Нотт как всегда не мог сохранять спокойствие и на этот раз занимал себя учтивостью по отношению к симпатичной ему даме. Всё в некотором смысле так, как и полагалось. И даже обскур - находка, эксперимент и «временная забава» Наследника - вписывался в эту картину, с учётом его сути, характера и целей. И даже ничего удивительного, что значительную часть внимания он отдавал именно Тобиасу (наблюдение и контроль, вы помните). Другим слова были не нужны, точно также, как и не нужна жизнь тем животным близнецам на арене. Не физическое внимание Реддла и без того было обращено к каждому из них, неосязаемо, неописуемо и совершенно по-особенному.
[indent] - Это мои друзья. Они не знают твоего языка,  у нас свои темы для разговора, - не теряя спокойствия ни в лице, ни в голосе ответил Том. Всё кипение и питающаяся жестокость засели и блестели в его тёмных глазах. Наблюдать за реакцией грязнокровного выродка, а заодно и паразита, было отдельным сортом сегодняшнего удовольствия. Волшебник улавливал, что ощущал и о чём говорил мальчишка, потому слова от этого звучали любопытно. Как облачить в них то, не зная что? - Они боятся друг друга, Тобиас. И боли, которую испытывают. Потому что им очень, очень больно. И делают они это сами. Им положено страдать. Тебе ведь это нравится? Что им больно, а боятся кого-то ещё? Попробуешь угадать, кто и как умрёт первым? По-взрослому.

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Они собрались вновь [1.03.1952]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC