Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ПРОШЛОЕ » Experimentum


Experimentum

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

EXPERIMENTUM

Место, время: от 1944 и по настоящее время

[indent] Он рвал душу, отравлял себе кровь и боролся с проклятиями, которые насылал на себя сам. Пил и дымил дурманы, загонял себя в летаргический сон, испытывал не испытуемое. Он делал всё, на что ранее решались или не решались другие. Всё для того, чтобы познать на вкус две вещи — превосходство и бессмертие. •••••••••••Trevor Jones – Bow Belle (Absinthium)

http://static.cinemagia.ro/img/db/movie/00/16/24/sleepy-hollow-765071l.png

0

2

[indent] Мысль о том, чтобы стать легче физической материи, дабы перемещаться сквозь объекты и пространства, когда не войти через окно или дверь, до сих пор не оставила Реддла. Да, его с Малфоем эксперимент в школьные годы провалился. Да, они не достигли никакого результата, кроме того, что дарит упорин и пятнистая трава. Однако для себя Том сделал выводы не столь однозначные: да, тот способ провалился и оказался безрезультатен. Только это лишь один из способов, и теперь, если Наследник когда-то ещё на него наткнётся, то проигнорирует, не став испытывать. Коме того, в том методе имелось продуктивное зерно, дающее теоретическую базу, некоторое предположение, которое Том посчитал вполне закономерным. Вещества - чтобы облегчить разум, другие - чтобы утяжелить тело, сняв с него привязку. Только последнее выбрано неверно, а ещё какой-то из элементов отсутствовал. Пройдёт, наверное, ещё не один десяток лет, прежде чем Реддл научится тому, к чему стремился. Навык сложный, доступный единицам за всю историю магии, потому познавать его поэтапно, постепенно - нет, британца не смущало. Он знал, что будет результат. Ошибки забудутся, и смысл будет иметь лишь успех. Иначе у Наследника быть не могло.
[indent] В этот раз Том исключил упорин, взяв только сильную пятнистую траву и яд (смесь животной желчи и растительной пыльцы). Яд атрофирует тело, трава расслабит сознание - формула похожа на более реальную. Перед этим предварительно расслабить себя и размягчить стену. Её же выделить цветом. И лежать, не давая телу делать никаких движений совершенно. Начинать стоит с малого. Любая мелочь будет считаться успехом и правильно выложенным элементом паззла.
[indent] Британец полулёжа устроился на кровати, чтобы глаза могли смотреть прямо перед собой на стену. Он установил пузырёк с противоядием на время, чтобы тот сработал, когда нахождение в сомнительном состоянии станет опасным. Реддл не против умереть, но только если это станет необходимым этапом доля последующего бессмертия. Данная процедура к таковым не относилась, потому он перестраховался. Кроме того, в указанное время должен был появиться эльф Маттиаса, чтобы проверить, насколько юноша в порядке.
[indent] Прежде чем отравить своё тело, Том всё подготовил и выкурил достаточно, чтобы перестать переживать о яде, забыть о его ликвидации и освободить сознание, предварительно выпив ещё и успокаивающей настойки. Ему не нужно помнить о механизмах, чтобы не забивать голову, они всё равно сами сработают.
[indent] Уже знакомая картина плывущего и разъезжающегося в стороны приятными накатами сознания. Пятнистая сильная, потому искажение восприятия тоже значительное. Но куда важнее: Реддл практически не чувствует своего тела. Только конечности ватные, покалывают, как когда затекают. Хорошо, это правильно, данное состояние особенно хочется запомнить, что волшебник и делает.

[indent] Не знает, сколько времени прошло, но что-то начинает происходить. Наследнику кажется, что но отделяется от тела. То тянется за ним, нитями и привязкой, но всё равно остаётся на месте неподвижным, в отличие от самого разума Тома. Это не то, что планировал волшебник, однако происходящее он решил высмотреть до конца.
[indent] - Том, - юноша слышит знакомый голос, похожий на собственный, моргает и отводит взгляд от стены туда, откуда исходил звук. - Том, слушай меня.
[indent] Взглядом шатену удаётся найти... себя самого. Мирно стоящим у кровати со сложенными за спиной руками. Смотрящим своими затягивающими тёмными глазами. Реддлу нужно немного времени на то, чтобы задурманенным сознанием всё понять и правильно расценить. Тело всё столь же неподвижное, мёртвым юноша себя явно не ощущает. Значит, у него либо начались галлюцинации, либо произошло что-то ещё, на что он явно не рассчитывал.
[indent] - Я не умер. Тогда кто ты?
[indent] - Я - это ты, Том. Тоже Том, часть твоей души, что ты поместил в кольцо, - голос аналогичен обычной манере Наследника. Полная беспристрастность, перед ним словно бы стоит статуя, отвечающая на вбитые в неё вопросы. Интересно, однако же.
[indent] - Ясно. Почему ты здесь?
[indent] - Ты в том состоянии, что позволило услышать то, что я пытаюсь сказать тебе. 
[indent] - Что же?
[indent]- Кольцо. Этот крестраж необычен. Помимо меня там есть что-то ещё. Подобной магии я до попадания сюда не встречал, - юноша отходит от кровати и проходит к стене. Проводит по ней рукой, та не проваливается. После убирает, в пол-оборота оборачиваясь к лежащему в практически полной неподвижности Реддлу. - Тебе стоит изучить его, я чувствую, что мы найдём что-то невероятное. От его внутренней магии тянет самой Смертью.
[indent] Британец моргает, ненадолго зажмуривает глаза, ибо от картинки совсем закружилась голова, а когда снова открыл их, то себя уже не было. Снова искривления, стена, тишина. Лишь выход из тела и разговор с собой. И никакого прохода сквозь стену. А затем закодированное противоядие.

0

3

March 19, 1952
[indent] Tom began to forget, what does it mean - silence. After all numerous meetings, people, plans, deals and companies, silence for a moment became something unreal, absolutely unattainable. How did he live in the silent, structured and lonely world before? Well, that's an interesting question: very nice and peacefully (in his understanding, of course).
  [indent] And now... So silent and quiet. Finally, he's alone. The train is full of people, but they're not with him, none of them know who is Tom Riddle and which are his interests. No Mauret, she's still in her uncles' Gypsy camp and will follow Tom once again. Matthias decided, that he should go back to the motherland, being inspired by all that he saw during a long-term trip with Riddle. He'll continue his scientific alchemical approaches, using new theories, materials, and ideas, provided by the British. Nott also continues his work, now he'll be really busy because of the obscurus death (do not thank, Marcus, do not thank), and of course will remains in France. By the way, yes, Tobias is dead now, and will not bother Tom anymore. Nice. No more children, no more 'light' emotions, no more noise and game in the 'good and lovely big brother'. Deal with it. Malfoy and Lestrange have their family duties and work, that's not Tom's business. Maybe Stefan still is in the Bran and the young could find him there, but the wizard isn't thinking about the vampire right now. He is a night creature, while Tom has another lifestyle. Once again: deal with it. Deal with him. Deal with everything. Riddle wants to have some rest and enjoys the moment with a company of himself.
[indent] To be honest, it feels a bit strange to him. Like... well... just... Strange, ok, just strange. He has nobody to speak with, nobody to angry with, nobody to discuss, express or keep silence with. Was it comfortable or Tom wanted somebody to stay next to him, producing useless sounds, words, movements and emotional experience (trying to hide his\her outward expression, of course, because Riddle prefers to not have a deal with such a disgusting part of humans nature)? He wasn't sure that he knew the correct answer.
[indent] The young really wanted to read some fresh magic news, where the main topics were: the obscurus death, phenomenon of obscuruis, social causes and consequences, laws and muggle's role in the world, etc. But he stood in the non-magic train, where wasn't able to read a magical newspaper. Oh, Tom hates the Statute so much, so much! But he still couldn't change the current system, start a war or something like that. He, one of the greatest wizards ever, has to hide! So senseless, so stupid, the young is so fed up with it. And, by the way, Tom seems that he doesn't want to stay in silence; right now he wants someone to speak with, to express his thoughts and expected results of the explosion, consequences, and reactions of all those shortsighted, stupid, naive and cowardly European wizards. But all that Riddle had was his horcrux-diary. Well, as usual. Some things always remain the same. Tom's company begins with himself and anyway ends in the same way - with himself. Even if there's somebody next to him, neither if there isn't.
[indent] 'Probably I should write a letter to Mauret and inform her, that I'm back', the British summarized. She became a bit (?) unstable, but in some ways Tom enjoys her. Not boring, in the end of it all.[AVA]http://s4.uploads.ru/b53NB.jpg[/AVA]

0

4

21 марта, 1952
[indent] Бран встретил его абсолютной тишиной. Безжизненной, всеобъемлющей, практически гудящей в ушах от своей бесконечности. Такое ощущение, что юноша попал внутрь себя, в свой собственный внутренние мир: древний, холодный, жестокий, без жителей и совершенно тихий. Ни волнений, ни переживаний, ни забот - эти стены не транслировали ничего, кроме своей истории. И Том сейчас был точно таким же: не передающим ничего, помимо своего существования.
[indent] Если в поезде были хотя бы случайные люди, если они же были на улицах, то сейчас - никого. Огромный замок с кучей комнат и историей в пять веков сейчас весь в распоряжении только лишь Реддла, однако «они» друг к другу ничего не испытывали. Кто бы ни был в Бране - замку всё равно; где бы ни был Наследник - в большинстве случаев ему также всё равно. Стефан со своей компанией кровососов временно, а может постоянно перебрались в соседний лес, километрах в ста от этого места - приток нового населения и стройка, холмистая местность, все дела. Маттиас дома так и остался вместе со своим домовиком, творить и писать научную книгу. Обитатель подвалов тоже пока что покинул замок в исследовательских целях. Морет же на то, чтобы вернуться, требовалось время - она не Том Реддл с его многочисленными порталами и маггловскими документами, чтобы можно было оставаться тенью для магических ведомств.
[indent] Первое (совсем недолгое) время юноша даже как-то и не знал, чем себя занять. Прошёлся по пустым коридорам, по лестницам, утроился у проходного балкона, пронаблюдав за мёртвым внутренним двором замка. Просидел так какое-то время, даже ночи дождался, чтобы замок и все его территории освещались разве что луной да звездами. На них виды здесь хорошие, чего говорить. Умиротворяющие, что ли. Выпил чая с лимоном, пролистал дневник с записями от последней поездки. Переходный, бесполезный и странноватый день, Реддлу такие не то чтобы нравились, хоть и имелась в них своя прелесть для замкнутых и вне дел необщительных людей. Нахождение в компании исключительно себя на весь белый свет, от чего Том всё-таки тотально отвык. И, вероятно, приобщаться снова не планировал. Переписку с обширным кругом людей продолжит, следить за новостями из мира политики - тоже, да и Морет письмо в самом деле написал. Не в поезде, но пока сидел у балкона с выходом на внутренний двор. Для того, чтобы было ещё несколько дней на нахождение с самим собой, прежде чем замок станет чуть менее мёртвым, а дела по всей восточной Европе снова возобновятся. С ними, к слову сказать, у британца всё запланировано: список составлен ещё по отбытию, теперь стоило лишь начать его выполнять.
[indent] Просто ещё неделю назад у юноши имелась конкретная цель, которой он бредил, конченая точка в этом приключении, а сейчас её не стало. Исследовательский быт, ничем не выбивавшийся, хоть и интересный для столь ровной и конкретной персоны, как Том Реддл. И, пожалуй, вот к этому - продуктивному быту, но не конкретному дню с бессмысленными днями, следующими до него - ему стоило снова привыкнуть. Как показывала практика и знание себя самого, времени на это потребуется всего ничего. Уже через несколько дней всё вернётся на круги своя, словно бы вовсе не Том взорвал в Берлине обскуию, подняв на уши как минимум половину западной и центральной Европы. У него будут другие, никак не касающиеся этого дела. А то, воспользуются ли нужные люди подобным шансом - совершенно не Наследнику решать. Он со свей стороны предоставил возможность. [AVA]http://s0.uploads.ru/hjegq.jpg[/AVA]

0

5

[28.04.1952, Азкабан]
https://media.giphy.com/media/b91DqgCp8t6Rq/giphy.gif

[indent] Сколько дней прошло с момента его заключения вычислить было сложно. Да и не слишком нужно, если честно. Здесь, в Азкабане, даже для временно заключённых в не самых поганых камерах и не в самых поганых частях тюрьмы время не имело значения. Тянулось линейно, ровно, без всяких изменений, измерений и вычислений. Где-то там всегда темно (это видно сквозь щель заместо окна), потому что таково расположение тюрьмы; а в камере, во всём внутреннем посещении, всегда одинаково. Никак. Бесцветно. Серо. И не тепло, и не холодно. И всегда с одним и тем же запахом.
[indent] Пока Реддл не был осуждённым, его пребывание являлось почти курортом, если брать местные мерки.  Далеко от дементоров и крыши - их любимого пристанища - с возможностью пользоваться палочкой (конечно же, магия здесь ограничена, но опыт тоже интересный - Реддл данный феномен изучал, имея теперь практическую вольную-невольную возможность), не ограничивался никакими цепями или наручниками. В общем-то, антуражный курорт, никак иначе. По крайней мере сам Том старался думать подобным образом, чтобы абстрагироваться; положение вещей в других частях Азкабана обстояло хуже. Тем более, что британец руководствовался собственными целями, дополнявшими его отрешённость от общей тюремной унылой картины.
[indent] Нужного (уже) старика юноша обнаружил. Выяснилось, что тот отбывал срок не за самые тяжкие из преступлений, потому находился не в самой суровой части Азкабана, умеренное по строгости заключение. Даже выходил на прогулки по площадке раз в несколько дней. Точно также, как Том. И вот это как раз послужило правильным моментом: палочка, легилименция и общая одержимость сделали своё дело.
[indent] Теперь же Реддл второй день ждал. Доступа к информации из внешнего мира у него не имелось. Все возможности сводились к изредка мелькавшей охране, а развлечения - чужие, уже успевшие устать и поехать крышей головы заключённых. Боле никаких. Наверное, всё складывалось так, чтобы по итогу именно этот день стал одним из поворотных для внутреннего мира волшебника.

  [indent] Уже несколько часов Том просто сидел на жесткой кровати, обняв ноги, уперев подбородок о колени и просто глядя в стену перед собой. Всё, о чём можно было думать, он уже передумал трижды, потому сейчас лишь ожидал в состоянии анабиоза того момента, когда внешний мир устроит суд, а там... Там волшебник планировал выйти на свободу.
[indent] Среди всей этой пустоты в мыслях, кругом и делах, Реддл вдруг замер, выйдя из анабиоза. Дементоры.
[indent] Они всегда были здесь, за стеной. Чувствовались внутренними и темнотой, и серостью, и вдохновением Тома. Ощущались постоянно. Существа, в свою очередь, точно также знали, что за толстой стеной находился Том. Только не знали, что именно ощущали. Ведь этот человек не был похож ни на кого из того, что они встречали ранее. А человек ли вовсе? Не единение души, лишь странный обрывок, бесконечная, засасывающая темнота; светлые воспоминания - не то, что люди принимают за свет обычно. Реддл не источал защитного добра и веры, но при этом производил что-то родное самим дементорам, им подобное, вызывая тем самым смятие и нежелание вытягивать из него что бы то ни было. Сам он касательно существ также был неоднозначным. С одной стороны, ранее никогда не сталкиваясь, опасался возможностей. С другой стороны, не испытывал животного страха, будучи не самым психически и эмоционально нормальным человеком.
[indent] И как раз это натолкнуло волшебника на нечто безумное, неожиданное. На то, о чём он никогда не задумывался раньше, но что в один момент засело в его сознании сейчас, заняв всё пространство в голове. Почему он не подумал об этом раньше? Почему ограждался и не замечал? От собственного озарения и понимания того, что эта мысль - она за гранью, у Тома что-то затрясло в горле, а глаза шире раскрылись. Он в самом деле подумал о подобном? Он в самом деле готов провернуть нечто подобное? Он действительно верил в то, что ему под силу?
[indent] Волшебник опустил ноги с лежанки, встал и устроился у самой стены, оттягивавшей холодом и периодически зависавшими по ту сторону время от временем дементорами. Пододвинулся к самому окну, для чего пришлось встать на ноги наколдовать небольшой табурет из кровати. Слишком узко, чтобы сбежать, магия расширения, конечно же, не работала, но Реддл всё равно преследовал иную цель. Ему нужен был не побег. Сжав подставную палочку очень крепко, он собрался с духом, оставаясь в некотором неверии от того, сто задумал, и прислонился лицом, той частью, где глаз, к щели. Его обязаны были заметить. Для этого даже что-то негромко принялся полу-напевом насвистывать. Чувствовал, как внутреннее напрягся, как одеревенели ноги, как от незнания и ожидания чего-то неописуемого замерло нутро, натянув внутренний мир волшебника в одну единую, готовую лопнуть струну.

[indent] Раз, два, три, четыре.
[indent] Весь мир затих, только лишь дыхание Тома и мерзопакостное завывание бесшумных по природе дементоров от самого их присутствия. И больше ничего не имело значения, лишь неживые стены Азкабана, куда загоняли десятки волшебников.
[indent] Откуда-то из-за стороны нечто перекрыло обзор, дохнув чем-то таким, что даже Реддл ненадолго отшатнулся, отдалив лицо. Но потом сразу одумался и вернулся назад. Почти страшно, боязно, ни малейшего предположения  в голове, лишь нездоровая решимость и желание переступить то, чего никто не знал. Том не зря попал в Азкабан, и, раз так, то...
[indent] Подставиться под эту тварь оказалось тяжело, вы ведь помните: волшебник не был ни чёрным, ни белым, не вызывая особенного аппетита у этих тварей. К тому же, подобного поручения, как и разрешения, у них не имелось. И всё же, Реддлу необходимо было, чтобы дементор занялся им. О поцелуе с подобным существом Наследник никогда не мечтал и мечтать не собирался, но спровоцировать нечто подобное... Даже ладони вспотели от волнения.
[indent] Воспоминания, дальние чертоги памяти; прижаться к этой драккловой щёлке, как умалишённый суицидник. И... и вовремя сделать пасс палочкой, когда мир кругом поплыл, потерял очертания, начал вытягиваться воспоминаниями прямиком из Реддла. Казалось, что его нутро растворялось, и единственное, что было важно - расщепиться. Расщепить сознание настолько, чтобы не потеряться; сконцентрироваться на одной из его частей, чтобы потом, ухватившись, произнести ментальное Легилименция.

[indent] Что-то невероятное случалось с самого начала. Том не знал, что его ждало, потому почти сразу дыхание перехватило, а ощущение всякого осязания и присутствия в физическом мире пропало. Вместе с подобием хороших воспоминаний, по этой прямой дороге, сознание Тома переместилось куда-то... куда-то. Вытягивание из него чего бы то ни было в тот же момент прекратилось, но оно уже не имело никакого значения. Волшебник просто не понимал, что происходило; кто он, где он, жив ли он вовсе.
float:right [indent] Реддла можно было назвать тёмным, можно было назвать пустым. Но если он такой, то  нечто, в котором оказался волшебник, и вовсе состояло из тёмной оболочки, полое, абсолютно пустое внутри. В этом чём-то не было ничего своего: только голод и слепое желание. Том не мог бы словами описать то, что испытывал, как и то, что видел или слышал. Сотни воспоминаний о сотни людей, наполненные десятками разных переживаний. Светлых, радостных, живых и выжатых у кого-то, кто был полон. Неестественных, но необходимых для питания, для жизни, для существования. Реддл словно бы в несколько моментов просмотрел десятки чужих жизней одновременно, и то, что при этом ощущал, это... Не понимал. Чужое. Свет, пожираемый самой тьмой: слепой, безжизненной, бессердечной, сухой и без единого оттенка, помимо чистейшего чёрного. Нечто, в котором запутался и едва ли не растворился сам; нечто, которое само не поняло, что произошло, а потому точно также, как и Том, не знавшее, что стоит делать.

[indent] "Я теряю себя", - раздалась собственная же мысль, когда среди этого нечто Реддл заметил и несколько своих воспоминаний, почти за уши притащенных, чтобы привлечь внимание твари ранее. Точно, он же не всегда был таким, как сейчас; у него было собственное сознание, разум, осязание; он - не дементор, нет. Разные, разлучиться, разлепиться.
[indent] Он не знал, сколько минут прошло, а может десятков секунд, прежде чем удалось вырвать собственное сознание из черноты. В этот раз расщепления не произошло, и Том всем своим разумом проник в непонятную субстанцию. Когда удалось вырваться, вернуться назад, обе стороны - дементор и человек - отшатнулись друг от друга, подобно ошпаренным. Нежить откинулась назад, так и зависнув, а Том... Том не удержался на месте, потеряв равновесие после подобного опыта с концами. Упал с невысокого стульчика на спину. Под ней твёрдо, холодно, тянуло серостью. Однако же, подниматься волшебник не спешил. Он вообще не понимал, что происходило; не осознавал себя; не ощущал пространство кругом и себя в нём. Просто повалился на спину и недвижным истуканом уставился в потолок, такой же тёмный и каменный, как пол или стены. 
[indent] Теперь Тому нужно было время. На то, чтобы вернуться, и на то, чтобы осознать.

0

6

Лето 1952, после отбытия из Парижа
Часть 1

[indent] Некоторые эксперименты или вполне конкретные результаты не позволяли почувствовать результат сразу. Некоторые же вроде как давали, но пр и этом реальность их итогов ничем не доказать. Были и те, последствия которых наблюдались сразу, и если честно, то именно подобные привлекали Тома больше всего. Результативность, своевременность, конкретика - простые, эффективные и понятные постулаты для того, кто не привык терять времени даром. Недавно, впрочем, Реддл осознал одну простую истину: зная ишь одну сторону, прорабатывая лишь одно направление не стать тем, ко знает всё. Не узнать всего, не освоить, не обезопасить себя от того, на что не удосужился посмотреть. Предупреждён значит вооружен, знай врага в лицо, доверяй, но перестраховывайся. За время путешествия с Ребеккой Том не сказать, что проникся, но увидел много той магии, к которой прежде испытывал скепсис. Таковой сохранился и доселе, однако Реддл теперь не отрицал что, в каком-то смысле, и от неё мог быть получен толк. Это тот самый не-физический, астральный, неживой, как угодно называйте, потусторонний мир, существование которого и не подтвердить, но и отрицать глупо, ведь он имел прямую связь с магией. Какова польза? Вопрос. Возможно, информация. Возможно, предсказания. Возможно, раскрытие тайн, которые способны привести к бессмертию, если довести их до ума. Как и возможна путаница, элементарная и старая как мир. С другой же стороны, мёртвыми можно быть проклинать, отнимать жизни, приносить боль и, за чем наблюдать особенно занимательно, сводить с ума. Кое-что из подобного Реддл уже пробовал прежде. Результаты не впечатляли, но частично сбивали скепсис.
В прошлых своих опытах, правда, у него всегда имелся проводник. Будь то целенаправленные колдуны, медиумы или, чаще всего, Ребекка, но не сам Том, нет. Сейчас же цыганка плыла по своему течению, Тудор пребывал в состоянии весьма подвешенном, а целенаправленно Том никого не искал. Он и думать-то почти не думал о подобном, но на всё воля неслучайности, да?

[indent] Кристоф был тише воды ниже травы и очень, в крайней степени послушным. Читайте, старательным, усердным и не нарушавшим ничего из того, что говорил ему британец. Это было удобно, мотивировало уделять больше внимания его обучению, ведь что приятнее для учителя, чем отзывчивый ученик? С другой стороны, Картье с точки зрения эмоций и раздражения едва ли вызывал в Томе хоть что-то. Это из раза в раз затягивало волшебника внутрь самого себя, делая проблематичным возвращение назад: слишком мало неприятных стимулов. Приходилось искать выходы самому, а  за неимением глубокого понимания о том, что с ним происходило, волшебник так и не знал, что с собой сделать. Только лишь и начал, что привыкать к этому состоянию, находя его весьма... бесстрастным и уравновешенным, скажем.
Поэтому вечер, а то и ночь уже, Том проводил в полном уединении, которой час находившийся в компании самого себя. Неизменная, всепоглощающая стабильность. Лежал в ванне, глубоко задумавшись о дальнейших планах. Не замечал ни успевшей трижды остыть воды, ни воцарившей темнота и не зажжённые источники света - ничто не затрагивало внимания или дискомфорта волшебника. Единственное, что служило ярой точкой - это его трубка, традиционно набитая опиумом и ядами. Здесь, в Румынии, они немного отличались в силу доступности других ингредиентов, но общую суть меняли мало. Медленно потягивал отвратительный на вкус дым, пока по телу из аза в раз словно бы пускали ток, что на какое-то время задерживался на кончиках ног и пальцев, раздражая тем самым и не давая потеряться окончательно, сохраняя некий баланс между мыслями и реальностью. А думать, как и обычно, Реддлу имелось над чем. раз он позволил устроить себе свободный от практики вечер. Так ему показалось сначала.
[indent] Когда именно мысли вернулись к воспоминанию о словах, что доносили некто из потустороннего мира, о самих ритуалах - загадка. Когда именно Том задался вопросом, следят ли оттуда за ним - тоже. Как и то, с чего он вдруг спросил сам себя, доступен ли ему талант если не провидца, то связующего звена между двумя мирами. Ведь как полезно оно могло бы быть, да? Сколько рекомендаций, не мешай ему другие, Наследник мог бы получить, сколько душ привязать к живым, возможно даже поставить себе на службу. Сколько возможностей и идей, которые едва ли приходили в голову кому прежде, или которые едва ли кому-0то прежде удавалось реализовать. Возможности, платформа, целый пласт знаний, которые можно пощупать и, если окажутся бессмысленными, сплавливать всем тем, кого стоило запутать в их исследованиях.
[indent] В какой-то момент его трубка оказалась забита вновь, и он занёс руку, чтобы сделать ещё одну затяжку, как вдруг расфокусированный взгляд зацепился за забранный когда-то у Морфина перстень. Наследник. Предки. Величие. История. Цель.
[indent] Волшебника осенило. Вот это идея.
[AVA]http://sf.uploads.ru/EpPsm.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ПРОШЛОЕ » Experimentum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC