1111 11111 111111111 111111 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».


2222 2222 22222222 2 22 22222 2222 2222 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Smiley faceМы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».




333 333 3333333333 3 3333 33333 333 333333 333 333333 33 33 3 3 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, Smiley face приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события, которые, казалось бы, за семь лет уже выработали курс, гласящий: «Лишь бы не было войны».

Smiley face Smiley face Smiley face Smiley face



555 Гриндевальд повержен. Правда ли, что на мир опустился дурман спокойствия, стремления восстановиться от разрухи, приложив к этому совместные усилия? Мы знаем, как оно могло сложиться в Европе, затронутой войной и смертями, и пытаемся повлиять на события.

Smiley face Smiley face

Magic Europe: Sommes-nous libres?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Хитрый план или судьбоносная случайность? [17.01.52]


Хитрый план или судьбоносная случайность? [17.01.52]

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Хитрый план или судьбоносная случайность?

http://vgif.ru/gifs/130/vgif-ru-10168.gif

Marcus Nott & Sophia Stanescu
Место, время: Румыния, после обеда
Прогулка в неожиданно приятной компании, после удачно разрешенных дел.

+1

2

[indent] Наверное, Нотт как никто другой умел ценить моменты, когда ему выпадает шанс попробовать что-то новое, увидеть что-то новое, узнать, почувствовать. Он слишком долго был за стеной «я же Нотт» и его видения хорошего сына, которое предполагало нахождение рядом с отцом, следование по его стопам, перенимание каких-то ценностей. Но ценности родителя оказались ложными, неверными, преступными, и теперь Маркус со всей ясностью понимал, сколько же времени он потратил впустую, сидя в одиночестве в Нотт-Кастле за  очередным познавательным, но сухим фолиантом. А ведь магия требует чувств, эмоций, страсти. И, да, Темные Искусства тоже нуждаются в эмоциональной подпитке, пусть и чувства, которые порождают осуждаемые обществом заклинания и принято называть извращенными. И, пожалуй, только проходя по узкой дорожке от кованной решетки вокруг поместья к старинной массивной двери, Нотт ощущал, насколько Румыния пропитана этими «извращенными» чувствами. Мрачная страна, погруженная в тоску и бедность, казалась, она не имела других красок кроме черной и серой – такое первое впечатление об этом государстве сложилось у Маркуса вчера, когда он только прибыл из богатой и свободной Фарнции для личных переговоров с мистером Стэнэску. Сейчас, с каждым шагом к двери, Нотту казалось, что его окутывает неприятный холод, что в этих местах почти не знают настоящей радости, но вместе с тем, Маркус мог различить знакомое ощущение гордости за себя и свою историю, которым был пропитан старинный особняк, в дверях которого английского дипломата встретил, как и полагается,  домовой эльф.
[indent] Беседа прошла, как и ожидалось, спокойно и без неожиданностей. Мистер Стэнэску вообще имел репутацию опытного дипломата, не только умеющего отстаивать интересы своей страны, но и делать это так, чтобы у оппонента не сложилось впечатление, что его оставили с носом. Маркус, конечно же, был предупрежден о такой особенности собеседника и весь разговор об этом не забывал, поставив первой целью для себя перенять опыт старшего «коллеги».  В чем-то мужчины пришли к компромиссу, что-то решили оставить на следующую встречу – по итогу ясно обоим было одно: Англия готова сотрудничать с «не совсем» либеральной Руманий, пусть и не очень-то желает это придавать огласке. По крайней мере, Англия в лице Макруса Нотта и Румания в лице Дорина Стэнэску. И Маркус уже собирался оставить дом румынского дипломата, как услышал весьма неожиданной, но достаточно привлекательное предложение для молодого человека, который недавно прибыл в чужую страну и к тому же прибыл совершенно один.
[indent] - Экскурсия по магическому Бухаресту в компании Вашей дочери? О, мистер Стэнэску, Вы и в прям умеете делать предложения, от которых невозможно отказаться, - улыбнулся Нотт и в ответ отсолютовал бокал с им же принесенным огневиски. – Если, конечно, это не поставит в неудобное положение ни Вас, ни мисс Софию.
[indent] Предложение и впрямь было неожиданным. Насколько знал Маркус, свою дочь Дорин не отпустил даже учить в Дурмстранг, предпочитая всем прославленным волшебникам домашнее образование. Даже для консервативных кругов Англии подобное решение было бы странным и, скорее всего, вызвало бы осуждения. Однако для этой семьи, как показалось Нотту,  это было в  порядке традиции. А тут же: предложить ей составить компанию незнакомому мужчине? Но, впрочем, будет это расценивать как особый знак доверия. Маркус был очень даже не прочь занять оставшийся день прогулкой с юной леди, а не одиноким сидением в кафе или бессмысленным шатанием по лицам, ведь на что-то большее времени у него просто не хватило. Поэтому он согласился, хотя не совсем так… Еще и по тому, что мисс Софи Стэнэску Маркус уже имел честь лицезреть. Она несколько раз приносила какие-то документы во время переговоров по просьбе отца. И Нотт не знал, что, помимо очевидной красоты девушки, привлекло его внимание. Да, ответ не носил характер вежливой формальности, юному волшебнику казалось, что прогулка и впрямь может выйти очень занимательной. К тому же, еще Маркус заметил, что мнения самой девушки никто не спрашивал. Может быть, конечно, такой вариант был обговорен заранее, но это упрямое «что-то» , что магглы называют интуицией, подсказывало Нотту, что и для юной мисс их неожиданная экскурсия оказалось сюрпризом.

Отредактировано Marcus Nott (30 марта, 2017г. 18:44)

+1

3

[indent] Если у отца были гости, то София не мешала. Да она в принципе лишена подобной дурной привычки, честно говоря. Сидела молча, вела себя тихо, на глаза не показывалась, могла не выходить из комнаты или, напротив, беззвучной тенью приносить что-то, если батюшка того требовал.  Чаще всего в таких случаях ей даже не позволялось приветствовать гостей, если только это не были совсем зрелые волшебники в возрасте. Впрочем, обычно София всё же сидела в своей комнате или библиотеке, если у отца не было в планах отвести туда гостя.
[indent] В этот раз девушка точно также получила прямое наставление: не шуметь, не беспокоить ни родителя, ни гостя. Правда, по ходу встречи ей всё же пришлось несколько раз зайти по просьбе всё того же мужчины. Он не доверял эльфу трогать значимые документы в подобных ситуациях, считая, что прикосновения к важным вещам волшебников и подобных эльфам существ есть вещи разные. Может быть в случае Софии этим планы родителя не ограничивались, но она старалась об этом не думать, просто принимая указания отца и не смея возражать. Если когда-то, будучи совсем маленький, и пыталась проявить характер, вне сомнений подаренный природой, то мужчина быстро отучил её от этой дурной привычки.
[indent] Ей даже было позволено поздороваться с гостем, сделав ему подобие реверанса, но, конечно же, молча и не поднимая глаз. Поэтому она домнула (румынский аналог «мистера») из Британии рассмотреть толком не смогла. Точнее, вообще не смогла. Запомнила только, что он довольно высокий. И ладно. Лишь бы переговоры прошли продуктивно, чтобы ей потом спокойнее спалось. Когда батюшка злился, это редко заканчивалось чем-то хорошим — одна из базовых и самых точных истин, которую ещё девочкой познала Софию. Так было принято. Всё, что происходило в этом доме — это потому, «что так принято».
[indent] Когда важный гость уже готовился покинуть их особняк, родитель подозвал дочь и заявил, что настаивает на том, чтобы она показала уважаемому мистеру Нотту Бухарест. Он, мол, лицо иностранное, красот ещё наверняка оценить не успел, а знание местности помогает проникнуться её духом и сдружиться целым нациям, в данном случае представленным в лицах дипломатов.
[indent] София лишь согласилась коротким: «Конечно, отец. Спасибо за доверенную честь, отец», всё также не поднимая глаз. Она не выглядела как-то по-особенному, будучи наученной следить за собой и всегда смотреться так, чтобы не раздражать будущего мужа не ухоженностью или растрёпанностью. Собранные в аккуратную причёску волосы, длинное тёмно-фиолетовое платье с такими же длинными рукавами, сочетающаяся с общим видом подвеска и бледная кожа. Худобу скрывает платье, а синяки под глазами очень просто убираются магией — подобному её также научили.
[indent] Отец представляет их друг другу в соответствии с нормами этикета, говорит какие-то напутственные речи, строго смотрит на дочь. Им слова не нужны, после чего провожает господина дипломата на экскурсию. Как к мистеру Нотту относится родитель София так и не поняла, пока неоткуда было черпать об этом данные, и всё же.
[indent] — Простите, что мы так нагло изменили Ваши планы, предложив показать город. Но отец прав, Вам действительно может понравиться, — когда они выходят за пределы ворот осторожно поясняет девушка, всё также не смотря на иностранного гостя и коллегу родителя. — Бухарест не слишком велик и весьма нестандартен для магических поселений, но это и делает его особенным. Позвольте уточнить, мистер Нотт, разрешите ли Вы провести Вас по нему всему?

Отредактировано Sophia Stanescu (31 марта, 2017г. 22:54)

+1

4

[indent] Магическая Англия была консервативна. Высший свет магической Англии отличался не только любовью к традициям и преемственности поколений, но и жестокостью, которая была присуща почти каждому чистокровному семейству, пусть и выражалась она по-разному. Не обязательно воспитывать наследника Круцио, чтобы после случайной огласки, общество окрестила методы общения в том или ином доме безнравственными и аморальными. Семья Маркуса была одной из классических примеров того, что фамильные скелеты лучше хранить не просто в шкафу, а за семью печатями. И пусть Кантанкерус Нотт не стал продолжателем «ужасных» традиций семьи, вроде обязанности наследника освоить три Непростительных заклинания к совершеннолетию, но образовал новые, не менее ужасные, чем те, что были до него, но более разрушающие семью и связи внутри ней. В доме Ноттов хранились не только скелеты семьи, но и каждого носителя этой славной фамилии скелеты прятались в своем личном тайнике отдельно от прочих. Никто ничего не знал друг о друге. Каждый и дома играл роль и примерял маску. Идет или не очень? Может выдержать роль или не очень? И мать, и сын играли по правилам, которые были удобны Кантанкерусу. Знали ли они друг друга? Чувствовали ли? Были ли семьей? Маркус отвечал сам себе на все твердым «нет». Но только не вслух. Может быть, именно поэтому Нотту показалось атмосфера, царящая в этом доме такой знакомой, как и тон короткого разговора между отцом и дочерью. Несколько холодный. Обязывающий. Которому необходимо следовать «просто потому что». Таким тоном Маркус часто отвечал отцу, особенно в последнее время, когда все их разговоры свелись к коротким репликам, одна из которых неизменно была «да, отец». Точь-в-точь, как и в диалоге между юной мисс Стэнэску и ее родителем.
[indent] Так или иначе, но экскурсия должна состояться и после глубокого внутреннего анализа быта представителей лучших семей Румынии, Маркус почтительным кивком головы и крепким рукопожатием простился с коллегой и, придержав, дверь перед его дочерью вышел из фамильного особняка. «Даже снег в Румынии какой-то серый»,-  первое, что подумал Нотт, после того, как ветер ударил его в лицо, и молодой человек, в сопровождении идущей рядом Софии, двинулся в сторону кованых ворот, за которыми не действовали защитные семейные чары. Они шли, молча, пока София не нарушила царившую между ними тишину своей кроткой и крайне учтивой речью. Настолько учтивой, что это бросилось в глаза даже Нотту.
[indent] - Что Вы, мисс Стэнэску! Какие планы могут быть у меня в стране, в которой из знакомых у меня только Ваш отец? Тем более, какими должны быть эти планы, чтобы я не смог отодвинуть их, когда мне предлагают провести время с Вами? Ведь никто лучше коренного жителя не расскажет о своей стране. А, поверьте, мне бы хотелось узнать Румынию только с лучших сторон. О недостатках мне не дадут забыть другие. – Говорить речи подобной этой было легко. Это один из элементарных навыков, которым, судя по всему, в совершенстве овладели оба  молодых человека. Маркус еще слишком плохо знал мисс Стэнэску, слишком плохо знал ее семью, и его наблюдений не хватало, чтобы понять, комфортно ли девушке было говорить в столь официальном тоне, ведь в его родной Англии многие представительницы прекрасного пола быстро избавлялись от своих масок, когда вокруг не было никого из старшего поколения. И поэтому пусть и очень формально, но затронуть личную тему, показалось Нотту уместной, раз уж они не на официальном мероприятии, а на прогулке.
[indent] - Если Вы не против, мисс Стэнэску, я бы предпочел сначала посмотреть Ваши любимые места. Ведь, наверняка, есть какие-то уголки Бухареста, которые совершенно обычные для любого прохожего, но для Вас они особенные? – Маркус обернулся к дувушке, чуть приподнял уголки губ и протянул ей руку, предлагая парную аппарацию, молодые люди, как раз, оказались за воротами поместья.

Отредактировано Marcus Nott (30 марта, 2017г. 21:02)

0

5

[indent] — Мы не знали, пожелаете ли Вы отбыть сразу после окончания встречи или же задержитесь в Бухаресте ещё на день. Приятно знать, что Ваши планы не нарушены. Спасибо за согласие на ознакомление с городом, — София знала, как звучат «дипломатические отступы», потому что имела возможность наблюдать как устную, так и письменную работу отца. В некотором смысле её и саму этому учили, чтобы быть более приятным и менее навязчивым собеседником. Может даже в чём-то излишне учили, перегнули, и всё же. Знание, которое помогало отфильтровывать услышанное и отвечать на это более-менее подходящим образом. Особенно когда человек незнакомый. А уж хорошо или близко знакомых людей у Стэнеску было совсем немного. Лучше всех она вообще знала наверное домашнего эльфа, Ионела. — В магическом Бухаресте отсутствует главная улица, всё разбросано по городу. Это его отличительная черта. Потому выбранные места могут показаться Вам немного... не тем, что обычно принято считать достопримечательностями, — пояснила девушка, как бы намекая на то, что Нотту не стоит ждать ни замков, ни развалин, ни чего-то похожего на Лондон или Париж. Бухарест в самом деле отличался очень сильно. Многие говорили, что здесь царила особая атмосфера. Мрачная, тяжёлая, но при этом идеально ему подходящая. Если может тяжесть быть величественной, а угрюмость очаровательной, то подобное определённо можно было сказать именно о Бухаресте.
[indent] Она коротко кивнула, давая согласие на озвученное британцем, и подняла глаза на протянутую руку, положив в неё свою. Осторожно, как и полагается, чтобы это не выглядело вульгарно, а представляло собой исключительно жест, необходимый для парной аппарации. Раздался хлопок.
[indent]  Молодые люди появились в аккуратном узком закоулке между двумя мрачными, но ухоженными жилыми домами. Чтобы никому не мешать и не бросаться в глаза, как оно и принято.
[indent] — Мы находимся на пересечении двух жилых улиц. Здесь располагаются особенно древние волшебные жилища, многие из которых отличаются своей архитектурой, — её едва уловимо голубые, почти серые глаза указывают Нотту направление, по которому им следует двигаться. А после и сама делает первые шаги в указанную сторону, выводя тем самым гостя на довольно широкую улицу. По одну сторону целый переулок из частных особняков разных размеров и вида. По другую — всего два особняка на одном углу, а на другом и далее весь проспект занимают жилые дома, от нескольких до более-менее многоквартирных. Здания старые, со строгими небольшими горгульями на последних (кое-где и на первых) этажах, с готическими, очень специфическими для Румынии в целом крышами. Особняки же находились в разном состоянии, но все отдавали древностью, историей, продолжали поддерживать антураж мрачный, но по-своему притягательный. — Здесь проживают многие из тех, кого принято называть высшим светом. Уважаемые волшебники, вносящие вклад в науку, искусство или работающие на благо сообщества. Те из них, которые не ищут уединения, как Вы могли наблюдать это в нашем особняке. Я полагаю, что именно они влияют на историю больше всего, формируют традиции и способны продемонстрировать, какова Румыния. Если Вы не против, то я предлагаю пройтись вдоль переулка, — что даст британцу возможность неплохо ознакомиться с понятием местных о красоте, эстетике, истории. Оценить то, как здесь относятся к убранству и быту. Хотя бы в общих чертах.
[indent] Они, конечно же, были здесь не единственными: многим нравились две эти улочки, потому несколько десятков волшебников как минимум тут можно было встретить всегда, кроме глубокой ночи. Жаль, с одной стороны, что оказались здесь не летом, когда окрестности преображаются и становятся яркими, приобретают иные тона. Хотя лично Софии Румыния «холодных времён года» нравилась куда больше.

+1

6

[indent] Маркус не был знатоком и охотником до противоположного пола. К будущему замужеству он относился как к неизбежному долгу наследника фамилии, но не спешил обзавестись спутницей жизни, желая посвящать всего себя работе, карьере и правильным мыслям. И, конечно, он сталкивался с теми, кто не понимал и не одобрял его желание не спешить обзавестись собственной семьей. Например, Лестрейндж, которого вынудили вступит брак чуть ли не сразу после окончания Хогвартса. Или матушка, которая, конечно, с особым трепетом относилась к личной жизни сына, желая для него всего самого лучшего. Поэтому юный Нотт уделял внимание барышням, которых подсылала ему мать, выказывал комплименты тем, на кого указывал друг, но все это было не серьезно, без каких-либо планов на будущее. Но прошлое не очень тесное, но всё же общение с девушками, давало Маркусу возможность, подмечать в поведении Софии Стэнеску то, что не было свойственно англичанкам. Слишком правильные, выверенные в лучших традициях дипломатии фразы, которые не несут никакого личного оттенка - простая вежливость, формальность. Скромное, сдержанное даже для англичанина поведение, которым могли похвастаться не все юные девицы на родине, но которое казалось Маркусу очень правильным. А Вы ведь понимаете, что значит для Нотта это чувство "правильного"? Оно заставляло Маркуса быть внимательнее к своей спутнице и лучше присматриваться к ней, как к личности, а не вынужденной компании, чтобы не обидеть ее отца.
[indent] - У Вас прекрасный английский, мисс Стэнеску,- не сколько стремление сделать комплимент, сколько констатация факта. Маркусу почему-то казалось, что Софии совсем не интересны будут фразы про удивительные глаза и нежные руки. Она производила впечатление девушки более разумной, чем те, которые водятся на подобные речи. - Уверен, мне будет интересно посмотреть Бухарест, даже не смотря на отсутсвие достопримечательностей в классическом понимании этого слова. Мне уже Румыния кажется интересной страной. Ее мрачная атмосфера... Мне кажется, Вы понимаете, что я имею в виду,- Нотт старался смотреть в глаза девушки, но София почти не поднимала на него взгляда. И даже когда она осторожно подавала ему руку для парной аппатации, она не посмотрела на него. Маркуса это не раздражало, скорее наоборот. Ему нравилась подобная скромность и она же вызывала интерес, желание узнать свою спутницу ближе. Хлопок.
[indent] Они оказалась на пересечении двух не больших улочек, окруженных стройными фасадами серых домов. Мрачно, но чисто и аккуратно, без излишеств - первое, что бросалось в глаза. Маркус следует взглядом, куда указала София, попутно отмечая не только интересную лепнину на фасадах домов, но и цвет глаз своей спутницы. Голубые, очень бледные, но светлые. Они красиво сочетаются с ее темными волосами, играют на контрасте и могли бы выделать ее из толпы, если бы девушка не прятала себя.
[indent] Нотт следует за мисс Стэнеску, слушает ее речь, не раскрашенную эмоциями, словно они еще не прекратили вести переговоры с ее отцом, и проводит взглядом по окружающим зданиям, прохожим, иногда касаясь и девушки. Ненавязчиво, но не без интереса. Впрочем, заговаривает он всё же о традициях Румынии и архитектуре.
[indent] - Да, весьма интересно начинать знакомство со страной с тех, кто творит ее историю и хранит традиции. Я могу лишь сказать, что в Англии вряд ли найдется место, подобное этому, которое позволит составить основное мнение о стране. Наше высшее общество предпочитает хранить семейные секреты далеко друг от друга и случайных прохожих. А общие волшебные улочки, населены, как правило, волшебниками среднего достатка, держащими торговую лавку или кафе. Вы ведь еще не были в Англии?- личные вопросы Маркус не стараясь прятал за общими фразами и внимательным взглядами, направленными на вывески магазинчиков, которые встречались молодым людям, чтобы не смущать девушку, чтобы не оскорбить ее. Но все де остался один личный вопрос, на который Нотт так и не получил ответ, хотя очень хотел бы. - Наверное, это покажется Вам странным, но мне нравится серость этого города. Лондон тоже многие называют мрачным городом и это сближает его с Бухарестом. И Вы не ответили на прошлый мой вопрос: мисс Стэнеску, а что ближе всего Вам в Бухаресте? Что можете показать мне именно Вы своими глазами, как та, которой часто приходиться гулять по этим местам? В чем особенная для Вас пересть этого города, а не известные места, обозначенные в каждом путеводители?

+1

7

[indent] Британский представитель вёл себя образцово. Как и сама София. Только вот если Нотт мог позволить себе некоторые вольности из-за своего статуса и бытия мужчиной, то о Стэнеску такого сказать было нельзя. Её учили, научили и обучили тому, что женщинам непозволительны вольности до тех самых пор, пока этого не пожелает супруг; ровно в той степени, в которой он позволит, разрешит, даст волю. Тогда и только тогда. У неё, как у женщины, не было права на «нравится» и «не нравится», а когда таковые имелись, будучи заложенными природой в характер и натуру, то оказались выбиты болью, упрёками и дисциплиной. Больше их не было. Вроде как не было. В голое лишь заученный набор, отступить от которого София не может. Просто потому, что оно ей ничего не даст. Просто потому, что в этом нет смысла. Просто потому, что тогда окажется, что она предала всё то, чему её учили долгие годы, чему дрессировали и к чему вырабатывали реакцию собаки Павлова.
[indent] — Это комплимент моим педагогам. Спасибо, мистер Нотт. Отец позаботился о том, чтобы меня обучали лучшие преподаватели, — всё об отце, всё о других, но не о ней. Она лишь подразумевает, что просто не могла подвести родителя. Зато можно выхватить предположение — девушка получила домашнее образование или же не ограничилась Дурмстрангом. — Да, я понимаю, о чем Вы. Я в некотором смысле рада, что Вы почувствовали это, — говорит она неизменным голосом, но не исключительно формальности ради. Ей в самом деле приятно на уровне воспитания и вбитого в кровь отпечатка, что особенность родных земель оказалась ухвачена чужеземцем. Из той страны, что считается одной из наиболее мрачных. А значит, волшебный мир и за пределами Румынии имеет свою поддержку и братьев по духу. Един и столь же велик, как говорили её отец и не одна прочитанная книга.
[indent] Они неторопливо прогуливались вдоль «частного сектора», на котором располагалось несколько особняков с большими или меньшими садами на свей территории, с воротами высокими или вовсе отсутствующим забором, заменяемым не одним видом чар.
[indent] — Вот и ещё одна особенность, — как бы между делом лавирует сказанное, переведя взгляд на небольшой, но мрачный, старый и скрупулёзно ухоженный особняк, немного даже выделяющийся на фоне нескольких соседних, составляющих собой улочку. — Ещё не доводилось, но я видела несколько колдографий, помимо прочитанных справочников. Сейчас этот способ наглядной демонстрации даже у нас набирает популярность, — немного отходит от общей темы, давая собеседнику больше простора для того, чтобы не молчать и не пускать напряжение в воздух, если вдруг молчаливое сопровождение Стэнеску могло вызвать подобное у Маркуса. Девушка его не знала, потому машинально перестраховывалась. К тому же, не так уж и часто ей выпадала удача вести беседы с подобными молодыми людьми. Осторожно и не наглея, но румынка всё же планировала тоже что-то взять и получить от их общения. Хоть крупинку. Потому что иначе тоже будет неправильно: её воспитывали так, что к разговору и сказанному собеседником нужно проявлять хотя бы малый интерес, иначе не стать ни хорошей дочерью, ни верной супругой, ни убедительной матерью, ни видной светской особой (если позволит муж). Подвести отца София не могла, подсознательно действия только так, как ей говорили, и уже никак иначе. — Признаться, я не слишком хорошо знаю подобные места, мистер Нотт, — «Мне очень жаль Вас разочаровывать, однако воспитание не позволяет мне надолго покидать особняк и изучать местность без сопровождения, ограничения во времени и поведении». — Но меня всегда протягивали улицы, по которым мы сейчас с Вами идём. Обратите внимание: мы уже вернулись назад, сойдя к улице со среднестатистическими волшебниками. И это совершенно удивительно: компактность румынского сообщества и то, как значительная его часть трепетно относится к возможности дать другим людям наблюдать их культуру, быт, проявлять интерес, проникаться им. Вы конечно же знаете, уже побывав в особняке моей семьи, что здесь расположилась не вся знать Румынии, а лишь её часть. Но в этом и заключается гармония Бухареста. Как Вы считаете? — София замедлила шаг, окинув взглядом улицу,  как бы тем самым подчёркивая сказанное. — А ещё именно здесь видны контрасты. Мрачная зима, когда город становится таким, какими должен быть, и жаркое лето, окрашивающее сады и окна в яркие цвета. Это подобно маске. А маски всегда вводят в заблуждение, скрывая то, что на первый взгляд выставлено напоказ, — «То, что скрывают в Англии, прямо и не гибко. Оно сокрыто настолько очевидно, что понятно всем. Но Румыния не такая. Здесь всё изгибается, выворачивается и подстраивается даже под сезоны, чтобы сохранить себе жизнь и не утерять самобытность», —  румыны тоже имеют скрывать и оберегать свои секреты, только не делают это столь открыто и навязчиво, никак не подчёркивают. Она конечно же не решается сказать это вслух, потому что знает, что лучше бы ей было озвучить в два раза меньше или вовсе предоставить слово мистеру Нотту.  С другой стороны, ему более никто не расскажет того, чем только что поделилась девушка. Он как дипломат наверняка оценит весь смысл, что был заложен в текст. Нужное даже передаст коллегам в Англии, оно ведь описывает некоторый потенциал румынского сообщества. Отец научил свою дочь думать и понимать если не свободно, то хотя бы так, чтобы пронести заложенный в неё функционал через всю жизнь, ублажая супруга и лицом, и телом, и покорностью, и беседами. То, что в роду Стэнеску девушки буквально вынашивали в крови.
[indent] Хотя одно место всё же было. Но оно настолько нестандартно и немного даже не лицеприятно, что показывать его домнулу из Маре Британиа наверняка не стоило. Именно потому София пока умалчивала, а лучше и дальше будет умалчивать. И без того слишком много озвучила, её бледность даже словно бы приобрела извиняющийся характер. Или она просто чувствовала себя почти виновато, насколько только могла себе позволить.

+1

8

[indent] Румыния была Маркусу интересна. Эта страна отличалась от того, что Нотт привык наблюдать вокруг себя, пусть своей мрачностью и серыми красками она напоминала родную Англию в это время года, но все же оттенок отличался, и внутри отличался куда больше, чем могло бы показаться снаружи, разглядывая фасады домов. Это отличие Маркус подмечал, заглядывая в глаза случайных прохожих, цепляясь за элементы одежды или улавливая фразы на незнакомом ему языке. Это отличие Маркус чувствовал в доме румынского дипломата. Его жилище, похожее на Нотт-Кастл, имеющее скелетов точно не меньше, впрочем, наверняка и сам хозяин не многим бы в тайнах уступил бы старшему-Нотту, молодой человек находил все же иным, и не только жилище. Уклад семьи, традиции и легенды Маркусу представлялись не менее мрачными, чем пресловутые Непростительные к совершеннолетию, обязательные семейные ужины с отчетом об успехах и добровольное молчание, недоверие, в которое семью завел отец. Семья Стэнеску Маркусу была интересна, и, возможно, больше от того, что София упорно молчала о себе и своей жизни, лишь тихо и как-то бесцветно отвечая на его фразы, когда так настоящие ее мысли проскальзывали между строк. Нотту казалось, что он мог их уловить, разгадать, и эта случайная игра его забавляла. Особенно ему нравилось то, как они выглядели со стороны, тихо вышагивая по узкой улочке на небольшом расстоянии друг от друга и обмениваясь «правильными» репликами.
[indent] - Англия тоже не ассоциируется обычно с вечным праздником жизни, как теплая Италия или же Франция, которой приписывают утонченность во всем. Много говорят об английский приведениях и старых замках с вечными туманами. Румынию же окрашивают в красный цвет крови из-за жестоких легенд. Как Вы думаете, насколько справедливы подобные стереотипы? – Маркус на секунду замер около здания, на которое указала София, а после вновь обернулся к девушке, - Надеюсь, я когда-нибудь смогу показать Вам Англию. Тогда Вы, наверное, лучше поймете, о чем я говорю, и примените все умения, которым Вас научили Ваши педагоги английского языка,- молодой человек на мгновение позволил себе легкую улыбку, адресованную мисс Стэнеску, которая, кажется, намеренно избегала прямого взгляда на него. Правила – Нотт знал, что это именно они, потому что сам очень любил правила. Но ему было удивительно, что молодая особа соблюдает все формальности без надзора строго родителя. Это было необычно, но очень правильно, а у Софи еще получалось держаться подобным образом совершенно естественно. - Мне кажется, Вам бы понравилась моя Родина. Она отличается от Румынии многим, но многим и похожа, как и, наверное, любое место обитание волшебников, которое полностью изолировано от магглов.
[indent] Молодые люди продолжили свое движение по одной из главных улиц Бухареста, Нотт оглядывался на окружающие их здания, касался осторожным взглядом точной фигуры его спутницы, которая, кажется, ни на минуту не забывала указание родителя и развлекала гостя, рассказывая о местности, где они сейчас находятся. Но Маркус бы сейчас послушал о другом. Нотт любил историю, уважал ее, любил узнавать чужие обычаи и легенды, но ему бы хотелось сейчас услышать не просто историю или констатацию факта, а мысли девушки, стоящей рядом, которая производила впечатление очень неглупой барышни. А заслугой этого интереса британского дипломата к румынской девушки была ее скромность, ее поведение, которое вызывало в Нотте не только уважение к леди и интерес к ней же, но и желание посмотреть, что же может скрываться за отшлифованной оболочки из правил. Очень странное желание для Маркуса.
[indent] - Значит, Румыния любит носить маски еще больше, чем Англия? Только в отличие от Англии, Румыния никогда не забывает, что на ней лишь очередная маска, сохраняя что-то свое, что-то особенное в любое время… Года. Вы сказали, что мрачная зима делает город таким, какой он и должен быть, Вам нравятся эти серые фасады домов и темное небо? Лично мне такой пейзаж кажется притягательным. Наверное, и в расцвет природы Бухарест прекрасен, но все же он будет совсем другим. Сейчас все очень гармонично. Как мне кажется. И эта особенность, о которой Вы говорили раньше, что улочки и кварталы плавно сменяют друг друга, как и их население, создает большие возможности для сохранения собственной культуры. Нежели на моей Родине, где многие древние семьи предпочитают жить в замкнутом мире, подобно тому, в каком Вы находитесь у себя дома. Но закрытые двери создают и охраняют семейные традиции и легенды. Уверен, что это Вам знакомо. Ваш отец мне показался волшебником, который чтит предков, как бы это было непопулярно в современной Европе, и на мой скромный взгляд, это заслуживает особого уважения.
[indent] Нотт еще раз окинул взглядом всю улицу, потом поднял глаза к небу, вглядываясь в густые серые облака, улыбнулся сам себе и наконец вновь обратил внимание на тихо стоящую рядом Софию. Маркус подошел к девушке чуть ближе, но не нарушая ее личного пространства, чтобы ненароком не оскорбить дочь коллеги. Ему вдруг захотелось взять девушку за руку, заставить ее посмотреть ему в глаза, чтобы поглядеть на то, как она будет реагировать на такие действия. Но Нотт не стал. Правила, да.
[indent] - Вы очень интересно рассказываете, мисс Стэнеску. Мне повезло, что я имею честь увидеть Бухарест Вашими глазами. Может быть, Вы будете так любезны и покажете мне еще что-то? Может быть что-то особенное для Вас? Чтобы я точно не забыл ни этот город, ни нашу прогулку? – сказать, что Маркус совсем не старался быть любезным значит соврать, но все же сейчас в его речах искренности было больше, чем в длинных разговорах на каком-то светском приеме с какой-то из девочек Розье, которая не может и минуты постоять спокойно, чтобы выслушать собеседника.

+1

9

[indent] — Раз окрашивают именно так, значит, в этом как минимум заложена хоть какая-то доля смысла, разве нет? — отмечает София не в противовес, не в конфликт, а для поддержания живой беседы. Ведь Маркус прав и, по большей части, все его слова верны. С другой стороны, слышать молчаливое или не очень согласие постоянно и в чистом виде — не то, что должно и может заинтересовать собеседника. Поэтому девушка как бы оставляет загадку: насколько верны? В чём верны? Ведь верны же! И не то чтобы это нуждалось в дальнейшем продолжении обсуждения, совсем нет. Между-темы тоже нужно уметь сворачивать. — Если представится возможность, мистер Нотт, то обязательно. Это могло бы стать познавательным опытом. Волшебники живут по всему миру, и было бы правильно познавать их быт в разных странах, чтобы не терять этой общей связи, — на самом деле её немного смущает постановка «я когда-нибудь смогу». Оно подразумевает наличие дальнейшего общения с Ноттом и, более того, наличие позволения на подобную форму взаимодействия. София не спешит признавать, приятна или не очень ей компания англичанина, но некоторые слова выходили за пределы сухой дипломатии. Даже если по сути ничего не нарушали и продолжали являться таковой.
[indent] Она слушала собеседника внимательно, всё также на него не смотрела, улавливала смысл слов и пыталась представить то, о чём говорил мужчина.
[indent] «А Англия, выходит, забывает и заигрывается?» — машинально отмечает, но произносит другое, понимая, что не всё стоит озвучивать, да и что не каждый вопрос нуждается в получении ответа. Тем более что волшебник рассуждал довольно интересно. По крайней мере, за всеми формальностями и наборами фраз проскальзывало подобие интереса. К Румынии ли, к Бухаресту ли, к истории ли, к самой Софии ли, а подобный формат быть хоть и не слишком привычен, но почти комфортен.
[indent] — Вы правы, мистер Нотт. Это действительно гармонично, и больше всего Бухарест нравится мне именно таким, хоть прекрасен он и в любое время года, — она старается звучать как можно мягче, но ни её голос, ни природа, ни натура не привыкли к подобному. В любом случае, всего, что должно присутствовать в интонациях её ответа, было предостаточно. — Мой отец, как и подобные ему волшебники, чтит предков и их наследие. Он делает всё для того, чтобы сохранить, приумножить и передать его последующим поколениям. Спасибо за такую лестную оценку. Ценно слышать подобное от представителя семьи, подобной Вашей, — тоже правда. Заученными фразами или нет, именно это было заложено в голову Софии. В стенах дома она пережила достаточно много жесткости и тех самых традиций, чтобы вдруг отказаться от них или сказать, что отец что-то не соблюдает. Банальный и очевидный факт.
[indent] Они дошли практически до середины квартала, как вдруг Маркус остановился. Они и без того, по мнению Стэнеску, находились довольно близко друг к другу, так теперь англичанин подошёл ещё ближе. В нормах приличий и правил, разумеется, иначе бы девушка имела право среагировать на это так, как и подобает. Правда оно дискомфортно скорее из-за правил, нежели из-за личного восприятия. Девушка слишком затравлена и ущербна внутри, чтобы действительно испытывать сейчас дискомфорт. Глаз всё равно не поднимает, и если чем-то и терзается, то скорее тем, что дипломат требует показать что-то особенное, а она совершенно не уверена, что стоит. Потому что понимает дипломатическую задачу отца выманить деньги для страны, помнит и слова самого Маркуса.
[indent] — Вы... Я сомневаюсь, что Вам понравилось бы то место. Не думаю, что Вы бы показали мне подобное. Вы ведь сами сказали, мистер Нотт: «О недостатках Румынии Вам не дадут забыть другие», — София вежлива и своими словами подчёркивает как заботу об атмосфере прогулки, как понимание понятий о местах для чужих и своих, так и подчёркивает, что внимательно слушала собеседника всё это время и усвоила то, что он сказал. Не станет же Нотт идти против своих же слов? Она дала достаточно прозрачный намёк на то, что место её симпатий не отличается изяществом и тем, что могло бы понравиться аристократу.

Отредактировано Sophia Stanescu (16 апреля, 2017г. 01:34)

+1

10

[indent] София старалась поддерживать разговор, показывать, что она слушает собеседника не из формальной вежливости, а из интереса. Что она тоже заинтересована в этой прогулке, которая оказалась навязана ей ее отцом, ну или хотя бы стала заинтересована в процессе диалога, который немного вышел за рамки "посмотрите направо, а теперь обернитесь налево". И Маркусу это нравилось. Нравилось наблюдать за ней и слушать ее. В ее речах, в ее голосе он слышал смесь из традиционных формул и правил поведения в обществе, и хорошо спрятанную за этой оболочкой саму мисс Стэнеску. Две эти составляющие казались Нотту не отделимы друг от друга, будто они срослись и образовали какую-то необычную, но естественную сущность, ведь ни в словах, ни в движениях Софии Маркус не замечал напряжения, муки и процесса обдумывания их, все происходило быстро, легко, естественно. И это заставляло молодого дипломата внимательнее присматриваться к своей спутнице, а не только к красотам Бухареста.
[indent] - Скорее всего. Смысла или общего ощущения, которое создает страна у ее гостя, почти ничего не знающего о ее нравах, культурах и традициях, или знающего совсем немного, ухватив только некоторые поверхностные факты и на их основе и на внешним впечатлении создающего образ всего народа и их культуры. В этих суждениях, конечно, будет доля истины, которая правда будет больше всего интересна каким-нибудь искусствоведам, разгадывающим смысл произведения, сотворенного под впечатлением о поездке, - и достоверного смысла в этих произведениях, будет столько же, сколько в диалоге этих двух молодых людей, неспешно пересекающих улицы магического Бухареста. Маркусу, как и наверное любому, нравилось, когда его слушают и когда с ним соглашаются, но при этом он не претендовал на то, что его слова являются истиной в последней инстанции, скорее это тоже его ощущения, выводы сделанные на фоне имеющихся знаний. Главное было не скатиться в делинтантизм, но Маркус следил и за своими словами, и за уровнем своей образованности, надеясь этого избежать. - Мне кажется, Вам понравится моя Родина. Во всяком случае, мне бы этого хотелось, - а кому бы этого не хотелось? Впрочем что-то подсказывало Нотту, что даже если он ошибается, то у мисс Стэнеску хватит такта умолчать об этом.
[indent] - Я еще мало знаком с Вами и Вашим родителем, но мне кажется, что наши семьи во многом похожи. Мой отец тоже предпочитает отстраненный образ жизни, правда, иногда увлекается и обязанность светских мероприятий ложится на меня или на мать, пока я занят в Министерстве. Правда говорят, что увлеченность наша фамильная черта, но не мне судить об этом, - Маркус говорил даже вполне искренне, разве что закругляя некоторые острые углы. Он мог бы говорить, что надеется теперь на подобную искренность со стороны мисс Стэнеску, но это ему казалось сильном наглым, слишком личным для девушки. Поэтому он просто поддерживал их разговор, как хотел и как мог себе позволить.
[indent] Но всё же было кое-что, что если не напрягало молодого дипломата, то вызывало желание переступить черту поведения, которое негласно предписано им соблюдать при прогулке, и заставить Софию посмотреть на него. Ее постоянно опущенные или отведенные в сторону глаза подталкивали Маркуса к тому, чтобы если не прямо попросить посмотреть на него, то, возможно, не объясняя заставить ее поднять голову. Впрочем, да, Нотт никогда этого не сделает. Он слишком ценит свое личное пространство, чтобы нарушать зону комфорта другого, особенно девушки. Особенно такого положения и воспитания как мисс Стэнеску.
[indent] - Вы не забыли, Англии предписывают туманы и приведений, это, конечно, и в половину менее страшно легенд с Вашей Родины, но не сравнимо в романтикой той же Франции. Тем более, думаю, Вы сможете преподнести мне это место так, чтобы я после не смог воспринимать его как "недостаток", - закончил Маркус свою речь легкой улыбкой. Которой за эту встречу? А самое главное совершенно беззлобной и даже несколько теплой, и, конечно, обращенной только к мисс Стэнеску.

+1

11

[indent] — Об этом можно разговаривать очень долго, особенно тем, кто имеет возможность путешествовать. У каждого будет свой опыт и видение, что интересно само по себе. Вы правы, позвольте согласиться с Вами, — только сама девушка всю жизнь просидела дома, пока не увидев никаких других стран. Ей разве что посчастливилось несколько раз побывать в Брашове, на этом конец. Потому судить она не могла, представляла тоже с трудом, и, если совсем честными быть, то и не стремилась особенно на мир посмотреть. Это желание в ней заглушили тоже. Всё на волю будущего мужа, а о лишнем не мечтать. Нотт не имел ни малейшего представления о том, как воспитывалась стоящая перед ним девушка, и лучше бы в неведении ему и оставаться. — Я надеюсь, что когда-то смогу увидеть Вашу родину. Легенды, порождённые о ней, заведомо располагают к себе. Как и то, что в таком случае я могла бы поддержать беседу на должном уровне с достойным собеседником.
[indent] Маркус говорил много, давно выйдя за исключительно формальные фразы, и в какой-то момент Софии начало казаться, что их диалог стал естественнее и оживлённее. Хороший признак. Она знала, что не является его полноценным участником, не имея аналогичного волшебнику опыта, но про то, что знает Бухарест именно Стэнеску, а не Нотт, тоже не забывала. Неплохое преимущество, которым девушка непременно ещё воспользуется. До недавнего времени получалось неплохо, как ей скромно думалось.
[indent] — Волшебникам по всему миру, несмотря на все отличия, всё же стоит быть в чём-то похожими. Должно иметься что-то, кроме магии, что нас объединяет. Традиции и образ жизни — не самое плохое, верно? — София знает, что у англичан тоже есть строгие традиции, сильно уважение к наследию и преемственности. Из слов волшебника она делает вывод, что и у Маркуса в семье точно также. Румынские волшебники знают о британских аристократах, но не так много, ограничиваясь основными фактами и именами, ведь находились в совершенно другой местности, вдали от туманного Альбина. А там о румынских чистокровных семьях знали ещё меньше. София воспринимала это естественно, потому что оно понятно и объяснимо. — Увлечённость — это прекрасная черта, мистер Нотт. А если она передаётся из поколения в поколение, то это может говорить как минимум о том, что в семье много знающих своё дело представителей. Этим можно гордиться. Простите за подобную наглость, просто я в самом деле так считаю, — она поспешила пояснить сказанное, полагая, что есть возможность показаться вульгарной, напористой или излишне болтливой. София сама любила узнавать новое, и если бы в её окружении позволялось иметь других волшебников, отличающихся любознательностью и опытом, это стало бы для неё ценностью. Но увы!
[indent] «Как выглядит романтика? Странное, пустое понятие,» — слова Маркуса остались поняты не до конца на уровне восприятия, потому оно осталось услышано, но не воспроизведено ею в последствии.
[indent] — Я знаю, что неразумно просить о подобном, но, если это возможно, — голос Софии стал немного тише, она слегка замялась. Было видно, что девушка ведёт борьбу с собой или что-то в этом духе, — простите за то место, которое я Вам покажу. Оно не отличается французским романтизмом или лондонской туманностью. Оно повествует о другом, — девушка осторожно предложила аппарировать, немного отойдя в сторону, чтобы не нарушать общественного порядка.
[indent] Хлопок.

[indent] Волшебники оказались на широкой, но небольшой, серой и не слишком приветливой улице, на которой красовались дома в 2-3 этажа. Серые, бледно-коричневые, все каменные. В едином стиле, но без излишеств и вычурности. Это была одна из жилых улочек. Сама же парочка оказалась у здания среднего размера в три этажа, растянувшегося на 1\4 улицы. По стилистике оно ничем не выделялось, не отличалось ни особенной ухоженностью, ни архитектурными излишествами. Старое и немного странное.
[indent] — Госпиталь св. Иоана, — пояснила девушка, смотря на здание. Она всё так же не решалась посмотреть на собеседника, потому не оборачивалась на него, взгляда не переводила. — Это место не отличается высокой архитектурой, но именно здесь можно ощутить дух и потенциал Румынии. Я не смею предлагать Вам зайти внутрь, но поясню свои выбор и мысли, если данное место вызывает у Вас... интерес, — трудно подобрать слово поаккуратнее, не навязчивее. София не была дипломатом, но являлась дочерью дипломата, которую отправили  на прогулку с, как раз-таки, дипломатом. Важным.

+1

12

[indent] Эта экскурсия была вежливым жестом принимающей стороны, отказываться от которого не стоило бы из-за тех же формальных установок, предписывающий благодарить хозяев за теплый прием. Новый город, приятная компания молодой девушки - Нотт не ожидал ничего особенного от этой прогулки, а в итоге в молодом человеке рождался искренний интерес к новой стране, к семье румынского дипломата Стэнеску и к его дочери Софии. Весьма странно. Уже достаточно длительное время у Маркуса не увлекало ничего, кроме магии, кроме темных искусств и некоторых интересных монографий по истории магии. Уже достаточное длительное время Маркусу не казалось ничего красивым, кроме темной магии, старинных ритуалов и редких артефактов. А тут мрачная Руминия, мрачные люди и юная девушка с тихим голосом и скромным взглядом, постоянно упущенным вниз или отведенным в сторону. Даже в консервативном высшем свете магической Британии подобное поведение юных девушек было редким, от того казалось Маркусу любопытным. От того Нотт прислушивался с словам своей спутницы, которые отличались умом, с которым подбирались, прежде чем быть включены в речь. Маркусу хотелось ее на чем-то подловить, чтобы приблизить к тем леди, с которыми был знаком в Англии или во Франции, или за что-то зацепиться, чтобы по лучше мисс Стэнеску. Однако дочь румынского дипломата не давала Маркусу ни шанса на победу. Она была учтива, скромна, тиха и интересна, чем заставляла Нотта не только прислушиваться, но и присматриваться к ней, отмечая как скованы некоторые ее движения.
[indent] - Уверяю, Вам не за что извиняться, мисс Стэнеску. Мне интересны Ваши мысли, и я смею надеяться, что Вы говорите со мной без лести и без лукавства, - Маркус говорил тихо, не отступая ни на шаг от девушки, но не переходя ту невидимую черту, проведенную обществом. - И Вы правы в том, что магическим мир объединяют общие традиции, которые хранят наши с Вами семьи. Те традиции, которые заключены в магии, которую осуждают в современном мире.
[indent] Молодой человек был уверен, что с мисс Стэнеску он может говорить настолько откровенно, чтобы высказывать мысли, которые противоречат модным взглядам. Маркусу казалось, что Софи прекрасно знала и понимала, о чем говорит Нотт. Казалось, что особняк Стэнеску хранит не меньше, если не больше фамильных тайн, чем Нотт-Кастл. Казалось, что девушка была причастна к ним, прикоснулась к ним, как и сам Маркус, возможно, так же как и молодой человек обожглась этими тайнами.
[indent] - Я очень рад, что Вы согласились, мисс Стэнеску, - улыбнулся молодой волшебник, отходя чуть в сторону вместе со своей провожатой и ранимая ее руку для совместной аппарации.
Хлопок, и молодые люди оказались в небольшом, узком квартале, состоящем из одинаковых домиков. Один из невысоких серых построек тянулся на большую часть улицы и имел табличку на непонятном для Маркуса румынском языке. Благо София поспешила объяснить гостю, куда она его привела. Нотт был удивлен и даже позволил этому удивлению отразиться в его взгляде, которым он окинул здание госпиталя.
[indent] - Это место кажется мне особенно мрачным и тяжелым, - тихо проговорил Маркус, проникаясь атмосферой, которую он чувствовал вокруг. - И, правда, думаю, нам лучше не заходить внутрь. Но я с интересом послушаю, чем Вас привлекает это место. Признаюсь, это мне кажется, необычным, и от этого мне только интереснее узнать, почему Вы привели меня сюда? Только прошу, никаких извинений, я сам прошу Вас рассказать мне, как и просил Вас показать, место, которое привлекает Ваше внимание.

Отредактировано Marcus Nott (28 апреля, 2017г. 14:02)

+1

13

[indent] Маркус озадачен, удивлён. В подобном месте он оказаться явно не планировал, и София уже про себя жалела о том, что привела его сюда. Что руководило ею, когда она, поддаваясь искренности собеседника и желанию показать ему нечто особенное, в самом деле сюда аппарировала вместе с ним? Глупая, очень глупая София. В такой ответственный момент и не взвесила всех последствий. А ведь сама по себе она не слишком дурная, даже сообразительная, если верить отзывам личных преподавателей и тому, с каким энтузиазмом и пониманием она двигалась по предлагаемой в прошлом программе. Осознавая свою ошибку, но не имея возможности отмотать время назад, волшебница теперь думала о том, как выкручиваться. Даже, кажется, стала немного бледнее, хотя и до этого была не на шутку бледной.
[indent] В итоге Стэнеску решила продолжить выбранную раннее стратегию: осторожно поддерживать разговор и, раз уж случилось так, как случилось, обосновать свой выбор. Лучше сделать это хотя бы немного интересно  и занимательно для молодого дипломата. София взяла себя в руки, выкинула всё лишнее из головы и переключилась на пояснения того, чем же данное место особенное.
[indent] — Будучи дипломатом, Вы наверняка отметили некоторую... неоднозначность Румынии как участника волшебного сообщества, — осторожно начала девушка, уперев взгляд в землю и сложив руки перед собой, одна на другую. — Точно также и внутри нашей страны. Многие вещи выглядят здесь непрезентабельными, старыми, запущенными. Как этот госпиталь. При этом в нём помогают  волшебникам независимо от их статуса или положения. В его стенах работают множество талантливых колдомедиков, которые используют разные методы лечения, даже разрабатывают собственные методики и зелья, каких больше не сыскать нигде, — она едва покачала головой, а после совсем небольшой паузы продолжила. — Это может не вязаться с тем непривлекательным внешним видом здания и его сотрудников, но оттого и удивительно. Мне кажется, что может быть есть смысл в том, чтобы показывать иностранным делегациям и тем, кто действительно хочет понять потенциал местного сообщества, подобные места. Здесь не вычурно чисто, нет древних украшений и контингент разномастен. Но, меж тем, в стенах госпиталя хранится магия не менее древняя, чем особняки семей, подобных моей. А это значит, что волшебники умеют её хранить и пользоваться. Значит, потенциал есть не только у тех, кто возглавляет местных волшебников, но и среди них. Ведь именно отдачи и результатов ждут страны, подобной Вашей, когда направляют свои делегации и заключают договорённости? — британцы прагматичны даже в своей магической части. Маркус прибыл, насколько знала в общих чертах София, чтобы обсудить в том числе и выделение Румынии определённых финансов. Возможно было нелепостью со стороны Стэнеску показывать и говорить Нотту то, что она сделала, однако что, как не это, показало бы ему, как представителю магической Британии, что в самом делеимеется смысл выделять те самые финансы? Что они не утеряются? Что их есть, куда вложить, и от чего будет отдача? Конечно, София не разбиралась в закулисных играх, в отношения между магическими Россией, Румынией и Британией. Этого она не знала, ей, как женщине, и не положено. Но что-то ей подсказывало, что Маркус может повлиять на конечное решение своими собственными впечатлениями. Тем, как он увидит и что разглядит не только в румынском дипломате, но и в самой Румынии. Как дочь Стэнеску и пока ещё проживающая в Румынии София могла делать лишь одно: представлять сою страну и заботиться о том, чтобы принести ей пользу. Хотя бы попытаться.

Отредактировано Sophia Stanescu (2 мая, 2017г. 14:18)

+1

14

[indent] Даже если Маркус почувствовал, как атмосфера между ним и его спутницей напряглась, как появилось какое-то напряжение и от него еще большая холодность, то не придал этому никакого значения. Софи вызывала в нем интерес, но это не значит, что Нотт был готов, или просто желал, как-то сближаться с ней. Не так быстро. Не так просто. Не в случае с Ноттом, и, кажется, не в случае с мисс Стэнеску аналогично. Маркус заметил, как девушка побелела, как изменился ее взгляд, который итак почти не касался молодого человека, а сейчас так и вовсе желал спрятаться ото всех. Маркус лишь наблюдал за Софи, иногда переводя взгляд на госпиталь, и никак не стремился своими действиями изменить формат их встречи, сделать ее менее официальной. Зачем? Ведь так удобнее им обоим. О, Нотт был убежден, что Софи куда больше бы смущалась и растерялась, если бы он начал ей оказывать какие-нибудь излишний знаки внимания или пытаться позволить себе большее, чем может благородный джентельмен в присутствии юной леди. Впрочем, да, подобное было абсолютно не в характере Маркуса, и изменять себе он сегодня не собирался.
[indent] Поэтому молодой дипломат с интересом слушал пояснения своей собеседницы, и к своему удивлению ловил себя на мысли, что он не прислушивается к ее словам, он больше случает, как звучит ее голос. Спокойный, как улицы, по которым гуляли молодые люди. Тихий, как поместье Стэнеску, стоящее отдаленно от всех. Почти бесцветный, как вся Румыния. Но искренний, небезразличный к происходящему, заинтересованный, верящий в то, что им произносят, как и сама Софи, которая пусть и подбирала слова (или Маркусу только казалось так из-за неестественности некоторых реплик), но не могла скрыть, что это место ее чем-то привлекает. Может быть, вовсе не тем, что она сейчас описывала для британского дипломата, но Нотт не станет пытаться допытаться до правды. Он сыграет по ее правилам, всё так же уважая личное пространство и сокровенные мысли другого человека. Каждый имеет право на свои тайны, надо только найти хотя бы одного человека, с которым можно было бы поделиться всем, которому можно было бы в любом настроении и с любой проблемой. Маркус и Софи знали друг друга несколько часов, и естественно таковыми не являлись, впрочем то, что мисс Стэнеску привела сюда своего гостя уже большое откровение с ее стороны. И, пожалуй, стоит быть вежливой и ответить ей.
[indent] - Какие красивые аллегории Вы проводите, мисс Стэнеску. Вы интересный собеседник, я бесконечно рад, что Ваш отец настоял на этой прогулки. Вы, действительно, смогли показать мне Румынию под другим углом, который я бы не заметил, пройдясь один, или, уверен, в чей либо компании, кроме Вашей, - Маркус еще раз провел взглядом по темному фасаду и потом полностью обернулся к девушке. - И я благодарен Вам за это место и тот смысл, которым Вы сейчас его наполнили. Мне он, действительно, очень импонирует. А отвечать на Ваш вопрос, думаю мне бессмысленно, Вам, как дочери дипломата и не глупой девушке, точно известно, что и Магическая Британия и любой человек ищет выгоды в первую очередь для себя. Эгоизм так ужасен в своей естественности, не находите? Впрочем, позвольте мне сегодня не быть паразитом и угостить Вас кофе? К тому же Вы побледнели... Кофе согреет Вас.
[indent] Зачем? Маркус сам не понимал, зачем он делает ей подобное предложение, но ему было интересно посмотреть на Софи в другой обстановке, в другой роли. Просто любопытно. Просто хотелось продолжать диалог, но не стоя на улице и делая вид, что их занимает архитектура, а сидя в уютном и теплом месте, с чашкой вкусного напитка в руках и разговаривая на интересные для них темы. Только не подумайте, ничего более! Маркусу и правда понравилось, как она говорит, как звучит ее голос, как она строит фразу. Нравилось, как она держалась. Наверное, он просто хотел подольше смотреть на нее, чтобы закрепит образ в своей памяти, как нечто, что казалось раньше невозможным.

+1

15

[indent] Юноша оказался весьма понятливым и не назойливым. София по-прежнему на него не смотрела, но ей казалось, что его понимание и внимание она получала сполна. Он слушал, не перебивал, и это не казалось чем-то формальным. Возможно, дипломат в самом деле пытался понять? Привычка следить за собеседниками, чтобы вовремя прекратить беседу, сейчас раскрывался с новой стороны, показывая Маркуса чуть дальше, чем простая формальность. И это Стэнеску нравилось, она чувствовала живую беседу, наполненную внимаем и чем-то большим, чем простыми фразами из вежливости и необходимости. Обе стороны многое недоговаривали, но при этом взаимно получали что-то новое для себя из этого спонтанного общения.
[indent]  — Спасибо, мистер Нотт. Мне приятно слышать подобный отзыв, — отозвалась девушка на столь позитивный отклик и некоторое понимание собеседника, собрав руки перед собой поверх юбки. — Я... Да, конечно. Сочту за радость составить Вам компанию, — отец ничего не говорил про  похождение куда бы то ни было сверх экскурсии, однако он чётко пояснил, чтобы она показала гостю Румынию и организовала его досуг. Подобного внимания, конечно же, он не одобрял, как и сама София, однако она сошлётся на то, что воля британского дипломата была такова. Про себя же девушка благодарна Маркусу за то, что он предоставил ей возможность провести время за пределами родового особняка. Кроме того, его компания вовсе не была ей неприятна, наоборот. Румынка не привыкла к полноценному общению, в особенности с противоположным полом, но этого нисколько не унимало того, что Нотт оказался интересным собеседником. Девушка точно знала, что ему известно много всего о мире, о людях, о знаниях, и на самом деле ей, как не обладающей подобным опытом, было бы бесценно выслушать хотя бы несколько историй, которыми он мог бы поделиться. — Только, если это возможно, я бы попросила Вас, чтобы мы  не задерживались надолго. С Вами очень просто заговориться и потерять счёт времени, — очевидно, строгое воспитание. Лучше озвучить и запомнить, чем знать, но забыться. Отцу бы это совсем не понравилось.

Отредактировано Sophia Stanescu (3 июня, 2017г. 15:21)

+1

16

[indent] Совершенно неожиданно, но от этой командировки в Румынию Маркус получал гораздо больше, чем планировал, и чем может получить Англия, которую он представляет, если их договоренность с мистером Стэнеску останется в силе. И Нотт это прекрасно чувствовал, понимал и осознавал в отличие от причин, из-за которых у него сложилось подобное впечатление. Британского дипломата было сложно удивить родовым поместьем, хорошей речью, умными мыслями. Его окружение с малых лет располагало к официальному общению даже с самыми близкими людьми. Так что, нет, консерватизм Румынии лишь приятно грел душу чистокровного волшебника, воспитанного в лучших традиция своего круга, но никак не мог служить причиной приподнятого расположения духа Маркуса его заинтересованности в этой стране, в этом городе, в этой семье и… Взгляд молодого человека то и дело с фасадов домов обращался к мисс Стэнеску.
[indent] Она все еще почти не смотрела в глаза своему спутнику, говорила тихим голосом, в котором иногда проскальзывали оттенки радости, заинтересованности и тревоги. Маркусу это нравилось. Что она не позволяет себе ничего лишнего, не пытается вывести его на какие-то эмоции и не расспрашивает, пытаясь узнать по лучше, при этом внимательно слушая, что он ей говорит. Это заставляло Нотта желать узнать Софию лучше, посмотреть на нее вне родных для нее улиц и стен, без официального задания отца развлекать гостя. И это предложение выпить кофе, как раз и было той первой попыткой чуть раздвинуть границы дозволенного. Уже не экскурсия по велению родителя, а приглашение от молодого человека, которое сделано в тоне и при обстоятельствах, которые не давали повода усомниться в благочестивых намерениях последнего. Да, манеры, рамки и границы. Они всегда были важны для Нотта. Цену знала им и мисс Стэнеску. Маркус был уверен, что воспитывали ее строго, как, возможно, даже Лестрейнджи не дрессируют своих отпрысков.
[indent] - Я рад, что Вы согласились. Вряд ли бы моя командировка в Румынию могла бы иметь более приятный финал, чем чашка кофе с Вами, мисс, - Нотт вежливо улыбается и в который раз протягивает руку ля парной трансгрессии. – Вот только заведение придется выбрать Вам. Я много узнал о магической Румынии из Ваших слов, но многое еще остается мне не известным. За время не беспокойтесь. Я обещаю, что долго Вас не задержу, и Вашему отцу не в чем будет Вас упрекнуть.

+1

17

[indent] Конечно же очень хорошо, что её компания Маркусу нравилась. София не слишком разбиралась в людях, но кое-что всё-таки считывать умела. Могла сказать, что в этом дипломат не лукавил. Спасибо семье: значит девушку хорошо воспитали, значит могла какое-никакое впечатление о себе составить. От мистера Нотта, как от особенно интересного собеседника, мужчины, иностранца и представительного волшебника, подобный отзыв являлся особенно ценным. Для неё, чья жизнь должна была состоять и состояла исключительно из семьи и общественного мнения, потому что так принято, положено и нужно. Думать иначе возможности не представлялось, а ранние попытки выбили болью.
[indent] - Благодарю, мистер Нотт, - лёгкий реверанс в знак позитивного отклика. - Разумеется. В Бухаресте их совсем немного, - Стэнеску в очередной осторожно положила руку в его ладонь, неизменно на него не смотря. Хлопок.

[indent] Самое популярне заведение - таверна, однако контингент там собирается разный. Не сказать, что затхлый, однако средний класс не являлся привычной для Софии, и для Маркуса наверняка тоже, компанией. Потому они аппарировали на одну из улочек по ту сторону особняков, где ранее прогуливались. То же место, но с другой стороны и чуть дальше. Совсем небольшое питейное заведение на два этажа в длинном старом симпатичном здании, но очень аккуратное, ухоженное и архитектурно привлекательное. Штукатурка цвета слоновой кости, несколько красивых статуй, чистые окна, массивная резная деревянная дверь. Даже отсюда видны тяжёлые шторы на окнах.  Здесь в основном проводили время бомонд, политики, иностранцы, волшебники с достатком выше среднего.
[indent] - В "Пальчиках Виорики" готовят вкусное кофе, и выпечка у них также на уровне, - смотря не на Нотта, а на здание пояснила девушка, после чего они двинулись в кафетерий.
[indent] Внутри помещение не превышает по размерам типичного ирландского паба, но спасает его наличие второго этажа и скрытая кухня. Всего около 10-ти столиков по оба этажа, и один свободный угол, где могут играть музыканты, гости, проводить камерные шоу или устанавливать дополнительные столы. Интерьер сдержанный, в серо-голубо-белых тонах с вкраплениями бежевого. Без излишеств, но элегантно и приятно глазу. Без вычурности. Как и практически весь Бухарест. Разве что локальные росписи-узоры под потолком, передвигающиеся и живущие своей жизнью, и серебро во всех приборах.
[indent] - Домнул, домнишоарэ, добро пожаловать, - поприветствовал их ухоженный и с иголочки одетый гоблин, поклонившись гостям. Дипломат румынского явно не знал, зато на нём разговаривала София, потому позволила себе взять в руки немного инициативы и уточнить, имеются ли свободные места. Гоблин указал на прямую широкую лестницу, ведущую на второй этаж. Там у она с видом на симпатичную улочку Бухареста находился свободный стол, как раз подходящий для двоих, по словам всё того же гоблина. Он же и провёл их туда.
[indent] Стулья сами отодвинулись и придвинулись обратно, когда в них сели. На столе появилось два меню: из-за обилия иностранцев и представительных лиц ни один официант не мог освоить столько языков и требований приверед, а эльфов многие не жаловали, потому что они портят антураж и не вписываются в интерьер. Поэтому имелось красивое нестирающееся пергаментное меню на две сплошные страницы. На румынском и английском каждое, в то время как в случае проблем гоблин предлагал содействие - жадный до денег он был готов сделать буквально что угодно, содержа кафетерий едва ли не в витринном состоянии. Что, кончено же, хорошо для подобных заведений.
[indent] София иностранного дипломата не торопила, не лезла с вопросами, не мешала, молча смотря в окно, пока тот привыкает в месту. Если понадобится, охотно посодействует с выбором, рассказом о заведении или разговором. Лишь бы засунуть собственные инициативность и интерес куда подальше, старания и вложения отца в её воспитания переступать не собиралась.

+1

18

[indent] В чем можно было упрекнуть Маркуса так это в том, что он любил правила и комфорт. И если первое было скорее плюсом, чем минусом, то вот второе, да еще и в сочетании с первым, могло причинять юноше значительные неудобства. Ведь комфорт в понимании какого-нибудь полукровного торговца из Косого переулка и в представлении наследника Ноттов совершенно разные вещи. И этот вечер молодой человек хотел закончить в каком-нибудь тихом и уютном месте, в компании девушки, которая вызывает у него интерес, пусть пока и чисто научный, похожий на тот, что испытывает лепидоптерофилист, когда перед ним находится образец уникальной бабочки. Желание изучать, наблюдать, но не вмешивать в плавное течение жизни Софии. Один вечер знакомства, а будет ли второй – решать Судьбе, ну или самому Маркусу и отцу мисс Стэнеску, чье мнение для девушки было решающим. Маркус смог это уловить и оценить. Послушание и уважение к старшим, особенно к родителям, ценится и в Англии, жаль только, что многие стали закрывать глаза на вековые обычаи, заведенные и в чистокровных семья. Они ведь помогают лучше чувствовать свой род, внушают уважение к своим родителям. Вот всего отца Маркус, хоть, может быть, и любил, но уже совершенно точно не уважал, хотя и не позволял себе устраивать открытые бунты, которые почему-то стали набирать популярность особенно среди девушек-представительниц древних семей магической Британии.
[indent] С выбором заведения София тоже не разочаровала. Приятные глазу оттенки, приглушенные свет, но и не полумрак, не дающий смотреть в глаза собеседнику, и гоблины, которым нет равных в услужливости, если они хотят получить лишне деньги. Главное, чтобы эту не пришла в голову навязывать свою услужливость иностранцу, чтобы получить большую выгоду. Впрочем, общение с официантом или хозяином заведение взяла на себя София, за что юноша был ей отдельно благодарен. Да и признаться, наблюдать за этой девушкой со стороны, когда она разговаривает с кем-то не совсем себе равным, доставило английскому дипломату особое удовольствие. Вежливо, но твердо, с чувством собственного достоинства и даже слегка превосходства. Во всяком случае так показалось Маркусу, и юноша был очень доволен эти наблюдением.
[indent] Их проводили на второй этаж к небольшому столику у окна, вид из которого приходился на узенькую улочку. Вполне уютно и достаточно символично, учитывая, что целью сегодняшнего вечера было знакомство Маркуса с архитектурой Бухареста. Несколько минут полюбовавшись на вид за окном, Нотт взял в руки меню. Да, он пригласил Софию на кофе, и вроде как выбор заказа очевиден, но английскому дипломату стало интересно, что же готовят в одном из элитарных, как понял Нотт, заведений магической Румынии. Традиционная Румынская кухня несколько бездарно разбавлялась блюдами, привычными для иных Европейских стран. Сочетание не сочетаемого, зато для любого клиента. Но Маркусу все же хотелось сделать приятное Софии и, ему казалось, что попробовав румынскую кухню, он без лишних пафосных реплик выразит свое почтение этой стране и продемонстрирует, что доволен проведенным с мисс Стэнеску временем. Ее экскурсия, пусть и несколько мрачная и не стандартная хорошо легла на представление Нотта об этой стране, и это не могло не подкупать.
[indent] - Пожалуйста, две порции пасчи и черного кофе, - проговорил Маркус, когда рядом со столиком появился официант, а после перевел взгляд на свою спутницу. - Мисс Стэнеску, Вы пьете черный кофе? Или, может быть, Вы предпочтете красное вино, раз уж мы завершаем наше знакомство? – молодой человек чуть улыбнулся девушке, показывая, что не видит ничего зазорного, чтобы не закончить их вечер не только сладким румынским десертом из творога, насколько знал Маркус, но бокалом хорошего красного вина. Конечно, заказывать подобный напиток не спросив мнения дамы было бы не вежливо, даже учитывая, что управление в этой ситуации София полностью передала в руки Маркса. Конечно, Нотт заметил, что все то время, пока он изучал меню, его спутница не произнесла ни слова и в свое меню не заглянула, а значит предоставила окончательный выбор своему сопровождающему.  Но узнать ее мнение Маркус посчитал необходимым знаком вежливости и внимания.

+1

19

[indent] Когда Маркус озвучил свой выбор и этим обозначил то, что Софии стоит вступить с ним с интеракцию, она конечно же охотно отреагировала. Даже воспитанно уточнил её мнение, правда это тоже стало лишь формальностью. Если мужчина предлагает выпить вино, значит все его предложения, что были сделаны до этого, вроде чая или кофе, как бы становятся неважны на фоне первого. Можно отказаться, если только этот мужчина не является важным человеком, способным принести пользу семье или стране. София сейчас точно знала, что Нотт сделал подобное предложение без задней мысли и дальнейших планов на вечер, потому решила, что на бокал вина можно и согласиться. В знак сотрудничества между странами, общих интересов, волшебного мира и знакомства, если уж на то пошло.
[indent] - Румынское вино очень приятное, особенно то, что делается из привезённого из Молдовы винограда. Волшебники великолепно его обрабатывают. Я не смею отказать Вам, ведь в противном случае Вы упустите возможность попробовать его, - замечает девушка ненавязчиво и осторожно, чтобы не звучать давящим образом. Её голос и без того не отличался нежностью и выразительностью, усугублять не хотелось. - Пасчи своеобразные на вкус, но я думаю, что Вам понравится, их здесь делают воздушными и приятно хрустящими. Со сладким, правда, румынская кухня не предполагает разнообразия,  весьма скупа на подобные радости, разве что сладкий творог во всех вариациях. Мне кажется, что это очень характерно для нашего народа. А что на счёт Британии, мистер Нотт? Я слышала, английская кухня тоже очень своеобразна, но в сладостях никому не откажет, - после заказа нужно как-то скоротать время, и лучше Стэнеску закинет удочку, получая полноценные ответы прямиком из уст англичанина, чем он станет натягивать тему для разговора. Девушка не сомневалась, что и на эту тема дипломату найдётся, что рассказать. И румынская кухня, если уж на то пошло, совсем специфическая. И если учесть, что в Британии, что магической, что магглвоской, готовили кроличьи потроха, то это очень очевидно роднит национальные кухни в дух концов Европы.

+1

20

[indent] София, естественно, не была против небольшого отклонения от предполагаемого меню их ужина. Почему "естественно"? Мисс Стэнеску казалась Маркусу весьма умной девушкой, которая понимала, какую цель предполагал ее отец, отправляя ее в город с английским дипломатом, а поэтому вряд ли бы хотела уже при завершении их знакомства желала бы оставить некий налет от отказа в такой мелочи как бокал вина на всем вечере. К тому же Нотт ни разу за всю их беседу не заметил во взгляде или мимике Софии раздражения или недовольства. Это приятно подкупало и добавляло некой уверенности, ведь Маркус буквально весь подростковый возраст слушал от друзей-соратников, какой он скучный зануда.
[indent] - Отлично ,- молодой человек улыбнулся девушке и вновь обернулся к официанту. - Тогда, пожалуйста, нам два бокала румынского вина и, как  я уже говорил, две пасчи, - официант, поклонившись, исчез, и Маркус вновь обратил все свое внимание на спутницу. -  Я уверен, что все будет именно так вкусно, как Вы говорите. Я очень рад, что Вы согласились составить мне компанию сегодня. Наша прогулка была познавательной, а этот ужин, я надеюсь, запомнится нам обоим, и не только вкусной едой, но и увлекательной беседой, - Нотт говорил легко и непринужденно. Он старался выразить свое почтение Софии, но при этом сильно не давить на нее. От чего английскому волшебнику казалось, что мисс Стэнеску стесняется и смущается от якобы чрезмерного внимания к ее персоне. В то время, как самому Маркусу, конечно, хотелось узнать ее получше. Впрочем, пока Нотт не особо над этим думал. Он вслушивался в мягкий голос Софии и ловил себя на мысли, что она очень грамотно и красиво говорит. Ее фразы выстроены четко и красиво. Очень полезное умение для девушки из высшего общества.
[indent] - Английская кухня весьма разнообразна. Думаю, там каждый может найти себе что-то по вкусу. В магической Британии еда несколько отличается от маггловской, тоже более традиционна, и для магглов может быть совершенно экзотична. Вроде засахаренных тритонов, - Маркус приподнял уголки губ в улыбке и хотел было рассказать о традиционных ужинах в Нотт-Кастле, как на столе появился их заказ, и молодой человек взял в руки бокал вина.
[indent] - Мисс Стэнеску, я очень благодарен Вашему отцу за то, что он настоял на этой прогулке. Никто лучше Вас не представил бы Румынию. Я могу только надеяться, что и Вам пришелся по душе сегодняшний день, - молодой человек чуть приподнял, а после сделал небольшой глоток и улыбнулся. Вино и правда было не плохое, как и пасча, смогла удивить Маркуса. Он ожидал что-то совершенно простое.
[indent] - Что же, могу сказать, что румынская кухня пришлась мне по душе. Надеюсь, у меня будет возможность в следующий раз попробовать что-то другое. Вы можете что-нибудь мне посоветовать?

+1


Вы здесь » Magic Europe: Sommes-nous libres? » ИГРОВОЙ АРХИВ » Хитрый план или судьбоносная случайность? [17.01.52]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC